Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

ФРАНЦИЯ ПРИ КАПЕТИНГАХ (987-1328 гг.). 6 глава

АНГЛИЯ В ХV в.Первым выражением наступившей феодальной реакции было низложение пережившего крестьянское восстание, но не проявившего необходимой твердости и решительности короля Ричарда II Плантагенета и возведение на престол его кузена Генриха IV Ланкастера,основателя недолго правившей Ланкастерской династии (1399-1461). Ричард II вскоре был убит в тюрьме, дабы не служить знаменем для его сторонников. Бароны, однако, плохо слушаются нового короля, нарушившего традиционную преемственность власти. Окружая себя ливрейными дружинами, они часто вступают в сражения с королевскими войсками, занимаются разбоем на дорогах, грабят купцов, являются вооруженными в парламент. Когда было запрещено приходить на заседания с оружием, они приносили с собой дубины. Когда и это было запрещено, они под плащами все равно прятали различные ударные предметы. Бароны пытались превратить авторитет и власть парламента в орудие своей эгоистической политики. Лишь присутствие в парламенте рыцарей и горожан умерял пыл аристократов.

Короткое правление Генриха IV (1399-1413) было заполнено борьбой с бунтующими баронами. Лишь перед смертью ему удалось покончить с мятежами знати и с тем передать корону сыну - Генриху V(1413-1422). Еще, будучи принцем, он проявил себя талантливым полководцем, и этот свой дар проявил в активизировавшейся войне с Францией. Отправляясь в поход на континент, Генрих V учитывал разгоревшуюся во Франции усобицу между бургундцами и арманьяками. Кроме того, надо было освободить страну от бунтующих баронов, дать им возможность насытиться военной добычей на стороне.

В 1415 г. Генрих разбил французов при Азенкуре. Затем, воспользовавшись неспособностью Карла VI Французского управлять страной, был утвержден регентом Франции с правом занятия французского престола после смерти Карла. Но, вступив в Париж, неожиданно, на пике успехов, умер. Ему наследовал 9-месячный сын - Генрих VI(1422-1461).



Тем временем, в малолетстве нового короля, военные успехи англичан прекратились. Франция нашла в себе силы переломить ситуацию и, с помощью Жанны д'Арк, сплотившись вокруг Карла VII, изгнала англичан с большей части их континентальных владений.

Военные неудачи обнажили нарыв, который зрел в Англии. Война поглощала много средств. Пока были победы, можно было содержать армии за счет французов. Когда же начались поражения, казна быстро истощилась. Новые поборы тяжелым бременем ложились на налогоплательщиков. Крестьяне и горожане заволновались. В 1450 г. на юге вспыхнуло мощное крестьянское восстание, к которому присоединилось много горожан и рыцарей. Возглавивший восставших вассал герцога Йоркского, Джек Кэд создал некое подобие организованного войска, численность которого оценивалась в 20-45 тыс. и двинулся на Лондон[158].

Кэд издал манифест, из которого следовало, что восстание направлено против феодалов и злоупотреблений. Манифест обвинял правительство в неумении вести войну с Францией и чрезмерных налогах, чиновников - в злоупотреблениях. В.Шекспир в пьесе "Генрих VI" изобразил характерный диалог.

"Кэд обращается к клерку: Ты подписал свое имя или у тебя есть свой особый знак, как у всякого честного и благонамеренного человека?

Клерк: Я достаточно образован, чтобы написать свое имя.

Кэд: Повесить его с пером и чернильницей".

Здесь автор подметил ненависть крестьян к грамоте, вызванную судебными повестками, податными списками, несправедливыми приговорами, вообще коррупцией чиновников.

Манифест также требовал отмены "рабочего законодательства" и включения в королевский совет популярного среди горожан герцога Йоркского.

Восставшие достигли Лондона и их впустили в город. Были казнены некоторые наиболее ненавистные чиновники. Но затем повторились события времен восстания Уота Тайлера: к восставшим присоединилась городская беднота и начала громить дома дворян и буржуа. Последние вооружились, и с помощью гарнизона вытеснили Кэда со сторонниками из города. Попытка вернуться в Лондон силой окончилась неудачей. Вообще, по сравнению с восстанием 1381 г., крестьянство уже не было единым. Массовая отмена крепостного права сделала свое дело. Средние слои деревни восставших не поддержали. В таких условиях архиепископ и другие церковные прелаты выступили посредниками. От имени короля они пообещали повстанцам всего, чего они хотели и те, удовлетворенные, стали расходиться. Кэду ничего не оставалось, как распустить свою армию.

