Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Социальное рыночное хозяйство

В результате социально-экономических преобразований в США периода Великой депрессии, а в Западной Европе — послевоенного восстановления по плану Маршалла сформировался принципиально новый тип экономических взаимоотношений основных социальных слоев (труда, интеллекта и капитала), отличный как от традиционного капитализма свободной конкуренции (или его монополистической версии), так и от тоталитаризма советского, германского или иных образцов.

Отличительными чертами общества социально партнерских отношений являются:

* массовое производство потребительских товаров, значительная часть которых доступна всем слоям населения, хотя бы через систему долгосрочного кредита;

* преодоление антагонизма интересов труда и капитала на основе роста доли заработной платы в ВВП и участия работников в прибылях компаний и корпораций, через владение акциями;

* сохранение и развитие института частной собственности как базового экономического института общества;

* ограничение наиболее разрушительных форм конкуренции, при сохранении конкуренции и механизмов рыночного ценообразования в качестве основных элементов предпринимательской экономики, обеспечивающих устойчивый экономический рост:

* утверждение значительной роли государственного регулирования экономики и социальной сферы, осуществляемого посредством законодательной деятельности, налогообложения, государственных расходов и госпредпринимательства;

* достижение принципиального социального согласия в обществе на основе широких социальных программ, гарантирующих большинству населения равные экономические права и стартовые возможности (образование, здравоохранение, страхование), социальную защиту “слабым группам” (инвалидам, старикам, безработным, детям), учет интересов социальных, национальных, сексуальных меньшинств. Сочетание черт, присущих капитализму и социализму, позволяет назвать систему социального рыночного хозяйства — смешанной экономикой. Именно экономика такого типа демонстрировала первые 25 лет своего существования выдающиеся темпы экономического роста (4—8% годовых), а следующие 25 лет — умеренные, но вполне приемлемые темпы роста (1,5—3,5% годовых). Однако социальное рыночное хозяйство не лишено и внутренних противоречий.



Одно из самых существенных противоречий, иногда именуемых даже “фундаментальным культурным противоречием Запада”, состоит в том, что со стороны предложения смешанная экономика опирается на хорошо известные принципы протестантской трудовой этики: трудолюбие, скромность, аскетизм, самообладание, ответственность, инициативность, твердость. А вот со стороны спроса общество массового потребления использует и даже культивирует: экстравагантность, фривольность, чувственность, сексуальность, сибаритизм, леность, расслабленность, внушаемость.

Будущее смешанной экономики и общества социального партнерства напрямую зависит от того, удастся ли в дальнейшем удерживать баланс между этими противоречивыми тенденциями, используя противоречия в качестве движущей, а не разрушительной силы.

Энергетический кризис 70-х

Если 50-е годы именуются в экономической литературе Запада не иначе как “серебряные”, а 60-е — как “золотые”, то 70-е, безусловно, окрашены в темные тона. Неприятности начались уже в 1970 году, когда в большинстве стран Запада ускорился рост цен, спровоцированный избыточным ростом заработной платы в 1967—69 гг. Трудности усилились кризисом золото-долларового стандарта в 1971— 73 гг., приведшем к отмене фиксированного курса доллара по отношению к золоту и сокращению мировой торговли. А когда в 1973 году крупнейшие производители нефти, за исключением США и СССР, объединились в Организацию стран — производителей и экспортеров нефти (ОПЕК) и подняли цену сырой нефти с 2,5—3 до 10, а впоследствии — до 30 долларов за баррель (более 200 долларов за тонну), страны Запада испытали настоящий “нефтяной шок”.

Вслед за ценами на нефть выросли цены на бензин, авиационное топливо, электроэнергию, услуги транспорта. Темпы инфляции возросли до 8—14% годовых. Производство сократилось, а безработица существенно возросла. Усиленные нефтяным шоком циклические кризисы 1975—77 и 1980—82 годов обесценили кейнсианские рецепты экономической политики, основанной на выборе между инфляцией и безработицей, поскольку страны Запада столкнулись с явлением стагфляции — высоких темпов роста цен, при спаде производства и сокращении занятости, чего ранее никогда не наблюдалось.

