Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Чего не должно быть в показателе

Не должно быть:

1. Замкнутости

показатель должен ориентироваться не на резуль­таты, достигнутые внутри предприятия, а только на ре­зультаты, ценные с народнохозяйственной точки зре­ния (например, выпуск продукции, только пользую­щейся спросом).

2. Односторонности

показатель должен оставлять предприятию и его руководителям свободу выбора, возможность оптими­зации и принятия решений на месте (например, коли­чество заменять качеством).

Ограниченности

показатель должен любую, в том числе и промежу­точную, операцию ориентировать на конечную цель, не разрывая производственного процесса на отдельные, не связанные между собой, лишенные смысла действия (например, валка леса без вывозки).

Незыблемости

показатель должен быть диалектическим, т. е. по­строенным так, чтобы производственные противоречия разрешались руководителем и ему не приходилось бы по каждому пустяку обращаться к вышестоящим органам;

он должен обеспечивать ему свободу выбора, возмож­ность оптимизации производства, повышения качества изделия, возможность широко пользоваться своими правами руководителя без мелочной опеки вышестоя­щих хозяйственных органов. Этими свойствами и об­ладает «полезный вал».

 

Не надо бояться формул

Наши плановики и экономисты не любят формул. В документах и планах даже таблички, с грехом попо­лам заменяющие графики, встречаются редко. Это часто приводит к применению совершенно не оправдан­ных, грубых, скачкообразных зависимостей. Так. на­пример, стальной лист до 3,99 мм считается тонким, а f 4 мм и выше — толстым.

4,0 мм….. толстый

20 мм…… тоже толстый

3,99 мм… тонкий

0,4 мм….. тоже тонкий

А ведь трудоемкость изготовления листа 0,4 мм во много раз выше, чем листа толщиной, например, 3 мм.

Даже Н. В. Гоголь, поделивший чиновников на «толстеньких» и «тоненьких», сказал о Чичикове «ни слишком толст, ни слишком тонок». Может быть по­тому, что Н. В. Гоголь не был профессиональным пла­новиком?

Не пора ли в серьезных случаях ввести более плав­ные градации?

«Хорошо известно,— пишет акад. Н. Бруевич в статье «Надёжность, долговечность и миллиарды» («Известия», 1964, 13 мая), — что глубокую скважину куда труднее пробурить, чем мелкую. Бурение в верхних слоях недр в двадцать пять раз дешевле и легче, чем в нижних. А между тем по существующим Нормам метр проходки оценивается совершенно независимо от ее глубины. Это приводит к тому, что порой бурение ведется не ради разведки новых богатств, а ради выполнения плана проходки и метрах. За четыре истекших года крупнейший трест Азербайд­жана — «Азморнефть» пробурил десятки тысяч метров породы, но из 74 скважин закончено только 35, а опробовано всего 26. Вряд ли все это будет возможно, если в оплате за проходку учесть законченность и опробование скважин, а также трудоем­кость работ».

Оценку работ по бурению скважин дляначала можно было бы вести, например, по формуле

П + аГ2 +С, (15)

где П затраты до начала бурения;

а — коэффициент, характеризующий стоимость проходки;

Г - глубина скважины;

С — затраты после окончания бурения на опробо­вание и сдачу скважины в эксплуатацию.

Могут сказать, что такая формула несовершенна, и предложить разные уточнения.

Например, можно подобрать более подходящий по­казатель степени и ввести другие поправки и уточне­ния, что не составит никакой трудности для лица, зна­ющего элементарные основы математики.

Однако даже такой первый шаг в совершенствова­нии показателя планов бурения уже даст благотворные результаты. Совершенствование таких формул можно было бы вести от года к году, постепенно уточняя ее для разных промыслов и наблюдая ее влияние на ра­боту бурильщиков.

Применение «полезного вала», «полезного товара» и «прогрессивной цены» требует применения формул, но у нас нет оснований бояться формул в стране, ко­торая имеет ни с кем не сравнимые успехи в народном образовании. А кто не может прочесть простой фор­мулы—пусть уступит свое место школьнику, окончив­шему 8 классов.

 

Показатели сводного народнохозяйственного плана

Все это хорошо, скажут статистики: но как быть с показателями народнохозяйственного плана? Ведь он весь задан в тоннах, метрах и штуках. Действительно, до сих пор план выпуска станков, например, дается в от­четах ЦСУ в штуках. Но насколько эти «штуки» раз­нится от «штук», скажем, 1932 г.!