Начались репрессии. Кэд был схвачен и умер от раны по дороге в Лондон. В отличие от восстания Уота Тайлера, массовой резни на этот раз не последовало, а по приговору суда было казнено около 30 человек. Такое "милосердие", помимо общего пассивного отношения широких слоев к восстанию, объяснялось, возможно, и шатким положением короля Генриха VI.

Война Алой и Белой роз(1455-1485). После подавления восстания в стране распространились смуты. Король Генрих VI сошел с ума. Борьба началась между правящей династией - Ланкастеров и претендовавшими на власть герцогами Йоркскими. Вокруг них группировались многочисленные сторонники. Предпочтения определялись социальными интересами лидеров. Ланкастеры опирались на крупную феодальную знать, особенно сильную на севере Англии, заинтересованную в сохранении традиционных порядков. Им было достаточно близости к казне и влияния на слабого короля. Йорков поддерживали связанные с торговлей дворяне юга, а также бюргеры и свободные крестьяне. Йорки и их сторонники были заинтересованы в сильной королевской власти, способной обеспечить экономическое развитие.

Ланкастеры имели в своем гербе алую розу, Йорки - белую. Отсюда и война, разделившая всю Англию на два противоборствующих лагеря, получила свое название.

В развернувшейся усобице после первых поражений Йорков и казни захваченного в плен их лидера - Ричарда, противников Ланкастеров возглавил 19-летний сын Ричарда, энергичный Эдуард. Он оказался способным полководцем и политиком. Баронам, которые преследовали свои личные интересы и часто переходили из одного лагеря в другой, Эдуард Йорк не доверял, и старался опираться на рыцарство и третье сословие.

В войну стали вмешиваться иностранные государи. Исходя из династических или иных соображений, они снабжали противоборствующие стороны деньгами для набора наемников. Как и любая гражданская война, этот конфликт изобиловал заговорами, жестокостями, убийствами. Рассказывали, что одного из Йорков, герцога Джона Кларенса, Ланкастеры утопили в Тауэре в бочке с вином. Вообще, сражения в этой войне выигрывали часто не на поле боя, а с помощью подкупа военачальников.

Наконец, Эдуард Йорк нанес Ланкастерам страшное поражение[159]. После этого Он захватил Лондон, где и короновался под именем Эдуарда IV. Так установилась династия Йорков(1461-1483). Генрих VI с женой и сыном бежали.

Заняв престол, Эдуард продолжал истреблять Ланкастеров. Не миловал и ненадежных баронов-йоркистов. Должности и титулы давал, прежде всего, рыцарям. Активно занимался торговлей, снаряжал корабли. При поддержке буржуазии, прежде всего материальной, упрочил королевскую власть. Вместо вотированных парламентом налогов предпочитал получать от городов "добровольные подарки". Горожане шли на это, ибо видели в новом короле гаранта спокойствия в стране. Опирался Эдуард и на огромный земель, фонд конфискованных у Ланкастеров и их сторонников земель. Он, по сути, заложил основы специфического английского абсолютизма.

Но стабилизация была недолгой. После смерти короля трон унаследовал его 12-летний сын Эдуард V. Регентом при нем стал брат Эдуарда Ричард. Он отправил малолетнего короля вместе с братом в тюрьму и объявил себя королем Ричардом III(1483-1485). Дети в тюрьме были вскоре убиты, что дало повод новой вспышке войны. В историю он вошел детоубийцей, интриганом. Таким его вывел и Шекспир в трагедии "Ричард III", изобразив его властолюбцем и горбуном (уродство как бы объясняло и подчеркивало человеконенавистничество узурпатора). Но реальный Ричард Глостер сел на трон лишь после нескольких заговоров матери малолетнего короля. Ощущая шаткость своих прав, Ричард старался управлять строго по законам, и в народе о нем осталась добрая память[160]. Но Ричард оказался плохим политиком: был доверчив, не понимал интриг. Возможно, и племянников умертвили помимо его воли.

