Пиши Дома Нужные Работы


Лекция 8. Тема «Развитие Донбасса в 20-30-е годы»

План

1. Донецкий край в годы новой экономической политики (1921-1930 гг.).

2. Трудовой потенциал Донбасса и репрессии в годы индустриализации и коллективизации.

1. Донецкий край в годы новой экономической политики (1921-1930 гг.).

До 1919 г. на территории Украины Донецкой губернии как административной единицы не было.

Для скорейшего решения всех социально-экономических проблем было решено создать Донецкую губернию на всей территории Донецкого угольного бассейна. С этой целью 4 января 1920 г. в Луганске образован ревком во главе с В. П. Антоновым-Саратовским. Приказ Донецкого губревкома от 17 января 1920 г. устанавливал одиннадцать административных районов: Енакиевский, Юзовский, Гришинский, Чистяковский, Бахмутский, Алмазнянский, Лисичанский, Луганский, Бело-Калитвинский, Боково-Хрустальный, Александр-Грушевский.

Согласно этому распоряжению часть Донбасса, которая размешалась на территории области Войска Донского, присоединялась к Украине. Создание Донецкой губернии тесным образом связано с образованием трудовых армий.

В январе 1920 г. на заседании Политбюро ЦК РКП (б) обсуждались проекты переключения армии на восстановление транспорта и народного хозяйства. 14 февраля 1920 г. газета “Правда” сообщает о создании Украинской советской трудовой армии (Укрсовтрударм), в задачу которого входит максимальное увеличений добычи продовольствия, топлива, сырья, установление трудовой дисциплины на предприятиях, снабжение их рабочей силой.

Во главе Укрсовтрудармии был поставлен нарком по национальным делам И. В. Сталин. По прибытии на Украину в середине марта 1920 г. он провел заседание, на котором приняли документ: "Постановление Совета Укртрударма от 15 марта 1920 года", в котором говорилось: "Образовать Донецкую губернию из частей Харьковской, Екатеринославской губерний и области Войска Донского. В состав Донецкой губернии включаются - от Харьковокой губернии Изюмского уезда волости: Славянская, Белянская, Николаевская, Закотнянская; Кунянского уезда: Кременская, Таганрогская, Старобельский уезд весь целиком.

От Екатеринославской губернии целиком уезды: Бахмутский, Луганский и Мариупольский.

От области Войска Донского Донецкого округа станицы; Гундоровская, Каменская, Калитвянская, Усть-Белокалитвянская, волость Карбово-Обринская, Черкасского округа: станица Владимирская, Александровская, далее на запад условная линия: станция Казачьи Лагеря, Мало-Несветайская, Нижне-Крепинская и далее до границы с Таганрогским округом, Таганрогский округ весь целиком.

Так И. В. Сталин сразу более чем удвоил территорию Донецкой губернии. 16 апреля 1920 г. Президиум Всеукраинского исполнительного Комитета Советов продублировал сталинское постановление Укрсовтрударма и утвердил границы новой губернии.

Сталинское постановление породило небывалую напряженность между новой Донецкой губернией и Донской областью. Территориальный вопрос оставался нерешенным несколько лет. Только 30 сентября 1924 года было принято постановление Донецкого губернского исполнительного комитета по итогам работы согласительной комиссии. Согласно директивам Центра от Донецкой губернии отходили часть Шахтинского и Таганрогского округов.

В июле 1930 г; из пяти округов в Донбассе создается 17 районов, 2 июля 1932 г. формируется Донецкая область, в которую входила территория нынешних Донецкой и Луганской областей. В июне 1938 г. ее территория была распределена на две - Сталинскую и Ворошиловградскую.

После завершения гражданской войны экономика Донбасса находилась в состоянии упадка. По сравнению с 1913 г. добыча угля в 1920-1921 гг. уменьшилась почти в 5 раз. Из общего количества 1600 шахт, насчитывавшихся в Донбассе в дореволюционное время, летом 1920 г. действовало около 1000 шахт (включая и крестьянские).

