Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Двадцать тысяч текстов Хаттусы

В последние три десятилетия чтение хеттских текстов стало обычным делом. Удалось прочесть уже более 20 тысяч клинописных табличек, найденных в одной лишь Хаттусе. Это стало подлинным открытием хеттской цивилизации. Еще несколько тысяч табличек отыскали при проведении раскопок в трех других хеттских городах Анатолии. Очевидно, в ближайшие годы количество находок значительно увеличится. История Хеттского царства воскресает для нас, возникая из тьмы забвения.

Еще недавно эта история была абсолютно забыта. Теперь мы не только знаем перипетии хеттской политической жизни, но и подробно осведомлены о повседневной жизни хеттов.

Так, мы знаем цены на скот и украшения. Мы знаем, что градоначальник хеттского города был обязан следить за тем, чтобы ворота были заперты и никто не разводил открытый огонь. Мы знаем, что жрец, «ежели он возлежал ночью на ложе со своей женой», на следующее утро был обязан пройти очистительную церемонию. Мы знаем, что предметы, приносимые в жертву богам, хетты должны были передавать жрецу или его домочадцам, дабы те сами распорядились ими, причем жертвенные дары категорически запрещалось продавать. Мы знаем порядок проведения религиозных праздников (а они исчислялись десятками). Мы знаем многочисленные заклятия и молитвы, тексты которых позволяют проанализировать психологию хеттов. Мы знаем способы лечения болезней, названия кушаний и напитков, методы приручения лошадей. Мы могли бы даже командовать царской гвардией: нам известно, где и какие караулы выставлялись во дворце, кто сопровождал царя, когда он покидал дворец. Мы знаем даже, что должен был делать часовой, если, охраняя царя, почувствует, что его желудок переполнен.



Эти и многие другие подробности обыденной жизни хеттов стали известны ученым благодаря клинописным табличкам. Архивы, обнаруживаемые при раскопках древних городов, бывают порой настолько обширны, что сегодня мы знаем о некоторых периодах истории Древнего Востока больше, чем о некоторых периодах средневековой истории Европы (!).

Количество клинописных документов очень велико. Связано это с тем, что способность читать и писать была куда более широко распространена среди городских культур Древнего Востока, чем в средневековой Европе, где грамотны были в основном лица духовного звания.

Быть может, никогда — вплоть до новейшей истории человечества — люди не любили так много писать по самым разным поводам, как в Бронзовом веке; никогда не изобретали столько алфавитных систем; никогда не составляли столько библиотек. Похож%, мы отыскали пока лишь малую часть из написанного тогда. Сколько еще клинописных кладов таит этот «великий архив» Бронзового века, раскинувшийся на всей территории от Северной Турции до Палестины и Ирака?

Конечно, популярность грамоты на Древнем Востоке была связана еще и с тем, что для письма использовался очень дешевый и доступный материал — глина. Высушенные или обожженные таблички с клинописным текстом пережили тысячелетия. Ненужные таблички можно было использовать при строительстве и ремонте домов. Процарапанные на них знаки, к счастью для ученых, сохранялись.

Впрочем, клинопись на глиняных табличках, по мнению ряда исследователей, была для хеттов второстепенным видом письма. Чаще всего хетты писали кисточкой и тушью на деревянных дощечках, на которые натягивали грунтованное полотно. Именно на таком полотне удобно было писать иероглифами. Хеттская иероглифика — это, несомненно, изобретение самих хеттов, хотя ее создатели вряд ли не учитывали опыт египтян.

Писать хетты учились с детства. Известно изображение хеттского царевича, который держит в правой руке кисть, а в левой тетрадь и баночку с тушью. Тетрадь сшита из деревянных дощечек и закрывается с помощью кнопочной застежки. Подобные дощечки рассылали в виде писем. Кроме того, писали послания на свинцовых пластинках, которые сворачивали затем в трубку. Процарапанные буквы легко можно было разгладить, а потом вновь использовать пластинку для письма. Государственные договоры гравировали на табличках из драгоценных металлов. По всей видимости, хетты использовали для письма и рисования самые разные материалы, но любимым оставалось дерево. Поэтому мы почти не располагаем хеттскими текстами, написанными иероглифами. Сохранились лишь частые упоминания в клинописных текстах о «писцах (иероглифами) на деревянных табличках». Большинство известных нам хеттских иероглифических надписей относится к I тысячелетию до нашей эры — к эпохе сирийских княжеств. Они оставлены в основном на базальте. От Хеттской империи сохранились лишь отдельные имена, написанные иероглифами, хотя еще полвека назад Оливер Герни предположил, что иероглифический хеттский язык использовался «для всех административных записей, ведшихся в Хеттском царстве».

