Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

КАК СОВРЕМЕННОМУ ХРИСТИАНИНУ ИЗУЧАТЬ ЕВАНГЕЛИЕ И ТВОРЕНИЯ СВЯТЫХ ОТЦОВ

 

Разумеешь ли, что читаешь?

Как могу разуметь, если кто не наставит меня? (Деян.8,30-31)

Один человек, крестившись в зрелом возрасте, захотел разобраться в вере, потому что, бывая на службах, ничего не понимал. Еще со школьной ска­мьи он привык докапываться до самой сути правил, теорем и формул, чтобы они становились понятны­ми и применимыми. Уповая на свои способности, этот человек приобрел Евангелие и начал его изу­чать. Со свойственным ему усердием читал он стих за стихом, главу за главой и, как ему показалось, добрался до истины. На его взгляд, она оказалась такова: «Иисус Христос родился как обычный че­ловек, жил чисто и праведно, поэтому при креще­нии в Иордане удостоился от Бога особенной бла­годати, дающей способность лечить болезни, изго­нять бесов, ходить по воде, кормить несколькими хлебами тысячи людей и прочее». Человек поду­мал: «Вот бы и мне иметь такие способности! Но как? Наверное, надо хорошо жить: делать добро, не пить, не курить, другим говорить о вере — и сила чудотворений будет дана?».

Какое странное понимание Евангелия! Как будто оно не является Благой вестью о спасении человеческого рода, о приходе в мир Спасителя — воплотившегося Сына Божиего? Объясняется все очень просто: как был устроен ум человека на момент прочтения Евангелия, так и воспринял он его смысл — уродливо, искаженно, примитивно. Впоследствии этот человек все-таки, по подсказке более опытных людей, начал читать толкования и творения святых отцов, в результате чего — бо­лее правильно понял веру. Из полученных знаний он заключил, что то первое его собственное «тол­кование» было очень похоже на ересь Нестория, утверждавшего, что Иисус Христос не есть истин­ный Бог, а человек, сын Иосифа и Марии, удосто­енный за святость жизни особенной благодати Бо­жией и спасающий нас не искупительной Своей Жертвой, а наставлениями и собственным приме­ром. Узнав все это, наш герой искренне огорчался и каялся в том, что, едва уверовав, сразу же оказался в еретиках. Ему пришлось вести долгую и упорную борьбу со страстью тщеславия. Она мешала ему по­нять, что смысл веры не в приобретении чудотвор­ных сил, а в покаянии и смирении. Другой человек начал читать Священное Писание еще в советский период и всем своим знакомым безстрашно расска­зывал о Боге. Некоторые слушали его с интересом, некоторые спорили, а некоторые предупреждали об опасных последствиях такой смелости. Но он никого и ничего не боялся, продолжая «проповедо­вать». С началом перестройки стали открываться храмы, люди начали читать Библию, смело носить нательные кресты, ходить на службы. Человек этот тоже попытался воцерковиться, но где-то с кем-то из батюшек не «договорился», кто-то где-то его «не понял» — и из проповедника он вдруг превратил­ся в богохульника. Странно! Когда все не верили и боялись — проповедовал веру. Когда все нача­ли верить — стал хулить Господа. Такая перемена произошла с этим человеком потому, что он читал Библию, чтобы потешить свое самомнение, чтобы быть на виду, выделяться. Естественно, когда такую самость задели в храме, она немедленно вступила во вражду с Церковью и Самим Богом. Да и окру­жающие, ранее слушавшие его, теперь перестали нуждаться в услугах «проповедника», потому что смогли читать и учиться самостоятельно. В резуль­тате, чтобы сохранить свою «исключительность», этот человек превратился в богохульника. Пони­мал ли он Священное Писание, когда читал его во времена «запрета»?