Около 1/2 всех надшахтных зданий были неисправны. Половина всех вскрытых и подготовленных запасов была завалена и затоплена. 40 % деревянных и 25 % железных копров вышли из строя. Разруха нарисованного хозяйства была полной. Свыше половины всех котлов не могли быть пушены в работу. Исправность остальной части котлов также была очень условной: все они могли работать лишь при пониженном давлении. Около 60 % мощностей электростанций не действовало вследствие разрушений и неисправного состояния агрегатов. Фактически нагрузка станций была еще ниже: 20 % всей установленной мощности из-за неисправного состояния сетей и установок.

Несмотря на лозунг "Все для Донбасса", страна мало чем могла помочь. Сюда перебрасывались пароходные котлы, низконапорные насосы и т.д., но в большинстве это оборудование не была пригодно для использования в условиях донецкого горного хозяйства.

Связь, транспорт и снабжение также были в значительной мере парализованы. Общая потеря основного капитала предприятий донецкой каменноугольной промышленности к концу 1921 г. составляла около 300 млн. золотых руб., а вся дореволюционная стоимость Донбасса составляла 450 млн. золотых рублей.

общая обстановка в стране ‘крайне затрудняла развитие работ по восстановлению Донбасса. Начинать надо было с вопросов снабжения хлебом, Материалами, денежными средствами. Для этого необходимо было наладить работу фабрик и заводов и в первую очередь снабдить их углем. Но угля, во-первых, было очень мало, а во-вторых, даже и это малое количество трудно было вывезти из-за транспортных затруднений.

За 1921-1930 гг. Донбасс пережил несколько различных этапов своего развития.

Прежде всего, работа по восстановлению Донбасса была сконцентрирована на ограниченном числе шахт, которым и отдавались все ресурсы. Так, летом 1921 г. по Донбассу отобрали около 350 крупных и средних шахт, которые лучше сохранились. Часть остальных шахт сдали в аренду, а остальные ликвидировали.

Проведение концентрации явилось окончательным ударом для вредней и мелкой каменноугольной промышленности региона. Концентрация имела место и в последующие годы, когда общее экономическое положение Донбасса ухудшилось вследствие голода, кризиса сбыта угля, финансовых затруднений и др. Настолько интенсивно тел этот процесс и наряду с этим росла добыча.

До 1924-1925 года режим работы Донбасса был почти исключительно эксплуатационным и характеризовался ничтожными затратами на капитальное строительство. Лучшие времена наступили, начиная с 1925-1926 г., когда выявился усиленный спрос на донецкий уголь в связи с улучшением общехозяйственного положения страны. Требование .немедленного увеличения добычи донецкого угля потребовало прибегнуть к развитию мелких и средних шахт и количество их к 1928-29 гг. составляло 428. Они быстро дали уголь, но экономически оказались невыгодны.

Донецкое топливо шло в основном на нужды железных дорог и металлургической промышленности страны, которые потребляли около половины всего угля.

Год от года расширялся и рост экспорта донецкого угля и антрацита. Если в 1913 г. его за границу не вывозили, то в 1924-1925 гг. продается 202 тыс. тонн угля, из них купили страны: Италия - 104 тыс. тонн, Турция - 29, Европейские - 56, Южной Америки - 13. Они же покупали и антрацит. Всего вывоз составил 248 тыс. тонн угля и антрацита. В 1928-1929 году география покупательского спроса расширяется, растет и количество. Кроме вышеназванных стран, уголь и антрацит Донбасса идут на рынки Франции, Турции, Египта, США и Канады. Всего топлива в указанном финансовом году было продано уже 899 тыс. тонн.

В 1924 г. уголь Донбасса поставлялся не только на Украину, но и в Крым, и на Кавказ, в Закавказье, в районы Воронежа и Поволжья, Москвы и Подмосковья,’ Ленинграда, Ташкента, Белоруссии. Его потребляли железные дороги и водный транспорт, военная и гражданская промышленность, электростанции и население на свои нужды.

Исходя из принципов нэпа, в промышленности края в начале двадцатых годов были произведены изменения. Так, после восстановления связи с РСФСР в 1920 г. было образовано Центральное правление каменноугольной промышленности (ЦПКП) Донецкого бассейна и проведена вторичная национализация всех угольных копей, за исключением мелких (крестьянских шахт). Национализированные шахты были сведены в "кусты" а "кусты" - в районные управления.

Кроме того, часть шахт была присоединена к металлургическим заводам (Петровскому, Макеевскому, Юзовскому и Донёцко-Юрьевскому), входившим в состав Центрального правления тяжелой индустрии юга России.

