Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Социально-политические концепции коммунистического и социал-демократического движений

Коммунистическое движение.

Облик современного мира в значительной мере сформировался под влиянием коммунистического движения — коммунистических и рабочих партий различных стран, ориентировавшихся главным образом на политическую сторону учения К. Маркса, абсолютизировавших ее отдельные положения. До Ок­тябрьской революции оно не было международным, хотя в некоторых странах и действовали марксистские революци­онные группы. Коммунистическое движение родилось на гребне революционного подъема, охватившего рабочий класс капиталистических стран под влиянием тягот, выпавших на его долю в первой мировой войне, под воздействием революции в России. Появившиеся вскоре в различных странах революционные рабочие партии вместе с партией большевиков образовали в 1919 г. III, Коммунистический, Интернационал, который действовал до 1943 г. Значитель­ный промежуток времени в ряде стран коммунистические и рабочие партии являлись правящими, в некоторых странах таковыми они являются и сегодня. Каковы же характерные черты этого идейно-политического течения и исторические уроки его развития?

Исходным положением идейно-политической концепции коммунистического движения являлось выдвинутое Марк­сом положение об особой исторической миссии рабочего класса. Маркс полагал, что в силу своего места в системе капиталистических производственных отношений рабочий класс объективно призван выполнить миссию замены ка­питализма новым обществом, свободным от эксплуатации человека человеком. Освобождая себя, рабочий класс од­новременно должен освободить от всякого угнетения и все другие социальные слои. Выполнение этой исторической задачи виделось возможным только объединенными усили­ями рабочих всех стран, что предельно кратко выражено Марксом и Энгельсом в знаменитом призыве: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Эта миссия пролетариата, по представлениям Маркса, вполне соответствует и естественноисторической тенденции развития человечества, ведущей к обществу без классов и классовой борьбы.



Следующим логическим звеном учения об исторической миссии рабочего класса является идея социалистической революции, также имевшая существенное значение в теории и практике коммунистического движения. Социальная революция, совершаемая пролетариатом, рассматривалась те­оретиками этого движения как необходимое условие пере­хода к новому обществу. Такая революция должна явиться закономерным результатом углубления противоречий, за­ложенных в капиталистических производственных отноше­ниях. Как полагали Маркс и Энгельс, она должна произойти одновременно во всех цивилизованных странах, однако Ле­нин позднее предположил, что она возможна первоначально в нескольких или даже в одной отдельно взятой стране. В качестве первого акта социалистической революции рас­сматривалось завоевание пролетариатом и его партией пол­итической власти, которая нужна им как средство осуществления социалистических преобразований.

С последним положением связано еще одно весьма важ­ное звено теоретической концепции коммунистического дви­жения — учение о диктатуре пролетариата. Мы уже отмечали, что Маркс и Энгельс обосновали историческую тенденцию движения общества к бесклассовой структуре и, следовательно, к безгосударственной организации жизни. Данная тенденция, по их представлениям, особенно должна усилиться с началом сознательной деятельности по социа­листическому преобразованию общества. На время таких преобразований, называемое периодом революционного пре­вращения капиталистического общества в коммунистиче­ское, устанавливается пролетарская демократия, или, что то же самое, классовое господство пролетариата над бур­жуазией — диктатура пролетариата. Предполагалось также, что после завершения переходного периода возникшее новое общество в своем саморазвитии пройдет две фазы: 1) первую (низшую), или социализм, отличительной чертой которого называлось распределение произведенного продукта в со­ответствии с принципом «каждому — по труду» и 2) вы­сшую, или собственно коммунизм, где уже будет осу­ществлен принцип «каждому — по потребностям».

Такую или примерно такую интерпретацию получила политическая часть учения Маркса в теоретической докт­рине коммунистического движения. Разумеется, не все ее положения имели столь же однозначный смысл в произве­дениях самого Маркса, особенно если рассматривать их в контексте всего его теоретического наследия. Едва ли не каждая проблема, которая становилась предметом теорети­ческой и практической деятельности коммунистических пар­тий, в марксовом осмыслении предстает в более сложном виде и предполагает в зависимости от складывающихся условий различные подходы к ее решению.