А вот еще пример. Одна прихожанка несколько лет читала Евангелие и до слез умилялась чудесам, которые творил Сын Божий. При чтении послед­них глав, где говорится о страданиях Господа, она начинала рыдать от жалости к Иисусу, Который был «таким хорошим, столько добра сделал, а Его — так...». Она и не догадывалась, что такая плот­ская жалость свидетельствует не о правильном, ду­ховном понимании Священного Писания, а о мир­ском, житейском, основанном на страсти печали. Такое понимание Евангелия позволяло этой хри­стианке одновременно продолжать любить и вождя мирового пролетариата В. И. Ленина, хранить дома его книги, с трепетом рассматривать его портреты и считать его человеком, сделавшим много добра для всех людей, и для нее самой тоже. Она не мог­ла понять, как можно изменить своим убеждениям, в которых была воспитана с детства и так же вос­питала своих детей. Поэтому и сохраняла верность гонителю Православия в России, виновному в ис­треблении огромного числа верующих, и при этом рыдала от жалости к распятому Господу Иисусу Христу. Вот какое странное «понимание» Истины! В ее сознании соединялось и удобно существовало черное и белое, добро и зло, жизнь и смерть. Но в реальности такого не бывает: Какое согласие между Христом и Велиаром? (2 Кор. 6,15). Конечно, Свя­щенное Писание она понимала неправильно!

Можно приводить и другие горькие факты по­добных заблуждений. Но надо ли, если и из этих примеров понятна причина ошибок: попытка по­мраченным умом понять Тайны Божии. Наверное, мы потому так дерзко пытаемся самостоятельно усвоить Священное Писание, что забываем, как с самого детства самым простым вещам нас всегда кто-нибудь учил: родители, воспитатели, педагоги.

А вот изучение веры представляется нам делом лег­ким, к которому мы, приобретя некоторые мирские знания и житейский опыт, считаем себя вполне го­товыми, и никто нам поэтому не нужен. Здесь-то, в самоуверенности, и кроется главная причина всех ошибок. Оказывается, наш плотский ум абсолютно не готов к принятию вещей духовных. Вот и «ко­веркаем» истину себе на погибель!

Чтобы не было горьких ошибок, перед нача­лом чтения Евангелия — Благой вести о приходе в мир Спасителя — необходимо узнать: кого пришел спасать Христос, от чего спасать и почему спасать. Другими словами, необходимо краткое ознаком­ление с основными понятиями веры: о Боге, о со­творении мира, о сотворении человека, о качествах первозданного человека, о рае, об Ангелах, о сата­не и бесах, о грехопадении, о поражении человека вечной смертью, о добродетелях, страстях и грехах, об аде, о Суде Божием, о воплощении Сына Божи­его, об Искупительной Жертве Иисуса Христа, о Воскресении, о сошествии Святого Духа, о Церкви Христовой, о покаянии. Краткое изучение этих во­просов в совокупности называется оглашением.

Обычно современным христианам не хочется тратить время на изучение веры, но тогда и Еван­гелие им не понять, и Спаситель им будет не ну­жен. Некоторые же все-таки приходят в храм по какой-нибудь нужде, и благо, если им встретится человек, способный правильно провести первую беседу, называемую предоглашение. В ней на кон­кретных примерах необходимо доказать, что чело­век не знает заповедей Христовых, грубо нарушает их, что не заботится о своей будущей вечной уча­сти, что грехами своими оскорбляет Бога, что не верит в Страшный Суд Божий и прочее. Говорить все это нужно, конечно, с сочувствием к человеку, призывая его к изучению веры и изменению жизни.

Услышав, что так надо встречать «захожан», некоторые возмущенно кричат: «Неправильно! Вы так распугаете всех! Надо говорить, что Бог есть Любовь!» Спорить не будем: Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем (1 Ин. 4,16), но любовь духовная совсем не похожа на любовь плотскую, кровяную, которая всех жале­ет и все дозволяет. Любовь духовная и призывает, и обличает, и угрожает, и исправляет, и наказывает (с состраданием к грешнику).

С ходу говорить о любви Божией могут толь­ко люди неопытные, сами еще не постигшие Люб­ви, не знающие Бога. Как можно понять любовь Божию, пребывая в страстях и смертных грехах? Неужели человек, только что пришедший (точнее, зашедший) в храм, способен слушать о святой люб­ви, которая «...чиста, свободна, вся в Боге. Она — действие Святаго Духа, действующего в сердце, по мере его очищения».

