Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

ЯПОНИЯ В РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ.

СЛОЖЕНИЕ ЯПОНСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ.В отличие от вышерассмотренных цивилизаций Востока, японская много моложе; она ровесница средневековых обществ Европы. Распад первобытности и переход к сословно-государственным структурам на Японских островах происходил в III-VII вв. н.э.

Современные японцы (ямато) относятся к народам индонезийской группы, которые на рубеже новой эры частично ассимилировали, а отчасти вытеснили коренное (с неолита) население архипелага - айнов (эбису)[256]. На японский этнос оказали влияние и корейцы, проникавшие в последние столетия до н.э. На таких основах и формировалась японская цивилизация.

Первоначально население островов занималось собирательством, охотой, рыболовством. Затем - примитивным земледелием - возделывался завезенный из южной Кореи рис. В III-IV вв. на основе прогресса в земледелии начинается разложение родового строя: развивается социальная и имущественная дифференциация. Одновременно разворачивается борьба между отдельными кланами (родами), что приводит к частичному истреблению и покорению отдельных родов, становившихся данниками победителей. В роды включаются полусвободные (бэ) и рабы (яцуко). Так складывается своеобразная клановая система догосударственной эпохи.

В IV-V вв. образуются союзы племен. Во главе оказывается род Ямато. В японских текстах появляется "император", который до середины VII в. был главой самого сильного рода, а затем - вождем ведущего племенного союза, жрецом и судьей.

В VI-VII вв. кровнородственные общины превращаются в соседские. Возникает понятие ”мое” и “чужое” поле. Появляются и “царские поля” - собственные земли глав племенных союзов и их семей, которые обрабатывали обедневшие общинники. Но угодья еще оставались в коллективном пользовании общин.



При поливном земледелии, которое применялось в Японии, требовалось большое количество рабочих рук. Это цементировало общины и удерживало их от полного распада (по типу германской марки). Но уже с VIII в., со складыванием государства, перестают собираться общинные собрания, должности наследственно занимает местная знать. Сходит на нет и военная роль общин: общинникам запрещается иметь оружие, ополчение преобразуется в набор рекрутов. Наконец, и верховная собственность на землю переходит от общин к сформировавшейся государственной власти.

В VII-VIII вв. происходит обособление малых семей. Каждая живет в отдельном жилище, но в общем дворе с родителями и другими родственными семьями. То есть самостоятельные хозяйства малые семьи еще не ведут. Единой хозяйственной и социальной ячейкой остается большая семья с общим двором (патронимия).

ФОРМИРОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ.Указанные процессы происходили на фоне упорной борьбы родов за главенство в племенных союзах. В этой борьбе, обострившейся в VII в., и оформилось государство. На заключительном этапе этой борьбы между родами Согаи Сумэраги, в начале VII в. была предпринята попытка реорганизовать племенное управление и создать сильную централизованную государственную организацию во главе с "сыном неба" - монархом. Один из наиболее образованных на тогдашних островах, наследный принц из рода Сога - Сётоку-Тайси (572-621), принявший буддизм, знакомый с конфуцианством, установил по примеру китайского "Табель 12 рангов", а в 604 г. издал "Закон из 17 статей", пронизанный идеями буддизма и конфуцианства о централизованном государстве и неограниченном суверенитете монарха, о необходимости подчинения низших высшим[257]. Так готовились политические основы государственности.

Но сформировалось японское государство при другой династии, в ходе так называемого “переворота Тайка” (буквально: великие перемены) - серии реформ конца VII-начала VIII в., когда были ликвидированы прежние наследственные звания родо-племенной знати, ее права владения землей. Вся земля объявлялась государственной собственностью в лице императора. Предусматривалось распределение земельных участков между отдельными семьями каждые 6 лет по системе, заимствованной у танского Китая[258]. Тем самым, основой японского общества становилась государственная собственность на землю, а население страны превращалось в держателей государственных наделов. Все прежние налоги и поборы заменялись единым поземельным обложением, вносимым в зависимости от плодородия почвы. Периодически производились переписи населения и земельного фонда. Сохранялась также подать изделиями домашнего ремесла (пеньковой одеждой и шелковой материей). Вводилась отработочная повинность (барщина), обязательная для всех трудоспособных мужчин; ее, однако, можно было заменить каким-либо продуктом ремесла. Оставались императорские и храмовые земли. Но прежняя родо-племенная знать преобразовывалась в феодалов, владельцев бенефициев. Крестьяне не имели права покидать наделы, данные им в держание.

