Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Э. Сеген и его врачебно-педагогическая система воспитания слабоумных

Наиболее плодотворной из ранних попыток воспитания и обучения слабоумных была деятельность французского врача-педагога Эдуарда Сегена (1812—1880). Кроме того, он был одним из тех, кто сумел проанализировать, обобщить и оформить в виде целостной медико-педагогической системы собственную практику воспитания слабоумных.

Э. Сеген родился в семье потомственных бургундских врачей. В Париже он сблизился с Итаром, Эскиролем и стал их любимцем. Они ценили в Сегене его терпение, глубокий аналитический ум.

Сеген увлекался философией и стал членом философского кружка, разделявшего филантропические взгляды Сен-Симона и стремившегося поднять уровень развития человечества. Из этого кружка впоследствии вышли Луи Блан, Виктор Гюго и другие известные деятели.

Сеген посвятил свою жизнь воспитанию самых отверженных из людей— слабоумных.

В 1837 году врач Эскироль поручил Сегену заняться индивидуальным воспитанием идиота, используя опыт Итара. Сеген добился значительных успехов в этом деле. Тогда Эскироль предложил ему исследовать несколько слабоумных детей, находившихся в психиатрической лечебнице в Бисетре. В 1839 году Сеген был назначен руководителем детского отделения для слабоумных при этой больнице.

В этом же году вышла написанная совместно с Эскиролем работа «Резюме нашей четырнадцатимесячной работы». В этой статье рассказывается о достигнутых ими успехах в развитии интеллекта слабоумных.

Все мероприятия Сегена в Бисетре, направленные на борьбу с рутиной и антипедагогичностью, встречали враждебное отношение со стороны админи-


страции и коллег. Вопреки косности персонала больницы Сеген решил улучшить условия жизни слабоумных детей, изолировать их от душевно­больных, заняться их воспитанием.



Под давлением интриг Сеген был вынужден в 1841 году уйти из Бисетра и организовать собственную частную школу для слабоумных.

Через несколько лет Сеген обратился во Французскую академию наук с просьбой составить комиссию для исследования его опыта и дать ему оценку. Эта комиссия тщательно выполнила свою миссию и высоко оценила резуль­таты педагогической работы Сегена. Она признала, что Сеген—тот человек, который практически решил проблему воспитания идиотов. Это заключение комиссии привлекло внимание общественности других стран к школе Сегена. Ее стали посещать учителя, филантропы разных стран с целью использовать опыт Сегена у себя на родине.

В 1846 году вышел большой труд Сегена «Воспитание, гигиена и нравственное лечение умственно ненормальных детей». Эта книга была в 1903 году издана на русском языке в переводе М. П. Лебедевой и в течение многих десятилетий служила настольной книгой русских олиго-френопедагогов.

Во Франции книга Сегена была встречена очень холодно. Ее идеи казались утопическими. Не находила должной поддержки во Франции и практическая деятельность Сегена. В 1848 году Сеген был вынужден покинуть родину и переехать в США, где его встретили с большим почетом. Американские врачи еще не имели опыта работы со слабоумными, поэтому они были свободны от каких бы то ни было предрассудков в этой области. И они были рады приветствовать пионера в области воспитания слабоумных.

Сеген—большой гуманист. Он был проникнут глубокой верой в человека. Сеген был убежден, что в каждом человеке, какими бы глубокими недугами он ни страдал, заложены огромные потенциальные возможности к совер­шенствованию физических и духовных сил. Эти возможности могут быть приведены в действие силой духа, воли и искусства воспитателя и путем создания благоприятных условий жизни для тех лиц, которые нуждаются в помощи врачей и воспитателей.

Сеген считал, что каждый человек, как бы он ни был немощен, имеет право на такую жизнь, на такое отношение к себе, в котором нет места нравственному унижению, физическим страданиям. Он понимал, что самое большое счастье—чувствовать себя человеком среди людей, осознавать, что ты не лишний, не обуза, что ты приносишь людям пользу.

С точки зрения Сегена, одинаково несчастны как те слабоумные, которые окружены заботами семьи, запрятаны от глаз людских в роскошные гостиные, но пребывают в полном бездельи, так и те, что ютятся в трущобах и лишены элементарного ухода. И те и другие не получают главного, что нужно человеку,—возможности воспринимать мир, права участвовать в какой-либо области деятельности.

Сеген глубоко убежден, что и для идиотов должно быть сделано то, что

: 87


уже было сделано в его время для слепых и глухих. Речь идет о том, чтобы дать всем аномальным лицам возможность учиться, участвовать в труде.