Прежде всего обращает на себя внимание забвение в теоретической концепции коммунистического движения марксова понимания сущности нового общества и условий его становления. Сложнейшая проблема преодоления от­чуждения человека от результатов его деятельности, реше­ние которой и будет означать утверждение коммунисти­ческого общества, была сведена лишь к тому, чтобы обес­печить сначала распределение произведенного продукта по определенному принципу, а затем и беспрепятственное его потребление всеми. Мы уже знаем, что сам Маркс не делал тех различий между понятиями «социализм» и «комму­низм», которые содержались в официальных документах коммунистических партий. Он, естественно, исходил из идеи саморазвития нового общества, но этот процесс в его представлении имел гораздо более сложный характер. Во всяком случае, между первой и высшей фазами коммунизма Маркс предполагал и другие стадии зрелости этого общества.

Подобные упрощения теоретических подходов Маркса можно обнаружить и в других положениях и постулатах идейно-политической доктрины коммунистического движе­ния. К примеру, как Маркс, так и Энгельс в целом при­держивались мнения, согласно которому рабочий класс для достижения целей перехода к новому обществу должен осуществить первоначальный захват власти посредством на­сильственной революции. Вместе с тем оба они допускали возможность и мирной эволюции капитализма по направ­лению к социализму в условиях демократической респуб­лики, где, по словам Энгельса, конституционным путем можно сделать все, что угодно, если только имеешь за собой большинство народа [59. Т. 22. С. 236—237 ]. Однако из этих двух альтернатив политического действия именно жесткий вариант рассматривался идеологами этого движе­ния в качестве единственно верного и долгое время нахо­дился в основе стратегии практически всех коммунисти­ческих партий.

В произведениях Маркса и содержание понятия «дикта­тура пролетариата» отнюдь не имеет того негативного смыс­ла, которым оно наполнилось впоследствии. Напоминаем, что Маркс всякую демократию, всякую политическую власть рассматривал как диктатуру, т. е. организованное насилие одного класса над другим. Пролетарская револю­ция, по его мысли, должна поменять местами господству­ющий и подчиненный классы, но не упразднять вовсе демократические и правовые механизмы власти как тако­вые. К числу важнейших из таких механизмов он, как и Энгельс, относил назначение «на все должности по управ­лению, по суду, по народному просвещению лиц, выбранных всеобщим избирательным правом» [59. Т. 22. С. 200 ]. Более того, рабочий класс, завоевав демократию, свое политиче­ское господство призван использовать не в узкоэгоистичных целях, а в общих интересах: экспроприируя шаг за шагом капиталистическую частную собственность, он будет остав­лять ее не у себя, а передавать в пользование всем членам общества. Только после выполнения этой задачи, по мысли Маркса, власть должна полностью утратить политический характер.

Объективности ради следует признать, что осуществляв­шийся коммунистическими партиями подход к теории и политической практике был обусловлен не только догма­тизмом мышления, для этого имелись и серьезные объек­тивные основания. К такому варианту действий коммунистическое движение подталкивали исторический опыт борьбы буржуазии с феодальной аристократией, а также сопротивление, оказываемое самой буржуазией ра­бочему классу в его справедливых требованиях. Главным же фактором явилось ускоренное нарастание в конце XIX — первой половине XX в. противоречий в капиталистической системе, выражением которых явились две мировые войны и мировой экономический кризис 30-х годов. Наибольшие страдания и лишения при этом испытывали трудящиеся массы. Все это и питало леворадикальные настроения у значительной части рабочего класса и отдельных слоев интеллигенции.