Рабовладение в складывавшейся системе не получило развития. Возможно, сказалась изолированность страны, что не способствовало притоку рабов из вне. А основа земледелия - выращивание риса - требовала тщательного индивидуального ухода за землей и посевами, на что рабы были неспособны. Хотя отдельные элементы рабства, как и везде на Востоке, сохранялись долго.

Была изменена административная система. Вместо прежних племенных образований создавались провинции и уделы, во главе которых находились назначаемые центральным правительством губернаторы и уездные начальники из числа прежней родоплеменной знати, бывших старейшин и военачальников. Главной их функцией был контроль за проведением переделов полей, исполнением барщины, переписью населения и сбором налогов. Вместо родовых дружин вводилась обязательная воинская повинность: каждые 50 дворов поставляли и содержали по одному рекруту.

Во второй половине VII-начале VIII в. государственный аппарат получил дальнейшее развитие. Функции центрального правительства стал выполнять государственный совет во главе с первым министром. Ему подчинялись 8 исполнительных департаментов. Главными из них были военный, юстиции и финансов (ведомство сокровищ). Обычно все ведущие должности прибирал к рукам какой-либо род (дом). Наибольшим влиянием длительное время обладал дом Фудзивара, постепенно оттеснивший императора и с середины ХI в. фактически управлял страной.

Первой столицей тогдашней Японии стала Ясука, с 710 г. - Хэйдзё ("Столичный град мира"), паозднее известный как Нара (равнина). В начале VIII в. в нем проживало до 200 тысяч жителей[259]. В конце VIII в. столица переместилась в Нагаока, затем - Хэйан ("Столица мира и покоя", совр. Киото), где двор и правительство находились до 1192 г. Такие перемещения были связаны с традицией, по которой каждый новый государь должен был основывать свой двор на новом месте, ибо прежнее после смерти старого монарха становилось нечистым.

Таким образом. Переворот и реформы Тайка оформили первое в истории Японии централизованное бюрократическое государство - сословную монархию с наследственной властью императора и влиянием знати. Эти реформы проводились по китайскому образцу, что отразилось даже на облике столиц: Нара и Хэйан сооружались по образцу китайских столичных городов Чаньяня и Лояна.

Но заимствованная из Китая надельная система и государственная собственность на землю не привились. В первой половине Х в. переделы полей прекращаются, ибо были невыгодны при рисоводстве. Ведь рисовые посевы требуют больших и длительных затрат индивидуального труда на подготовку участка. Крестьяне поэтому не были заинтересованы периодически меняться наделами. Сказалось и наличие практики купли-продажи земли. Знать так же не была заинтересована в государственном контроле за своими землями. Да и сами власти периодически жаловали земли своим служилым людям в подобие бенефициев. В таких условиях слабел основной гарант надельной системы - центральная власть и к концу I тыс. н.э. нарастала раздробленность. Громоздкая китайская административная система была заменена более простой и эффективной в японских условиях.

Все это происходило на фоне интенсивного роста населения, численность которого в Х в. достигала уже 10 млн. человек.

РАЗВИТИЕ АГРАРНЫХ ПОРЯДКОВ.К середине Х в. преобладающей формой землевладения становятся средние по размерам частновладельческие поместья (сёэн), впервые отмеченные уже с VIII в. Они представляли собой замкнутые, практически натуральные хозяйства. Со второй половины Х в. на такие поместья распространяются иммунитеты. Основой поместий были "именные поля" - наследственные владения, носившие имя хозяина. Размер их колебался от нескольких десятков до нескольких сот гектаров. Важнейшими источниками образования поместий были целинные земли, угодья, пожалованные императором и правительством, захваченные у крестьян за неуплату долгов, невозвращение ссуд и т.п., а также земли айнов, оттесняемых на север. Владельцами сёэн становились и разбогатевшие крестьяне, которые выходили из общин и эксплуатировали обедневших соседей.