Как плотский человек поймет, например, та­кие слова Любви: «Не думайте, что Я пришел при­нести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его» (Мф. 10, 34-36)?

Чтобы человек не соблазнялся, надо прежде научить его любви к ближнему, то есть исполне­нию евангельских заповедей об отношении к ближ­ним: И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25, 40). А уже потом: «Наперсник любви к ближнему входит ею в любовь к Богу... Любовь к ближнему — основание в здании любви. Возлюбленный брат! Ищи раскрыть в себе духовную любовь к ближним: войдя в нее, войдешь в любовь к Богу, во врата воскресения, во врата Царства Небесного».

Но прежде чем уговаривать человека ис­полнять заповеди по отношению к ближним, нуж­но доказать ему, что это абсолютно необходимо.

В доказательство сказанного приведем сло­ва святителя Игнатия Брянчанинова: «При чте­нии евангелистов должно читать и Благовестник, то есть объяснение Евангелия блаженным Феофилактом, архиепископом Болгарским. Чтение Благовестника необходимо: оно способствует пра­вильному пониманию Евангелия, и следователь­но, точнейшему исполнению его. Притом правила Церкви требуют, чтоб Писание было понимаемо так, как объясняют святые отцы, а отнюдь не про­извольно: руководствуясь в понимании Евангелия объяснением святого отца, объяснением, принятым и употребляемым Церковью, мы сохраним преда­ние Святой Церкви... В чтении отеческих писаний нужно соблюдать постепенность и никак не читать их поспешно».

Практика показывает, что самостоятельное из­учение Священного Писания, даже по толкованиям, дается очень редким людям. Современный человек, оглушенный нескончаемым потоком греховной ин­формации, оказывается неспособным восприни­мать язык и стиль святых отцов.

Толкование тогда станет доступным совре­менному человеку, когда будет преподноситься простым языком с примерами из нынешней жизни. Хорошо воспринимается речь верующего христиа­нина, самого стремящегося жить по евангельским заповедям, способного своим настроением при­влечь слушающих к покаянию. Такой будет учить тому, чем живет сам, как бы говоря от себя, то есть из собственного опыта, но при этом будет строго придерживаться духовного смысла, изложенного в творениях учителей Церкви.

Святитель Игнатий советует: «Постарайся, чтоб Евангелие усвоилось твоему уму и сердцу, чтоб ум твой, так сказать, плавал в нем, жил в нем, тог­да и деятельность твоя удобно сделается евангель­скою. Этого можно достичь непрестанным благого­вейным чтением, изучением Евангелия». Усвоив­шему однажды толкование, необходимо постоянно читать Евангелие, всегда проверяя себя, помнит и понимает ли он смысл читаемых слов. Если что-то забылось, то непременно нужно обратиться к зна­ющему человеку или вновь прочитать это место у толкователя. Со временем смысл всех стихов будет понятен, а в нужный момент заповеди будут вспо­минаться и станут применимыми в жизни.

Евангелие тогда станет доступным и желан­ным, когда человек будет понуждать себя жить по заповедям Христовым: «Оставь греховную жизнь, оставь земные пристрастия и наслаждения, отре­кись души своей, тогда сделается для тебя доступ­ным и понятным Евангелие».

Один прихожанин рассказывал о себе, что в начале своего христианского пути он прочитал тол­кования на Евангелие двух отцов — святителя Феофилакта Болгарского и святителя Иоанна Злато­уста, и, как ему показалось, мало что понял и почти ничего не запомнил. Затем он несколько лет читал творения святых на разные темы, а к толкованиям больше не обращался. Творения поначалу давались ему очень тяжело, так что один абзац приходилось прочитывать по два-три раза, и в некоторых случа­ях понимание приходило, а в некоторых нет. Непо­нятые строки читатель с горечью оставлял и «шел» дальше, надеясь, что нить рассуждения не будет полностью потеряна. Большую проблему вызыва­ли ссылки на Священное Писание, приводимые на церковнославянском языке. Их и прочитать-то было трудно, а понять — вообще невозможно. До­гадываясь, что строки Писания подтверждают (до­казывают) смысл сказанных слов, человек не от­чаивался, не бросал чтение, а продолжал читать, жалея, однако, что приведенное выражение не со­всем понятно. Работать с текстом Евангелия он в то время еще не умел, поэтому и бился как рыба об лед, пока, через несколько лет, не обнаружил, к своему удивлению, что стал понимать церковнос­лавянский язык и смысл цитат. Таким образом, за несколько лет старания христианина вознагради­лись вдвойне: и труды учителей Церкви усвоил, и церковнославянский язык стал понимать. Приняв­шись заново читать Евангелие, он был потрясен тем, что теперь смысл его оказался ему понятен, за исключением только некоторых мест, толкование которых он легко нашел в уже знакомых (по пер­вым годам чтения) книгах. Затруднение вызывали лишь некоторые притчи, смысл которых и у толко­вателей трудно понять (см. Лк. 16, 1-12), а также некоторые слова Господа (например: Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему? (Мф. 22, 45), в которых, с Божьей помощью тоже удалось разобраться. Вот и не осталось у человека «темных пятен» в Евангелии: так Господь благо­словляет терпение и усердие.