Неровные, сбивчивые, «подгулявшие» надписи хеттов с первого взгляда отличаются от египетских и даже ассирийских надписей — строгих, подтянутых, будто собравшихся на парад. Хетты писали бустрофедоном — доходили до конца строки и поворачивали в обратную сторону (так же поначалу писали греки, населявшие побережье Ионии — области в Малой Азии). Если слова не умещались в строке, та порой выбегала за край таблички, наползала на боковую грань или, если рядом был рисунок, на него. Столь же мало хетты заботились о выравнивании строк. У египтян такого не встретишь; они тщательно соразмеряли текст с местом, оставленным для надписи. Хетты, похоже, не придавали значения внешней красивости. Они спешили сообщить, и смысл сообщения был для них важнее украшающих его атрибутов. Подчас они даже искажали форму написания букв. Их почерк был индивидуален. Вдобавок они прибегали к неожиданным сокращениям, что окончательно сбивает с толку.

Они, например, могли вместо нескольких знаков, составляющих хеттское слово, написать один значок — соответствующее шумерское слово. Многие повседневные хетгские слова, например, «женщина», «овца», «медь», при письме всегда заменялись их иностранными обозначениями — аккадскими или шумерскими, и мы даже не знаем, как они произносились по-хеттски. Использование подобных символов было сродни стенографированию; оно ускоряло запись текста. Предполагалось, что читатель, встретив этот значок, автоматически заменит его соответствующим словом («Мой Age — 20 лет», — вот хеттская манера письма). Недаром хеттологам требуется немалый опыт, чтобы правильно читать хеттские надписи.

Говоря о любви хеттов к письменности, нельзя не воздать хвалу их царям. Они были настоящими меценатами. Именно они финансировали деятельность писцов и ученых, выделяли средства на их обучение, длившееся много лет, и выплачивали им пожизненное жалование, хотя никаких материальных выгод те вроде бы не могли принести хеттскому обществу. Ведь им чаще всего приходилось переписывать научные тексты (например, исторические хроники) или литературные произведения.

Так, знаменитый «Эпос о Гильгамеше» «публиковался» в Хаттусе, по меньшей мере, на трех языках: хеттском, аккадском и хурритском, причем в хеттской версии та часть поэмы, где действие разворачивалось в Уруке (Месопотамия), была сокращена, зато эпизод, происходивший на территории хурритов, заметно расширен. Поэма, сказали бы мы, была адаптирована в угоду местным читателям.

Вообще в хеттских библиотеках бытовало немало переводных текстов. Хеттские книгочеи не были провинциалами; они охотно штудировали и переводили чужеземные сочинения. Переводы иностранных текстов выполнены, насколько нам известно, очень близко к подлиннику. Между хеттами и их соседями установился оживленный культурный обмен; страны обменивались в том числе врачами, учеными, скульпторами. Хеттские цари непрестанно переписывались с правителями других ведущих держав того времени, даже приглашали их обменяться визитами.

Наличие обширной библиотеки в Хаттусе свидетельствует о том, какое большое значение хетты придавали образованию. Читая царские указы хеттов, нельзя не помнить, что они составлены блестяще образованными людьми.

Заметим, кстати, что в хеттском обществе писцы считались одними из самых уважаемых людей. Их профессия передавалась по наследству. Во времена Новохеттского царства подобных династий было в Хаттусе не очень много. Среди писцов встречались люди с хеттскими и лувийскими именами (как правило, писцы указывали в табличке свое имя).

Сейчас филологи хорошо представляют себе эволюцию хеттского языка. По характеру клинописи они могут датировать найденный текст с точностью до полувека, даже не вникая в его содержание.

Хетты использовали слоговое письмо. Это еще один пример их гибкости и внимания к чужим идеям. Они усвоили «очень непрактичную клинопись вавилонян, — полемично замечает Ева Канцик-Киршбаум, — и трансформировали ее так, что та стала основой слогового хеттского письма. Сами вавилоняне никогда до этого не додумались».