Поместья обладали определенными привилегиями: изымались из подчинения центральному правительству и освобождались от уплаты налогов и несения повинностей, то есть распространялись иммунитеты (со второй половины Х-ХI в.). Хотя в принципе частное землевладение еще запрещалось, но с 902 г. разрешалось признавать в качестве сёэн наследственные частные владения, если они не мешали административному управлению. А, по сути, государственная власть не могла вмешиваться во все земельные дела. Крестьяне, обслуживавшие поместья, освобождались от государственных повинностей. С ХI в. владельцы сёэн стали занимать места уездных и деревенских администраторов (старост, других начальников). Они осваивали целину, втягивали в свое влияние крестьянские земли. Но в ХI в. сёэн охватывали лишь 20% всех земель, остальные оставались государственными.

Развитие поместной системы, которое вело к превращению крестьян - держателей наделов в поземельно-зависимых людей (с последующим закрепощением) вызывало, естественно, сопротивление. Широко распространялись уходы, побеги. Этому способствовала политическая разобщенность Японии, наличие еще свободных, невозделанных земель, различия уровня и форм эксплуатации в разных районах страны. Другой формой протеста были крестьянские жалобы на чиновников из-за жестокого обращения, злоупотреблений, обычно подаваемые местным (уездным) властям, реже - центральному правительству. Нередки были и вооруженные выступления, нападения на чиновников. Особенно усилилось крестьянское сопротивление в IХ-ХI вв., когда крестьянские отряды нападали даже на столицу. Эти выступления вызывали тревогу у правительства, не располагавшего серьезным военным потенциалом и оно время от времени шло на уступки: снижение ссудного процента, а иногда и полная ликвидация задолженности. Но все эти выступления оставались локальными и не влияли на становление специфической для Японии поместной системы.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ Х-ХII вв.Х-ХII вв. стали временем усиления сепаратистских тенденций, раздробленности, вызывавшихся ростом самостоятельности крупных поместий, основанных на натуральном хозяйстве. К концу ХII в. они уже занимали до 90 % всего земельного фонда страны. Важно значение имела и концентрация в руках крупных землевладельцев военных дружин. В этих условиях феодалы уже не нуждались в центральной власти. Крах надельной системы тоже способствовал усилению сепаратизма.

С середины ХII в. развернулась острая борьба между самыми могущественными в то время домами - Тайраи Минамото, в которой верх одержали последние, опиравшиеся на большее число вассалов, проживавших компактнее, чем разбросанные по разным территориям ленники Тайра. Во время этой борьбы завершился процесс отделения военного дела от земледельческого труда, начавшийся с образования сёэн, в которых создавались дружины для борьбы с подвластными крестьянами и, при необходимости, против других феодалов. Постепенно развился своеобразный культ меча и формировалось особое военно-феодальное сословие самураев[260]. В Х-ХI вв. они становятся профессиональными воинами, вассалами крупных землевладельцев. В их среде складывается и их специфический кодекс поведения - бусидо[261], включавший каноны буддизма и конфуцианства, от которого, в частности был заимствован догмат верности и беспрекословного подчинения старшему: отцу, господину, государю, от которых самурай получал лен или рисовый паек. Любое нарушение бусидо и бесчестное поведение влекло за собой самоубийство самурая, совершаемое по определенному ритуалу путем харакири (вспарывание живота). К числу основных принципов самурайского кодекса относится признание военного дела единственно почетным занятием самурая, презрение к производительному труду, деньгам и торговцам[262].

КУЛЬТУРА.С V в. начинают складываться оживленные связи японцев с материковыми народами - корейцами и китайцами. Именно тогда и проникла в Японию через Корею китайская иероглифическая письменность, а вместе с нею распространилась китайская культура и китайский язык стал для японцев литературным и официально-государственным, как латынь в средневековой Европе. С VIII-IХ в. создается своя, японская слоговая азбука на основе упрощенных китайских иероглифов. В 70 г. начинается японское книгопечатание. Появляются историко-мифологические хроники и художественные произведения в подражание китайским.

Возникновение письменности и книгопечатания сопровождалось созданием средних и высших школ для придворной и провинциальной аристократии (начальное обучение у знати было домашним). В центральной столичной школе в VIII в. было 400 учащихся, в провинциальных школах по 20-50 учеников, которые изучали конфуцианство, право и китайскую литературу. Учащиеся, за исключением детей знати, получавшей должности по наследству, должны были сдавать экзамены. Об их сложности свидетельствует то, что к каждому готовились по 5-6, иногда до 10 лет. Принимала экзамены государственная комиссия, состоявшая из высших государственных чиновников. Лишь малое число выпускников допускалась к написанию трактата (типа современной диссертации).