Но уже в начале проведения нэпа государственная промышленность получает новые организационные формы. СНК страны предписал в августе 1921 г. ВСНХ и его местным органам оставить в своем управлении лишь отдельные отрасли производства и определенное число крупных или важных с государственной точки зрения, а также подсобных к ним предприятий, взаимно дополняющих друг друга* Отдельные предприятия сдать в аренду или закрыть.

Для промышленности края характерным было объединение территориально связанных однородных предприятий, что позволяло концентрировать производство на лучше оборудованных заводах. Наряду с этим были и другие - из территориально связанных, но неоднородных производственных единиц, взаимно дополняющих друг друга ("комбинаты"). Для новой формы объединения нашли новый термин - "трест".

В октябре 1921 г. ЦПКП Донецкого бассейна было преобразовано в Управление государственности-каменноугольной промышленности Донбасса (УГКП), которое эксплуатировало 200 шахт с добычей 56,4 % всего угля страны. Управляющим УГКП назначили В. Я. Чубаря.

Комбинаты-тресты "Югосталь" и "Химуголь" получили для разработки соответственно 37 и 6 шахт (87 % добываемого угля в РСФСР). Функционирование шахт обоих трестов предусматривалось центральным производственным планом, а отчетность они представляли УГКП.

Небольшая часть угля добывалась на арендованных тахтах государственными учреждениями, организациями и частными лицами. Так, 10 шахт эксплуатировались обществом "Транспорткопь", его учредителем было Министерство путей сообщения; Государственное политическое управление арендовало Ольховские копи в Чистяковском районе; "Бахсольтрест" и Донецкий губсовнархоз-соответственно I и II пихт.

Небольшие организации создали паевое товарищество "Уголь" (ПТуголь - 76 шахт), а частные лица арендовали 177 мелких "крестьянских" шахт.

В 1923 г. при проведении общесоюзной кампании по пересмотру трестов УГКП Донбасса преобразуется в Донецкий государственный каменноугольный трест - "Донуголь". В угольной промышленности дальнейшие организационные преобразования, вплоть до создания союзных министерств, выразились в том, что в "Донуголь" постепенно влились шахты "Югостали", "Химугля" и арендные. Возглавляли трест "Донуголь” М. Л. Рухимович, а затем Г. И. Леонов.

В состав УГКП в 1922 г. был включен и Краматорский машиностроительный и металлургический заводы. В декабре 1924 г. ему предоставляются права самостоятельной хозяйственной единицы в составе Объединения, а в октябре 1925 г. - треста общесоюзного значения.

В металлургической промышленности в годы нэпа существовали комбинаты-тресты. Так, Южный металлургический трест, организованный по приказу ВСНХ РСФСР в январе 1922 г. и именовавшийся вначале "Объединенным Правлением Петровских, Макеевских и Юзовских заводов и рудников" , 18 сентября 1922 г. постановлением Президиума ВСНХ был преобразован в металлургический трест "Югосталь". Вначале в составе треста находились Юзовский, Макеевский и Петровский заводы с 14 доменными печами вместе с присоединенными к ним еще в 1920 г. угольными шахтами и коксовальными печами; Состав объединенных трестом предприятий несколько раз менялся. К началу 1922-1923 гг. в целях концентрации производства все металлургические заводы Юга были переданы в трест "Югосталь", а из механических и машиностроительных заводов создали Южный машиностроительный трест "Южмаш". В 1923-1924 на долю треста "Югосталь" приходилось 99,8 % всего украинского чугуна, 83,2 % литого металла и 83,4 % проката. На его предприятиях трудилось 69,3 тыс. рабочих и 4,8 тыс. служащих.

Первым председателем правления "Югостали" был В. И. Межлаук.

Крупнейший химический концерн - комбинат страны Южный химический трест "Химуголь" был создан в конце 1921 г. в составе заводов Лисичанского района Донецкого содового (Донсода), рубежанских химических, церезинового. Вскоре к тресту присоединяются предприятия Северо-Донецкий химический, стекольный, а также славянская группа содовых и соляных, карандашная фабрика. Вопли также Константиновская группа химических и стекольных заводов, шахты, рудоремонтный завод, 7 сельхозов, 4 больницы, 6 фельдшерских пунктов и 15 школ. В 1923 г. на предприятиях треста трудилось более 10 тыс. рабочих и служащих. Трест производил 85 % химической продукции Украины. Во всесоюзном масштабе его вклад выражался процентах: производство щелочей - 74, минеральных красок - 36, солей - 20, кислот - 14.