Каковы основные положения врачебно-педагогической системы Сегена?

При разработке методов воспитания глубоко отсталых детей Сеген исходил из понимания идиотии как такого расстройства нервной системы, при котором обнаруживается полная бездеятельность всех органов и способностей и отсутствие воли. Эти недостатки ставят глубоко отсталого в полную зави­симость от инстинктов. Идиот, по определению Сегена, ничего не может, ничего не знает, а главное—ничего не хочет. Отмечая инертность идиотов, Сеген вел страстную борьбу с теми, кто признавал подобное состояние неизлечимым. К неизлечимым он относил только тех, у кого имеется общий паралич, но и у них Сеген считал возможным частично восстановить двигательные функции.

Задача воспитания глубоко отсталых, по мнению Сегена, заключается в том, чтобы вывести их из инертного состояния, помочь им установить связь с внешним миром. Конечная цель воспитания—развить способности, дать навыки производительного труда для того, чтобы глубоко отсталые могли своим заработком окупить свое содержание и перестали быть бременем для общества, стали бы людьми полезными.

Сам Сеген назвал свою систему физиологической, так как в процессе воспитания, с его точки зрения, должно произойти видоизменение строения нервной системы, ее оздоровление.

Задачу воспитания идиотов Сеген видел не в том, «чтобы заменить несуществующие способы восприятия какими-либо новыми (как при обуче­нии глухих и слепых.—X. 3.); она просто состоит в возможности регулировать пользование чувствами, в возможности умножить понятия, оплодотворить идеи, желания, страсти таких жалких существ, которые, будучи предостав­лены самим себе, остались бы без связи, без сношений с внешним миром, остались бы идиотами» .

Сеген ставил задачу развить ощущения и восприятия слабоумных, научить их слушать, видеть. Это своего рода гимнастика чувств, которая на каком-то этапе обучения заменяется гимнастикой интеллекта и в сочетании с благо­приятными условиями жизни слабоумных может «видоизменить строение нервных масс».

Сеген считал, что воспитание идиотов может иметь успех, если будут учте­ны достижения философии, психологии, физиологии, гигиены. Принципы воспитания, по мнению Сегена, должны быть точны, как формула. Сеген пытался представить эти формулы в виде «триады». Воспитание должно охва­тывать:

1) воспитание деятельности, активности—развитие двигательной способ­ности, мышечной системы, ощущений, чувств;

1) Сеген Э. Воспитание, гигиена и нравственное лечение умственно ненормальных детей.—СПб., 1903.—С. 83—84.

88 , . '


2) воспитание мышления—формирование представлений и понятий, ов­
ладение элементарными знаниями и навыками чтения, письма, счета;

3) воспитание воли, что, по Сегену, соответствует нравственному воспи­
танию, поскольку воспитание воли приучает глубоко отсталых управлять
своими инстинктами.

Сеген был убежден в том, что работа с глубоко отсталым должна вестись в такой последовательности, при которой воспитание активности предшест­вует воспитанию мышления, воспитание мышления предшествует воспита­нию воли. В установлении такой последовательности воспитания сказывается механистичность его системы: он еще не понимал, что невозможно резко отграничить сферу чувств от процессов мышления и воли. Привлекает в системе Сегена его стремление воздействовать на всю личность глубоко отсталого, обеспечить ее всестороннее развитие, корригировать недостатки этого развития.

Сеген указал те средства, которые обеспечивают преодоление инертного состояния слабоумного и приобщают его к полезному труду. Первое место среди этих средств занимают благоприятные условия жизни слабоумных в специальных учреждениях. Сеген подробно разработал требования к жилищу, одежде, питанию, режиму для слабоумных. И хотя многие его советы потеряли свое значение в современных условиях и кажутся наивными, общие принципы, которыми он руководствовался при органи­зации учреждения для глубоко отсталых, не могут быть отвергнуты. Этими принципами являются: учет психофизического состояния глубоко отсталого ребенка, создание таких благоприятных условий для его развития, которые приближают время включения ребенка в производи­тельный труд. Сеген считал, что все средства, обеспечивающие решение конечной цели воспитания глубоко, отсталого ребенка—подготовку его к труду,—себя оправдывают.