Трудно отделить количество станков от их произ­водительности. Тем более целесообразно учитывать их выпуск не в штуках, а в количестве станков, помножен­ном на их производительность, или по их суммарной производительности.

Возьмем для примера случай, когда при переходе иниода от выпуска фрезерных станков типа «А» к типу «Б», имеющих на 40% большую производительность, ныпуск станков снизится на 15%. Очевидно, суммарная производительность станков возрастет на

(100+40)* (100-15)/100 = 19%

Это и будет реальным ростом выпуска продукции завода. разумеется, при неизменных долговечности, точ­ности и других качествах станков. Так, например, счи­тают выпуск тракторов в 15-сильном исчислении.

Выпуск судов целесообразно считать не по их водоизмещению, а по их транс­портной способности, т. е. по грузовместимости, помноженной на скорость хода.

В отчете ЦСУ могут фигурировать, если надо, обе цифры, например:

постройка судов в тоннах водоизмещения по срав­нению с предыдущим годом— 108%;

постройка судов по транспортной способности по сравнению с предыдущим годом— 117%.

Выпуск тепловозов можно было бы учитывать не просто в секциях, а в количестве секций, помноженном на их мощность. Ведь народному хозяйству отнюдь не безразлично, какие это секции — по 4000 л. с. или по 6000 л. с. Так как число секций, помноженное на их мощность в лошадиных силах,— большое число, целесо­образно выпуск тепловозов считать в условных сек­циях, положив в основу мощность 4000 или 5000 л. с.

Любые народнохозяйственные показатели легко пе­реводятся в удобные, привычные единицы, и наоборот.

Таким образом, не меняя по существу народнохо­зяйственного плана, вполне возможно пересчитать большинство его разделов в условные единицы.

Эти «единицы» будут отличаться от прежних абсо­лютных тем, что будут более полно, более точно отра­жать вклад каждой отрасли промышленности в общее дело подъема всего народного хозяйства.

Кроме того, и это, пожалуй, самое главное, в этих «единицах», как общей мере для целой отрасли про­мышленности, будет задан план отдельным совнархо­зам, предприятиям, цехам, конструкторским бюро. Но­вые показатели создадут не только возможность, но и мощный стимул для повышения качества продукции.

Быстрый рост качества продукции во всех отраслях промышленности вызовет ускоренное повышение про­изводительности труда. Произойдет «цепная реакция» улучшения работы всего народного хозяйства, расцвет производительных сил нашего общества. Отчет ЦСУ будет выглядеть в общем как и раньше, но будет лучше, полнее, ярче отражать динамику нашего роста.

Не будут ли премии слишком высокими?

Если засчитывать выполнение плана предприятию в НХП, которые включают в себя наравне с количе­ством продукции ее народнохозяйственную эффектив­ность, то можно ожидать вследствие огромных потен­циальных возможностей, заложенных в качестве, пере­выполнения отдельными предприятиями планов вдвое, втрое и даже в большее число раз. :

Директорский фонд можетдостигнуть солидныхразмеров.

Однако денежные премии руководящим работникам предприятия и другим лицам, оплачиваемым повре­менно, будут в соответствии с действующим премиаль­ным положением небольшими, и во всяком случае их выплата не нанесет никакого ущерба государственным финансам, так как эти суммы составят ничтожный про­цент от получаемой всем народным хозяйством огром­ной дополнительной выгоды.

Премии, выдаваемые предприятию за выполнение и перевыполнение пла­на в НХП, будут выплачиваться из реальных дополнитель­ных ресурсов, созда­ваемых в народном хозяйстве.Они будут честно заработаны. Напротив премии, пусть небольшие, выплачиваемые по нынешним однобоким показателям, черпаются не­редко «из воздуха», в ущерб бюджету.

Премировать за внедрение новой техники? А если новая техника не понижает, а повышает себестоимость?

За снижение себестоимости? А если это снижение приводит к ухудшению качества продукции и вызывает повышение себестоимости у получателя продукции?

За рентабельность, за прибыль?

А если товары не пользуются спросом и не прода­ются?

Может быть, за перевыполнение по валу? Ну уж нет!

Только премирование, основанное на перевыполне­нии народнохозяйственных показателей, дает уверен­ность, что государство расходует на премии малую долю действительно созданных для народного хозяй­ства дополнительных ценностей.

