Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

ЭТОЙ ПОМОЩИ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

(НОЯБРЬ 1917—1923)

§ 1. Борьбас дефективностью и беспризорностью— одна из важныхзадач Советскогогосударства

Изложение основных этапов развития дефектологии в нашей стране после Октябрьской революции целесообразно предварить освещением тенденций в политической оценке роли Октябрьской революции, которые набирают силу в последнее время.

В средствах массовой информации и речах политических деятелей пре­обладает очернение самой революции и следующих за ней этапов истории Советского государства.

Справедливо утверждение, что Советская власть, и особенно, когда во главе КПСС стоял И. В. Сталин, принесла ни с чем не сравнимые бедствия народу и цивилизации: травлю и репрессии интеллигенции, духовенства, физическое уничтожение миллионов людей всех слоев общества, разорение храмов, обнищание крестьянства, отравление сознания народа мифами о светлом будущем—коммунизме и пр.

Но нельзя не признать, что Октябрьская революция открыла новый этап в истории человечества.

Одной из первых забот молодого Советского государства была забота о просвещении всего народа, о приобщении широких масс трудящихся к достижениям культуры. В «Обращении Народного Комиссариата по просве­щению», опубликованном 29 октября 1917 года, были поставлены задачи широкого охвата народа обучением: «Всякая истинно-демократическая власть в области просвещения в стране, где царит безграмотность и невежество, должна поставить своей первой целью борьбу против этого мрака.



ина должна добиться в кратчайший срок всеобщей грамотности путем организации сети школ, отвечающих требованиям современной педагогики, и введения всеобщего обязательного и бесплатного обучения».

Решая грандиозные задачи экономического и культурного преобразования нашей страны, Советское правительство не забыло о судьбе тысяч детей, которые вследствие физических и психических недостатков нуждались в особой опеке государства, во внимании со стороны общества.

Октябрьская революция дала возможность осуществить все те гуманные стремления в отношении аномальных детей, за которые безуспешно боролись передовые представители общества на протяжении многих десятилетий в России.

В условиях Советского государства аномальные дети перестали быть обездоленными и получили право на воспитание, обучение, лечение. Не будет преувеличением сказать, что уже в первые месяцы существования Советской власти было сделано для детей, в том числе и для аномальных, больше, чем за все годы существования царской России.

Дореволюционная система народного образования, как уже отмечалось, игнорировала дело воспитания и обучения умственно отсталых детей. Десятки тысяч этих. детей вследствие безнадзорности пополняли армию нищих, правонарушителей и других антисоциальных элементов.

Мы говорили о том, что к началу Октябрьской революции в России имелось только несколько вспомогательных классов, школ и приютов, в которых воспитывалось, обучалось или призревалось не более двух тысяч умственно отсталых детей.

Вследствие неудовлетворительного состояния охраны детства, здравоохра­нения, низкой культуры Советская Россия в числе других тяжелых наследий получила значительное количество детей, страдающих физическими и психи­ческими недостатками. Росту числа аномальных детей способствовала также длительная империалистическая война, а в первые послереволюционные го­ды—гражданская война, блокада, голод и эпидемии. Поэтому вопросы борьбы с детской дефективностью стали актуальными для Советского государства. Борьба с дефективностью сливалась с борьбой с беспризорностью и детской преступностью. Это была единая государственная проблема.

Следует учесть; что в первые годы Советской власти понятие «дефектив­ность» носило чрезвычайно широкий характер. Предполагалось, что, кроме физической и психической дефективности (слепоты, глухоты и умственной отсталости), существует дефективность моральная, выражающаяся в нару­шении норм поведения в обществе, в антисоциальности. Морально дефек­тивными без оснований считалось большинство беспризорников, которые вследствие своего образа жизни приобретали особые черты характера и поведения. Воровство, наркомания, алкоголизм, сексуальность, бродяжни­чество были непременными спутниками детей улицы. Все эти пороки некоторые психологи и педагоги объясняли не порождавшими их тяжелыми условиями жизни беспризорных, а особыми свойствами психики.