Рядовой хетгский писец знал от 300 до 500 клинописных символов, многие из которых — в зависимости от контекста — имели три-четыре, а то и больше значений. Как правило, писцы владели не только своим родным, но также аккадским и шумерским языками, а поскольку при письме на этих языках использовались те же самые символы, то человек, читающий текст, должен был сперва сообразить, на каком языке его следует читать. (Точно так же, глядя на латиницу, человек, не знающий иностранных языков, может лишь гадать, какой словарь взять: немецко-русский или шведско-русский).

Подобный феномен был порожден историей развития клинописи (как и в современной Европе — историей алфавита). Первоначально она появилась в Шумере. Потом жители Вавилона приспособили клинопись к своему — аккадскому — языку, относящемуся к числу семитских языков, и превратили ее в слоговое письмо. Оно довольно точно передавало звучание текста. Это новшество позволило использовать клинописные символы и для передачи такого далекого от аккадского языка, как хеттский.

Каждый знак хеттского письма читается как слог, состоящий либо из гласной и согласной, либо из согласной и гласной, либо из согласной, гласной и согласной. Подобное письмо хорошо приспособлено к семитскому языку, где не встречаются скопления согласных, но в хеттском языке данные группы звуков обычны. Потому, используя в этих случаях слоговые символы, хетты при чтении надписи игнорировали содержавшуюся в таких слогах гласную и произносили только согласную.

Хеттская клинопись напоминает, скорее, клинопись III династии Ура. Немецкий исследователь Ханс Гютербок убедительно показал, что хеттские цари после объединения всей Анатолии под своей властью призвали к себе в страну писцов из Северной Месопотамии, которые научили хеттов особой манере письма — древневавилонскому курсиву. Это лучше всего объясняет, почему хетты стали использовать старинную орфографию. Разумеется, это не исключает того, что в Анатолии еще во времена ее раздробленности могли использоваться и другие манеры письма.

Будущий писец постигал все стадии развития клинописи. Сперва он принимался изучать перечни отдельных символов. По первому ряду символов их называют сейчас tu-ta-ti-списками. Потом — те же самые списки, в которых рядом с каждым символом указывалось его значение в аккадском языке. Далее он разучивал перечни составных символов, ведь любая комбинация отдельных значков придавала написанному новый смысл. Наконец, он зубрил «глоссарии» — списки, насчитывавшие многие тысячи слов. Они были составлены следующим образом: в левой колонке помещался определенный символ (нередко указывалось его произношение), а справа приводился его аккадский аналог. Поскольку подобные глоссарии содержали лишь отдельные символы, а не слова, их не вполне правильно сравнивать со словарями в нашем сегодняшнем понимании.

У хеттов подобные глоссарии состояли из трех колонок: хеттской, шумерской и аккадской. Этот принцип распространялся и на целые тексты. В хеттских архивах и библиотеках ученые отыскали немало билингв — литературных текстов на иностранном языке, к которым хеттские писцы или ученые добавляли перевод на свой родной язык.

...Двадцать тысяч текстов Хаттусы открыли нам мир удивительной цивилизации. Список найденных документов можно продолжать еще долго, но он все равно остается явно неполным. Мы располагаем историческими и литературными текстами, письмами и заклинаниями, правовыми и дипломатическими памятниками. В то же время при раскопках Хаттусы почти не обнаружено хозяйственных или административных документов, а ведь именно подобные тексты обычно хранились в архивах древневосточных городов. Эти документы, несомненно, ждут своего открытия. Археологам XXI века еще предстоит найти архивы и других хеттских канцелярий.

Источник: http://www.mystic-chel.ru/east/hittites/411.html

Прогулки по Хаттусе

Основные памятники Хаттусы были открыты уже в первое десятилетие ее раскопок. Хаттуса располагалась в горах, среди скал и ущелий, представлявших собой естественное укрепление. Рельеф местности заметно отличал хеттскую столицу от других древневосточных «мегаполисов».

Хаттуса была возведена на пересечении двух древних торговых путей. Поначалу все постройки в городе группировались вокруг большого храма. Позднее они рассредоточились по всему горному плато, и были возведены новые укрепления.

В течение столетий Хаттуса приобрела пышный вид. Это — один из самых величественных памятников древности. В период расцвета ее площадь превышала 120 гектаров. Город украшали огромные дворцы и храмы. Здесь имелось несколько источников питьевой воды, и была сооружена система водоснабжения и канализации. В Хаттусе было разбито также несколько прудов. Жилые здания занимали менее половины городской территории. По оценке Джеймса Маккуина, в Хаттусе проживало 30 — 40 тысяч человек, но эти данные весьма спорны.