В последующие годы своим знакомым, испы­тывающим подобные же трудности при чтении тво­рений святых отцов, он советовал находить еван­гельскую цитату в русском переводе: так хотя бы смысл фразы будет понятен, и ум постепенно будет привыкать к евангельскому тексту, а значение ее можно уразуметь из читаемой книги (статьи) или обратившись к толкователю.

Остается пояснить очень важный момент: как произошло такое, что человек читал творения свя­тых (а не толкования), а Евангелие стало ему по­нятно почти все, без специальных толкований? Дело в том, что святые отцы, научившись из Еван­гелия подражать Христу, об этом самом и состави­ли свои Писания, научая нас евангельской жизни. Поэтому, читая их творения, мы учимся тому, как правильно понимать и исполнять заповеди, — об этом говорит весь опыт святых подвижников веры. Если прочитанное стараться применять в жизни, то и Евангелие станет понятно. Абсолютно невоз­можно поврежденным умом самостоятельно по­нять Писание (горькие примеры приведены внача­ле), поэтому необходимы пояснения тех, кто своей покаянной жизнью стяжал особый дар Святого Духа — зреть Тайны Божии. Убедиться в этом на практике (пример выше) может любой, искренне желающий спасения и употребляющий усердие и терпение в познании Истины в теории и на прак­тике (практическая христианская жизнь при этом абсолютно необходима!).

Нередко можно слышать от кого-нибудь из новоначальных: «А! Пытался я читать преподобно­го Симеона Нового Богослова: семьдесят страниц осилил и бросил — все равно ничего не понимаю! Буду лучше смотреть художественные фильмы о вере — это интересней и понятней!» Что подела­ешь?! Для сердца, зараженного страстями, фильм, конечно, любезней, но в кино иногда искажается истина, показываются страстные сцены, музыка отвлекает от содержания, применяются прочие греховные средства, чтобы привлечь внимание зри­телей, — так что фильм приносит более вреда, чем пользы. Но вот читать на первых этапах веры труды тайнозрителей-богословов никак нельзя. В лучшем случае человек оставит это занятие, но и другие книги о вере читать не будет; Бывают результаты и хуже: читатели впадают в отчаяние от неспособ­ности делать так, как советуют отцы, или начинают преждевременно подражать их святости и впадают в прелесть — тогда совсем беда. Святые делились своим великим опытом, который они приобрели за 30-40 лет покаянных трудов, и понятны такие кни­ги будут только тем христианам, которые по своему духовному состоянию приблизились к подвижни­кам, пребывавшим в Духе Святом. А находящийся в плотском состоянии как постигнет духовное? Вот и «обламываются» немощные души, взявшись за непосильное.

