Пиши Дома Нужные Работы


Цензорство Катона н Флакка. 185 г.

Эти бесчинства вакханалий, конечно, были только одним из симптомов многих темных сторон римской жизни. Целительным средством против них являлась строгая и суровая цензорская деятельность, и потому на ближайшие годы были избраны выдающиеся сторонники древнеримских нравов — Марк Порций Катон и Луций Валерий Флакк (185 г. до н. э.). Это цензорство, с его тягостными налогами на роскошь, с беспощадным изгнанием из сената недостойных представителей знати, с его быстро и бесповоротно действовавшими полицейскими мерами надолго сохранилось в народной памяти, точно так же как и отдельные меткие выражения Катона, вроде, например, известного «Погибели обречен город, в котором рыба стоит дороже пахотного вола!» Но это цензорство, конечно, могло коснуться только некоторых, резко выдающихся симптомов быстро развивающегося недуга, но не главного источника его или, вернее, не тысячи его источников.

Царь Персей

Важнейшим внешним событием этого времени была кончина царя Филиппа Македонского, последовавшая в 179 г до н. э. Мир с ним не нарушался уже с 196 г. до н. э., и в этой второй половине своей жизни он выказал себя способным человеком и умным правителем. При нем его царство успело окрепнуть и оправиться. Если действительно верно то, что он, как утверждают римские писатели, не оставлял мысли когда-нибудь еще раз вступить в борьбу с римлянами, то его, по крайней мере, следует похвалить за то, что он, умея выжидать, собрал такие средства, при которых способный наследник мог бы успешно провести необходимую войну. Но он в своей семье был несчастлив. У него было два сына, и один из них, родившийся от законного брака, Деметрий, жил в Риме заложником, всецело проникся впечатлением величия и могущества римской республики и сумел завязать личные хорошие отношения с правящими кружками Рима. Весьма было бы желательно, чтобы подобная примирительная политика получила значение в Македонии, после смерти Филиппа. Однако общее мнение большинства правящих людей в Македонии и чувство всей нации было положительно против всякой дружбы с Римом, и на этом настроении основывал свои надежды старший сын, Персей, рожденный от брака с женой не из царственного рода. Притом дело сложилось так, что Деметрий был устранен рукой убийцы, и таким образом Персей остался единственным законным наследником Филиппа.

Персей Македонский.

С его монеты.

Положение Греции

И при этом наследник Филиппа, который, быть может, вовсе не настолько стремился к войне с Римом, как он это выказывал, добившись престола, — мир все же устоял в течение 8 лет. Более всего способствовало нарушению мира еще при Филиппе, а затем и при его преемнике общее крайне ненадежное положение дел во всей Греции. Здесь уже давно управление в отдельных областях было подчинено фразе и неразумным порывам: только в этом смысле современные греки и понимали общественную свободу! Всюду, на ограниченном пространстве греческих областей, на первый план выступали резкие противоположности партий, относившихся друг к другу с величайшей ненавистью, а преобладавшее полное экономическое расстройство еще усугубляло ядовитую резкость этих противоположностей. Так не предвиделось конца усобицам, и если, наконец, возникала небходимость в третейском суде, то оставалось только обратиться к римлянам, которые, конечно, не упускали случая указать грекам на противоречие, существующее между мнимой свободой и фактическим рабством. И если уже, по своей природе, человек вообще более склонен обращать внимание на неудовлетворительность политического положения, чем на его хорошие стороны, то уж в Греции-то при необузданной свободе слова эта сторона выступала еще ярче, чем где-либо. Понемногу во всей Греции не только образовалась сильная антиримская партия, но и вообще общественное мнение получило враждебную римлянам окраску. Недовольство против римлян (на этой горячей почве быстро перерождавшееся в непримиримую ненависть) более всего было направлено против их друзей и особенно против пергамского царя Эвмена. Само собой разумеется, что антиримская партия была в то же время партией македонской, ибо только в тесной связи с Македонией можно было рассчитывать хоть на какой-нибудь успех, а о Македонии не без основания думали, что она теперь значительно окрепла.