Целесообразно с введением НХП даже отменить верхние лимиты премий, которые (лимиты) в некото­рых случаях сдерживают инициативу работников, вы­ключая стимул материальной заинтересованности при достижении часто весьма скромного «потолка».

Так, например, директор совхоза «Красноармей­ский» т. Майстренко, рассказывая о системе оплаты труда, которая применяется в хозяйстве, указал, что:

«Для рисоводов здесь установлена плановая урожайность |0—35—40 центнеров зерна с гектара. При выполнении плана; поливальщик получает 60 рублей в месяц. А за сверхплановую, продукцию ему дополнительно выплачивают 3 процента стоимости реализованного риса, но не более 300 рублей, то есть пять месячных окладов. Следовательно, достаточно собрать 45 центнеров риса с гектара, чтобы получить дополнительно пять месячных окладов. А получение более высокого урожая уже не стимулируется. Таким образом, материально поощряется сверхплановая продукция в пределах 5 центнеров, а дальше ограничивается, вроде бы получать свыше 45 центнеров риса с гектара мы и не заинтересованы. Это совершенно неправильно». («Известия, 1963, 2 октября).

Введение НХП значительно облегчит работу на­шего Министерства финансов по сбалансированию бюджета, так как огромные ресурсы, лежащие сейчас под спудом, будут приведены в действие (без единой копейки дополнительных капиталовложений) и везде, и всюду начнут появляться новые ценности.

Больше придется, пожалуй, думать над тем, где и как лучше использовать эти новые дополнительные ценности, чем о том, на чем бы ещё сэкономить, чтобы сбалансировать госбюджет.

 

Финансы и НХП

Министерство финансов не создает новых ценно­стей, оно может только перераспределять ценности, создаваемые другими, и является в силу характера по­казателей, по которым оно само работает (сбалансиро­вание бюджета), односторонне направленной органи­зацией.

Чем больше Минфин односторонне экономит на фонде зарплаты, штатах и премиях и чем больше вво­дит всевозможных ограничений и запрещений по рас­ходованию государственных средств, тем труднее ста­новится сбалансировать бюджет.

«За расходованием фондов зарплаты у нас также ведется строгий банковский контроль. Это правильно делается. Однако и тут нужен разумный расчет. Иногда выгодно произвести до­полнительные расходы, чтобы получить выигрыш. Так, на нашем заводе было с реконструкцией одного участка. Времени на нее отводилось мало, и необходимо было сосредоточить там много сил и средств, требовалось дополнительно затратить 20 тысяч рублей. В течение года мы выиграли от реконструкции 50 тысяч рублей и тем не менее попали в число нарушителей финансовой дисциплины»,— пишет директор завода т. Боровицкий. («Правда», 1961, 2 сентября),

Министерство финансов считает, что сокращение штатов всегда дает экономию. Но что увеличение шта­тов может дать экономию — ну уж нет, не докажете. Скорей Волга вспять потечет!

Вот что пишет инж. А. Вериго в своей статье «По форме—экономия, по сути—убытки». («Известия», 1964, 8 августа):

«Главный компас в экономике строительства — хозяйственный расчет. Его охотно принимают энергичные и деловитые прорабы и мастера. В то же время его старательно избегают бездельники, работающие по принципу — «мне дадут — я строю, не дадут — не строю». Но почему же в целом хозрасчет, как и аккордные на­ряды, внедряется недостаточно интенсивно, а часто только формально?

На наш взгляд, причина в том, что правильно поставленный хозрасчет и аккордные наряды требуют большой подготовитель­ной плановой работы, тщательного учета. Это на практике ока­зывается не под силу большинству прорабов и мастеров: они итак утопают в море бумаг, еле справляются с учетом в нынешнем виде, с оформлением нарядов. Поэтому выход из положения один:

помочь прорабам и мастерам в оформлении хозрасчета, в плани­ровании и учете. Дать старшему прорабу (начальнику участка) дополнительно счетовода-учетчика. Зарплату ему выплачивать из сумм, сэкономленных хозрасчетными бригадами. Она составит в среднем не более 5 процентов сбереженного.

Здесь мы подошли к одному из самых больных вопросов: штаты технического персонала в строительстве. Именно техниче­ского, а не административного. Строительно-монтажный трест пре­вращается ныне в крупный завод с подвижными цехами — строи­тельными подразделениями, меняющими свое местоположение каждый раз, когда они заканчивают объекты.

Требуется усиление «штабной» работы, оперативного руковод­ства и оперативного планирования, а также организации техноло­гического процесса...

