Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Сравнение влияния Генделя и Баха

 

Со смертью Иоганна Себастяана Баха в Г750 году /за 9 лет до смерти Генделя/, человечество лишилось великого полифониста, которого когда-либо видел мир на музыкальной арене. Фактически, если процитировать Шумана: «Музыка обязана ему так же много, как религия своему основоположнику». Однако, Бах был более чем великий полифонист, он создавал мелодии редкой красоты и гармонии со смелостью достойной внимания. Потому и не удивительно, что он признан «отцом всей нашей современной музыки», и, что имя его является символом для «завершения и усовершенствования христианского музыкального искусства со времен средневековья и реформации». Полное освобождение музыки произошло благодаря Баху, именно через его творчество в области чистых инструментальных композиций «музыкальное искусство получило высшую, совершенную печать свободы. Теперь она могла в чистых и ясных тонах выразить самые глубокие чувства. Она не нуждалась больше в поддержке поэзией, библейскими, и литургическими текстами, в богослужениях, гражданских церемониях, искусстве драматургии, которые должны были помогать ей быть понятой. Она сама стала высшей инстанцией в области свободного звука. Из положения зависимого вассала Бах поднял ее на уровень королевы, которая отвечает только за себя»(1).

Подобного рода безмерные хвалебные гимны историков мы процитируем несколько раз. В похожем хвалебном стиле, хотя и менее цветистом, выражается автор музыкального лексикона Groves: «Бах создал совершенно новый вокальный стиль, который коснулся и инструментальных основ, возвел его к вершинам совершенства удерживал его на этой высоте.» Несмотря на то, что о его мастерском контрапункте говорится как об особом признаке гениальности, его действительная сила лежит в почти непостижимо легкости и ловкости, с которой ему удается привести к соединению сложную, тонкую музыкальную ткань с тактовым формализмом. Это доказывает постоянство логики и богатое чувство органичного целого, которые воистину достойны подражания. Его мелодии, гармонии тактовые периоды словно состоят из единого целого. Нерушимый дух строгой логики, неизменное согласие с закономерностью пронизывают как целое, так и отдельные части (2).Это великолепное единство идеи и Формального построения придает произведениям Баха печать настоящего искусства и объясняет магическую силу притяжения, которой они обладают, и которую делают объектом серьезного изучения.



Приведенные выше высказывания не требуют более близкого рассмотрения. Они показывают нам, что главным тоном гениальности Баха была глубокая основательность, но не трезвая, монотонная непривлекательность мышления, годная только для общения технически профессионалов, а та, что наполнена высокого вдохновения изобретательности. Фактически Бах был не только композитором, но определенном смысле, и математиком, ибо только математик способен развить контрапункт до такой совершенной степени. Похожее происходит с шахматным игроком, имеющим исключительную возможность продумывать комбинации. И, хотя искусная сноровка на основе его мастерства никогда не была проявлена нежелательным способом, все же сиюминутная тщательность должна была быть постоянным отличительным знаком его способа работы. Трудно себе представить, что Бах смог бы «набросать» целую ораторию за три недели, подобно Генделю. «Общее пристрастие Баха к диссонансу, задержанию, и скрещиванию частей» совершенно естественно привело к более сложному композиционному стилю, требующему значительного духовного напряжения. В то время как «Гендель несколько зыбок и беспечен обращении с художественными Формами, Бах -строг и точен», результатом чего явилась и меньшая заинтересованность интеллигенции в постижении композиций первого, чем последнего /З/, несмотря на то, что не малый интеллект, а иногда и изрядное количество его требовалось для написания таких композиций.