Город был обнесен циклопическими стенами, сложенными из громадных камней (длиной до 2 метров) неправильной (полигональной) формы, прилегавших друг к другу без строительного раствора. Подобные стены встречаются и в Микенах, а вот в Трое и на Крите стены возводили из тесаных камней средней величины.

Исследователи отмечают, что хеттская архитектура скорее напоминает архитектуру Мохенджо-Даро и Ха-раппы, чем стран Древнего Востока. Это не должно удивлять, ведь древнеиндийская цивилизация, очевидно, была первой городской цивилизацией, с которой познакомились индоевропейские племена.

Высота стен Хаттусы, построенных уже к 1400 году до нашей эры, достигала 6 метров, а ширина — 8 метров. Вероятно, над ними была возведена еще надстройка из сырцового кирпича, но она не сохранилась до нашего времени. Крепостные стены Хаттусы фактически состояли из двух расположенных рядом стен, промежуток между которыми был засыпан щебнем и камнями. Внешняя (главная) стена была выше и шире внутренней (вспомогательной). Между ними возводились поперечные переборки, мешавшие врагам проломить стену. Другие города хеттов также были окружены стенами подобной конструкции. Турецкий исследователь Экрем Акургал справедливо называл хеттов «лучшими строителями крепостей на Древнем Востоке».

Особенно хорошо Хаттуса была укреплена с юга, поскольку южный склон плато был пологим и нападения врагов приходилось ждать именно отсюда. Здешний отрезок стены частично уцелел до наших дней. Северный склон плато круто обрывался вниз, образуя естественную защиту.

В крепостной стене были обустроены несколько ворот. Из них хорошо сохранились лишь Восточные (Царские) и Западные ворота — две главные достопримечательности современного Богазкёя. С обеих сторон городские ворота были защищены прямоугольными башнями, чей вид можно реконструировать по имеющимся изображениям.

Наиболее известны Львиные (Западные) ворота. Их охраняют два сидящих льва. Правый лев сохранился практически полностью, а у левого сильно повреждена голова. Своими разверстыми пастями они отгоняют от города злые силы. Такое же назначение было у статуй львов, сооруженных возле так называемых Львиных ворот в Микенах. Впоследствии подобный прием стали использовать ассирийские архитекторы.

У Южных ворот возвышались два сфинкса, смотревших в сторону города. В настоящее время их статуи выставлены в музеях Стамбула и Берлина. Львы и сфинксы — единственные уцелевшие произведения монументальной хеттской скульптуры. Почти все остальные памятники, дошедшие до нас, представляют собой рельефы.

Царская крепость Бююккале находилась на вершине скалы. С востока и юга она была неприступна, а с запада ее защищала еще одна система стен. Крепость достигала в поперечнике километра и была одной из крупнейших цитаделей древности. Она напоминала крепость Трои. Размеры самого большого здания крепости составляли почти 40 х 50 метров. Вероятно,-»оно служило хранилищем. Трудно судить однозначно о назначении остальных построек, датируемых XIV —XIII веками до нашей эры; от них остались лишь фундаменты и стены нижнего этажа. Лишь царский дворец выделяется своей капитальностью; он возведен из гранитных глыб. Перед дворцом простирался двор, окруженный колоннадой. Дворец был официальной резиденцией хеттских царей, но жить они предпочитали за стенами крепости, в городе.

Все постройки царской крепости меркнут на фоне крупнейшего городского храма — храма бога Грозы и богини Солнца Аринны. Он лежал в северо-западной части города. Этот храмовый комплекс занимал территорию размером 160 х 135 метров. Его план, как и весь план Хаттусы, выдает любопытное своеобразие хеттской архитектуры: весь город, как и отдельные здания, возведен совершенно асимметрично. Храмовое святилище, целла, лежит не прямо напротив входа, а в стороне от него. Главный вход в храм также расположен не посредине одной из стен, а смещен в сторону.

В отличие от греческих храмов, в хеттском святилище имелись окна, поэтому в дневные часы оно было освещено солнечными лучами. Яркий свет заливал статую божества, стоявшую в целле. Возможно, в глубокой древности хетты поклонялись своим богам на открытом просторе. Об этом может свидетельствовать и существование близ Хаттусы скального святилища Язылыкая.