Совершенно очевидно, что революционные выступления трудящихся ряда стран в начале века были исторически оправданы и результативны. Перед лицом нарастающего давления со стороны широких социальных слоев и прежде всего рабочего класса господствующие силы капиталисти­ческого общества были вынуждены искать выход из сло­жившегося положения. Им стало ясно, что без кардинальных изменений в системе капиталистических производственных отношений преодоление кризиса невозможно. Поэтому они пошли на осуществление комплекса неординарных мер по модернизации существующего общества. Все нововведения в той или иной мере касались положения рабочего класса, были направлены на изменение его места и роли в системе политических и социально-экономических отношений. Ха­рактер этих изменений в целом оказался в русле вскрытой Марксом закономерности эмансипации рабочего класса в ходе общественного развития. Маркс в свое время, конечно, не мог предвидеть, что пойти на столь далеко идущие общественные перемены будет способна сама буржуазия. Но эти изменения вряд ли были бы вообще возможны при пассивности рабочего класса, без наличия его мощного организованного движения, в том числе и в лице такого радикального по своему характеру, как коммунистическое.

Ныне вокруг коммунистического движения, оценки его роли, состояния и перспектив ведется острая полемика. Суждения сторонами высказываются, как правило, взаи­моисключающие. Действительно, нельзя отрицать, что ком­мунисты внесли значительный вклад в преобразование облика мира в XX в. Что бы сегодня ни говорили об Октябрьской революции, это все же был один из поворотных моментов российской и мировой истории. Коммунисты са­моотверженно боролись против фашизма, в послевоенный период они были в рядах тех, кто отстаивал социально-экономические интересы и права трудящихся в своих стра­нах, мир между народами.

В тех странах, где несколько десятилетий коммунисти­ческие и рабочие партии находились у власти, были вы­двинуты задачи ликвидации эксплуатации человека человеком, повышения культуры и уровня жизни народа. Хотя применявшиеся для их решения политические и эко­номические методы не всегда соответствовали провозгла­шаемым целям, все же определенные достижения в развитии этих стран имелись, и было бы несправедливо отрицать это. Большинство из них в сжатые сроки превратились из аграрных в индустриальные страны. Повсеместно были ре­ализованы важнейшие социальные права людей: право на труд, отдых, бесплатное образование и лечение, получение жилья, обеспеченную старость. Был значительно повышен уровень жизни людей, ликвидированы нищета и голод. Советский опыт социально ориентированного планирования экономики, организации систем образования, здравоохра­нения и социального обеспечения в своей основе был затем воспринят развитыми капиталистическими странами.

В то же время для деятельности большинства как пра­вящих, так и неправящих коммунистических и рабочих партий были характерны догматизм в интерпретации учения марксизма, абсолютизация одних его положений и игнори­рование других, извращение диалектического метода. В экономической и социально-политической практике господ­ствовал субъективизм, наблюдалось волюнтаристское стрем­ление обойти естественные этапы общественного развития, применялись силовые методы реализации социальных про­блем, допускалась идеологическая жесткость. По учению; Маркса, коммунизм — это не идеал, с которым должна сообразоваться действительность, и не состояние, которое должно быть установлено, а реальное движение самого общества, устраняющее его прежнее состояние [59. Т. 3. С. 34 ]. Но теоретическая работа коммунистических партий, особенно правящих, сосредоточивалась на разработке некоей «идеальной модели» будущего, под которую затем подго­нялась общественная практика. Однако жизнь часто шла иным путем, в соответствии с объективно складывающимися условиями. Стремление же заставить ее двигаться по умо­зрительно заданной схеме приводило к самообману, насилию над людьми и историей.

Следствием этого явился все больший разрыв между теорией марксизма и реальной политической практикой. В общественном сознании социализм стал отождествляться с образом сформировавшейся в ряде стран авторитарной ко­мандно-бюрократической общественной системы, которуюникак нельзя признать в качестве посткапиталистического общественного устройства. Скорее всего, эта система, мысленный прообраз которой — «казарменный коммунизм» — подверг в свое время ироничной критике Маркс, представ­ляла собой государственную монополию, утвердившуюся на реанимированной основе традиционных (докапиталистиче­ских) производственных отношений. Под видом «социали­стических преобразований» были свернуты такие адекватные нынешнему уровню развития производительных сил механизмы общественного прогресса, как многообразие форм собственности и хозяйствования, конкурентные начала экономической жизни, товарно-денежные отношения, ма­териальное стимулирование труда. Их место заняли, глав­ным образом, прямые командные методы организации производства и общественной жизни в целом. С их помощью решались не проблемы посткапиталистического этапа об­щественного развития, а задачи, которые в других странах были реализованы в рамках капитализма (например, ин­дустриализация) .