В срочном порядке пришлось перестраивать экономические системы ведущих стран на ресурсосберегающие технологии.

От больших автомобилей пришлось отказаться, и наступила эпоха малолитражек. Японские автомобили начали теснить американские даже в самой Америке. Потребители включились в программу экономии энергии и сырья. Мощный импульс получили атомная энергетика и разработка “экзотических” способов получения энергии — ветряные, геотермальные, солнечные станции. Началась разведка и разработка ресурсов в ранее “неперспективных” районах — на Аляске, в Канаде, джунглях Амазонии, на шельфе Северного моря.

В экономической политике на смену кейнсианской школе пришла неолиберальная — монетаристская, рецепты которой состоят в снижении степени государственного вмешательства в экономику, снижении налогового бремени, сокращении избыточных социальных программ, поддержании стабильных и умеренных темпов роста денежной массы, освобождении предпринимательской инициативы.

Для преодоления последствий нефтяного шока потребовалось около 10 лет, после чего ведущие страны Запада вышли на траекторию устойчивого экономического роста, на которой они находятся вот уже 15 лет. Задействовав новейшие достижения науки, США сумели не только добиться очевидной и сокрушительной победы в экономическом соревновании с СССР, но и достичь невиданно высокого уровня жизни для 80% своего населения. Уровня жизни, к которому пока не может приблизиться ни одна крупная мировая или региональная держава.

Повышение цен на нефть привело к временному перераспределению доходов в пользу стран, расположенных в зоне Персидского залива, где сконцентрирована половина мировых разведанных запасов нефти. Одни страны — Кувейт, Саудовская Аравия, Бахрейн, Эмираты — успешно воспользовались сложившейся конъюнктурой, произвели модернизацию и шагнули из феодализма прямо в постиндустриализм. Этому способствовала не только грамотная экономическая политика правительств, но и относительно малое население этих стран. Другие — Иран, Ирак, Ливия использовали доходы от нефти для реализации милитаристских программ, что не позволило им покинуть “клуб” наименее развитых в экономическом и социальном отношении государств. Милитаризация же экономики и поддержка международного терроризма привели к бойкоту этих стран Соединенными Штатами, в любой момент грозящему перерасти в прямое военное вмешательство в их внутренние дела.

Для Советского Союза “нефтяная манна” имела противоречивые последствия, о которых будет сказано дальше.

Демографический взрыв

В середине XX века демографический переход в экономически развитых странах был завершен. Сформировалось так называемое стабильное население. Темпы естественного (за счет превышения рождаемости над смертностью) роста населения приблизились к нулю, а общая численность населения продолжала расти уже исключительно за счет миграции. В отдельных странах (Германия) наблюдается даже депопуляция — снижение численности населения.

И как раз в этот период начался демографический переход в слаборазвитых странах (Африка, Индия, Китай, Индонезия). Если смертность благодаря достижениям европейской медицины снижалась стремительными темпами, быстро приблизившись к европейским показателям, то рождаемость снизилась лишь незначительно. В результате темпы роста населения этих стран превысили и продолжают устойчиво превышать 2% годовых, а период удвоения населения сократился до 35—40 и даже — до 28—23 лет. Так, население Китая возросло с 1950 по 1995 год с 550 до 1200 миллионов человек (2,2 раза), население Индии — с 275 до 850 млн. чел. (3,1 раза), население обеих Америк выросло с 330 до 760 млн. чел. (2,3 раз), население Африки — с 215 до 750 млн. чел. (3,5 раза). В это же самое время население Европы возросло всего на 25% (с 400 до 500 млн. чел.), а население России — на 46% (со 101 до 148 млн. чел.)

Взрывной рост населения породил множество проблем, главная из которых состоит в том, что бурный рост населения способствует консервации низкого уровня развития и ведет к уничтожению невосполнимых ресурсов. Кроме того, несмотря на рост производительности сельского хозяйства, связанный с широким применением пестицидов, гербицидов и прочих удобрений, выведение особо продуктивных сортов зерновых и пород скота, голод на планете Земля усиливается в том смысле, что в конце XX века голодает больше людей, чем в его начале, а именно 750 млн. человек, или каждый восьмой землянин. Справедливости ради надо заметить, что самих землян стало втрое больше. Растет в абсолютных и относительных показателях неграмотность взрослых (число неграмотных уже превышает миллиард человек), а также доля лиц, живущих без элементарных санитарных удобств, — сегодня это каждый третий землянин (около 2 млрд. человек).