Преследователем правления треста был утвержден Л. В. Самарский.

В трест "Южмаш" вошли 6 заводов и лекально-инструментальные мастерские.

На территории края располагались Луганский паровозостроительный завод им. Октябрьской революции (бывший завод Гартмана), Торец-кий сталеплавильный и механический им. Ворошилова при ст. Ханженковка Донецкой железной дороги и Лутугинский чугуно-литейный и вальцетокарный (недалеко от Луганска). Правление треста состояло из пяти лиц: председатель - В. В. Поляков, его заместитель - М. Н. Животков и члены правления М. О. Золотарев, В. А. Дынин и М. Д. Грудинский.

На предприятиях треста производились паровозы, цистерны, котлы, двигатели, турбины, компрессоры и насосы, железнодорожные вагоны. Уже к 1923 г. трест перешел к обслуживанию широкого промышленного рынка и установлению крепкой связи с ним. Это дало возможность в 1923-1924 гг. увеличить выпуск продукции заводов по сравнению с 1922-23 гг. на 42 %.

Таким образом, к 1923-1924 хозяйственному году закончилось организационное оформление промышленности Донбасса в условиях новой экономической политики. И тяжелая промышленность края, имея огромный удельный, вес в стране, вынесла на себе значительную тяжесть первого этапа восстановительного периода. Промышленность СССР, железнодорожный транспорт, остро нуждавшиеся в угле и металле, изделиях химии и машиностроения, получали их не по коммерческим ценам рынка, а по установленным правительственными органами.

В свою очередь правительство страны прекрасно понимало роль Донецкого края в общем подъеме народного хозяйства СССР и направляло в его промышленность огромные средства, начиная с 1925 года в первую очередь. Достаточно сказать, что из обшей суммы капитальных затрат по общесоюзным - трестам на долю "Донугля" пришлось в 1925-1926 гг. - 87 % в 1926-1927 гг. - 86 % и 1927-1928 гг. – 82 % общих ассигнований. Соответственно в эти годы в части нового строительства удельный вес треста выражался в 79 % и 86 %.

Громадные затраты на увеличение мощности топливодобывающей отрасли дали положительные результаты. В 1927-1928 гг. добыча угля и антрацита составила в Донецком бассейне 27392 тыс. тонн, превысив рекордную до революции выемку 1916 г. Большие достижения наблюдались в области механизации добычных работ. Так, по "Донуголь'' процент механической добычи поднялся с 7,8 % в 1925-1926 гг. но 22,9 в 1927-1928 гг. В 1928-1929 гг. Донбасс дал 80 % добычи всего угля в стране.

Рост добычи минерального топлива, широкие строительные работы значительно увеличили рост выплавки черных металлов. Так, на заводах Юга выплавка чугуна увеличилась с 1669 тыс. тонн в 1925-1926 гг. до 2364 тыс. тонн в 1927-1928 гг., соответственно стали с 1580 тыс. тонн до 2451 тыс. тонн.

Видимо, могли бы быть и более значительные результаты, но существовали огромные трудности в 20-е годы с рабочими кадрами. Наиболее сложное положение имелось в угольной промышленности.

Донецкая каменноугольная промышленность всегда испытывала потребность в рабочих кадрах. Ситуация в Донбассе резко ухудшилась в годы гражданской войны. Особенно обострилась в период продовольственной катастрофы (1921 г.). Прежде всего, уходили забойщики и высококвалифицированные категории подземных и поверхностных рабочих. Отток рабочей силы за 1921, 1922 гг. был настолько силен, что потребовалось несколько раз прибегнуть к специальным вербовочным кампаниям для привлечения рабочих в Донбасс. Проводились они и в последующие годы.

Как следует из данной таблицы, убыль рабочей силы коснулся в году разрухи главным образом молодой части горнорабочих. По мере укомплектования каменноугольных предприятий положение начало улучшаться, и к 1929 году имелось уменьшение среднего возрасте при одновременном уменьшении числа подростков.