Спустя 2 года Ричард потерпел поражение от баронов, сам пал в бою и королем был избран Генрих VII Тюдор, основавший новую династию (1485-1603). Будучи родственником Ланкастеров, Генрих женился на дочери Эдуарда IV - Елизавете Йорк. Тем самым новый король объединил в своем гербе обе розы, что символизировало примирение противоборствовавших 30 лет династий. Для закрепления на престоле Генрих издал акт, в котором Ричард III обвинялся в измене. Есть предположение, что именно от Генриха исходила легенда о Ричарде как о тиране-горбуне. Хотя единственная физическая особенность Ричарда - огромная сила. Нового же короля в народе не любили.

Генрих Тюдор должен был следовать политике Эдуарда IV, которая определялась растущей ролью буржуазии и нового дворянства. Последнее стало бурно расти благодаря покупкам земель, которых было много после взаимного ослабления баронов (после войны осталось всего 23 баронские семьи).

***

С ХIV в. начинает формироваться английская нация. Столетняя война способствовала отказу от французского, который с эпохи Вильгельма Завоевателя был официальным языком двора и знати. В 1363 г. парламент узаконил официальное применение английского языка на англосаксонской грамматической основе. Способствовал развитию английского литературного языка перевод Библии, сделанный Джоном Виклифом. Много сделал для развития языка писавший по-английски знаменитый литератор ХIV в. Джеффри Чосер (о котором см. в теме "Культура").

 

ТЕМА 6.

ГЕРМАНИЯ В ХII-ХV вв.

 

СВОЕОБРАЗИЕ РАЗВИТИЯ ГЕРМАНИИ. В Х-ХI вв. власть германского короля была прочнее, чем в соседних государствах. С 962 г. он стал носить титул императора, что отражало и претензии на верховенство в западноевропейском мире. Казалось бы, создавались предпосылки для дальнейшей консолидации германских земель. Но в дальнейшем процесс укрепления германской государственности натолкнулся на столь серьезные препятствия, что они так и не были преодолены на протяжении всего средневековья.

Сказались географические особенности германских земель. Все основные торговые пути пролегали по их границам: по Дунаю на юге, Рейну - на западе и побережью Северного и Балтийского морей на севере. Центральные районы оказались вне развивавшихся связей и не смогли объединять прилегавшие территории, как, например, графство Иль де Франс или район Лондона. Не появилось и столицы. Города с развитыми ремеслами и торговлей располагались по окраинам. Императорская корона втянула монархов в итальянскую политику, и они меньше внимания уделяли укреплению своей власти в Германии. Императорская "должность" была наследственно-выборной, то есть наследника должны были избирать представители германской знати (могли и не выбрать). Это порождало злоупотребления и ослабляло власть. В таких условиях восточногерманские феодалы активно захватывали славянские земли в междуречье Эльбы - Одера, что еще более укрепляло их самостоятельность, отдаляло от императоров.

Все это, в конечном счете, привело не к усилению императорской власти, а к ее упадку. И на долгие столетия Германия осталась не столько политическим, сколько географическим понятием[161].

В течение ХII-ХIII вв. завершился процесс закрепощения германских крестьян. Складывается типичное крепостное и барщинное хозяйство феодальных поместий. Прежние общины-марки преобразовывались в крестьянские организации, подчинявшиеся сеньориальной администрацией. Города бурно развивались на торговых путях и тяготели к внешним связям и рынкам. При слабой императорской власти они объединялись в союзы.

ПРАВЛЕНИЕ ШТАУФЕНОВ(1137-1254). Со смертью императора Генриха V в 1125 г. прекратилась Франконская династия. Борьба за престол между герцогами Швабии и Франконии, Баварии и Саксонии затянулась на 12 лет и закончилась воцарением на императорском престоле династии из дома Штауфенов - герцогов Швабии и Франконии[162].