Главный храм Хаттусы окружен узкими пристройками — хранилищами. В этом нет ничего удивительного, ведь жертвенные дары, принесенные богу, надо было где-то хранить, а поскольку царь был одновременно и верховным жрецом, то сбор жертвенных даров мало чем отличался от сбора налогов с населения. В этих хранилищах, как и в Кносском дворце на Крите, нашли огромные глиняные кувшины (пифосы). Вообще весь храмовый комплекс напоминает критские сооружения.

Огромные подземные хранилища зерна были обустроены в различных частях Хаттусы. Так, во время раскопок 1990-х годов было найдено зернохранилище, запасов которого хватило бы, чтобы прокормить в течение года 30 тысяч человек. Здесь еще лежало несколько тонн обугленного зерна.

В Хаттусе располагалась и древнейшая библиотека мира. Для сравнения назовем время создания других известных нам древних библиотек: библиотека царя Тиглатпаласара I в Ашшуре и библиотека Ашшурбанапала в Ниневии были основаны соответственно около 1100 и 650 годов до нашей эры.

Эта библиотека находилась в царской крепости. Ее здание насчитывало не менее двух этажей и достигало 32 метров в длину. На его месте обнаружено множество глиняных табличек и их фрагментов. Первоначально эти таблички («книги») стояли на деревянных полках. С одной стороны таблички были слегка выпуклыми, что позволяло легко извлечь нужную «книгу» с полки. В помещении поддерживались чистота и порядок. Небольшие прямоугольные или овальные таблички (длина — 6 — 7 сантиметров; ширина — 4 — 5 сантиметров) указывали название книг, представленных на той или иной полке. Очевидно, их прикрепляли к полкам. Вот названия некоторых табличек: «Таблички о деяниях Мурсили», «32 таблички о празднике пурулли в городе Нерике». Археологи обнаружили также каталоги. В них скрупулезно помечено, все ли таблички («страницы») сохранились или какие-то отсутствуют.

Источник: http://www.mystic-chel.ru/east/hittites/410.html

Хетты у себя дома

Хетты были индоевропейцами, и потому их трудно было спутать с другими народами Древнего Востока. Египетские художники, очень точно подмечавшие разницу между теми или иными народами, наделяли хеттов очень характерными чертами. Профиль хеттов напоминал «греческий»: у них — высокий лоб, слабо намечена переносица. Телосложение хеттов скорее крепкое, коренастое, чем стройное; они несколько склонны к полноте.

В отличие от египтян и других азиатских народов, хетты не подрезали волосы, не выбривали голову наголо и не носили парики. Их светло-каштановые волосы свободно спадали на плечи. Иногда волосы были перевязаны лентой или заплетены в косицы. В эпоху Древнего царства хетты гладко выбривали лицо. Позднее в моду вошла борода; мода эта пришла из Сирии.

Хеттские цари изображались с накладной бородой и в шапке. Обычно цари носили круглые шапки, но по случаю важных государственных празднеств надевали высокие конические шапки. Тогда же они облачались в длинный плащ.

Вообще по праздникам все хетты надевали рубахи (туники) подлиннее и покрасивее. Обычно же они носили туники, доходившие до колен. Рукава рубах были длинными. Иногда туника была украшена вышивкой или металлическими вставками. Одежду хетты чаще всего не подпоясывали, а скрепляли на плечах бронзовыми булавками. Хеттские воины облачались в легкую тунику и юбку. Хетты, жившие в Сирии, тоже носили разукрашенные юбки, подобно критянам и филистимлянам.

Обувь — башмаки или сапоги — предпочитали носить закрытую, со слегка загнутыми вверх носками. В подобных туфлях — они напоминали кавказские чувяки — было легче карабкаться по горным тропам. На ноги надевали также чулки или гетры.

В отличие от критянок, хеттские женщины одевались очень скромно и сдержанно. Поверх широких, слегка плиссированных юбок, перехваченных широким поясом, надевали блузку и накидку из плотной ткани, доходившую до пят. Она хорошо защищала от пыли и ветра.

Из украшений хетты — и мужчины, и женщины — носили обычно браслеты и ожерелья, реже — серьги. Популярностью пользовались подвески в виде солнечных дисков, полумесяцев, фигурок животных, особенно быков.