Допущенные правящими коммунистическими партиями извращения в теории и практике руководства общественным развитием привели к утрате главного, что было в марксовой концепции социализма: понимания человека как цели, а не средства. Вместо этого сложилось представление о че­ловеке как «винтике» государственно-бюрократической ма­шины. Все это имело негативные последствия для общества, которое в конце концов было доведено до кризисного со­стояния. В таком же положении оказалось и само комму­нистическое движение в целом. Думается, здесь весьма уместно будет привести предвидение Макса Вебера, который в 1919 г. отмечал, что смелый русский эксперимент лишит социализм уважения и авторитета на последующие сто лет.

В настоящее время в коммунистических партиях идут ложные процессы критической оценки пройденного пути, пересмотра прежних теоретических установок, организаци­онных принципов, политической стратегии и тактики. Про­цесс трансформации коммунистических и рабочих партий в каждой стране имеет свою специфику. Некоторые партии прекратили свое существование. На базе других формиру­ются современные левые политические объединения. Те же партии, которые сохраняют в своем названии слово «ком­мунистическая», исключают из программных документов устаревшие теоретические постулаты. Коммунизм они рас­сматривают как весьма отдаленную перспективу естественноисторического развития цивилизации, а в качестве непосредственных задач своей деятельности выдвигают выражение и защиту насущных интересов людей наемного труда. Общий же вектор эволюции коммунистического дви­жения направлен в сторону его сближения с социал-демок­ратическим течением.

Социал-демократическое движение.

Современная социал-демократия является одним из самых влиятельных политических течений в развитых стра­нах. Как и коммунистическое движе­ние, оно ориентируется на социалистические ценности. Представления социал-демократов о социализме — это про­дукт длительной, почти столетней эволюции. Генетически их идейные воззрения также восходят к марксизму, однако из этого учения социал-демократы сделали более умеренные политические выводы; главным методом политического дей­ствия они избрали не революцию, а реформы.

Родоначальником реформистского течения в рабочем движении считается Эдуард Бернштейн (1850 — 1932). Но это верно только в том смысле, что он был первым, кто открыто выступил с теоретическим обоснованием курса на постепенное реформирование буржуазного общества. Ре­формизм же как явление существовал в рабочем движении и до него.

Новым в подходе Бернштейна к социалистической теории и практике явилась постановка вопроса о возможности мирной трансформации капитализма в социализм, чего не предполагали в условиях своего времени К. Маркс и Ф. Энгельс. Рассматривая социально-экономические аспекты эволюции феодального и буржуазного общества на ни сходящих стадиях, Бернштейн обратил внимание на имеющееся сходство в соответствующих процессах, а не их различие. По всем признакам, утверждал он, общественная, или «коллективная», собственность разовьется не вследствие насильственного уничтожения капиталистической собственности, а наоборот, последняя исчезает, когда первая достигнет достаточно высокой ступени развития подобно тому, как феодализм пал в условиях вполне сложившейся буржуазной собственности [12. С. 377]. Таким образом, Бернштейн акцентировал внимание на процесс возникновения реальных элементов нового общества в не­драх старого, из чего и выводил возможность мирной транс­формации капиталистического общества в социалисти­ческое.

Обосновывая собственную точку зрения на социально-экономические закономерности перехода к социализму, Бер­нштейн проявил и иное понимание политических закономерностей этого процесса. Прежде всего, он поставил под сомнение марксистский тезис о необходимости социа­листической революции и диктатуры пролетариата. При этом он исходил из того, что развитие демократии, рас­пространение всеобщего избирательного права, рост соци­ал-демократических партий и их влияния создают условия для мирного преобразования общества в социалистическом направлении. И такая трансформация, по мысли Бернш­тейна, скорее всего произойдет посредством расширения существующих уже теперь политических и экономических институтов и учреждений [12. С. 346].