Итоги переписи 1929 г. рабочих кадров каменноугольной промышленности Донбасса показали, что резкое увеличение занятой рабочей силы в 20-е годы привело к тому, что огромную массу составили новые кадры. Их основным социальным источником формирования явилась деревня, преимущественно маломощные её слои, молодые по возрасту. Составляя значительную массу среди горняцкого пролетариата, крестьянские элементы преимущественно были заняты в основном цеху - подземном, отчасти на шахтной поверхности. Пополнение, же специальных цехов, таких как электромеханического и других, шло и за счет потомственных пролетариев.

В таком распределении сказывалось влияние особенностей подземной работы, не требующей сколько-нибудь продолжительной предварительной подготовки, работы опасной и вредной. Поэтому она и не привлекала к себе выходцев из пролетарской среды, подготовка и обучение которых происходили в такой социально-политической обстановке, которая позволяла им уходить в отрасли, требующие квалификации - машиностроение, электротехническая промышленность и др.

Из этой же переписи следует, что из всех горнорабочих, в процентах к общему числу исследованных, русские составляли 61,9 %, а в то же время родным языком признали русский - 74,5; соответственно: украинцы - 30,5 и украинский язык - 20,3, белорусы - 2,2 и белорусский - 1,0, татары - 3,1 и 2,9, китайцы - 0,2 и 0,1, другие - 2,1 и 1,2.

Это говорит о том, что ъ 20-е годы в Донбассе продолжал формироваться рабочий класс на интернациональной основе.

Таким образом, Донбасс в годы нэпа, несмотря на огромные трудности, сделал большой шаг в восстановлении и развитии тяжелой промышленности. Но проводимая работа была прервана. И хотя официальных решений о ликвидации новой экономической политики никогда не было, её гибель стала неизбежным побочным результатом принятия и осуществления серии решений об индустриализации и коллективизации. Для их выполнения потребовалась политика, включавшая рыночные отношения даже независимо от воли властей. Документы, отменяющие по существу законы о деятельности предприятий в условиях нэпа были приняты правительством в конце 1929 г.

2. Трудовой потенциал Донбасса и репрессии в годы индустриализации и коллективизации.

В конце 20-х годов сталинское руководство решило силой ликвидировать рынок, сосредоточить в руках государства все производительные силы и создать мощную индустрию. Сегодня ясно, что "великий перелом" 1929 года не явился победой социализма. Индустриализация и коллективизация не были продолжением прежней политики.

Ограничения советской демократии перерастали в чудовищное беззаконие. Жители Донбасса с массовыми репрессиями столкнулись едва ли не раньше всех. В 1928 году появляется "Шахтинское дело", по которому якобы вредительские группы из управленческого звена треста "Донуголь" работали в II из 28 рудоуправлений Донбасса, начиная с 1923 г. Были и другие подобные "дела". Такая политика тормозила рост промышленности, губила и калечила судьбы ни в чем неповинных людей.

Коллективизация - одна из наиболее трагических страниц в истории крестьянства страны. Насилие и репрессии в Донецком крае начали применяться уже в ходе хлебных заготовок весны 1928 г. Чрезвычайные меры выражались в том, что, кроме твердых поставок, на крестьян могли быть наложены дополнительные, которые охватывали середняков и даже бедняков. Так, среди 276 твердоплановцев Артемовского округа в 1929 г. кулаками считались 167, 100 были середняками, а 9 - бедняками. При невыполнении непосильных планов хозяйство продавалось с торгов, а семьи выселялись на улицу без средств к существованию.

Следующей волной репрессий было раскулачивание. Начало положила массовая коллективизация в начале 1930 г. Только в Александровском районе в это время из 439 раскулаченных семей за границы республики выселили 119, округа - 19, а 211 разместили в пределах района. Всего на Донетчине раскулачиванию подверглось не менее 5 % крестьянских семей.

Наиболее дальновидные заранее оставляли свое хозяйство и направлялись на шахты и заводы. В 1930-32 гг. новое поколение шахтеров Донбасса из числа крестьян составило 80 %, а металлургов 63 %.