По своей планировке хеттский дом не похож на греческий. В нем не было вестибюля и центрального зала. Комнаты располагались в произвольном порядке, группируясь вокруг внутреннего дворика, — кстати, иногда тот находился прямо перед домом.

Хетты строили дома обычно из кирпича-сырца на каменном фундаменте. Отдельные камни заподлицо подгоняли друг к другу, обходясь без строительного раствора. В лесистой местности использовались деревянные балки. Нередко здания насчитывали несколько этажей. Из окон или дверей верхних этажей можно было по приставной лестнице спуститься вниз, на соседнюю крышу.

Крыша дома была плоской; ее мастерили из сплетенных и обмазанных глиной ветвей, положенных на деревянные стропила. По крыше можно было ходить. Если хозяин болел и не мог добраться до храма, то очистительные церемонии совершались прямо у него дома — чаще всего именно на крыше.

Дом освещался и проветривался благодаря огромным, низким окнам, которые закрывались ставнями; решетка на окнах отсутствовала. Хеттские дома, дворцы и храмы были залиты светом; в них всегда притекал свежий воздух; они казались распахнутыми настежь. Пусть города хеттов были ограждены стенами, но хеттский дом вовсе не напоминал собой крепость.

Интерьер хеттского дома отличался простотой. В доме имелись очаг и каменный сток. Основными предметами мебели являлись кровать, стул, стол и сундук. Мебель была менее громоздкой, чем наша. Ее легче было вынести из помещения и перевезти в другое место. Внутри хеттских домов были также небольшие вымощенные комнатки — возможно, ванные или туалеты.

Присаживаясь, хетты для большего удобства подкладывали под себя подушки. Самое высокое сиденье в доме предназначалось для главы семьи или уважаемого гостя. Взобраться на это сиденье можно было лишь с помощью специальной скамеечки. В домах знатных людей и кровать была такой высокой, что на нее поднимались по ступенькам или приставным лестницам. Воистину, за возвышение при дворе требовалось смириться с определенными неудобствами. Бедняки, разумеется, не затрудняли себе жизнь подобным способом.

В зажиточных домах на полу перед кроватью лежали тканые коврики, чтобы, сняв обувь, человек не простудился, перешагивая по каменным плиткам.

Подвал хеттам заменял огромный (высотой около двух метров) глиняный сосуд, врытый в пол. В нем хорошо сохранялись продукты, ведь внутри было сухо и прохладно.

В доме непременно имелась зернотерка. Она состояла из двух камней: камня с углублением, в которое насыпали зерно, и ступы, умещавшейся в руке. Среди других предметов, которые встречались в домах хеттов, можно назвать веретено, ткацкий станок, металлическое зеркало, глиняные амулеты, игрушки.

Пища хеттов была простой, но сытной и здоровой. Рацион простых людей составляли овощи, фрукты, хлеб, пиво, молоко и молочные продукты. Люди побогаче чаще питались мясом. Вино и выпечку приберегали для праздников; ими же угощали богов. Пиво считалось народным продуктом. Его пили теплым, не разливая в чашки, а потягивая с помощью тростниковых трубочек прямо из больших сосудов.

Источник: http://www.mystic-chel.ru/east/hittites/409.html

Тайна железа

Коренные жители Малой Азии изготавливали железо еще в III тысячелетии до нашей эры. В. В. Иванов в своей работе «История славянских и балканских названий металлов» впервые детально описал становление металлургии железа. Он подчеркнул, что в древности металлургия была неразрывно связана «с другими видами деятельности, которые только позднее дифференцируются, становясь отдельными ремеслами (гончарное производство, ювелирное дело, стеклодувный промысел)».

Так, первоначально оксиды железа могли использовать гончары, ведь цвет глины меняется от содержания в ней этих оксидов. При производстве керамики, а также меди и бронзы древние мастера получали железо в виде шлаков, но относились к нему как к отходу производства. Однако в некоторых районах Малой Азии в погребениях XXI века до нашей эры уже встречаются железные изделия.

Как показали лингвистические исследования, проделанные В. В. Ивановым, хетты, переселившись в Анатолию, переняли у живших здесь племен технологию выплавки железа и само название этого металла. Впоследствии это название проникло в хурритский и аккадский языки, а затем в языки многих других народов Евразии, например, в греческий, славянские, литовский, древнекитайский языки. К этому названию восходит и русское слово «железо».