Правительства некоторых стран, и прежде всего Китая, осознают угрозу, исходящую от чрезмерного роста населения, и предпринимают меры для обуздания этого роста.

Среди поддерживаемых ООН мероприятий по снижению рождаемости: широкое распространение контрацепции, образовательные программы, программы планирования семьи и ответственного родительства. Не получили однозначной поддержки программы стерилизации и дискриминации многодетных семей. Весьма противоречиво в мире отношение к проблеме абортов.

Но в отдельных регионах мира (Индия, Африка) образовался порочный замкнутый круг — для того чтобы уровень жизни мог существенно возрасти, необходимо снизить рождаемость, а для того чтобы рождаемость существенно снизилась, нужно добиться экономического роста и повышения уровня жизни. Проблема избыточного роста мирового населения стала одной из глобальных проблем современности.

Экологический кризис

С появлением цивилизации, и особенно государства, деятельность человека стала наносить определенный вред окружающей его природной среде. Но до середины XX века этот вред был весьма незначительным и исправимым. Например, в раннее средневековье новые леса в Европе росли быстрее, чем человек успевал вырубать старые. Но взрывные темпы роста населения и еще более высокие темпы роста производства и потребления материальных благ положили конец этой идиллии.

Реальностью стали:

* деградация, вследствие злоупотребления удобрениями и химическими средствами борьбы с вредителями зерновых, миллионов гектар некогда плодородной земли:

* сведение на дрова тропических лесов — “легких планеты” и наступление пустынь:

* истощение озонового слоя из-за превышающих допустимые нормы выбросов в атмосферу фреонов:

* комплексное загрязнение воздуха, воды и почв токсичными и радиоактивными промышленными отходами;

* варварское уничтожение (на мясо и сырье) многочисленных видов животных и рыб.

В результате окружающей среде нанесен серьезный ущерб, который, в свою очередь, ведет к росту заболеваемости, особенно дыхательных путей и онкологической.

Ответственность за ухудшение окружающей среды несут прежде всего экономически развитые страны, ведь именно на их долю приходится более 2/3 всех потребляемых человечеством природных ресурсов и менее 20% населения.

Но и в развивающихся (слаборазвитых) странах соединение нищеты и стремительного роста населения наносит серьезный ущерб природе. В частности, рисовые поля и домашний скот, дающие пропитание двум миллиардам человек, служат основными источниками выбросов в атмосферу метанола, способствующего формированию “парникового эффекта”. Индустриализация и модернизация в этих странах проводится зачастую отнюдь не на базе новейших экологически чистых технологий.

Следует учитывать и тот факт, что некоторые виды ресурсов, например нефть, уголь, газ, руды металлов, исчерпаемы. Расчеты, произведенные в середине 70-х специалистами Римского клуба, едва не посеяли настоящую панику — по их данным, основные ресурсы должны были исчерпаться уже к 1995—2025 году. И хотя дальнейшие исследования показали, что ресурсов, о которых идет речь, хватит еще лет на 100, особых оснований для самоуспокоения у человечества нет. Экологические проблемы действительно остры и носят глобальный характер.

Если в XXI веке не будут найдены пути их эффективного решения, этот век действительно может оказаться последним в земной истории человечества.

Сексуальная революция

Господствующие в обществе сексуальные нормы, как и моральные вообще, носят исторический характер и связаны с условиями жизни и вырабатывающимися на их основе стандартами поведения наиболее активных социальных групп. Последние 200 лет такой группой была буржуазия, чьи моральные нормы сформировались под влиянием

протестантской трудовой этики. Последняя по отношению к сексуальной сфере имеет ярко выраженный репрессивный характер.

Но в середине XX века буржуазия как наиболее активный социальный слой была потеснена менеджерами и юристами, которые заняли руководящие посты в большинстве стран и корпораций. Появился даже специальный термин — “революция управляющих”. Управляющие отличались более либеральным отношением к различным сторонам социальной жизни, в том числе и к морали. Многие из них были скептиками и атеистами.