Пропагандировались научные знания, в особенности естественные. Специально созданное ведомство занималось выращиванием чайных кустов, лекарственных растений и приготовлением из них лекарств. Оно же способствовало распространению в Японии сведений о медицине, поощряя переводы книг, ввозимых из Китая. В начале Х в. была издана первая энциклопедия естественно-научных знаний. Прогресс земледелия стимулировал развитие астрономических и метеорологических знаний. В начале VIII в. появилась первая карта Японии, составленная буддийским монахом.

Древнейшей японской религией был синтоизм(путь богов), состоявший из поклонения природе, анимистических верований, веры в духов предков и магию. Первоначально жрецами синто были родовые старейшины, которые после смерти превращались в родовые божества. Позднее обожествление старейшин перешло на особу императора.

В быту синтоизм был прост, не требовал ежедневных молитв. Достаточно было лишь присутствовать на храмовых праздниках и приношений за исполнение обрядов. Поскольку в синто грязь отождествлялась со злом, исповедующие синтоиз тщательно следили за чистотой. У каждого божества синто были земные потомки, покровительствовавшие конкретным местностям. Они назывались ландшафтными. Каждая река, гора и т.д. имела своего бога, которому посвящался специальный храм в "его" местности.

В середине VI в. в Японию проник буддизм, завезенный из Кореи. В 594 г. был принят официальный эдикт о принятии буддизма и началось интенсивное строительство буддийских храмов и монастырей. Поначалу он был религией двора и знати. Но уже к 624 г. в стране насчитывалось 46 храмов и монастырей, а к концу их стало 545. В 741 г. был издан указ, обязывавший строить буддийские храмы в каждой провинции. Постепенно буддизм оттеснил синтоизм, ибо более подходил условиям становления государственности. Активны были и буддийские монахи. Они ходили по деревням, помогали крестьянам строить дороги, мосты, ирригационные сооружения. Большое значение придавалось храмам. Они были призваны произвести впечатление на японцев, привыкших к простым, незатейливым сооружения, напоминавшим шалаши. Поэтому храмы, особенно ранние, строили величественных размеров. Тот же гигантизм преобладал и в интерьерах. В VIII в. была изготовлена гигантская статуя Будды, высотой 16, 2 м[263]. Эту статую отливали из бронзы 10 лет, что, кстати, опустошило казну.

В начале ХII в. стала формироваться дуалистическая религия синто-буддизма. Тем более, что буддизм охватывал и социальные отношения, а синто - магию, связь с природой. Постепенно синтоистские боги попали в буддийский пантеон и стали как бы охранять храмы.

Почти одновременно с буддизмом в Японию из Китая проникло и конфуцианство.

С распространением буддизма получила развитие архитектура. До того, как отмечалось, японцы строили лишь примитивные жилища. С новой религией и ее адептами с континента (китайцами и корейцами) пришли и новые веяния в строительстве, в частности, в в дворцовом и храмовом. Ощущалось влияние танского Китая. Но постепенно вырабатывался и собственно японский стиль: комплекс продолговатых домов, соединенных коридорами, с садом и прудом.

Основная столица раннесредневековой Японии - Хэйан - напоминала китайский Чаньань. Центральный проспект, протяженностью 3,9 км, имел ширину 85 м. Был закрытый центр, в котором находился и особый привилегированный рынок, где продавали китайские предметы роскоши (только их и привозили из-за границы). Доступ к императору в Хэйане был ограничен узким кругом чиновников особого ранга.

Феодальные усадьбы строились по определенному плану: жилой (спальный) дом площадью около 300 кв.м., пруд с мостиком на искусственный остров, лодки. Были дома для прислуги, вассалов, хозяйственные постройки. Крестьянские жилища в VIII в. представляли собой землянки и или полуземлянки на одну малую семью. Так же поначалу жила и обслуга в столице. Но уже в начале VIII в. власти, озабоченные внешним видом императорского города, потребовала строить только наземные дома.