I


В первые годы становления советской науки психологи и педагоги находились под влиянием зарубежных теорий и течений. В результате в нашу психологию была некритически перенесена теория о «вечной нравст­венной истине». Согласно этой теории у большинства людей от рождения существует особое нравственное чувство, подобное зрению, слуху, обонянию и другим ощущениям. Некоторые дети вследствие дурной наследственности и процесса дегенерации рождаются без этого нравственного чувства. Такие люди лишены понимания добра и зла. Это и есть «моральное уродство». Таким образом, правонарушения среди беспризорных имеют биологическую природу. В свете этой теории умственная отсталость отождествлялась с моральной дефективностью, так как неадекватное поведение умственно отсталых часто рассматривалось как проявление биологически обусловлен­ного морального уродства. В большей степени такие взгляды бытовали в психологии и педагогике с 1919 по 1923 год.

При таком расширенном понимании дефективности к этой категории детей относили сотни тысяч беспризорных, выброшенных на улицу в результате гибели родителей, распада семей, безработицы, голода, разрухи. Надо было спасать сотни тысяч детей, обреченных на физическую и нравственную гибель, и ограждать государство от той дезорганизации, которую вносили дефективные и беспризорные дети в жизнь нашего общества.

В совокупности все мероприятия государства, направленные на борьбу с беспризорностью, дефективностью, на профилактику этих явлений, на общее оздоровление подрастающего поколения, стали именоваться «охраной дет­ства». «Все дети — дети всего государства» — вот лозунг, который определял отношение к детям уже в первые годы Советской власти.

Охрана детства стала обязанностью многих наркоматов и ведомств. Поскольку охрана детства имела в виду бороться с беспризорностью и безнадзорностью, защищать детские права, охранять детский труд, проводить мероприятия по физическому оздоровлению детей, бороться с дефективно­стью, этими вопросами стали заниматься Наркомпрос, Наркомсобес, Нар-комздрав, Наркомюст, детская комиссия при ВЦИКе, ВЧК.

Такое внимание к детям со стороны большого количества государственных организаций было замечательным фактом. Оценивая этот факт самым положительным образом, следует попутно заметить, что такое обилие государственных учреждений, отвечавших за охрану детства, на первых порах невольно порождало организационные трудности. В первые годы Советской власти эти учреждения еще не сумели достаточно четко диффе­ренцировать свои обязанности при решении общей для них проблемы охраны детства. Поэтому, как мы увидим дальше, поиски наиболее целесообразного разграничения функций наркоматов и ведомств в связи с их деятельностью в рассматриваемом направлении были связаны с проведением длительных дискуссий, которые, помимо желания их участников, иногда надолго отвле­кали внимание от решения других важных вопросов. Руководителям госу­дарства было нелегко создавать новый государственный аппарат и находить



принципиально новые организационные формы при решении тех или других вопросов. Естественно, что в первые годы Советской власти было много исканий, увлечений, а иногда и ошибок при решении вопросов народного образования.

§ 2. Первые мероприятия Советского государства по борьбе с дефективностью и беспризорностью

Нелегко было наладить, построить на новых началах и такое скромное дело, как воспитание и обучение аномальных детей. И хотя для этих детей было сделано очень много уже в первые годы Советской власти, должно было пройти еще немало времени, прежде чем воспитание и обучение аномальных детей стало на подлинно научный путь развития.

Первая задача, которую нужно было решить народным комиссариатам просвещения, здравоохранения и социального обеспечения, состояла в определении своего отношения к той системе помощи аномальным детям, которая сложилась в царской России, и выработке тех принципов, которыми они должны были руководствоваться в деле борьбы с детской дефективностью.

Вторая задача заключалась в том, чтобы решить, кто и как будет руководить делом борьбы с детской дефективностью, какие типы учреждений больше соответствуют новым принципам помощи этим детям; иначе говоря, надо было решать организационные вопросы борьбы с детской дефективностью.

Для решения этих задач понадобилось несколько лет. Условно этот период можно ограничить 1918—1923 годами. Эти задачи решались на основе тех общих принципов, которыми руководствовалось государство при строитель­стве новой школы.

Одним из первых мероприятий Советского государства по охране детства была ликвидация всех благотворительных, филантропических обществ, ведомств, братств и передача подведомственных им детских учреждений государству.

Для осуществления мероприятий по охране детства в ноябре 1917 года при Наркомпросе был создан «Школьно-санитарный совет». В задачи этого совета входило обсуждение вопросов охраны здоровья детей, постановка физкультурной работы, организация воспитания и образования отсталых и дефективных детей и работы по исправлению дефектов речи. В состав «Школьно-санитарного совета» входили представители ЦИК и профсоюзов, врачи, педагоги. Такие же советы были созданы в губерниях.