В это же время усилиями таких ученых, как X. Эллис, 3. Фрейд, В. Райх и, особенно, А. Кинзи, существенно расширились знания и представления о сексуальной жизни человека.

Свой вклад в либерализацию сексуальных отношений между людьми внесли искусство и художественная литература в лице В. Набокова, Г. Лоуренса, Г. Миллера. После второй мировой войны, как научная, так и художественная литература по сексуальной проблематике стали доступны широкой публике. Только отчет о специальном научном исследовании, проведенном Альфредом Кинзи, разошелся тиражом свыше миллиона экземпляров.

Существенно улучшились жилищные условия. К концу 60-х годов большинство семей в экономически развитых странах имело отдельное жилье — дом или квартиру, что повысило степень автономности семьи, в том числе в вопросах морали. Молодые люди в США и Западной Европе уже в 16—18 лет стали покидать “родительский дом” и начинали самостоятельную жизнь. Этот процесс охватил не только юношей, но и девушек, которые постепенно добились равных экономических прав и возможностей. Если перед войной работала лишь половина незамужних женщин трудоспособного возраста и менее четверти замужних, то к концу 60-х годов уже более 80% незамужних женщин имели самостоятельный источник дохода, а доля работающих замужних женщин возросла до 60%.

Значительного прогресса в послевоенное десятилетие достигли средства контрацепции, особенно после появления в 1948 году первых противозачаточных таблеток.

Таким образом, к тому моменту когда радикально настроенная часть общества, прежде всего молодежь, потребовала сексуальной свободы и принялась ее осуществлять на практике, все условия для совершения “сексуальной революции” были созданы. Провозглашенная в конце 60-х годов “свобода секса” предполагала прежде всего свободу:

* от неравенства и неравноправия мужчин и женщин в области интимных отношений, упразднения “двойного стандарта”;

* от материальной зависимости и меркантильных расчетов между партнерами;

* от пуританского третирования “естественных” стремлений человеческой природы;

* от чувства страха, стыда и вины;

* в принятии ответственных решений:

* в поиске и смене партнера, заключении и расторжении брака.

Требование сексуальной свободы, сопровождавшееся ростом потребления алкоголя и наркотиков, деструктивного поведения молодежи, встретило сопротивление со стороны “хранителей устоев” и привело к кризису поколений.

Молодые люди разрывали отношения со своими семьями, покидали свои города и даже страны, создавали молодежные общины коммунистического образца, движение хиппи захватило сотни тысяч людей. Во Франции кризис поколений перерос в настоящий политический кризис, приведший к отставке руководства многих университетов и даже президента Де Голля. В середине 70-х “сексуальная революция” пошла на спад. Общины хиппи распались, их участники вернулись к “нормальной” буржуазной жизни, и многие добились успеха.

Через 20 лет после “сексуальной революции” наступила “сексуальная контрреволюция” — возврат к традиционным буржуазным семейным ценностям, во многом ставший реакцией на эпидемию, вызванную вирусом иммунодефицита человека (СПИД).

Тем не менее “сексуальная революция” оказала существенное влияние на социальное и демографическое развитие стран Запада.

Во-первых, существенно снизился возраст начала сексуальной жизни как у мужчин, так и женщин, сегодня он приходится на 15—19 лет, а не на 20—28 лет, как в начале 60-х.

Во-вторых, существенно вырос средний возраст вступления в первый брак, особенно у женщин. Так, если в начале 60-х годов к 18 годам выходила замуж четверть девушек, а доля замужних женщин в США в возрасте 20—24 года составляла более 60%, то в конце 80-х соответствующие показатели составляли 8 и менее 40%.

В-третьих, существенно возросла доля граждан, никогда не вступающих в официальный брак, — с 5—7 до 12—15%. Таким образом, европейский тип брачности, начавший складываться еще в эпоху Возрождения, утвердился во всем западном мире.

В-четвертых, существенно — с 2—3 до 15—25% возросла доля семей, не регистрирующих официально своих отношений. Соответственно возросла и доля внебрачных детей — с 4—6 до 10—20%. В 90-е годы неформальные семьи добьются таких же социальных прав, прежде всего пособий, как и традиционные.