Быт. Питание, как в императорском дворце, так и у феодалов, было двухразовым (в 10 и 16 часов) и достаточно скромным: основу его составлял рис. Но знать, в отличие от крестьян, имела на столе мясо, птицу, рыбу, овощи, фрукты. Впрочем, в то время кухня в Японии только зарождалась и блюда были довольно простыми[264].

Одежда феодалов была сложной и неудобной, сковывавшей движения. Главную роль в ней играла красота, защита от холода была второстепенной. Поощрялся китайский стиль. Мужской гардероб разделялся на парадный, повседневный и домашний. Повседневная одежда отличалась меньшим количеством элементов. Женская одежда была ярче и намного сложнее. Число носимых одновременно рубашек, юбок и шаровар достигало 20. В особо торжественных случаях аристократки украшали волосы, которые предпочитали носить длиннее тела.

Семейные отношения у феодалов. До Х в. был распространен дислокальный брак, характерный для родового строя и состоявший в раздельном проживании супругов. Мужчина выбирал жену, руководствуясь личным вкусом и навещал ее дом. Дети жили и воспитывались в доме жены. В ее же доме находился и семейный очаг, хранительницей которого была, следовательно, жена. Брачные отношения прекращались, если муж переставал ходить к жене или начинал ходить к другой женщине. Признаком развода являлось возвращение женщине написанных ею писем, но можно было и не возвращать. Покинутая жена могла тут же вновь вступить в брак, но воспитание детей от всех браков было ее правом и обязанностью.

В Х в. стал преобладать матрилокальный брак, существовавший, однако, и раньше. В этом случае жениха для дочери выбирали ее родители, а муж после заключения брака переселялся в дом жены. Ее родители брали на себя полную заботу о зяте. В дальнейшем на эволюцию брака существенное влияние оказывала поместная система. Наследуя должность отца, сын наследовал и его владельческие права, что вело к усилению роли мужчин в семейных отношениях. С ХI-ХII вв. появилась тенденция патрилокального брака. Постепенно к этому времени утверждается обычай, по которому женщина оставалась в доме взаперти. Ее передвижение было ограничено, посторонним она не должна была показывать лицо (это считалось вульгарным).

Однако в аристократической среде и императорском дворце царила довольно значительная свобода в отношениях полов. Нередко столичный аристократ фактически был многоженцем. Это было связано с браками по расчету, без учета личных симпатий.

Повседневным обычаем аристократок было пользование косметикой - особенно румянами и белилами, особенно чтобы скрыть следы очень распространенной тогда оспы. В белилах, однако, широко использовался свинец, о вреде которого тогда не знали. Вплоть до ХХ в. существовал обычай окрашивать зубы в черный цвет. Первоначально это было аристократической модой, с конца ХI в. этому стали следовать самураи, затем - крестьяне. В ХIV-ХVI вв. черные зубы были признаком взрослой девушки (с 9 лет), а с ХVII в. - замужней женщины.

Медицина. Важнейшим средством исцеления болезней считалась молитва, но применяли и то, что считалось лекарствами (некоторые действительно помогали). Аристократы в качестве лекарств применяли молоко. Но вообще, молоко и молочные продукты в Японии стали употреблять лишь после Второй мировой войны.

***

Таким образом, становление японского средневекового общества из первобытного напоминало бессинтезные регионы Европы. Отсюда - медленность, размытость процессов. Сложность в подборе аналогов из иных регионов вызвала разные подходы к периодизации японского феодализма. Ибо в названных условиях традиционное для феодализма служилое сословие формировалось здесь очень медленно.

Первые поместья - сёэн - были отмечены, как указывалось, в VIII в. Тогда же появились и первые самураи[265]. Но массовыми и сёэн, и самураи становятся лишь после падения надельной системы - в течение Х-ХII вв. При этом, в условиях царившей с Х-ХI вв. раздробленности самураи не были служилым слоем в государстве, а обслуживали интересы представителей аристократических кланов или вообще никому не служили и жили сами по себе на небольших наделах. И в общественном сознании они до ХV в. также не рассматривались как ветвь господствующего сословия. Лишь тогда произошла консолидация разных групп землевладельцев.