При «Школьно-санитарном совете» с 20 декабря 1917 года начал работать исполнительный орган—«Школьно-санитарный отдел» Наркомпроса, при котором был создан «Подотдел дефективных детей». Этот подотдел возглавил всю работу по борьбе с детской дефективностью.

Первым организатором и руководителем «Школьно-санитарного отдела» была старый член Коммунистической партии, врач Вера Михайловна Бонч-Бруевич (Величкина) (1868—1918).


Задачи и содержание деятельности «Школьно-санитарного отдела» Нар-компроса все более конкретизировались.

В Бюллетене № 4 этого отдела они были определены следующим образом: «Дать возможность заняться всесторонним изучением природы дефективного ребенка с прямой целью помочь ребенку встать на ноги, а обществу вернуть полезного работника—дело государства. Это нравственное дело, а кроме того, это для него и выгодное дело» .

Мы уже отмечали, что в первые годы Советской власти, особенно с 1919 года, понятия «дефективность» и «преступность» часто неправомерно смешивались, отождествлялись. В 1918 году, когда делом борьбы с дефективностью руководила В. М. Бонч-Бруевич (Величкина), это обнару­живалось в меньшей степени. В. М. Бонч-Бруевич (Величкина) рассматри­вала дефективность лишь как резерв преступности, возникающей при отсутствии предупредительных мер. Поэтому во всех разработанных ею документах мероприятия по борьбе с дефективностью рассматривались и как средства предупреждения преступности. В одном из них говорилось: «Необходима забота и своевременное выделение дефективных детей в особые школы и вспомогательные группы. Школьно-санитарный отдел предполагает устроить показательную санаторию-школу для таких детей и начать планомерную борьбу с детской преступностью путем предупре­дительных мер, устройства попечительств над уклоняющимися от нормы в моральном отношении учащимися и подростками внешкольного воз­раста» .

Под этим углом зрения рассматривались задачи «Школьно-санитарного отдела» Наркомпроса и в отношении умственно отсталых детей:

«Не меньше внимания должны мы уделить и другой многочисленной группе—умственно ненормальных детей, не проникшихся противообщест­венными наклонностями. Сделать этих только безвредных психически отсталых детей полезными членами общества—благодарная, глубоко чело­вечная задача» .

Впервые программа деятельности «Школьно-санитарного отдела» Нарком-проса обсуждалась и была утверждена на I Всероссийском съезде предста­вителей медико-санитарных отделов Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов 15 июня 1918 года. В. М. Бонч-Бруевич (Величкина) доложила свой проект, в котором предлагалось начать борьбу с детской дефективностью с изучения ее природы и создания в этих целях научно-учебного центра:

«Школьно-санитарный отдел» считает своей прямой обязанностью дать воз­можность заняться всесторонним изучением природы дефективного ребенка.

1) Школьно-санитарное дело в РСФСР.—М., 1919.—С. 127.

2) Там же.—С. 29.

3) Там же.—С. 126.


С этой целью он организует Институт дефективного ребенка, прямыми и непосредственными задачами которого будут следующие:

1. Изучение и исследование детской дефективности и социальных факто­
ров с нею связанных.

2. Подготовка новых кадров специалистов—работников, в которых теперь
ощущается такой огромный недостаток. Распространение сведений о воспи­
тании дефективных детей.

3. Наконец, опытное воспитание—обучение этих детей» .

Позже с программой деятельности «Школьно-санитарного отдела» в отношении дефективных детей В. М. Бонч-Бруевич выступила на I Всерос­сийском съезде по просвещению, проходившем в Москве с 25 августа по 4 сентября 1918 года. Это был тот съезд, на котором выступал В. И. Ленин и который определил общее направление развития народного образования в СССР, политику государства в отношении всех вопросов просвещения.

Программа борьбы с детской дефективностью на этом съезде была пока еще выражена в общих чертах, но она уже отражала новые принципы Советской власти в отношении к аномальным детям.