В-пятых, разводы стали массовым, а потому обыденным явлением. К концу 80-х, в результате развода в США распалось четверть браков, заключенных в 50-е годы, треть заключенных в 60-е и почти половина, заключенных в 70-е.

В-шестых, существенно возросло число абортов, которые пришлось легализовать в большинстве (даже католических) стран. Подавляющая доля их приходится на женщин от 15 до 20 лет.

В конце 80-х годов “сексуальная революция” в существенно смягченной форме докатилась и до России, где имела сходные социально-демографические последствия.

Эгалитарный брак

Произошедшие во второй половине XX века социальные изменения привели к трансформации брака как социального института, прежде всего в наиболее экономически развитых странах.

Женщины добились реального равноправия не только в политической и деловой сфере, но также и в области семейных отношений. В большинстве семей на Западе женщины имеют самостоятельный источник средств существования, а домашняя работа распределяется более справедливо, что иногда даже фиксируется в брачном контракте, который стал существенным элементом института эгалитарного брака. Существенно изменилось распределение собственности, в частности в США более 70% семейной собственности принадлежит женщинам. Браки, заключенные без официальной регистрации, стали пользоваться теми же правами что и официальные. Сексуальные меньшинства в некоторых наиболее развитых странах также добиваются равных прав в области семейных отношений.

Окончательно утрачена роль семьи как производителя материальных благ. Эти функции перешли к фирмам, среди которых на долю семейных приходится лишь небольшая часть. Соответственно исчезла роль детей как будущих “бесплатных” работников семейного хозяйства, тем более что использование детского труда было запрещено. Роль семьи как основного института воспитания и социализации молодежи перешла к школе, обучение в которой стало обязательным. Роль семьи как института страхования на случай несчастья или старости перешла к соответствующим государственным и частным институтам. С развитием сферы услуг существенно снизилась роль семьи как организатора потребления экономических благ, быта и досуга. Наконец, брак перестал быть единственной общественно одобряемой формой организации сексуальных отношений.

Соответственно возросли роль и значение психологических и ментальных факторов. В частности, созданный еще в средние века идеал романтической любви стал важным фактором, влияющим на процесс формирования семьи. Эгалитарный брак оказался весьма нестабильным. Его средняя продолжительность составляет около 10 лет. Менее половины браков, заключенных в 90-е годы, просуществует более 20 лет. Возросла доля повторных браков и так называемых “перекомпонованных” семей, в которых вместе с супругами живут дети от предыдущих браков.

Третья волна НТП

Экономически7й кризис 70-х годов и угроза исчерпания ресурсов активизировали поиск нетрадиционных путей развития. Наука достойно ответила на вызов времени. За 10—15 лет было сделано множество важных научных открытий и изобретений — больше, чем за всю предыдущую историю человечества. Эти открытия позволили сделать вывод о начале третьей научной революции и волне технического прогресса (первая — в конце XVIII века, вторая — в конце XIX века).

Началось хозяйственное освоение околоземного космического пространства, были синтезированы не существовавшие ранее в природе материалы, были созданы промышленные роботы, способные практически полностью заменить человека на производстве, персональный компьютер преобразовал и приумножил потоки информации, в медицине началась пересадка органов.

Достижения науки и техники в сочетании с высоким уровнем развития политических, экономических, социальных институтов позволили странам Запада выйти на невиданный доселе уровень экономического развития — уровень удовлетворения разнообразных, в том числе абсолютно новых, потребностей большей части своего населения.

Конец индустриализма?

Развитие техники привело к прогрессирующему вытеснению физического труда из промышленности и сельского хозяйства. К концу XX века в сельском, лесном и рыбном хозяйстве экономически развитых стран осталось работать не более 10% занятых в национальном хозяйстве (в среднем 5—7%) и около 10% ВВП. Труд работников сельского хозяйства в высокой степени механизирован, широкое применение имеют автоматизированные системы и компьютеры. В промышленности и строительстве занято не более 25% и производится не более 33% ВВП. Более же 65% занятых трудятся в сфере разнообразных услуг: информационных, деловых, социальных, бытовых, туризме и индустрии развлечений. Здесь производится от 55 до 65% ВВП.