Основатель династии - Конрад III(1137-1152) вел активную борьбу за укрепление собственной власти с другими герцогами. Об одном из эпизодов этой борьбы сохранилась красивая легенда. Когда в 1140 г. Конрад осадил баварского герцога Вельфа в замке Вейнсберг, осажденные добились лишь, чтобы оказавшимся в замке знатным дамам разрешили беспрепятственно покинуть его и взять с собой лишь то, что они могли унести в руках. Дамы водрузили себе на плечи мужей, в том числе и герцога Вельфа и спасли их.

Более знаменит второй представитель этой династии, Фридрих I Барбаросса(1152-1190)[163]. Он прославился как искусный полководец и проницательный политик. Был храбр, но был крайне честолюбив, и потому склонен к жестоким поступкам. Рассказывали, что когда в отсутствие Фридриха взбунтовались миланцы, они изгнали из города императрицу - жену Фридриха, причем для посрамления посадили ее на мулла задом наперед. Усмирив мятеж, после Фридрих велел разыскать этого мулла и прикрепить ему под хвост фиговый листок. Затем арестованным зачинщикам бунта было предложено, чтобы избежать казни, на виду у всех отрывать этот листок зубами и затем без помощи рук водворять на прежнее место. Многие так и сделали.

Как и предшественники из Саксонской и Франконской династий, Фридрих был одержим гегемонистскими идеями. Укрепившись в Германии, он потребовал подчинения не только от светских и духовных феодалов в Германии и Италии, но и от государей Франции и Англии, считая себя их сюзереном. Однако на пути честолюбивых планов Фридриха стояли трудности, одолеть которые он, в конечном счете, оказался не в силах и окончил свою жизнь бесславно. Трудности эти были связаны не только с сепаратизмом германских князей, которые хотя и подчинились авторитету императора, но сохранили основы своего могущества.

Непреодолимым оказалось и сопротивление Италии. В ней укрепилась власть пап, которые, не имея возможностей объединить ее, были в состоянии помешать сделать это другим. Сильным было и сопротивление североиталльянских (ломбардских) городов, которые, бурно развиваясь экономически, добились и политической независимости. Формально подчиняясь императору как верховному правителю, эти города согласны были лишь на денежные взносы и выделение небольших вспомогательных военных отрядов. На юге Апеннин в 1130 г. независимое сложилось Королевство Обеих Сицилий во главе с норманном Роджером Сицилийским.

Германская политика Фридриха была традиционной. Конфискованными землями мятежных князей он расплачивался с теми, кто его поддерживал. При этом главную опору он справедливо видел в рыцарстве, которое также щедро одарял землями. Но для осуществления великодержавных планов Фридриху нужны были средства, которые он решил почерпнуть у ломбардских городов. Города, естественно, добровольно финансировать агрессивные замыслы Фридриха не захотели, что и стало причиной конфликта.

Ко всему добавилось и желание Фридриха короноваться в Риме императорской короной, что стало причиной первого похода Фридриха в Италию в 1155 г., с которого началась 20-летняя борьбы Барбароссы с итальянскими городами.

В Риме в это время были свои проблемы. Там к власти пришли сторонники возрождения традиций республиканского Рима во главе с Арнольдом Брешианским. Папа был отстранен от светской власти. При приближении к Риму Фридриха послы республики предложили ему корону от имени сената, наивно надеясь с немецкой помощью отделаться от папы. Но император презрительно отверг это предложение, вступил в Вечный город и был коронован папой. Понять Фридриха можно. В условиях средневековой самоценности традиций именно они придавали законность тому или иному деянию (вспомним проблемы коронации Карла VII во Франции). И коль все предшественники Фридриха получали корону из рук папы, то так тому и надлежало быть всегда! Тем более его не волновали идеи презренного третьего сословия, пусть его выражали и потомки римского плебса.

Но удержаться в Риме немцам не удалось. Их бесчинства спровоцировали восстание римлян. Но перед уходом из города Фридрих все же захватил Арнольда Брешианского и выдал его на казнь папе. По велению римского первосвященника Арнольда сначала задушили, затем сожгли на костре.

Однако Фридрих понимал, что папа является помехой в его честолюбивых планах и, возвратившись в Германию с папским благословением, стал бесцеремонно нарушать условия Вормского конкордата 1122 г. Это предрешило его открытое столкновение с папой. Открытый разрыв произошел в 1157 г. на рейхстаге в Безансоне. Папский легат зачитал письмо папы, которое могло быть истолковано в том смысле, что император получает свою власть от папы. За это легата чуть было не зарубили, и Фридриху пришлось лично защищать папского посланника. Но отношения с папой были испорчены.