Вот, например, трест «Бийскцелинстрой». Он ведет строи­тельство в 60 совхозах Алтая, имеет тысячи рабочих. Последнее сокращение штатов заставило ликвидировать в тресте группу про­ектирования организации работ, сократить штат технического от­дела до одного человека, упразднить должность главного инже­нера. Между тем механовооруженность треста выросла за годпочти в полтора раза, растет доля полносборных сооружений.

Кто же организует производство?

Мы сетуем на то, что около половины строительных органи­заций Министерства строительства РСФСР не выполнило в 1963 году плана снижения себестоимости строительно-монтаж­ных работ и повышения производительности труда. Не ошибемся, если укажем основной причиной этого печального факта плохую организацию производства, которая зависит не только от таланта и энергии руководителей, но и от большой кропотливой работы по составлению графиков, расчетов, отгрузочных ведомостей и спе­цификаций, диспетчерских сводок и их анализов, проектов орга­низации работ и оперативных планов, привязки к конкретным условиям новейших достижений науки и техники».

Не удивительно, что такая односторонняя «эконо­мия» привела к тому, что, несмотря на решение прави­тельства о постепенном увеличении доли премий в зар­плате, принятом вскоре после Великой Отечественной войны, эта доля в составе зарплаты Минфином с тех пор только уменьшалась.

Министерство финансов, по-видимому, не верит, что на производстве можно «делать деньги», т. е. соз­давать не предусмотренные никакими планами допол­нительные ценности, которые многократно, а иногда и в десятки раз перекрывают необходимую для их созда­ния дополнительную зарплату. Экономить, только эко­номить! И экономят копейку там, где эта экономия вы­зывает тысячные потери, не позволяют израсходовать лишнюю копейку там, где это создаст новые ценности на тысячи рублей.

В основе этого лежит неверие в то, что руководи­тели предприятий будут заботиться о народнохозяй­ственной выгоде, о народном, а не о своем, заводском рубле.

Что ж, по своему Минфин прав. Пока действуют устаревшие, односторонне направленные показатели плана, коллективный эгоизм будет постоянно ущемлять общегосударственные интересы, как об этом рассказано в той же статье А. Вериго:

«Два примера, взятых наугад из повседневной практики строи­телей. Одинаково уродливые и имеющие один корень — фетиши­зацию ведомственного подхода к экономии фонда зарплаты.

Половняк не пошел в кладку стен потому, что в этом случае потребуется некоторая добавка к зарплате каменщиков. Эта до­плата в десятки раз меньше стоимости кирпича, который можно было сберечь. Но на производство кирпича расходовалась «чу­жая» зарплата, по другому ведомству, она строителей не интере­сует. И не потому, что они какие-то плохие, несознательные. Про­сто система контроля за фондом зарплаты, созданная плановыми и финансовыми органами, немедленно накажет всякого, кто по­пытается перерасходовать копейки из этого фонда, чтобы сберечь рубли, овеществленные в материалах.

Эта система, с одной стороны, приводит к значительным из­лишним затратам полезного труда и того же фонда зарплаты в других отраслях народного хозяйства: промышленности и транс­порте. С другой стороны, она мешает развитию творческой ини­циативы строителей в деле снижения себестоимости сооружений...

...Поневоле начинаешь думать, что работники плановых и фи­нансовых органов, видимо, согласны с тем, чтобы народное хозяйство терпело убытки ради несравненно меньшей экономии, полу­чаемой от директивного сокращения административно-технического персонала.

Конечно, проще исправить дату на прошлогодней директиве и подписать ее вторично, чем диалектически оценить изменение обстановки в строительстве, проанализировать состояние произ­водительных сил в ней, по-хозяйски посчитать, что выгоднее для народного хозяйства. Сейчас создалось такое положение: государ­ство дает строительным организациям все необходимые ресурсы, а строители не могут их рационально использовать из-за нехватки технического персонала. Причем дело не в кадрах, а в отсутствии соответствующих «единиц» в штатном расписании. . .

. . .Молодые специалисты, пришедшие на стройку в недавние годы, видят, что материалами мы сейчас богаты. Знают, что оценка их работы будет выше, если они сэкономят дневную зар­плату рабочего,— скажем, три рубля, чем если сберегут кубометр пиломатериалов стоимостью 30 рублей. Они и не обеспокоены се­бестоимостью возводимых ими сооружений.