Научаясь из творений святых отцов христи­анской жизни, нельзя пытаться сразу подражать их подвигам, к которым они готовились десятками лет. Нельзя немедленно ждать тех духовных состо­яний, которые имели святые, нельзя отчаиваться при неудачах, неминуемо встречающихся на пути христианской жизни, нельзя от себя требовать мгновенной святости. Борьба со страстями — это длительный этап пролития пота и крови, и на нем не может быть явных благодатных даров. Для но­воначальных свойственно самоукорение, сокру­шение духа, видение своей греховности, страх Божий. Вот что говорит по этому поводу святи­тель Игнатий, ссылаясь на преподобного Иоанна Лествичника: «Раскрой образ мыслей неискусных послушников и найдешь там понятие, родившееся от самообольщения: найдешь там желание стро­жайшего безмолвия и поста, непарительной молит­вы, совершенного нетщеславия, непресекаемого памятования смерти, всегдашнего умиления, все- совершенного безгневия, глубокого молчания, пре­восходной чистоты... враг научил их устремиться к этим добродетелям преждевременно, чтобы они не получили их в свое время... Падший ангел ста­рается обмануть и вовлечь в погибель, предлагая не только грех в разных видах его, но и предлагая несвойственные им, возвышеннейшие добродете­ли... Не вздумайте всуе искать поприща подвигов, не дарованного Богом нашему времени».

В то же время есть труды учителей, писавших о первых степенях христианства, — их и надо чи­тать, советуясь при выборе книг с духовно опыт­ными людьми. Многое при чтении даже этих тво­рений окажется непонятным, и хорошо, если рядом окажется опытный советчик. При отсутствии тако­вого нельзя отчаиваться и совсем не читать, потому что труды отцов, по мнению их самих, останутся единственным средством спасения для последних христиан: «Чтение отеческих писаний, по умале­нии духоносных наставников, соделалось главным руководителем для желающих спастись и даже до­стигнуть христианского совершенства».

Большей частью святые писали о высоких сте­пенях христианства, потому что для обучения ново­начальных всегда имелось достаточное число опыт­ных старцев, наставлявших своим живым словом и примером. С ослаблением веры во всем обществе резко сократилось и число опытных наставников: делателей не стало, потому что жатвы нет, то есть мало желающих спасаться (ср. Мф. 9, 38). Главное, чему обучали наставники, это: жизнь по евангель­ским заповедям, борьба со страстями, обретение до­бродетелей, распознание грехов и противодействие им, самоукорение, сокрушение духа, покаяние, пра­вильная молитва, — что нынче называется христи­анской аскетикой. Такая практика очищала сердце человека, выводила его из рабства сатане, освобо­ждала от вечной смерти, примиряла со Христом, открывала путь к Царству Неоесному. Конечно, руководители душ человеческих подбирали осо­бенный «ключ» к каждому христианину, учитывая в своих наставлениях все качества его: возраст, здо­ровье, семейное и социальное положение, род заня­тий, духовную опытность и прочее. Мы же, читая их книги, должны сами выбирать то, что нам подхо­дит, в соответствии с нашим состоянием. Нельзя мирянам применять то, что относится только к мо­нахам, и одновременно нельзя чуждаться тех реко­мендаций, в которых автор обращается к монахам, хотя они (советы) касаются абсолютно всех христи­ан. Нельзя новоначальным пытаться выполнять то, что советуется совершенным. Так, иногда миряне берутся читать акафисты по ночам, а потом спят на работе; иногда хотят поститься очень строго, изну­ряя себя до того, что валятся с ног и «забрасывают» все домашние дела, а то еще и попадают в больни­цу с обострениями. Некоторые пытаются вкушать пищу два раза в сутки и, конечно, объедаются на ночь. Кое-кто берет на себя молитвенное правило по 5 часов в день и теряет при этом психическое равновесие. Читая, например, о страсти печали во втором томе «Добротолюбия», новоначальный не сможет понять нескольких пунктов, потому что они касаются совершенных. «Опечаленный монах не знает духовного наслаждения», «опечаленный монах не знает духовной радости, как вкуса в меду — страждущий сильною горячкою», «опечаленный монах не подвигнет ум к созерцанию и никогда не возшлет чистой молитвы; ибо печаль всему добро­му полагает препону». Поэтому нужно выбирать то, что касается начинающих. То же самое будет и в описаниях других страстей.