Коллективизация на Донетчине завершилась в основном к осени 1932 г., артели охватывали 14,4 % крестьянских хозяйств. Новая система работала на первых порах плохо. Сев завершили в июне, но освоили всего 91,2 % посевной площади. Уход за посевами был неважный, сбор урожая - низкий, планы же хлебопоставок - высокие. Собрано было все, но голод охватил в основном сельское население. Села, Не справившиеся с планом хлебопоставок, заносились на "черную доску". Фактически это означало блокаду, лишение прав крестьян на въезд и выезд из села. Только в декабре 1932 г. в области было занесено на "черную доску" сразу 15 колхозов. От голода погибло не менее 15 % сельского населения Донбасса.

По постановлению ВЦИК СССР от 7 августа 1932 г. об охране социалистической собственности (закон о "пяти колосках") только за неполные пять месяцев (до 1 января 1933 г.) в Донецкой области было осуждено 6203 чел., или 11,1 % от общего количества в СССР. Из них 169 (2,7 %) - к расстрелу; 754 (12,2 %) - лишались свободы на 10 лет, 1058 (17,1 %) - от 5 до 10 лет.

Репрессии продолжались и в 1933 г., когда всего за 8 месяцев суду подверглись 9286 чел., из них приговорили к расстрелу 301 чел. остальных - к различным срокам лишения свободы. Особенностью Донбасса было то, что среди осужденных преобладали крестьяне - 70,4 %, но был и значительный процент рабочих - 22,4 %. Зимой и весной 1933 г. в области имелись случаи людоедства.

НКЮ УССР не внес ясности в применение закона об охране соц-собственности. Так, нарсуд Константиновского района за воровство 5 копен хлеба лишил крестьянина свободы на 10 лет. За ряд краж и ограблений облсуд приговорил гражданина Полякова к расстрелу, а Верховный суд заменил его 3 годами.

Сельскому хозяйству потребовались годы для восстановления и развития (даже если учитывать массовое появление техники в 30-е годы). На территории Донецкой области валовой сбор зерновых культур составил в 1913 г. - 1136 тыс. тонн, а в 1910 г. - 1205. Урожайность в центнерах с 1 га соответственно составила зерновых 7,2 и 13,0. Поголовье крупного рогатого скота на лето 1916 г., составило в тыс. голов 446,4, а в 1940 г. - 434,9.

В 30-ё годы Донбасс по-прежнему играл роль главной угольно-металлургической базы страны. В 1930 г. здесь работала специальная комиссия, которая совместно с шахтерами выработала рекомендации по дальнейшей технической реконструкции угольной промышленности. На их основе в 1931-1932 гг. был разработан генеральный план механизации шахт Донбасса, направленный на превращение "обушкового" Донбасса в высокомеханизированный угольный бассейн.

Одним же из главных средств роста производительности труда в годы первой пятилетки было повышение квалификации и обучение рабочих техническому минимуму, пропаганда опыта передовиков. Много последователей было у забойщика Горловской шахты № 1 "Кочегарка" Никиты Изотова, который систематически перевыполнял производственные задания и передавал непосредственно в забое передовой опыт отстающим и молодым рабочим.

Опыт "изотовской" школы повышения квалификации нашел достойных последователей на Луганщине. Забойшик Леонтий Валейников (г. Перевальск), в совершенстве овладев техникой, 8 сентября 1932 г. добыл 70 тонн угля, в три с половиной раза превзошел рекорд Н. Изотова. Вскоре. Л. Валейников возглавил бригаду забойщиков, которая ежедневно выполняла план на 150 %. Широко известными в эти годы стали в стране имена инженеров-новаторов Луганщины – К. К. Карташева и Н. Д. Касаурова,- впервые внедривших в лавах шахт метод непрерывной добычи угля; талантливых изобретателей первых угольных комбайнов А. И. Бахмутского, В. Г. Яцких и Г. И. Роменского.

Увеличился выпуск новой техники для шахт в самом Донбассе. После коренной реконструкции Горловский машзавод начал выпускать отечественные врубовки. Шахтные подземные машины и другое горное оборудование изготовлял Сталинский машиностроительный завод, электровозы и вагонетки - Торецкий машиностроительный.

Новой техникой переоборудовались другие отрасли промышленности. На Сталинском металлургическом заводе перестроили и механизировали заново доменный цех, ликвидировали старый и построили новый мартеновский. Реконструкции подверглись предприятия: Макеевский и Енакиевский металлургические заводы, Старокраматорский машиностроительный, им. Ильича в Мариуполе. На Алчевском металлургическом заводе завершилось строительство двух домен-гигантов, трех мартеновских печей и других объектов.