Эту мысль Сеген хорошо выразил в следующем положении: «Никакое улучшение жилища для детей-идиотов не кажется мне слишком роскошным. Когда поймут наконец все нравственное и социальное значение разумного призрения многих десятков тысяч несчастных существ, в лучшем случае пользующихся уходом родителей, которые могут умереть раньше их, тогда только выяснится, что эти десятки тысяч индивидов, теперь совершенно бесполезных, при разумном руководстве, за немногими лишь исключениями, способны сами зарабатывать для себя средства к жизни, и тогда, быть может, эгоизм осуществит то, о чем мы теперь можем только мечтать» .

Сам процесс воспитания и обучения глубоко отсталого ребенка представ­ляет собой сложную систему специальных упражнений. Такая система была детально разработана Сегеном. Эти упражнения направлены на развитие моторики, органов чувств, интеллекта, воли. Одни упражнения выполняются

1) Сеген Э. Воспитание, гигиена и нранственное лечение умственно ненормальных детей.—СПб., 1903.—С. 35.


путем непосредственного управления руками и ногами воспитанника, кото­рое осуществляет воспитатель, другие—путем подражания действиям вос­питателя. Упражнения рассчитаны или на побуждение воспитанников к действию, или на торможение импульсивных движений. В конечном счете эти упражнения должны развить у воспитанников внимание и способность к произвольному регулированию своего поведения в зависимости от внешних условий. Сеген широко пользовался на занятиях методом подражания, к которому склонны дети даже при самых глубоких степенях слабоумия.

Сеген правильно считал, что успех в работе со слабоумными в основном зависит от личности воспитателя: его воли, спокойствия, умения пользо­ваться взглядом, голосом. На первых порах воспитатель, по мнению Сегена, должен полностью подчинить своей воле волю ребенка и держать его в полном повиновении, пока у него не выработается способность выполнять разумные действия. Затем можно все больше опираться на инициативу ребенка. Сеген подробно разработал методику использования различных средств воздействия на ребенка: взгляда, приказания, поощрений, наказаний и др. Но главное, что обеспечивает успех в работе с глубоко отсталыми детьми,—это, по мнению Сегена, энтузиазм воспитателя, его вера в могу­щество воспитания. Таким педагогическим энтузиазмом и оптимизмом обладал сам Сеген.

В связи с вопросом о роли воспитания Сеген писал: «Если вы начнете воспитывать идиота в том возрасте, когда ему не следовало бы уже нуждаться в вас, то, не подавая слишком много надежд родителям, не теряйте их сами и поддерживайте себя в трудной задаче, которую вы предприняли. Ему от 15 до 20 лет, и он не может и не умеет ни есть, ни одеваться без посторонней помощи, не умеет ни говорить, ни читать и т. д. Если он ленив, неспособен, нерадив, невнимателен, одним словом, если у него нет ни одного из желательных вам положительных качеств, то все-таки не падайте духом. Если он постоянно лежит, посадите его; если он сидит, поставьте его; если он не ест сам, держите его пальцы, но не ложку, во время еды; если он совсем не действует, возбуждайте все его мышцы к действию; если он не смотрит и не говорит, говорите ему сами и смотрите за него. Кормите его, как человека, к'оторый работает, и заставьте его работать, работая вместе с ним; будьте его волею, разумом, деятельностью, одним словом его привидением. И если вы не были в состоянии в течение трех или четырех лет дать ему разум, способность речи и произвольность движений, то все-таки ни заботы ваши, ни энергия, которую вы потратили на него, не пропали даром; если он не достиг тех успехов, которых вы добивались, то он, во всяком случае, стал здоровее и сильнее, стал более послушным и более нравственным. А разве этого мало? Тот, кто сделал все, что мог, сделал все» .

1) Сеген Э. Воспитание, гигиена и нравственное лечение умственно ненормальных детей.—СПб., 1903.—С. 74—75.


Таким образом, Сеген создал первую систему воспитания умственно отсталых детей, сочетающую педагогические и медицинские средства воз­действия на воспитанника. И хотя во Франции современники Сегена не оценили в должной мере его систему, разработанные им методы воспитания умственно отсталых детей в дальнейшем получили широкое распространение и стали применяться не только при воспитании умственно отсталых, но и частично при воспитании нормальных детей.

Как уже говорилось, во Франции Сеген не получил должной поддержки. Он сравнивал себя с Якубом Перейра—одним из первых учителей глухоне­мых в Испании и Франции, который также не был оценен по достоинству. Сеген сам отмечает, что его систему считали искусством, доступным только ему. Он принимает это мнение как комплимент, но все же успех своей деятельности видит только в применяемых им методах.

Во Франции система Сегена была основательно забыта до конца XIX века. Затем ее возродил психиатр Бурневиль, считавший эту систему классиче­ской. Бурневиль применил ее в самом крупном во Франции учреждении для слабоумных, о котором речь пойдет ниже.