Для тех, кто получил верное представление об основных положениях наших высказываний, при исследовании музыки Баха будет очевидным, что она имеет очень большое воздействие на способ мышления духовное устремление. Только математическое остроумие его фуговых композиций способствует в значительной мере этому воздействию. Своими имитациями и стретто-эффектами (4) фуга без всяких усилии держит равновесие между «Давать и Брать» на ментальном уровне(5), или можно сказать, что она облегчает обмен и ассимиляцию идеи: ведь что такое фута, если не обмен одной или многими идеями между различными партиями. Ко времени распространения музыки Баха замечается усиленный акцент понимания немецкого народа, устремлении некоторых из его великих мыслителей и философов. Музыка Баха била ответственна и за богатый урожай немецких композиторов-последователей. Причины из-за которых Германия, а не Англия стала столь продуктивной в этом аспекте, можно объяснить воздействием музыки Баха в противоположность воздействию музыки Генделя. Как нужны и благотворны воздействия музыки Генделя во многих аспектах, так же они оказались и чуждыми самостоятельному мышлению и появлению творческих мыслящих музыкантов. Этим можно объяснить, что Англия, после Пёрселла, вступила в самую незначительную эпоху своей музыкальной истории. Так Гендель, кроме прочего, дал импульс к придерживанию условностей, и после него английские композиторы были сильно скованы этими условностями. Они испытывали слишком большое уважение к традициям и поэтому не были творческими созидателями, а лишь подражателями. Обновление английской музыки настало тогда, кода прекратилось это воздействие, благодаря противодействию других сил.

Всё это не говорит о том, что музыка Баха не будила почтительности, но это был другой вид почитания: более духовного и разумного, а следовательно менее подчеркивающего исключительно чувствительное. Почитание немцев направлено на достижения великих людей, на глубокомысленные художественные произведения, на величие природы, то есть оно выражено в других формах, чем те, которые мы исследовали в связи с Англией. Оно - более философское и менее религиозно «- условно. Фактически Бах своей музыкальной логикой вызвал у немцев явное предпочтение философии. Даже спустя 60 лет, когда его влияние было уже смешано с другими явлениями, молодые немцы еще серьезно занимались вопросами человеческого бытия:

«Почему, откуда, куда», в то время, как молодые и взрослые мужчины Англии охотнее болтали о крикете, футболе или игре в гольф.» Несмотря на то, что 19 век в Англии, как мы показали в нашей последней главе, был явно серьезен и солиден, все этот вид строгости стал скорее пуританским, чем интеллектуально-осмысленным, и во многих из его основных черт проявилась определенная мера лицемерия. Вместо литературы высоко­художественной ценности были распространены, например, пиетистически -лицемерные книги. Даже отважная, неортодоксальная писательница Георге Элиот не могла отказаться сдобрить свои романы «моральной кислинкой», как саркастически заметил Ницше, что принесло ей довольно большею часть славы. Даже несмотря на это, чи­тать ее книги считалось безнравственным, т.к. она жила вместе с мужчиной, не будучи замужем за ним. Есть много примеров, когда книги ее читали, но при появлении посетителей немедленно прятали.

Мы исследовали общие следствия огромной гениальности Баха и обратимся теперь к тем воздействиям, которые связаны с менее значительными и глубокими произведениями. Несмотря на то, что элементы, из которых они строились были меньше связаны с секвенцией и повторением, т.е. средства, которые использовал Гендель, все же они способствовали тому, чтобы вызвать определенный объем Формального мышления. Для некоторых умов это однозначно было необходимо и вызвало «Право и порядок» в способе мышления, а других привело к тому, что ограниченность их мышления усилилась гораздо больше, чем под влиянием музыки Генделя. Результат этот может быть замечен в способе осмысления традиций, подчеркивании духовной весомости или даже тяжеловесности, за что немцы однажды были отмечены дурной славой. Совместно с этой обстоятельной тяжеловесностью выступили признаки другого вида формальности которые лучше всего определяются словом «мещанские». Это был типичная особенность немецкого образа жизни в 19 веке, которая более чем какая-либо другая походила на викторианский дух времена и которая способствовала в определенной- мере необычному обстоятельству в связи с посмертной славою Баха. Ведь на сотню лет канули в забвенье его более сложные по содержанию и изобретательные в своей гармонии произведения, в то же время, по крайней мере часть произведений Генделя, завоевали первенство и действительно влияли на немцев. Если бы наиболее значительные произведения Баха, например, «Страсти по Матфею» и «Страсти по Иоанну» сохранили свое полное влияние со времени своего возникновения, тогда 19 столетие протекало бы в «отечестве» менее по-мещански, чем это было на самом деле, вследствие диссонансов, которые в обоих упомянутых произведениях были фактором бросающимся в глаза. Ведь диссонанс , производит четкое воздействие на духовный организм, как мы покажет в одной из следующих глав, он делает мышление более гибким и мене формальным и склонным к условностям. И вот на основе временного спада диссонансных влияний Баха и главенствующего положения Генделя, расцвел не только мещанский элемент, но также возникла порода людей, которые были обозначены как «культурные обыватели». Сначала немцев интеллектуализировал Бах, потом на первый план вышел Гендель и подчинил их традициям, а как результат - появление культурных мещан, как одного из побочных продуктов смещения влияния их музыки. Не совсем верно обозначить их интеллектуальными снобами, несмотря на то, что налет снобизма окружал некоторых из них. Главным образом, при этом говорится о людях, чье обывательство и мещанство находится в тесной связи с затрагиванием интеллекта вместо грубых и безвкусных вещей.