Хеттские мастера использовали несколько видов железа: обычное железо, которое изготавливали из руды; «черное небесное» (также «черное» или «небесное») железо — так называли метеоритное железо, оно было более крепким, чем рудничное, и «хорошее / чистое» железо (очевидно, имелась в виду сталь).

В. Г. Ардзинба составил пространный перечень предметов, которые хетты изготавливали из железа: «Три типа трона, скипетр, калмус (посох, напоминающий авгурский), жезл, копье; символы, использовавшиеся в ритуале и культе: шарики (и кусочки) из железа, модельки яблок, языков, неба, земли, модельки кораблей, дверей, алтари, различные виды сосудов, гвозди, подставки для статуэток, статуэтки, обычно выполненные в виде фигурок, изображающих мужчину или женщину, животных или просто палицу (булаву)... Из железа изготовлялись различные украшения: кольца (для ношения на руке и на ноге), серьги, нагрудные украшения. Но особенно существенно то, что из железа делались и предметы хозяйственного, бытового назначения и оружие: «длинные сосуды», ножи, молоты, серпы, кинжалы (и в особенности железные лезвия), мечи, копья, топоры, палицы.,. Возможно, что одним из самых массивных железных изделий хеттских мастеров являлся сакральный трон; в ритуалах на священном престоле часто совместно восседали два человека — царь и царица».

В хеттских городах жило много ремесленников; они селились целыми кварталами. Мастерские были достаточно крупными. Так, в одном из хеттских законов упоминается количество людей, работавших в мастерской:

«Если ремесленник и человек его [наследственной] доли живут вместе, [и] [если они поссорятся] и решат разделить свое домашнее имущество, [то] если на их земле было 10 человек, ремесленник должен взять 7 человек и человек его [наследственной] доли должен взять три человека».

К сожалению, мы мало что знаем о жизни хеттских ремесленников. Известно, что при дворе царя работали пекари, шорники, портные, сапожники, кузнецы. Очевидно, среди ремесленников преобладали люди именно этих профессий. Сохранились также упоминания о ряде других профессий — врача, ювелира, медника, прядильщика, рыбака. Однако мы мало что знаем о том, какими приемами и орудиями труда они пользовались, поскольку не сохранилось изображений, показывающих людей, занятых повседневным трудом.

Анатолия изобиловала полезными ископаемыми. Поэтому нет ничего удивительного в том, что хетты хорошо разбирались в обработке металлов. Еще до появления хеттов в Анатолии добывали медь и серебро. Однако самым ценным металлом считалось железо. Оно пользовалось большим спросом у правителей соседних стран, но технология его плавки была плохо освоена; секрет его изготовления знали лишь отдельные мастера. Из железа изготавливали украшения, небольшие культовые предметы, а иногда и оружие. Подробнее о производстве железа мы поговорим ниже.

К числу ценных металлов, наряду с золотом, серебром и железом, относился и свинец. Из него также мастерили культовые предметы. Бронза и медь ценились менее высоко. Они шли на изготовление бытовой утвари и оружия.

Хетты умели ковать и чеканить прекрасную металлическую посуду. Во второй половине II тысячелетия до нашей эры хетты больше пользовались ей, чем керамической посудой. Часто встречается посуда с острыми кромками и выступающими деталями. Впрочем, хетты Пыли народом практичным и не любили попусту украшать обиходную утварь.

Мало что мы знаем и о жизни хеттских купцов. Торговые документы попадаются среди клинописных табличек редко, — может быть, потому, что хетты не считали их важными документами и не берегли их.

Между тем торговля в Хеттском царстве была оживленной. Мы можем косвенно судить об этом хотя бы потому, что мулы стоили очень дорого — втрое дороже лошадей. Цена упряжной лошади, согласно хеттским законам, равнялась 20 сиклям серебра (примерно 168 граммов. — А. В.), а цена мула — одной мине серебра (505 граммов. —А. В.). Странно? Но ведь при перевозке товаров по горным дорогам Анатолии мулы были незаменимы; без этих вьючных животных отправляться в дальний путь было рискованно. Даже войска, пересекая горные перевалы, вели с собой нагруженных поклажей мулов или ослов, в то время как на равнинах Сирии груз клали в повозки.

В качестве денег хетты, как и другие народы Древнего Востока, использовали весовое серебро в слитках или кольцах. При необходимости, если требовалось уплатить небольшую сумму, от этой «монеты» отпиливали кусок и расплачивались им. Мелкие покупки оплачивали также кусочками свинца. Чеканные монеты появились уже после падения Хеттской державы — в Лидии.