На указанном рейхстаге был решен вопрос о новом походе в Италию, который и начался в следующем, 1158 г. В Ронкольской долине (близ Пьяченцы) по инициативе императора был созван съезд, на который были приглашены представители североитальянских городов. Фридрих добивался ликвидации независимости этих городов. С помощью болонских юристов - знатоков римского права - было доказано, что законными считаются лишь те права городов, которые подписывал лично Фридрих[164]. Таким образом, самостоятельность городов ставилась под сомнение и император оставлял за собой право назначения своих чиновников в качестве высшей городской администрации. Некоторые мелкие ломбардские города сочли за лучшее подчиниться грозному императору. Другие, во главе с могущественным Миланом, воспротивились такому решению. Милан был осажден и после двухлетней осады сдался. Жители вышли из города с веревками на шее и умоляли императора о пощаде. Над Миланом был устроен суд, решивший город разрушить, на месте его центральной площади провести плугом борозду и посыпать ее солью в знак того, что данное место проклято, и город здесь никогда не будет возрожден. Всё это было исполнено. Жители города были расселены в окрестных деревнях в качестве крепостных. Лучшие земли Милана забрал себе император.

Страшная расправа над Миланом вызвала возмущение всей Италии. Произвол немецких чиновников в других городах Ломбардии еще более озлобил итальянцев против императора и немцев. Создались условия для объединения не только городов, но и различных феодальных владений Италии для отпора императору, чем хорошо воспользовался папа Александр III (бывший легат папы на рейхстаге в Безансоне). В антиимператорскую коалицию вошли королевство Сицилия и Венеция. Главной силой сопротивления оставались североитальянские города, в 1167 г. объединившиеся в Ломбардскую лигу. С помощью лиги был восстановлен Милан.

В 1174 г. Фридрих с небольшой армией, всего из 8 тыс. человек снова вступил в Ломбардию, чтобы наказать непослушные города. Надо отметить, что такая настойчивость, даже "настырность" Фридриха по отношению к Италии, несмотря на постоянные провалы, объясняется не отсутствием у монарха политического реализма, а тогдашним феодальным миропониманием. Император как сюзерен просто обязан был постоянно подтверждать свою власть над всеми землями, входившими в состав империи и, особенно, над строптивыми. Иначе дух сепаратизма распространился бы и на германские княжества. Так, собственно, и было. А с точки зрения феодального права ломбардские города были такими же вассалами Фридриха, как и германские имперские города.

Однако участники Лиги не испугались и были готовы ответить силой на силу. Фридрих обратился за помощью к германским князьям. Но те, не желая видеть своего императора победителем в Италии, помощь не прислали. В решительной битве при Леньяно в 1176 г. войско Фридриха было наголову разбито. Самого его сбросили с лошади и, потеряв свои щит и меч, император едва спасся бегством. Итоги были подведены на конгрессе в Венеции, который состоялся в 1177 г. В нем участвовали представители городов, папа и император. Фридрих был вынужден преклонить перед папой колено и поцеловать его туфлю. С Лигой было заключено перемирие на 6 лет. Затем договор был продлен. Согласно нему, городам гарантировалась внутренняя автономия, они обязывались лишь представлять вспомогательные войска императору в случае его похода в Италию. Были возвращены и земли, захваченные у папы.

Вернувшись в Германию, Фридрих свел счеты с непослушными князьями. Ему удалось натравить многих из них на самого крупного своего оппозиционера - герцога Баварии и Саксонии Генриха Льва Вельфа, владевшего 2/5 земель в Германии. За счет этого магната можно было поживиться, и он был присужден к изгнанию. Конфискованные владения были раздроблены и розданы сторонникам императора.

Под занавес своего правления Фридрих одержал таки успех в Италии, причем бескровный. Он женил своего сына на наследнице Сицилийского престола, и это южноитальянское королевство из союзницы папы превратилось в часть владений Штауфенов.