Мы указали на то, что значительные произведения Баха на сотню лет канули в забвение, но большинство любителей музыки знают, что за возрождение музыки Баха в 1829 году, мы должны быть благодарны Мендельсону, когда в Берлине вновь зазвучали и «Страсти по Матфею». После этого события «музыкальный мир был охвачен мощным волнением; люди /в Германии/ вдруг почувствовали, что в этих заброшенных произведениях спрятаны бесконечная глубина и наполненность творческой оригинальностью, которые выражены в идеальной завершенности формального построения. Постановки «Страстей» и других вокальных произведений проходили как в Берлине, так и в других местах. Музыка Баха звучала по всему «отечеству».

Интеллектуализирующее влияние музыки Баха распространилось широко и действенно и сегодня, но оно было и есть перемешано со многими другими влияниями, что делает трудным определить точный характер и меру его воздействия. Здесь только нужно подчеркнуть, что в Германии глубина осмысления жизни, благодаря музыке Баха, распространилась шире, чем в любой другой ; европейской стране и что традиционные условности и интеллектуальное мещанство стали быстро исчезать. Что касается Англии, то некоторые небольшие произведения Баха, преимущественно фуги для органа, в 1840 году нашли свою аудиторию. «Страсти по Матфею» полностью были поставлены в 1854 году -только через сто двадцать пять лет после появления их в Германии. Поэтому Гендель со своими ораториями был победителем до 1846 года, когда Мендельсон представил английской публике своего Элиаса .Если бы И.С. Бах с полным провозглашением очень смелых, для того времени, гармоний и мастерским контрапунктом, вышел на первый план раньше, то мы убеждены в том, что характерные признаки Викторианской эпохи были бы если не совершенно другими, то в любом случае, безусловно ограничены. В этом случае нашла бы более широкое распространие скорее интеллектуальная, а не пиетистическая -лицемерная серьезность, и религия не стала бы такой стереотипной, ведь мышление людей развивалось бы по независимым направлениям, вместо того, чтобы довольствоваться воспроизведением мысли других. Так как все происходит только однажды, то «простые величины» Генделя, его благозвучные гармонии по своей форме были пригодны для того, чтобы углубить общую духовную направленность и образ мышления. Ограничить же условные и формальные склонности - это право осталось за Бахом и другими композиторами более позднего времени.

 

Сноски:

1.Цитата из «Музыкальной истории» автор Науманн.

2.Пояснения составителя.

3.Цитата из «Музыкальной истории» автор Науманн.

4.Так называется узкое ведение», как указание к тесному проведению темы несколькими голосами в Фуге. Сравнить - глава 29 «О воздействии канона».

6. Цитата из словаря Grovel «Словарь музыки и музыкантов».

 

 

Глава 9






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.