Следует заметить, что эволюция методов Сегена не всегда шла по пути положительного их совершенствования. Так в педагогических системах французского олигофренопедагога Ванея, итальянского педагога М. Мон-тессори и других методы воспитания, разработанные Сегеном, были преобразованы в систему формальных упражнений, получивших название психической ортопедии и сенсорно-моторной культуры. Эта система была оторвана от учебной и трудовой деятельности ребенка и мало себя оправдала.

Деятельность Сегена в США сыграла значительную роль в развитии помощи умственно отсталым детям в этой стране.

В США Сеген работал в разных штатах, последние 30 лет в Нью-Йорке. Им был создан особый тип школ для слабоумных, которые получили название «физиологические школы Сегена».

Такие школы, организованные в соответствии с педагогическими идеалами Сегена, располагались в живописной местности вблизи от города. Последнее обстоятельство Сеген считал очень важным, так как близость от города позволяла привлечь к работе молодых и энергичных учителей. Наблюдения Сегена показали, что если школы удалены от культурных центров, то в них работают только пожилые педагоги, лишенные разнообразных жизненных интересов и, следовательно, не способные воздействовать на эмоциональную жизнь ребенка.

Школы Сегена имели просторные помещения. Спальни воспитанников были соединены с комнатами учителей и воспитателей, что обеспечивало постоянный надзор за детьми.

При школах имелись ванные комнаты, отдельные умывальники для каждого ребенка.

В учебной кухне воспитанники получали навыки кулинарии.


Весь процесс обучения и воспитания в соответствии с системой Сегена был индивидуализирован.

Чтобы не переутомлять детей однообразными занятиями, каждые двадцать минут менялся учитель и вид занятий. (На двадцать пять учеников приходилось двенадцать учителей.) В школе учили читать, писать (сначала на доске, а потом и в тетрадях). В ней воспитывались и гигиенические навыки. Арифметику изучали позже всего и не все дети. Много внимания уделялось слушанию музыки, ручному труду, рисованию. Детей часто вывозили на прогулки в город.

Разумеется, что школа, которой руководил сам Сеген в Оранже под Нью-Йорком, и другие школы, создававшиеся по его проектам, были доступны детям очень состоятельных родителей. (Годовая плата за воспи­тание ребенка составляла 1800 долларов!)

В 1866 году вышла новая книга Сегена «Идиотия, ее лечение физиоло­гическим методом». В ней он развивает мысли, сформулированные им в его первой книге.

После смерти Сегена непосредственным преемником его идей и дел в США стала его жена Эльза Сеген.

За месяц до смерти, в октябре 1880 года, Э. Сеген составил проект новой школы для детей с различными аномалиями в развитии—«физиологической школы—школы будущего». В этом документе Э. Сеген отмечал, что воспи­тание аномальных детей начинает охватывать и те слои общества, где раньше царствовало невежество. Разница между способным ребенком и детьми, не умеющими выражать свои мысли, трудно воспринимающими, медлительны­ми, сначала очень невелика, но впоследствии все больше возрастает. С точки зрения Сегена, неспособность детей зависит не от первичных причин—пло­хого питания, болезней и т. д., а от вторичных, например, от отсутствия надлежащего воспитания. Задача физиологического воспитания заключается в создании необходимых условий для благоприятного развития детей с отклонениями в психическом состоянии. «Физиологическая школа» должна развивать функции органов чувств и движения, исправлять их недостатки путем упражнений. Эта школа предназначена для трех групп детей:

1) младших детей, недостатки которых надо исправлять сейчас же, чтобы
предупредить их превращение в привычки, могущие повлечь образование
новых дефектов;

2) детей, которых нельзя воспитывать в обыкновенных школах, потому
что им необходим регулярный курс лечения для развития психических и
физических функций организма;

3) детей, воспитание которых в обыкновенной школе не дало хороших
результатов. Занятия с этими детьми сводятся к выявлению и развитию их
индивидуальных способностей.

В разработанной Сегеном системе воспитания умственно отсталых детей олигофренопедагогов привлекает ее обоснованно оптимистический характер, заключенная в ней вера в возможность развития этих детей, ее направлен-


ность на всестороннее развитие личности умственно отсталого ребенка, ослабление недостатков этого развития, включение ребенка в трудовую жизнь. Заслуживают внимания требования Сегена в отношении организации жизни слабоумных детей в специальных учреждениях, требования к воспи­тателю; представляют интерес его многочисленные практические советы относительно того, как следует осуществлять уход за глубоко отсталыми, формировать у них навыки и привычки самообслуживания и культуры поведения.