Также специфичными были и поместья - сёэн, которые не являлись феодальными в европейском понимании. За них не надо было нести службу. Земля была в наследственном владении, а должность давалась как признание заслуг хранителя порядка в данной местности. То есть иммунитет - не право на выполнение функций государственной власти, а наоборот - констатация того, что эти функции уже успешно выполняются. Отсюда, в отличие от Западной Европы, где феодальное землевладение создавалось за счет королевских пожалований воинам и администраторам, в Японии права на землю существовали с древности, со времени раннего выделения владений знати из общин.

Но и западноевропейский, и японский путь в феодализм - от слабости общин, от раннего их распада на мелкие хозяйства. В Западной Европе это - аллоды, в Японии - ранние, с VIII в., сёэн. Отличие японского общества от других цивилизаций Востока - ранняя тенденция родоплеменной знати приватизировать свои земельные владения при слабости центральной власти. Особенно это заметно с IХ в. Поэтому с укреплением поместной системы власть имущие опирались не на чиновников, а на лично им преданных, зависимых от них военных слуг - самураев. А это еще более укрепляло феодалов.

В отличие от Китая не сложилось господство столичной аристократии, которая пополнялась учеными из провинции. Таких ученых-чиновников, чье место в обществе гарантировалось стабильностью государственной власти (по Конфуцию), в Японии не сложилось - не было соответствующей традиции. То есть в Японии власть проистекала от владения землей, а не от приближенности к монархам.

Как видно, процессы феодализации в Японии протекали самобытно и попытки в литературе “одеть” их в европейские схемы раннего и развитого феодализма едва ли правомерны. Были вехи: VII-VIII вв. - начало феодальных преобразований; Х-ХII вв. - развитие мелкого господского землевладения (сёэн); ХIV-ХV вв. - консолидация землевладельцев и превращение самураев в сословие. Если в VII/VIII-Х/ХII вв. еще сосуществовали владельческий и мелкокрестьянский (от первобытности) уклады, то в ХII-ХIV вв. почти все крестьяне уже были зависимыми. И в этом смысле феодализм уже сложился. То, что феодальное сословие еще не структурировалось - это свидетельство не незавершенности складывания феодализма, а особенность развития японской цивилизации, где, как и везде на Востоке, традиции изживались крайне медленно.

 

ТЕМА 11.

ЯПОНИЯ В ХIII-ХV вв.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОРЯДКИ.Согласно распространенной точке зрения, переход к развитому феодализму в Японии осуществлялся в Х-ХII вв. К этому времени получила, как отмечалось, широкое распространение система поместий -сёэн, то есть основой хозяйства и социальных структур стало крупное и среднее землевладение. По мнению А.А.Толстогузова, в течение Х-ХII вв. в Японии происходила смена азиатской модели генезиса феодализма, а с ХIII в. развивалась модель, близкая западноевропейским порядкам[266]. Определенным этапом в развитии этой модели стал конец ХVI в., когда в Японии сложились, наконец, основы единого государства. Этим временем и завершим данную лекцию. За этот период население страны выросло с 10 млн. в ХII в. до 16-17 млн. в ХVI в.

Аграрные отношения.В рассматриваемую эпоху в Японии преобладало крупное феодальное землевладение. Для мелких землевладельцев - самураев единственным почетным делом и основой материального обеспечения являлась военная служба в войсках императора, сёгуна или в дружинах крупных феодалов. Изменялась и форма эксплуатации крестьян: наряду с отработочной рентой (барщиной) усиливалась роль ренты продуктами (натурального оброка), взимавшейся, главным образом, рисом[267]. Взимались и разные поборы поборы и налоги. Кроме того, крестьян заставляли нести военную службу во время усобиц, что, однако, позволяло им иметь оружие, в отличие от крестьян в других странах. Деревни для уплаты ренты и несения повинностей разбивались на пятидворки с круговой порукой.

Спецификой японской деревни было то, что в ХII-ХIII вв., в период завершения формирования самурайства, зажиточные крестьяне, имевшие возможности поднимать целину, становились наследственными собственниками таких целинных участков и превращались в дружинников феодала. Это открывало им путь превращения в самураи.