Надо пересмотреть порядок планирования фонда зарплаты.

И дело не только в том, чтобы финансовая политика стиму­лировала строителей оставлять чистой строительную площадку. Вопрос значительно шире и сложнее.

У всех уже в зубах навязли разговоры о несовершенстве по­казателя сметной стоимости строительства. Тем не менее, он остается основой оценки объема работ и производительности труда».

По односторонним показателям работает и Мини­стерство финансов, что заражает и его «коллективным эгоизмом». За экономию Минфин хвалят, так как она проходит по отчетам, выражается в очередных указа­ниях по сокращению штатов счетоводов, машинисток и уборщиц (что дает по СССР столько-то миллионов рублей!), а те миллиарды, которые страна может полу­чить, несколько перерасходовав фонд зарплаты, в от­чете Минфина фигурировать не будут, ими будут ще­голять другие ведомства. А перерасход фонда зарплаты в отчетах Минфина останется.

Совершенно очевидно, что хозяйственные руководи­тели должны иметь право на кредит не только денеж­ный, но и кредит на «фонд зарплаты». Взял один до­полнительный рубль в фонд зарплаты, выдал дополни­тельных ценностей на 20 руб.—бери еще!


Даже лабораторию экономических исследований Минфин считает излишним расходом:

«Решили и мы создать такую лабораторию за счет фондов, штатов и средств совнархоза. Есть на то постановление Совета Министров республики, есть деньги, люди. Но странное дело — в Министерстве финансов (его центральном штатном управлении) пока еще не поняли важности этого начинания и всячески пре­пятствуют созданию такой лаборатории. Надеемся, что эта наша неудача — временная»,— писал т. Левин из Таллина. («Известия», 1962, 7 апреля).

Уж если быть последовательными, то нужно сокра­тить само Министерство финансов— вот была бы эко­номия!

Министерство финансов — это главный бухгалтер страны. Оно должно контролировать расходование средств в соответствии с планами, разработанными другими организациями, и не должно решать, где по его мнению, выгодно расходовать средства, а где нет. Это дело организаторов промышленности, которые от­ветственны за обе стороны дела: и за расходы, и за результаты.

Старые и новые показатели

Посмотрим, что изменится после введения в прак­тику новых народнохозяйственных показателей: «по­лезного вала» и «прогрессивной цены», что они устра­нят из того, что нас не устраивало, и что они дадут нам из того, что нам нужно?

Большинство существующих показателей плана крайне односторонни, что приводит и к односторонно­сти в работе — к погоне за количеством. Односторон­ность толкает руководство предприятий только в одном направлении: побольше количества (тонн, штук, кубов, метров и т. п.). Качество продукции в лучшем случае отходит на второй план, а иногда приносится в жертву количеству.

Напротив, НХП имеют диалектический характер. План задан в единстве количества и качества, величи­нах, противоречивых в своей основе. Руководитель по­лучает возможность выбирать оптимальное соотноше­ние между количеством и качеством выпускаемой про­дукции и перевыполнять план за счет улучшения качества со всеми вытекающими из этого преимуще­ствами для народного хозяйства.

Выше качество продукции — выше выполнение плана. Поднимать качество — значит совершенствовать изделие, привлекая к этому конструкторов и новаторов, быстро переходить к новым, прогрессивным моделям, обновлять ассортимент, наладить лаборатории для от­работки надежности изделия, долговечности, высоких эксплуатационных качеств.

Так, в приведенном уже примере коллектив завода, создавшего уникальный прокатный стан повышенной производительности, окажется в огромном выигрыше. Что касается тонн, т. е. веса стана, то они встанут на свое место. Не за .большой вес будет премироваться коллектив, а за экономию веса, как должно быть ясно для всякого, не сошедшего с ума человека.

НХП, основанные на введении обратной связи в показатели плана, обеспечат большую долю автома­тизма в работе промышленности.

Существующая сейчас огромная (и в значительной мере неиспользуемая) отчетность, необходимость бес­престанно подправлять сверху действия руководителей предприятии вызываются прежде всего односто­ронностью существующих показателей, отсутствием в них связи с народнохозяйственными интересами из-за отсутствия учета интересов получателей про­дукции.

Затруднения с поставками по кооперации также провоцируются в значительной мере теми же причи­нами.

Значительно упростится управление промышленно­стью. Каждое предприятие будет самостоятельно искать оптимальные решения, развивая свою инициативу и поддерживая все годные предложенияпо повышению качества изделия.