Особенно много полезных практических указаний могут найти в трудах Сегена работники специальных учреждений для глубоко отсталых детей.

§ 2. Деятельность И. Гуггенбюля

Большую роль в широкой пропаганде в странах Европы дела призрения, воспитания и обучения глубоко отсталых детей сыграл швейцарский врач-' педагог Иоганн Гуггенбюль (1816—1863). Начало деятельности Гуггенбюля в области воспитания слабоумных совпадает со временем начала деятельно­сти в этой же области Сегена. В 1841 году Гуггенбюль открыл в Швейцарии на склоне горы Абендберг школу-приют для кретинов и идиотов (Абендбер-гский приют). Средства на эту школу были собраны обществом врачей-ес­тествоиспытателей. Школа располагалась на высоте 1100 м над уровнем моря. Постройка школы на такой высоте была не случайной. Гуггенбюль считал, что горный климат способен благотворно подействовать на его питомцев. Эта мысль Гуггенбюля вытекала из утверждения геолога Соссюра, согласно которому в местностях выше 900 м над уровнем моря кретинизм не встречается.

Учреждение Гуггенбюля было образцово благоустроено. Оно имело парк, купальни. Наряду с отделениями для различных категорий умственно отсталых детей, в школе-приюте существовало отделение и для нормальных детей, чтобы в их лице аномальные имели постоянный образец для подра­жания. В планы Гуггенбюля входило открыть отделение для младенцев до одного года, для дошкольников, неизлечимых кретинов, отделение для женщин, отделение для слабоумных разных национальностей. Образцовый порядок в Абендбергском приюте и успехи в развитии его воспитанников в первые годы его существования, т. е. в то время, когда Гуггенбюль непос­редственно руководил деятельностью этого учреждения, сделали это учреж­дение и самого Гуггенбюля настолько популярными, что ими заинтересовались во всех европейских государствах.

Приют посещали многочисленные туристы, врачи, общественные и госу­дарственные деятели. Гуггенбюля приглашали во многие страны для озна­комления публики с его деятельностью.

Посещение Абендбергского приюта многочисленными гостями в конце концов привело к тому, что он стал превращаться в учреждение, где все стало носить показной характер. Упадок воспитательной работы был обус-


ловлен и частым отсутствием самого Гуггенбюля, которого, как и Сегена, окружала атмосфера зависти и вражды. Теперь недруги обвиняли его в шарлатанстве. В немецком языке даже появилось выражение «гуггенбюле-рай», что означало гуггенбюлевщина, очковтирательство.

После ревизии приюта в 1858 году английским министром Гордоном он был закрыт. Вскоре умер оклеветанный и одинокий Гуггенбюль.

Неудачи Абендбергского приюта на последнем этапе его существования несколько охладили интерес к открытию учреждений для слабоумных. Однако положительные стороны в деятельности приюта на первых этапах его развития и главным образом объективная необходимость способствовали возрождению общественной помощи слабоумным.

Этот общественный интерес к аномальным детям поддерживался не столько гуманными мотивами, сколько чисто материальными соображения­ми. В открытии учреждений для слабоумных заключалась прямая выгода. Дело в том, что те слабоумные, которые оставались вне специальных учреждений, пополняли армию антисоциальных элементов и вызывали необходимость в больших расходах на содержание тюрем, на борьбу с нищенством, проституцией и преступностью.

Можно указать и на некоторые другие ранние практические мероприятия по воспитанию и обучению умственно отсталых детей в некоторых странах, например в Германии (начало XIX века), где был осуществлен первый опыт обучения лиц с легкой степенью умственной отсталости. Поскольку такого рода мероприятия не оказали влияния на развитие мировой олигофренопе­дагогики, они будут освещены в связи с изложением истории воспитания умственно отсталых детей в отдельных государствах.

Те несомненные успехи, которые были достигнуты Итаром, Сегеном и Гуггенбюлем в области воспитания и обучения слабоумных (глубоко отста­лых), дали свои плоды. Общество поверило в то, что и у идиотов можно воспитать такие человеческие качества, которые способны сделать их в какой-то мере полезными людьми.

Таким образом, первые удачи в воспитании слабоумных послужили стимулом для последующих начинаний в этом направлении.

В решении острой социальной проблемы организации общественной помощи слабоумным каждая страна шла своим путем.


Глава 5






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.