Источник: http://www.mystic-chel.ru/east/hittites/408.html

Закат хеттской державы

В середине XIII века до нашей эры Хеттская держава была на вершине своего могущества. В ее столице развернулось крупное строительство. Трудно себе представить, что через какое-то столетие эта процветающая цивилизация внезапно исчезнет, практически не оставив следа в памяти других народов. Тысячи лет спустя, когда ученые стали встречать в египетских текстах упоминание страны Kheta, они даже не знали, где ее искать.

Наконец, Хаттусу нашли. Начались раскопки — обычная рутинная работа. Одно удивляло археологов: при раскопках Хаттусы им почти не встречались предметы из золота и серебра, украшения из драгоценных камней, статуи. Город был дочиста разграблен врагами? Нет, скорее, тщательно эвакуирован. В последние годы ученые лишь укрепились в этом мнении.

Очевидно, Хаттуса постепенно пришла в упадок, и сами хетты во главе с царем покинули ее, вывозя оттуда все самое ценное. Они покидали город отнюдь не в спешке, под натиском наступающих врагов. Переезд из Хаттусы был тщательно спланирован; он не был похож на паническое бегство. Вопрос только: «Куда?»

Туда была перенесена хеттская столица около 1200 года до нашей эры?

После отъезда знатных людей бедняки окончательно подчистили брошенную метрополию. Когда, в конце концов, враги добрались до Хаттусы, там нечем было поживиться. «Все находки свидетельствуют, — говорит немецкий археолог Юрген Зееэр, — что Хаттуса постепенно пришла в запустение». Здания оказались в основном пусты. Всего из 27 храмов Хаттусы были сожжены одиннадцать. Прочие здания вообще не пострадали от огня.

«Хаттуса потеряла статус столицы еще до падения Хеттской державы» (Ю. Зееэр). Царь Суппилулиума II, его ближайшее окружение, а также чиновники, военные и жрецы покинули город и отбыли в неизвестном направлении. За ними последовали прочие горожане — прежде всего ремесленники и торговцы. Это массовое переселение уничтожило городскую инфраструктуру. Пока можно лишь гадать о причинах массового исхода. Возможно, всему виной было несчастливое стечение ряда обстоятельств.

Известно, что в конце XIII века в царской семье возобновились династические споры. Придя к власти, Суппилулиума II даже потребовал от сановников принести ему клятву на верность: «Я буду защищать лишь потомков моего господина Суппилулиумы. Я никогда не поддержу другого человека, потомка Суппилулиумы Первого, потомка Мурсили, потомка Муваталли и Тудхалии». Археологи нашли не одну подобную табличку.

Тем временем в северных районах страны начался голод, и хеттам пришлось импортировать хлеб из Египта. Новые набеги горных племен — каскеев — лишь ухудшили ситуацию. Кроме того, из-за бурных событий, происходивших около 1200 года в Восточном Средиземноморье, изменились торговые пути. В то время всю ойкумену потрясли страшные катастрофы: на всем протяжении от Греции до Египта одна страна воевали с другой, один народ — с другим. Не извержения вулкана губили культуры того времени и не падения метеоритов в Атлантику — а «мировая война».

Новый царь уже не мог остановить начавшийся распад империи. Ему оставалось разве что рассылать в провинции письма, увещевая и обвиняя мятежников. Однако в отпавших землях теперь хозяйничали пришлые племена. Прежняя, вековая расстановка сил в Передней Азии была ими опрокинута, сметена.

Одни кочевники двигались по дорогам Анатолии; другие морем добирались до Сирии, захватили Кипр... В этот момент Суппилулиума II предпринял отчаянную попытку отвоевать остров: «Я пустился в путь... и быстро достиг моря, я, Суппилулиума, великий царь. Но против меня прямо в море трижды выходили в сражение корабли Аласии (то есть Кипра. — А. В.), я уничтожил их; захватив корабли, я сжег их в море. Когда же я достиг берега, толпы врагов, [захвативших] Аласию, вышли против меня сражаться». Что было дальше, мы не знаем. В конце концов, хеттский царь и его подданные покинули старую столицу и переселились в более благополучное место — подобно поздним римским императорам, покинувшим Рим и поселившимся в Равенне, среди болот.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.