После смерти Фридриха во время Третьего крестового похода императором стал его сын Генрих VI(1190-1197). Он был одновременно королем Германии и Сицилии. Но в остальной Италии ему пришлось утверждать свою власть силой. Жестокостями он привел население в ужас: приказывал выкалывать глаза, отрезать уши. У этого беспощадного человека были непомерно широкие честолюбивые планы. Он собирался завоевать Византию, использовать ее ресурсы для завоевания Востока, а пока что вывез в Германию все золото, накопленное в Сицилии. Но в разгар своих грандиозных приготовлений император умер.

При малолетстве преемника Генриха VI в Германии началась борьба за престол между сторонниками Штауфенов и Вельфов. В таких условиях вновь усиливаются папы. В империи власть на время перешла к Вельфам. Но когда император из этого рода - Оттон IV, по примеру своих предшественников, возобновил борьбу с папой, тот подверг его отлучению и выдвинул в императоры сына Генриха VI - Фридриха II Штауфена(1212-1250).

Все исследователи сходятся на том, что Фридрих II был весьма колоритной фигурой того времени. Вырос он вдали от Германии - в недавно отвоеванной от арабов Сицилии и был столь же далек от специфически немецкого склада ума; темпераментом и нравом он был пылким южанином. Четырех лет отроду он потерял родителей и воспитывался опекунами, пытавшимися сделать из него игрушку в руках враждовавших между собой феодальных группировок. Это привело к определенной самостоятельности в формировании личности Фридриха, который в силу своих дарований впитывал разнообразные культурные влияния, которыми была так богата Южная Италия. Он был окружен итальянскими, арабскими и еврейскими учеными, в совершенстве владел, кроме итальянского и немецкого, французским, греческим, а также знал арабский и древнееврейский. Был немного поэтом, переписывался с философами, сам писал трактаты, увлекался медициной и зоологией (имел зоологические парки, приказывал анатомировать трупы животных). Покровительствовал другим наукам. Отличался терпимостью к различным вероучениям, которые мирно уживались в его Сицилийском королевстве. Сам, при этом, к религии относился скептически. Даже написал памфлет "3 лжеца", в котором указывал, что Моисей, Христос и Магомет принесли людям больше горя, чем счастья. В религиозных вопросах он предвосхитил воззрения будущих гуманистов. Знаменитый итальянский литератор Данте считал его родоначальником итальянской поэзии, мусульманские государи почитали его как друга.

В возникшей традиционной борьбе с папами - противниками усиления императорской власти - римские первосвященники неоднократно отлучали Фридриха от церкви при полнейшем его равнодушии. Ему вменяли в вину отказ от церковных догматов, неверие в бессмертие души и даже крайний материализм. Его упрекали в распущенности и даже в магометанских обычаях за созданный им великолепный гарем[165]. При этом Фридрих был трезвым политиком и тонким дипломатом. Даже три брачных союза, которые он заключал с принцессами венгерского, иерусалимского и английского королевств были направлены исключительно на упрочение его положения как императора.

Политика Фридриха IIв Италии и Германии была различной. Постоянно проживая в Сицилии, именно ее, а также другие южноитальянские владения он считал основой своего государства. Здесь, в Сицилийском королевстве, были установлены типично деспотическая форма правления. Опорой Фридриха была чиновничья бюрократия, которая набиралась из мелкого рыцарства и целиком зависела от своего короля[166].

Власть Фридриха в обеих Сицилиях была неограниченной. Выступление против государя было равнозначно восстанию против Царя небесного. То есть, вопреки европейской традиции, но в согласии с восточными порядками, власть сакрализировалась. Было запрещено рассуждать о постановлениях государя; святотатственно было судить о достоинствах назначенных им слуг. Баронам запрещалось вести частные войны и строить укрепленные замки. Сеньоры и духовенство были обязаны подчиняться королевскому суду и платить налоги наравне с простыми людьми.