В течение ХIII-ХIV вв. сёэн превратились в прочные частные землевладения, внутри которых существовали мелкие крестьянские хозяйства. Вотчинники, а тем более центральная власть в хозяйственную деятельность крестьян не вмешивались и только получали подати. Система сёэн укрепилась и тем, что их имели воины, в отличие от Китая, где землевладение не было связано с военной службой. Поэтому японские землевладельцы имели больше сил для отстаивания своих прав и могли активно противостоять императорам, что и вызывало децентрализацию страны с победой поместной системы.

Но крестьянские права, с европейской точки зрения, гарантировались своеобразно. Правовые гарантии касались только земельных наделов. Но личность и имущество проживавших на территории поместий крестьян не передавались под контроль владельцев сёэн. Поэтому крестьяне могли подвергаться произволу столичных чиновников и местные феодалы не имели прав их защищать.К концу ХVI в. наблюдался повсеместный переход к оброчной форме эксплуатации крестьян, что было обусловлено тем, что феодалы, даже мелкие, почти не вели своего хозяйства. Крестьяне в своих наделах были довольно самостоятельными, снимали по 2 урожая в год, выращивали до 100 сортов риса, 12 - пшеницы.

Города начали появляться с ХI-ХII вв. До того городами считались лишь императорские резиденции - столицы. Но фактически городами они не были, ибо среди их постоянного населения не было ремесленников и торговцев. Рост неаграрной экономики особенно заметен с ХIII в. и города с этого времени начинают играть все более существенную роль в жизни страны. В ряде городов развивалось производство хлопчатобумажных и шелковых тканей[268]. Получило развитие фарфоровое и керамическое производство, а также горнорудное дело в связи с широким изготовлением самурайских мечей. Они были не хуже дамасских, состояли из многих слоев стали разных марок и изготавливались до 10 лет.

Отмечается появление ремесленных и купеческих организаций. Развитие ремесла, внутренней и внешней торговли охватило, главным образом, районы Южной и Юго-Западной Японию, ставшие экономически ведущими в стране. Происходит рост роли денег. С начала ХV в. в обращении находились, главным образом, китайские медные монеты. С увеличением денежного обращения развилось ростовщичество, от которого страдали крестьяне, вынужденные залезать в долги вследствии перевода их феодалами на денежный оброк. Страдали от ростовщиков, естественно, и самураи, которым из-за нужды в деньгах приходилось закладывать свои земли.

Социальные движения.Естественно, развитие товарно-денежных отношений, сопровождавшееся увеличением нормы эксплуатации крестьян вызывали рост антифеодального движения. Восстания также часто были направлены против ростовщиков. В условиях раздробленности крестьянам иногда удавалось добиваться успеха и тогда они брали в свои руки местное управление, как случилось, например, в конце ХV в. в южной провинции Ямасиро. В течение 1485-1493 гг. крестьяне установили свои провинциальные органы власти, снизили продуктовую ренту в 2 раза, доведя ее до 40% урожая, заботились о недопущении произвола чиновников, о системе орошения, благоустройстве дорог, о расширении торговли.

ФЕОДАЛЬНЫЕ СМУТЫ И ФОРМИРОВАНИЕ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ.Экономическое развитие и прежде всего расширение торговли требовало ликвидации существовавшей политической раздробленности, которая в Японии консервировалась спецификой сложившегося государственного устройства - двойственностью управления. С одной стороны существовал авторитет божественного императора (микадо), с другой - правительство, возглавляемое Великим полководцем (своего рода первым министром) - сёгуном из наиболее знатного феодального рода. Такой порядок был оформлен с 1192 г. - с захвата власти домом Минамото.

Под предлогом того, что император - лицо божественное и ему не пристало заниматься мирскими, земными делами, сёгуны сосредоточили в своих руках реальную власть и стали править. Так началось господство военного сословия, при котором за императорами оставалась сакральные (культовые, обрядовые) функции, за сёгунами - военно-политические. При такой раскладке политических сил в стране образовывались 2 центра, оппозиционные друг другу - недовольные всесилием сёгуна группировались вокруг императора.

Такое двоевластие стало возможным и могло существовать в условиях отсутствия внешних опасностей, что обеспечивалось островным положением Японии. Но во второй половине ХIII в. над страной нависла серьезная угроза вторжения монголов. Тогдашний правитель Китая, Хубилай направил в Японию миссию, потребовавшую признания этой страной вассальной зависимости от монголов. Сёгунское правительство отвергло домогательства и стало готовиться к обороне.