Эти идеи Бернштейна, а также его идейно-политических последователей К. Каутского, Р. Гильфердинга, Ф. Адлера и других не сразу были восприняты социал-демократами полностью и безоговорочно. Некоторые социал-демократы с симпатией относились к революции в России. Между двумя мировыми войнами социал-демократы сохраняли вер­ность революционным методам преобразования общества на уровне официальных программных документов. И только после второй мировой войны окончательно закрепились качественные изменения в идейно-политической платформе социал-демократии.

Своеобразным историческим рубежом в идейной эволю­ции социал-демократического движения был учредительный конгресс Социалистического интернационала во Франкфурте-на-Майне в 1951 г. С этого момента интегрирующей идейной основой социал-демократии стала концепция де­мократического социализма, которая закреплена в приня­той конгрессом декларации «Цели и задачи Демократического социализма». В июне 1989 г. в Стокгольме конгресс Социалистического интернационала принял новый программный документ — «Декларацию принципов: В этом документе подтверждается приверженность традиционным ценностям социал-демократии, с учетом практического опыта уточнены взгляды на экономически проблемы, излагается точка зрения по широкому кругу проблем современности.

Каковы же основные положения концепции демократического социализма?

Прежде всего, отметим, что общий взгляд современной социал-демократии на новое общество лежит в русле социалистической традиции. В ряду общественных ценностей на первое место она ставит свободу, социальную справедливость и солидарность. Социализм, говорится в Декларации 1951г., стремится к освобождению зависимости народов от меньшинства, которое владеет или распоряжается средствами производства. Его цель состоит в том, чтобы обеспечить всему народу решающее право в экономике. Он стремится к такому сообществу, в котором свободные люди сотрудничают в качестве равных.

Концепция демократического социализма исходит из того, что утверждение в отношениях между людьми принципов свободы, социальной справедливости и солидарности может произойти только в процессе всесторонней демократизации общества. Поэтому социал-демократы с самого начала выдвигают следующие четыре цели общественного развития: политическая демократия, экономическая демократия, социальная демократия и международная демократия.

Политическая демократия в понимании социал-демократов означает: осуществление в полном объеме всего комплекса прав и свобод человека, предусмотренных соответствующей Декларацией ООН; народное представительство на основе свободных, всеобщих, равных и тайных выборов; правление большинства при соблюдении прав меньшинства; наличие более чем одной партии, в числе и оппозиционных; равенство всех граждан перед законом; наличие системы независимой правозащиты и подчинение судей только закону; культурная автономия граждан с их собственным языком. Словом, социал-демократы являются приверженцами принципов представительной демократии в ее плюралистической форме.

Экономическая демократия предполагает признание приоритета интересов общества над частными интересами, необходимости смешанной экономики, осно­ванной на сочетании частной, государственной и коллек­тивной, или общественной, форм собственности. В то же время в Стокгольмской «Декларации принципов» указыва­ется, что ни частная, ни государственная собственность сами по себе не гарантируют экономической эффективности, социальной справедливости. Поэтому социал-демократы, не отказываясь от обобществления и государственного сектора в рамках смешанной экономики, главное внимание уделяют демократическому контролю над экономикой. Его обяза­тельным компонентом является реальное участие трудя­щихся и их объединений в управлении экономикой как на уровне производственных компаний, так и в национальном масштабе. При этом в качестве главных рассматриваются задачи обеспечения полной занятости населения, роста об­щественного производства, постоянного повышения жизнен­ного уровня, справедливого распределения дохода, удовлетворения стремления людей к вознаграждению в со­ответствии с их трудовым вкладом.