Идею неограниченной власти Фридрих II заимствовал у Юстиниана: "император - отец и сын нации". Всё покрывал тотальный контроль. Даже личная жизнь дворян контролировалась: осуществлялся надзор за их браками, ношением оружия дозволялось только в поездках. Церковь и горожане контролировалась городскими властями. Все городские должностные лица назначал лично король; при нарушениях город разрушался, а жителей превращали в крепостных. Цехи были запрещены. На города были наложены огромные налоги, что вело к их упадку. За азартные игры и пьянство отправляли на принудительные работы. Университету оказывалась поддержка, но вся его деятельность контролировалась. Лишь личная образованность Фридриха и его равнодушное отношение к вере способствовала веротерпимости в университете к арабам и евреям. Еретиков, однако, преследовали. Но не из религиозных побуждений, а, в первую очередь, для конфискации их имуществ в казну. Чиновники имели привилегированный статус, ибо они были представителями короля. Но за преступления их наказывали двойной карой. Такая система, естественно, предполагала создание густой сети осведомителей, заинтересованность которых подкреплялась выделением им половины имущества обвиняемых. Хотя горожанам разрешалось на особых собраниях жаловаться на чиновников, но на такие собрания допускались лишь специально подобранные лица. Даже папа говорил Фридриху II, что в этом королевстве "никто не осмеливался пошевелить рукой или ногой без твоего приказа".

Таким образом, в Сицилийском королевстве была установлена типичная восточная деспотия. Она позволила Фридриху аккумулировать у себя огромные средства, но подрывала экономику и вызывала глухой ропот населения, что делало всю систему крайне недолговечной. Но последствия проявились уже после смерти монарха.

С самостоятельностью североитальянских городов Фридрих вел непрекращавшуюся борьбу. Но еще боле опасным врагом императора было папство. Верное идее собственного верховенства, оно не могло, естественно, мириться с подобными же устремлениями императора. На эту борьбу тратились силы с обеих сторон. Но в рассматриваемое время папство было еще потенциально сильнее и при слабых императорах оно побеждало. Так случилось после смерти Фридриха II.

В отношении Германии император вел себя совершенно по-иному. Чтобы безгранично господствовать в Италии и получать средства для борьбы с папством, Фридрих лавировал и шел на всевозможные сделки с немецкими духовными и светскими феодалами. Управлением этой страной он не интересовался, не желал ввязываться в ее феодальные дрязги, лишь бы из Германии шли средства для активной политики в Италии. Князьям была предоставлена почти полная самостоятельность в их владениях; им разрешалось чеканить собственную монету. В угоду князьям он запретил создавать союзы городов. Впоследствии это привело к ослаблению императорской власти в Германии и ликвидации правления династии Штауфенов.

Но пока все указанные итоги его политики не проявились, Фридрих II успел одержать ряд успехов, которым способствовала созданная им сильная военная организация, которой остальная Западная Европа пришла значительно позже. Вместо обычного для того времени рыцарского ополчения и наемных отрядов, Фридрих организовал постоянную армию, которая комплектовалась, главным образом, из его подданных - мусульман Сицилии и Южной Италии. Эти силы позволяли императору подавлять различные мятежи и восстания, а также бороться с папами. Но сокрушить города Ломбардской лиги, заключившие союз с Римом, Фридрих не сумел.

К концу правления Фридриха борьба с папой достигла крайнего напряжения. В нее была втянута практически вся Италия, разделившаяся на сторонников и противников папы, поддержавших императора. Примыкавших к Фридриху называли гибелинами[167]. Эта партия была представлена, главным образом, итальянскими феодалами, искавших поддержки перед все усиливавшимися городами. Папу поддерживали гфельфы[168], представленные, прежде всего купцами и ремесленниками, страдавшими от императорской деспотии и потому взявшие сторону папы.

ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХIII - начале ХIV в. СОЮЗЫ ГОРОДОВ. После смерти Фридриха II в 1250 г. в возрасте 55 лет от дизентерии власть стала быстро ускользать от его преемников. Уже в 1254 г. умирает сын и преемник Фридриха II - Манфред и в Германии при подстрекательстве папства разгорается смута. В Италию папа призвал брата французского короля Людовика IХ - Карла Анжуйского, который завладел Сицилийским королевством. В попытке отвоевать Сицилию в 1268 г. потерпел поражение и погиб последний отпрыск Штауфенов - внук Фридриха, швабский герцог Конрадин. Взятого в плен, его обезглавили в Неаполе. Так Ватикану удалось объединить всех недовольных Штауфенами и искоренить род "гонителей церкви".






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.