С внедрением НХП в практику появится еще одна замечательная возможность: можно будет запретить предприятиям тяжелой промышленности количествен­ное перевыполнение плана, оставив у них возможность перевыполнения плана только по качественным пока­зателям.

Такое положение больше соответствует самой идее социалистического планового хозяйства. Оно избавит нас 6т путаницы и авралов, возникающих при ко­личественном перевыполнении плана, особенно при наличии большого объема кооперированных по­ставок.

Машина и человек

Сбор первичной информации, ее хранение, обра­ботка и передача по прямым каналам «наверх», над чем работает сейчас школа акад. А. И, Берга, акад. В. М. Глушков в Киеве и другие советские ученые, — замечательное начинание по внедрению новейшей тех­ники в управление промышленностью.

Однако необходимо, чтобы на основе этой очень точ­ной и своевременной информации руководители пред­приятия, объединения могли принять соответствующее решение.

Ведь все случаи, описанные выше, показывают, что неверное направление производства не изменялось не потому, что не хватало информации о производстве и сбыте, а от того, что над этими руководителями дов­лел план, точнее сказать, мертвящие показатели плана, которые никто не в силах был изменить.

Поэтому применение устройств, подобных разраба­тываемым акад. В. М. Глушковым, необходимо допол­нить демократизацией управления промышленностью, обеспечением широкой «свободы выбора», свободы при­нятия оптимальных решений. Для этого нужен гибкий план, обеспечивающий эту свободу выбора, право са­мостоятельной оптимизации производства, т. е. воз­можность, которую и создают НХП.

НХП позволят практически реализовать все вы­годы, которые несут нам новые информационные уст­ройства.

Машина служит человеку. Приказать она человеку не может, может дать только совет в виде своевремен­ной, точной, объективной информации, получив кото­рую человек должен принять решение. Он должен иметь право принимать решения. Современная система планирования в жестких, чисто количественных показа­телях, негибкая и бездушная, этого права ему не дает. НХП автоматически создает возможность принимать решения, к тем большей выгоде для народного хозяй­ства в целом, чем лучше учтена она в НХП.

...Даже кибернетика, ставя своей задачей повышение эффек­тивности деятельности человека в тех случаях, когда ему необ­ходимо осуществлять управление, отнюдь не исключает человека с его знаниями, способностями, фантазией, переживаниями и по­буждениями. .. (А. И. Берг. О некоторых проблемах киберне­тики.—«Вопросы философии», 1960, № 5).

Отсутствующая наука

Внимательный читатель, вероятно, уже заметил, что показатели плана можно уподобить неким фильтрам, которые пропускают через себя только те решения тру­дящихся, которые соответствуют их (показателей) при­роде.

Какие бы стимулы ни руководили участниками про­изводственного процесса, почти всегда в конечном счете «показатели» обусловливают выбор решения и, следо­вательно, действия производителей. Показатели дей­ствуют в сложной сфере мотивов человеческих поступ­ков, в области, которую можно было бы назвать «производственной психологией». По-видимому, необ­ходимость в существовании такой науки вполне на­зрела. Неразработанность этой области человеческих знаний приводит иногда к неправомерным обвине­ниям отдельных трудящихся в «недостатке сознатель­ности».

Выше уже было описано, каким образом неудачно выбранные «показатели плана» приводят порой к про­тиворечию между требованиями выполнения плана и совестью трудящихся.

Дело чаще всего не в недостатке сознательности, а в неразрешимой дилемме, столкнувшись с которой трудящийся вынужден подчиняться дисциплине и с болью в сердце делать не то, что ему по его собствен­ному, внутреннему убеждению нужно было бы делать в наших общих интересах, с более широкой точки зрения.

Эта «широкая точка зрения» есть у подавляющего большинства наших трудящихся — в этом громадное завоевание революции, большой успех повседневной воспитательной работы нашей партии. Обвинять сго­ряча, не разобравшись в существе реальных производ­ственных отношений, того или иного исполнителя плана в «недостатке сознательности» — это значит расцени­вать самое дорогое, самое святое для советского чело­века — сознательное стремление к общему благу, как заплатку на изношенном рубище планирования.

Не сознательность надо приспособлять к плану, аплан к высокой сознательности советского трудяще­гося — самой большой силе в построении бесклассового коммунистического общества.