В январе 1932 г. ввели в действие шахту-гигант "Торская" производительностью 2700 тонн угля в сутки (Попаснянский район). 1 ноября 1932 г. паровозостроители Луганска выпустили в серию самый мощный в стране паровоз серии 1-5-1 ФД "Феликс Дзержинский". Этот локомотив мог водить более 100 вагонов с большой скоростью. Его сконструировали советские специалисты и в короткий срок целиком построили из отечественного материала.

Проведенная работа способствовала тому, что в 1932 г. из недр Донецкого бассейна было добыто 43,8 млн. т угля (в 1,7 раза больше, чем накануне пятилетки). Производство чугуна выросло в 1,7 раза, а стали - в 1,3 раза. Однако задания пятилетки по добыче угля и производству металла были выполнены не полностью, вследствие их нереальности, а также начала массовых репрессий, прежде всего против ИТР.

Упорствуя в "подстегивании" страны, сталинское руководство решило, что в годы второй пятилетки настало время для нового скачка. В качестве повода для официального провозглашения очередного поворота использовали развернувшееся в конце 1935 г. стахановское движение как способ в короткий срок обеспечить удвоение и утроение промышленной продукции. Эти установки активно внедрялись в жизнь, но в условиях складывающейся административно-командной системы полученные результаты часто выдавали как желаемые вместо действительных.

К истории стахановского движения сегодня существует новый подход. Не преуменьшая трудовые достижения стахановцев, мы, прежде всего, должны отмечать и вклад тех, кто должен был бы разделить с ними славу установленных рекордов. Долгие годы всю добычу - 102 тонны угля приписывали А. Г. Стаханову, "забывая" о двух крепильщиках, которые обеспечили ему такой результат. Следовательно, норма выработки была перевыполнена не в 14 раз, а в 4,8 раза.

При установлении других рекордов, за редким исключением, действительное число подсобных рабочих в подсчет не включалось, и вся добыча записывалась на забойщика. Так, при сообщении о рекорде забойщика Дюканова - 115,7 % - выработку записали только на него, а зарплату поделили поровну с еще двумя (Клишиным и Зубковым) забойщиками, которые крепили за ним.

Директор промакадемии Л. А. Шейнин в заметке сообщал, что в период зимних каникул Никита Изотов на шахте "Кочегарка" установил новый рекорд вырубки угля отбойным молотком - 607 т. При этом он опустил очень существенную деталь: Изотову в установлении рекорда помогали 12 крепильщиков.

Стараниями системы почин "звездных" рекордов охватывал и другие отрасли. В металлургии особо высоких результатов достиг сталевар Мариупольского завода им. Ильича М. П. Мазай. Сущность его метода заключалась в интенсификации процесса горения, в перегрузке мартена и форсирования плавки. Совместно с начальником цеха Снеговым, инженерами Черным и Кириловым Мазай внес ряд усовершенствований в конструкцию мартеновской печи. Работа на таком мартене крайне осложнялась, так как при малейшем недосмотре металл мог уйти на рабочую площадку. Практика показала, что после перехода на 100-тонные плавки печь изнашивалась в два раза быстрее, чем раньше.

На железнодорожном транспорте П. Ф. Кривонос, добился успеха в результате повышения давления пара в котле на 17 % при хорошем знании профиля пути, правильной эксплуатации локомотива. Однако и этот эксперимент проводился с известной долей риска, так как научные учреждения транспорта не рекомендовали так поднимать давление в котлах паровоза.

Распространение стахановского движения действительно сопровождалось всплеском энтузиазма, вызвало к жизни активные творческие поиски, итогом которых являлись организационные и технические усовершенствования. Таким был метод забойщика Г. Ф. Свиридова шахты № 10 треста "Ворошиловградуголь". Он предложил удлинить уступы до 18-20 м, одновременно уменьшив их количество с 2 до 5. Повысив производительность труда, автор нововведения разработал рекомендация по предупреждению несчастных случаев при подобной организации работ. После перехода на систему Г. Ф. Свиридова среднемесячная производительность отбойного молотка на участке возросла с 7 т до 9 т, а у отдельных забойщиков до 20-30 т. Его личный, рекорд равнялся 75 т. Он же предложил ввести спаренную рубку угля забойщиком и крепильщиком.