Это позволило сделать вывод о завершении индустриального этапа в развитии западных стран: США, Великобритании, Франции, Германии, Японии, Швеции, Норвегии, Швейцарии, Голландии, Бельгии, Австрии, Израиля и др.

Но сокращению числа и доли занятых в промышленности этих стран способствовал также перенос производственных мощностей, особенно “экологически сомнительных”, в такие страны со средним уровнем экономического развития и относительно дешевой рабочей силой, как: Турция, Южная Корея, Индонезия, Бразилия, Мексика, Таиланд.

Страны Латинской Америки, Восточной Европы и Россия находятся на этапе перехода к постиндустриальной структуре производства и занятости.

Огромные Китай и Индия лишь недавно вступили в стадию зрелого индустриализма, а большинство африканских стран ее еще достигли. Поэтому говорить о завершении индустриального этапа в рамках всего человечества пока еще очень рано.

Индустрией становится мода

Портные всегда считались квалифицированными ремесленниками. Но начиная с издания в конце XVIII века первого журнала мод, создание одежды постепенно становится больше, чем просто ремеслом,

Законодателями моды по-прежнему оставались европейские королевские дома, чьи официальные поставщики, представлявшие из себя как отдельных мастеров (кутюрье), так и целые фирмы (например, “Фаберже”), набирали все большую силу.

В конце XIX века большое влияние на моду стали оказывать отдельные знаменитые личности: светские львы и львицы, актрисы, певицы, танцовщицы, куртизанки и т. д. и т.п.

В начале XX века на смену королевским домам как законодателям моды приходят профессиональные дома мод, становление которых связано с именем прекрасной француженки Коко Шанель, которая произвела революцию как в женском костюме, так и в организации “модной” индустрии. Она окончательно ликвидировала корсеты и нижние юбки, решительно укоротила платья и ввела в женский наряд все самые практичные элементы мужского костюма (пиджаки, брюки, жилеты, сорочки), сделав его максимально простым и удобным.

Именно эта простота кроя, при существенном сокращении расхода материала, позволила поставить производство одежды “на поток” и сделать покупку готового платья нормой, доступной абсолютному большинству людей.

Современная индустрия моды представляет собой трехступенчатую систему. На вершине пирамиды находятся несколько десятков кутюрье, которые возглавляют дома высокой моды или являются их официальными представителями.

Эти кутюрье несколько раз в год представляют коллекции “от кутюр”, где все изготавливается вручную и в единственном экземпляре — Балансиага, Живанши, Пако Рабан, Юдашкин и т. д. Деятельность большинства домов убыточна, и они держатся на плаву только благодаря “сдаче в аренду” парфюмерным, ювелирным, табачным и прочим высокодоходным компаниям смежных областей своего имени.

Далее идут фирмы, специализирующиеся на изготовлении готовой одежды в основном определенного направления — спортивной, деловой, джинсовой и т. д. Возглавляют или просто работают в них модельеры высокого класса, регулярно раскручивающие свои имена показами одежды класса “прет-а-порте” (готовое платье) — “Рокко Барокко”, “Келвин Кляйн”, “Том Клайм” и т. п. Доходы этих компаний, не столь уж и высокие, обеспечиваются за счет низкой эластичности спроса, обеспечивающей высокую норму прибыли — до 200% к базовым издержкам.

В основании же пирамиды находятся обычные фабрики, выпускающие крупные партии недорогой одежды, рассчитанной на массового потребителя. Норма прибыли здесь весьма, невысока — как правило, не более 25%, но за счет гигантского оборота масса прибыли исчисляется миллиардами долларов.

Люди, так или иначе занятые пошивом одежды и изготовлением аксессуаров, составляют весьма незначительную часть (10—15%) от общего количества занятых в индустрии моды. Остальные — журналисты, фотографы, модели, визажисты, реквизиторы, имиджмейкеры, исследователи спроса и вкусов потребителей, бухгалтеры и экономисты “лишь” способствуют продвижению товара от продавца к покупателю.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.