Царь Эвмен Пергамский

Царь Эвмен был затронут за живое быстрым падением своей популярности в Греции. В 172 г. до н. э. он лично поехал в Рим и там о положении дел в Греции подробно донес сенату, которому кое-что уже было известно. Кроме того, он сообщил сведения о тайных вооружениях царя Персея, которого в одинаковой степени считал и своим врагом, и врагом Рима.

Вид на акрополь Пергама. Реконструкция Р. Бона из отчета о его раскопках.

Несомненно было то, что он увеличил свое войско гораздо более того состава, который был определен для Македонии в мирном договоре 169 г. до н. э. Кроме того, по словам Эвмена, уже были приготовлены денежные средства для найма 10 тысяч наемников на 10 лет, а также были собраны запасы оружия и продовольствия для значительного войска.

Тетрадрахма-цистофор Пергама (слева).

АВЕРС. Мистическая циста, откуда выползает змея, в обрамлении виноградной лозы и плюща.

РЕВЕРС. Две змеи и тирс; три первые греческие буквы названия города Пергама и монограмма.

Эвмен II, царь Пергама (справа). С его тетрадрахмы.

Покушение на жизнь Эвмена во время обратного путешествия в Азию еще более ухудшило настроение. Римское посольство было принято при македонском дворе очень холодно, на его запросы царь отвечал, что смотрит на прежний договор как на утративший всякое значение, однако он, мол, не прочь заключить с римлянами новый договор на основе равноправия обеих держав. Тогда с другой стороны последовало распоряжение о назначении Македонии провинцией для деятельности одного из консулов, избранных на 171 г. до н. э.

Третья Македонская война

В этой третьей Македонской войне (171–168 гг. до н. э.) царь Персей выказал большую нерешительность, которая в борьбе с таким врагом, как Рим, вскоре оказалась пагубной. Ему следовало бы проникнуться убеждением, что при подобной войне оставалось на выбор или победить, или потерпеть поражение. Он не сумел воспользоваться богатыми, издавна припасенными средствами для нанесения быстрого и решительного удара. Он даже вступил в тайные переговоры с римским послом Квинтом Марцием, который некогда был приятелем его отца, и дал себя сманить на перемирие, которое оказалось полезно только для римских вооружений. Когда же после этого, вступив в Фессалию, он наткнулся на римское войско, уступавшее его войску и в качестве, и в количестве, он упустил случай к победе, приказал своей коннице отступать именно тогда, когда она уже одерживала решительный перевес над римской конницей, и опять пытался вступить в переговоры; он даже не сумел воспользоваться тем недовольством, которое всюду в Греции возбудило дурное и связанное со всякими хищничествами против союзников ведение войны римлянами в ее первый год. Не лучше шли дела и в 169 г. до н. э. Командование римском войском перешло к вышеупомянутому Квинту Марцию. С величайшей смелостью он вторгся через Олимп в Македонию, не заботясь ни об укреплениях, расположенных на пути, ни об опасностях отступления. Он, наверное, погиб бы, если бы Персей решился на него напасть. Но царь не решился и дал возможность римскому полководцу выпутаться из его неблагоприятного положения. Не удался и другой план, основанный на совпадении целого ряда случайностей, по которому предполагалось внести войну в саму Италию. Упустил Персей возможность нанять 20 тысяч галльского войска только благодаря своей скупости. Тем же совсем не царственным свойством он оттолкнул от себя и весьма важного союзника, разбойничьего иллирийского царька Гентия, скодрского правителя.

Как ни мало был искусен Персей в умении пользоваться своим счастьем, однако медлительность, с которой велась против него война, в восточных странах уже начинала колебать доверие к римской республике. Опять там всплыла мысль об общем союзе против римского преобладания, некогда поднятая Ганнибалом во время войны римлян с Антиохом, и даже Эвмен Пергамский не прочь был в течение некоторого времени оказать поддержку Персею в его борьбе против Рима. В недобрый час пришло на мысль родосцам сунуться со своим посредничеством в войну между двумя великими державами, т. к. эта война наносила значительный ущерб их торговле, и они отправили посольства к обеим сторонам.

Саркофаг, найденный в склепе в Пидне

Битва при Пидне. 168 г.