Для современного человека нужно адаптиро­вать святоотеческий текст, нужно толкование тол­кований. Что поделаешь?! Но главное не в этом. Нас разделяет с отцами огромная духовная про­пасть, преодолеть которую можно только самоукорением и сокрушением духа. Тот, кто освоит эти первые христианские добродетели, дальше уже не заблудится. Такого поведет Сам Бог, помогая прео­долеть все недоразумения и бесовские ловушки. А тот, кто «перескочит» через первое, никогда не об­ретет последующего и рискует пойти ложным пу­тем, ведущим к самомнению и прелести.

Если новоначальный возьмется читать «Ле­ствицу», то на первой же степени окажется в недо­умении: нужно отречься от мира. Как это сделать человеку семейному? Неужели оставить жену и де­тей и податься в монастырь? А может быть, уйти в лес, взяв с собой пилу, топор, буржуйку и мешок сухарей? Но сколько выдержит в экстремальных условиях изнеженный, избалованный «благами цивилизации» человек? Да и о чем тогда говорит апостол Павел: Если же кто о своих и особенно о до­машних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного (1 Тим. 5, 8). Значит, нужно научиться так жить в этом мире, чтобы не любить его, не при­вязываться к нему, по слову апостола Иоанна: Не любите ни мира, ни того, что в мире (1 Ин. 2,15). То есть нужно как-то жить в мире, не любя его. Но кто этому научит? Оказывается, можно пользоваться всеми житейскими благами, но не следует привязы­ваться к ним. Все можно иметь, приобретая закон­ным путем, но ни к чему не прилепляясь сердцем, тогда человеку будет не страшно и лишиться всего этого. Теоретически вроде бы понятно. Но только тот, кто захочет исполнять это в жизни, поймет, как тяжело достичь сказанного.

Если в творениях древних отцов многое для современного человека непонятно, то нужно чи­тать труды учителей, более близких к нам по вре­мени жизни: это святители Феофан Затворник и Игнатий (Брянчанинов). Язык их творений более для нас понятен, хотя от современного отличается все-таки сильно: за сто пятьдесят лет в нем прои­зошли существенные перемены. Но главные пере­мены, точнее сказать, деформации - произошли в наших душах. Нынешние христиане зрелого и преклонного возраста — это выходцы из совет­ского прошлого, родившиеся в период гонений за веру, воспитанные в духе коммунизма, верившие в партию, в Ленина, в Сталина, изучавшие атеизм, занятые земными заботами, не думавшие о своей вечной участи, не верившие в Бога, не посещавшие церковь. В тот страшный период даже некоторые верующие родители боялись говорить своим детям о вере, чтобы не навлечь на них тяжкие испытания: любовь плотская побеждала веру. Христиане под­вергались лютым гонениям, заключались в тюрьмы и лагеря, считались «врагами народа»... Живые и искренние слова о тех страшных временах читатель может найти в книгах протоиерея Михаила Труха- нова «Воспоминания. Первые сорок лет моей жиз­ни» и «Не могу не говорить о Христе».

В советский период Церковь находилась под таким жестоким контролем безбожной власти, что священники не имели права учить народ, не было духовной литературы, нелегко было найти Священ­ное Писание. Вера простых людей нередко была смешана с суевериями, ересями и даже с гаданием и колдовством. Так, например, приходилось слышать от прихожанки, что за умерших надо подавать лук, потому что «лук — от сорока недуг». Как это стран­но: видимо, она думала, что лук, укрепляющий здо­ровье тела, может и душу очистить от грехов. А еще говорят, что свечку нельзя передавать левой рукой. Непонятно: чем, в духовном смысле, левая рука от­личается от правой?

Удивительно, но и нынче, когда гонений уже давно нет, советские «традиции» по инерции про­должают действовать.

А ведь необходимо разобраться в точности и правильности духовных познаний человека, что­бы не было у него заблуждений, ересей, примесей оккультизма и колдовства. А в прошедшей жизни человека когда разбираться? Вдруг остались у него на душе неосознанные и нераскаянные смертные грехи? Когда учить борьбе со страстями, когда из­учать заповеди Христовы и какую из них и когда применять в жизни, как правильно поститься, вос­питывать детей, как молиться?

Вывод понятен: современным христианам нужно и самим прилагать старание, чтобы изучить Священное Писание и учиться христианской жиз­ни из творений святых отцов. Господь поможет!

Масленников С. М.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.