Бригадир шахты № 10-бис треста "Снежнянантрацит" Н. И. Скорбик и его товарищи одними из первых поддержали почин А. Г. Стаханова. Они пересмотрели приемы работы, рационализировали, улучшили организацию труда, сократили лишний штат, ввели четкое разделение труда. Задание перевыполнялось в 2-2,5 раза, одновременно стахановскому мастерству обучали несколько человек.

В изучении и усвоении новых методов работы определенную роль играли стахановские семинары на шахтах. На металлургических заводах внедрялись общественные смотры стахановских методов работы, стахановские школы. После все донецкого слета передовиков угольной промышленности (октябрь 1937) уже в конце года свой опыт передавали 11586 стахановцев (до слета обучалось 500 горняков).

И все же в реализации возможностей, заложенных в стахановском движении, жизненно недоставало соответствующего инженерного, материально-технического и организационного обеспечения. В угольной промышленности Донбасса наибольший прирост добычи угля (20 % или 9 млн. т) и рост производительности труда приходились на 1934 год, хотя в 1935 и в 1936 гг. добыча угля все еще заметно увеличивалась, однако не были выполнены плановые задания по производительности труда, резко возросла себестоимость топлива. В 1937 г. упала производительность отбойных молотков и врубмашин, а прирост добычи каменного угля составил всего 0,4 %. В 1937 г. угольная промышленность Донбасса не выполнила план ни по одному из показателей. Из 292 шахт "Донбассугля" с заданиями справились только 31.

Металлурги Донбасса наибольшего увеличения производства чугуна и стали (соответственно 42 и 42,3 %) добились в 1934 г. В следующие два года эти показатели несколько падали, а в 1937 г. выплавка чугуна практически осталась на прежнем уровне, производство стали возросло лишь на 7 %, проката - на 1,4 %. Себестоимость металлургической продукции снижалась лишь в 1934 и 1935 гг., а в дальнейшем резко возросла.

Большой издержкой стахановского движения было то, что официальные власти выставляли ИТР как противников и саботажников стахановского движения. Часто против них принимались решительные меры. Всего за год после знаменитого рекорда в Донбассе за "саботаж" стахановского движения были осуждены 131 чел. Освобождение от занимаемой должности превратилось в. обыденное явление. К 1936 г. по данным угольных трестов было снято 156 ИТР, в т. ч., 26 заведующих шахтами, 23 главных инженера, 86 начальников участков. Их заменяли, как правило, рабочие-новаторы.

Но при всех трудностях и препятствиях, порою вопреки формам и методам проводившейся политики, индустриализация Донбасса сопровождалась значительным ростом промышленности и её отдачей. Происходило насыщение техникой шахт и заводов. В 1940 г. в бассейне насчитывалось 2,6 тыс. врубовых машин, 10,4 тыс. отбойных молотков. Шахтеры Донбасса выдали в этот год на -гора 94,8 млн т угля.

Заводы только Донецкой области достигли в 1940 г. производства 15,1 тыс. т металлургического оборудования.

За третью пятилетку в металлургической промышленности производительность труда возросла на 26,7 %. Металлурги освоили кислородное дутье, выплавку хромоникелевых и специальных сталей.

Многое было сделано в развитии энергетической базы Донбасса. Окончилось строительство Зуевской ГРЭС - одной из наиболее крупных тогда тепловых электростанций. В последнем предвоенном году выработка электроэнергии превысила 4,1 млрд. кВт. ч.

Был построен и испытан пассажирский тепловоз, скорость которого достигла 180 км в час. За три с половиной года пятилетки железные дороги страны получили 1823 паровоза с ворошиловградской маркой.

Машиностроители начали производство угольных комбайнов конструкции Бахмутского, скребковых транспортеров, подготовили серийный выпуск мощных врубовых машин и т.д.

Однако достижения 30-х годов органически связаны и с репрессивной политикой, затронувшей все-слои населения, с разорением и деформационным развитием сельского хозяйства, с односторонним ростом экономией. Громадное перенапряжение сил народа, оказавшегося в экстремальных условиях, наложило отпечаток на его отношение к труду, к собственности, к административно-командной системе управления в целом.

 






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.