В Риме и без всех подобных указаний давно поняли, что в данном случае медлить больше нельзя, что следует избрать человека, более способного к командованию, чем все, бывшие до того. Выбор этих малоспособных людей только указывал на то, в какой степени беззаботной и неосторожной становилась правящая аристократия, ослепленная своим могуществом. В комициях на 168 г. до н. э. был наконец избран настоящий человек, пригодный для дела — патрицианский консул Луций Эмилий Павел, сын павшего в битве при Каннах. Это был человек, выдающийся по своим достоинствам: опытный в ведении войны, сведущий в делах, добросовестный; один из тех немногих, которые с полным сознанием усвоили многостороннее и тонкое греческое образование и в то же время сумели сохранить в себе древнеримскую простоту и правдивость. О нем рассказывают, что прежде чем приняться за эту войну, он занялся серьезным изучением условий, среди которых ее предстояло вести. Не менее характерно и то, что Эмилий, прежде чем отправиться к войску, счел долгом обратиться к народу со строгой речью: серьезно порицал он и бесцельное резонерство, по-видимому, обычное в римском обществе того времени.

Спокойная уверенность знающего человека, которую он проявил тотчас по вступлении в лагерь, в несколько недель дала возможность подготовиться к выполнению его последней задачи. Тотчас все двинулось вперед: смелое движение части римских войск против линии отступления Персея вынудило последнего удалиться из Фессалии, и решительная битва, которую уже нельзя было откладывать, произошла в июне 168 г. до н. э. близ древнего города Пидна. Сохранилось упоминание о том, что Эмилий, принадлежащий к коллегии авгуров, накануне битвы приносил жертвы Геркулесу — родоначальнику македонских царей — и приказал приносить их до тех пор, пока при заклании 21-го жертвенного животного не добился благоприятных предзнаменований. Как и во всем, он и в отношении к богам действовал с древнеримской добросовестностью. Это, однако, нисколько не помешало тому, чтобы он позволил одному из своих военных трибунов, сведущему в астрономии, дать солдатам простое и естественное объяснение наступавшего лунного затмения. На следующий день после этого затмения, 22 июня 168 г. до н. э., легион и фаланга в последний раз померились силами, и римляне остались победителями в этой горячей, но непродолжительной схватке. И вот сам Персей покинул свое разбитое войско и отступил к северу во главе отряда своих конных телохранителей, но остановился лишь на несколько часов в своей столице Пелле и бежал дальше, за реку Аксий. Римский консул не замедлил двинуться за ним следом. Во время наступления на Амфиполь Эмилий получил от Персея письмо, отправленное с острова Самофракии, на котором он укрылся с частью своих сокровищ. На письме стояла надпись: «Царь Персей римскому императору[59] Эмилию». Эмилий тотчас возвратил письмо посланному: в адресе письма оказалось лишнее слово. Некоторое время Персей еще пытался противиться могущественной судьбе, которая, видимо, решила положить конец македонскому царству. Но когда римский флот причалил к острову, когда последняя попытка ускользнуть от римлян не удалась, Персей примирился со своей участью: вместе со своим старшим сыном он сдался римскому начальнику флота Октавию, который приказал препроводить его в консульский лагерь. Он не мог сомневаться в том, что ему предстоял самый страшный позор, который только мог постигнуть одного из преемников Александра Великого — шествуя перед колесницей победителя, во время его триумфа, он должен был доставить забавное зрелище галдящей толпе народа в Риме. От этого не мог его избавить даже и сам консул Эмилий, хотя лично он и не способен был сочувствовать этому варварскому обычаю древнего Рима. Однако римский консул оказался довольно гуманным по понятию древних и приказал сказать царю, что от него самого вполне зависит избавить себя от этой печальной крайности. Но последний македонский царь не нашел в себе достаточно мужества, чтобы избрать смерть Демосфена или Ганнибала. Таким образом, он снизошел на одну ступень со своим союзником иллирийским царьком Гентием, который сдался римскому претору Аницию, проклиная то корыстолюбие, которое побудило его за ничтожную плату впутаться в эту войну и утратить свои владения.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.