Социальная демократия означает торжество принципов свободы, справедливости и солидарности во всех сферах общественной жизни, реализацию всех основных прав личности, удовлетворение элементарных жизненных потребностей всех членов общества. Данная цель достига­ется путем реального обеспечения права граждан на труд, отдых, жилье, образование, медицинское обслуживание, обеспечение в старости и при невозможности трудиться. На это же должны быть направлены другие социальные программы. Социальная демократия означает также устра­нение всех юридических, социальных, экономических и политических видов неравенства между мужчиной и жен­щиной, между социальными слоями, между городом и де­ревней, между регионами и между этническими общностями. Решением этих задач открывается путь для духовного расцвета людей, к сознательному и культурному развитию личности.

Международная демократия предполагает достижение такого миропорядка, при котором все народы Земли будут жить в мире и безопасности, решать свои проблемы не вооруженной борьбой, а путем добровольного сотрудничества по обеспечению достойных человека условий жизни. Важнейшими предпосылками такого миропорядка социал-демократы считают устранение всякого неравенства между народами, справедливое перераспределение мирового богатства, соблюдение национального суверенитета и права на национальное самоопределение, разрешение конфликтов путем переговоров, создание системы коллективной безо­пасности. Ни один народ, по убеждению социал-демократов, отдельно не может для себя самого найти долговременные решения всех экономических и социальных проблем. По­этому только политика партнерства и солидарности может привести к смягчению и, в конечном счете, к преодолению неравенства и конфликтов между народами, к решению стоящих перед мировым сообществом глобальных проблем. Таковы в предельно кратком виде основополагающие социально-политические установки современной социал-де­мократии. Нельзя не видеть, что их ориентация на исполь­зование регулируемых рыночных отношений, реализацию принципов политического и духовного плюрализма, береж­ное отношение к суверенитету личности, повышенное вни­мание к условиям, качеству жизни трудящихся представляют важный вклад в развитие современной соци­алистической мысли и практики. Эти воззрения отражают интересы значительной части населения стран Запада. Не случайно в послевоенный период, в условиях стабильного развития капиталистической экономики, особенно в запад­ноевропейских странах, социал-демократы превратились в одну из наиболее влиятельных сил, входивших в прави­тельства или возглавляющих их в настоящее время.

Сопоставление коммунистического и демократического движений.

Каково же историческое значение этих идейно-политических течений в рабо­чем движении? Можно ли с высоты сегодняшнего дня однозначно утверж­дать, что в споре между большевиками и меньшевиками в России или, если брать в международном масштабе, между коммунистиче­ским и социал-демократическим течениями одни были пра­вы, а другие нет?

Видимо, окончательно и бесповоротно теоретически ре­шить этот вопрос невозможно. Из изложенного видно, что оба эти движения, обобщенно говоря, отличались друг от друга не по представлениям об общественном идеале, а по способам его реализации: первые тяготели к социальной революции и непосредственному переходу к социализму, вторые — к социальным реформам и постепенному движе­нию к новому обществу. В этом и заключается суть основной альтернативы, сложившейся в мировом рабочем движении еще на рубеже последних двух веков.

Думается, и коммунистическое, и социал-демократиче­ское движения непременно должны были возникнуть как диалектический диалог, как альтернатива, как потребность накопления разнопланового опыта и теоретических воззре­ний на перспективу собственного движения. Трудно сегодня сказать, какое из них оказало большее влияние на фор­мирование облика современного мира. Ясно, что коммуни­стическое движение возникло как реакция на политическое бессилие прежних социалистических партий. Но и появив­шаяся затем западноевропейская социал-демократия не смогла бы добиться ощутимых политических успехов без опыта коммунистических партий. Таким образом, деятель­ность того и другого движений была исторически законо­мерной и оправданной.

Несомненно, эти политические течения, олицетворяю­щие поиск человечеством путей движения к социальному равенству и справедливости, в своем преобразованном виде и впредь будут оказывать существенное влияние на мировое развитие. Как и прежде, в связи с различиями условий деятельности они в чем-то будут отличаться своей уже новой тактикой, снова дополняя и обогащая опыт друг друга. Однако в современных условиях, как уже отмечалось, одновременно с преобразованием социальной базы этих дви­жений, с их внутренней идейной эволюцией открывается и реальная перспектива их сближения и сотрудничества.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.