В 1274 г. монгольская армия, подкрепленная китайцами и корейцами вторглась в Японию. На 900 судах к японским берегам было доставлено до 40 тысяч воинов с инвентарем для строительства военных поселений. Японию защищало 6-10 тысяч вооруженных людей без опыта ведения войны с иностранцами. Ведь внутри страны преобладали поединки между тяжеловооруженными самураями. У монголов же были мощные луки, длинные копья, что могло помешать японцам вступать в привычные им рукопашные схватки. Но, встретив растущее сопротивление, вопреки советам союзников-корейцев, монголы вскоре повернули назад. Возможно, такой мощный десант был лишь разведкой боем перед решающим набегом, что соответствовало монгольской военной тактике[269]. Да и Китай еще не был окончательно замирен[270].

В 1281 г. Хубилай направил в Японию еще более крупные силы - на 4400 судах и лодках было отправлено 40 тысяч монголов и до 100 тысяч китайцев. Теперь монголы учли советы своих вассалов, привлекли китайских военачальников. Но и японцы готовились. На местах возможной высадки были построены валы длиной 20 км, высотой 2 м и шириной 1,5-3 м, на которых по очереди несли охрану, кроме воинов, поместные чиновники и монахи. Строили валы окрестные феодалы. Японцы были настроены решительно. Присланный Хубилаем перед нападением посола с угрозами был казнен, чем было отрезан путь к переговорам. Впрочем, Хубилай требовал только подчинения. Японцы упорно сопротивлялись. Но роковым для нападавших оказался мощный тайфун, пронесшийся над местом боевых действий. Был потомлен почти весь флот, а людские потери составили до 100 тысяч человек. Осталось лишь 200 судов, на которых остатки армии вторжения вернулись на материк. Отмечается и плохое управление войсками захватчиков, и плохое качество небрежно построенных китайских судов. Но главным все же считается спасительный для оборонявшихся тайфун, получивший в японской литературе название камикадзе - божественный ветер.

Отражение монгольской агрессии вызвало подъем патриотического духа и сплочение японцев. Но ликвидация внешней угрозы вновь возродила усобицы и ослабление начавшей усиливаться центральной власти. С этого времени усиливается роль крупных феодальных княжеств, которые поглощают мелкие и даже средние феодальные владения. С этим процессом и было связано окончательное формирование в особую общественную группу самураев. Ибо в предшествующее время воины после сражения обычно возвращались в свои типично крестьянские хозяйства. Но теперь самураи превратились в профессиональную постоянную военную дружину. В отличие от западного дворянства, самураями чаще становились не по наследству, а за военные заслуги. Они безжалостно выбрасывали из своей среды разорившихся, лишавшихся покровителя и пополнялись из "выбившихся в люди" во время усобиц.

В ХV в. обостряется борьба феодальных домов и к началу ХVI в. император и сёгун потеряли всякую реальную власть в стране. Лишь с середины этого столетия начинается процесс объединения, который возглавил могущественный феодал Ода Набунага(1534-1582). В течение 7 лет, с целью достижения единоличной власти, он планомерно уничтожал всех своих сородичей. Этот жестокий честолюбец был среднего роста, вел аскетический образ жизни: с марта по сентябрь купался в реке, вина не пил, был умерен в еде, прост в поведении, владел всеми видами оружия, в том числе огнестрельным, ни во что не верил, считая, что нет ни Бога, ни души, ни потустороннего мира. В своих многочисленных войнах широко применял шпионаж, использовал в войсках эмблемы и знамена противников. Борясь с буддийским духом, использовал и появившихся христиан. Первым среди японских феодалов создал массовую регулярную армию из самураев. Он не знал снисхождения к людям, за малую провинность мог убить любого, особенно, если тот возражал. Едва ли в своей борьбе с другими феодалами он имел цель объединения страны. Скорее им двигало личное честолюбие. Но объективно его деятельность вела именно к объединению.

В конце концов власть Набунаги распространилась на половину территории страны. С сёгунами он обращалсяч, как с марионетками, а с 1573 г. правил вообще без сёгуна. Погиб он в 48 лет, когда под угрозой пленения изменившим ему военачальником сделал себе харакири.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.