 

 

V. НАРОДНОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА ПРЕДМЕТОВ ПОТРЕБЛЕНИЯ И ДЛЯ СФЕРЫ ОБСЛУЖИВАНИЯ

 

Производство другое — недостатки те же

В легкой промышленности, производящей предметы личного (семейного) потребления, и в сфере обслужива­ния (народное питание, зрелищные предприятия и др.) показатели плана народнохозяйственного типа так же нужны, как и в производстве изделий, потребляемых самой промышленностью (металл, топливо, станки, ин­струмент, приборы и т. п.).

Те же количественные, качественные ошибки и мето­дологические недостатки планирования приводят к схо­жим неурядицам, к противоречию между интересами отдельного предприятия и интересами народного хозяй­ства в целом, к потерям труда, материалов, темпов раз­вития и т. п.

Вот пример только одной количественной ошибки планирования, обошедшейся нам всего в 80 млн. руб. (т. е. в сумму, на которую можно было бы построить десяток хороших заводов) приведенный в статье Я.Ор­лова «Цена плохого качества»:

«Нельзя планировать так, как планировал выпуск швейных Машин б. Госэкономсовет, одобривший в 1961 году примерные нормы обеспечения населения швейными машинами в расчете но одной на каждую семью. Кому в ноши дни, когда выпуск го­товых швейных изделий и спрос на них непрерывно увеличи­вается, пришло в голову превращать каждую женщину в «ку­старя-одиночку»? Ошибка? Но в результате этой ошибки скопи­лось более чем на 80 миллионов рублей непроданных машин». («Техническая эстетика», 1964, № 1).

Скопляются и неходовые одежда и обувь. Вот при­мер качественных ошибок планирования, приводящих к оседанию не пользующихся спросом товаров на скла­дах «снабов», «торгов» и в магазинах.

«К примеру, заказы на полушерстяные ткани для платьев S, па прошлый год предприятия и оптовые базы Министерства тор­говли по своему усмотрению «скорректировали», сократив более чем в девять раз. А взамен, вдвое по сравнению с заказом, уве­личили поставку камвольных полушерстяных костюмных тканей. , 'Гак выгоднее для выполнения плана. Но это невыгодно покупателю.

Промышленность буквально навязывает торговле многие s пшейные изделия, используя силу фондов.

Судя по всему, и в наступившем году предприятия по-преж­нему предусматривают выработку товаров не в том ассортименте к не тех моделей, которые нравятся покупателям. Если внимательно посмотреть планы, то станет ясно, что по одним видам одежды заказы на нынешний год будут явно не выполнены, по другим — перевыполнены. Но это не то перевыполнение, которое следует приветствовать: оно неизбежно приведет к затовариванию.

К примеру, заказы республиканской торговли на швейные изделия из хлопчатобумажной ткани намечено удовлетворить на 85%, на мужские полупальто—только на 40%. А вот мужских сорочек из ситца и других тканей будет выпущено в пол­тора раза больше, чем требуется. Так же обстоит дело со мно­гими видами тканей, обуви и других товаров. Спрашивается, кому нужно такое планирование?

Дело здесь в том, что каждое предприятие имеет отлаженное производство определенных изделий. Если изменять их номенклатуру, то заводу, фабрике нужно осваивать новые техноло­гические процессы, то есть преодолевать известные трудности. Это может привести на какое-то время к снижению «вала»,— сообщает М. Денисов, председатель правления Российского потребсоюза. («Известия», 1964, 11 января.)

Мы видим, что и в легкой промышленности дей­ствуют, в общем, те же закономерности, что и в произ­водстве блюмингов, шин, проката и кирпича, на транс­порте и в строительстве.

Вопрос назрел, атмосфера накалилась. Небольшая статья «Для всех и для себя», затронувшая эти воп­росы, вызвала волну откликов. Многие товарищи прямо вносили предложения, как исправить нашу систему пла­нирования, чем заменить негодную во многих случаях «валовку», и другие показатели, не отвечающие нашим общим, народнохозяйственным интересам.

„Вал" против обновления ассортимента

Поскольку некоторые профессиональные плановики все еще считают возможным широкое применение этого показателя в народном хозяйстве, то предоставим слово студентке Юле П., которой ее ру­ководитель проф. Н. В. Воронов предложил в качестве темы дип­ломной работы проектирования вы­яснить вопрос: почему в продаже нет изделий из нового, весьма про­грессивного материала — сульфид-цинкового стекла, изобретенного на Ленинградском заводе художественного стекла, из числа демонстрировавшихся на выставке в Манеже «Искусство и быт».

Привожу далее почти полностью, не боясь утомить читателя, статью проф. И. В. Воронова, написанную живо, интересно, а главное, убедительно, на фактах.

«Дипломантка положила передо мной два официальных изда­ния — альбомы иллюстраций к прейскурантам розничных цен на сортовую стеклянную посуду; первый план издан в 1939 году. а второй—в 1959, стало быть, действующий и сегодня. Смот­рим на рисунки алмазной грани для стаканов и графинов. С удив­лением видим, что за 20 лет многие совершенно не изменились. Рисунки алмаза №№ 802, 805, 900, 901, 904—907, 1000, 1001 и другие, украшавшие посуду в 30-е годы, спокойно рекомен­дуются к производству и сегодня. Изменились только их номера. Они фигурируют под №№ 600, 602, 603, 700, 701 и т. д.

Может быть, эти рисунки — выдающиеся произведения деко­ративно-прикладного искусства? К сожалению, нет... И это не единичный пример. Десятки ваз старых фасонов, десятки аляпо­ватых графинов, кувшинов производится и сегодня, причем в ог­ромных тиражах и на многих заводах. Например, графин арти­кула 522 (в 1939 г. он имел артикул 324) выпускается на Гусевском и Дятьковском хрустальных заводах, на Ленинградском заводе художественного стекла, на стеклозаводах имени Дзержин­ского, имени Свердлова и заводе «Неман». Шесть крупнейших предприятий двадцать лет «гонят» один и тот же графинчик! Да разве двадцать!

— Наверное, не только мне,но и большинству читателей известно, что многие из этих графинов и ваз были созданы даже не в 30-е годы, а гораздо раньше, еще при заводчике Мальцеве, до революции. Уже третье поколение людей «украшает» свой быт неистребимой мещанской посудой. Меняются общественные отно­шения, меняются люди, а мещанские предметы быта остаются. И упорно тянут нас назад.

Неужели ассортимент совершенно не обновляется? Юля кла­дет передо мной выписку из доклада главного художника Ленин­градского завода художественного стекла Е. Яновской: «Завод за 10 месяцев 1961 года выпустил около 143 тысяч штук новых видов изделий или около 18% от общего выпуска всей продукции».

— И так всегда?

Нет, обычно меньше. Потом ЛЗХС — это лучшее, образ­цовое предприятие. А когда я посмотрела данные по другим за­водам, то оказалось, что ежегодное обновление ассортимента со­ставляет обычно 5—7%, редко около 10% от общего выпуска.

— Невыгодно?

— Конечно. С новым ведь всегда морока. Пока рабочие не привыкнут, норма не выполняется, а значит, и план «не натя­нешь». А за освоение нового — ни премий, ни поощрений. Даже «прогрессивку» в это время не платят. Получается, что новое всем «невыгодно», всех бьет по карману. Только художник может потом получить премию за свои образцы, да и то не всегда. Остальные наверняка останутся в накладе.

— Но раз художники работают на заводе, значит, их дея­тельность планируется. Ведь известно, что они в течение года должны сделать определенное количество ваз, графинов, прибо­ров для воды новой формы. Почему же заранее в плане не учесть освоение этих изделий?

— Да ведь план-то совнархоз спускает не в изделиях, а по валу, т. е. в рублях. А план художественной лаборатории состав­ляется отдельно на заводе. Художники спроектируют новые изде­лия, изготовят опытные образцы. Их поставят на полочки в за­водском музее, отвезут на выставку в управление совнархоза. Вот выполнен план по лаборатории. А завод «гонит вал». На освое­нии нового план не натянешь и вал не наберешь.

— Откуда у вас, Юля, появился этот жаргон — «набрать вал», «натянуть план»?

— Простите... Все эти слова говорят заводские и совнархозовские экономисты. Вот, например, в планово-экономическом отделе Управления стекольной и фаянсовой промышленности Ка­лининского СНХ мне очень хорошо объяснили, как на заводах «набирают вал». Вот у меня табличка за 1960 год—в ней фи­гурируют еще старые цены. Видите, дорогих изделий выпускается всегда больше, они выгоднее предприятию.

— Но ведь это же противоречит интересам покупателя.Этопротиворечит смыслу семилетнего государственного плана.

— Зато заводские планы всегда перевыполняются. Бюллетень технико-экономических показателей работы заводов тарного и сор­тового стекла утверждает, чт






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.