«В противовес старому, отжившему государственному строю, девизом своим считавшему «ставку на сильного», новое государство,—заявила в своем докладе В. М. Бонч-Бруевич,—ставит во главу угла такую организацию жизни, в которой самый слабый дефективный, обездоленный судьбою, мог бы вести самостоятельное трудовое и счастливое существование» .

В резолюциях I Всероссийского съезда по просвещению подчеркивается государственное значение борьбы с детской дефективностью, необходимость изучения личности ребенка и воспитания аномальных детей.

Эти общие принципы новых отношений государства к аномальным детям уточнялись, развивались в дальнейшем на многочисленных съездах, конфе­ренциях, созываемых народными комиссариатами просвещения, здравоох­ранения, социального обеспечения, юстиции.

Вся перестройка дела обучения и воспитания умственно отсталых, как и других аномальных детей, проводилась путем преобразования старых закры­тых приютов для этих детей и путем реорганизации специальной школьной системы.

На съездах Наркомсобеса и в его декларациях была дана критика буржуазной благотворительности и системы призрения и установлены новые принципы организации социальной помощи нуждающимся в ней детям.

Так, на I Всероссийском съезде комиссариатов социального обеспечения (июнь 1918 г.) была поставлена задача—коренным образом усовершенство­вать дело социального обеспечения и проявлять максимум заботы о тех, кто действительно нуждается в помощи государства. Съезд признал необходимым повести борьбу со стилем старых приютов, где господствовал унижающий

1) Школьно-санитарное дело в РСФСР.—М., 1919.—С. 102.

2) Там же.—С. 275.


человеческое достоинство дух призренчества. Приюты были преобразованы в детские дома. Острые дебаты вызвал вопрос о том, в чьем ведении должны быть учреждения для дефективных детей—Наркомпроса или Наркомсобеса. В июне 1918 года Совнарком принял декрет о передаче всех учебных заведений из Наркомсобеса в Наркомпрос.

§ 3. Мероприятия Советского государства по усовершенствованию руководства борьбой с детской дефективностью и беспризорностью

Более четко новые принципы заботы об аномальных детях определились на Первом Всероссийском съезде деятелей по охране детства, созванном отделом детских домов Наркомсобеса в феврале 1919 года.

Анна Ильинична Елизарова, заведующая отделом охраны детства этого наркомата, в своем докладе «О задачах Комиссариата социального обеспе­чения по охране детства» заявила, что в коммунистическом государстве «не должно быть обездоленных, «ничьих» детей. Все дети—дети всего государ­ства. В них наше будущее, они должны осуществить те идеалы, во имя которых мы сломали старый строй и начали теперь спешно строить новый» .

А. И. Елизарова предложила коренным образом изменить жизнь детских учреждений: «Воспитание в наших детских домах ставится на трудовом начале. Штат наемного персонала сокращается до минимума. В идеале— полное самообслуживание детей, домоводство без наемной прислуги. Старые, казарменного типа приюты отвергаются нами. Лучшими считаем дома семейного типа» .

Этот съезд по охране детства не мог не обсудить общие принципы построения новой советской системы воспитания. Самые острые дебаты Вызвал вопрос, какому воспитанию должно быть отдано предпочтение—об­щественному или семейному. Большинство ораторов выступало за обще­ственное воспитание. Крайне левые сторонники этой системы требовали принудительного изъятия детей из семей и помещения их в учреждения общественного воспитания.

В резолюции съезда была признана приемлемой и семейная и обществен­ная формы воспитания. На этом съезде с докладами о трудовом воспитании выступил А. Н. Граборов. А. С. Грибоедов сделал сообщение о врачебно-пе-дагогической работе в детских домах. А. С. Грибоедов предложил иметь дифференцированную систему учреждений соответственно типу дефектив­ности. Он указал на то, что вспомогательные школы находятся в ведении Наркомата просвещения, а детские дома—в ведении Наркомата социального обеспечения. А. С. Грибоедов предложил иметь Объединенный совет нарко­матов социального обеспечения, просвещения и здравоохранения, который


1) Первый Всероссийский съезд деятелей по охране детства.—М., 1920.—С. 6.

2) Там же.—С. 7.

Тетр. 20 Зам.. 3388




бы занимался организацией помощи дефективным. В первое время своего существования Наркомат социального обеспечения в основном оказывал помощь беспризорным и «морально дефективным». Декретом Совнаркома от 16 сентября 1918 года на этот комиссариат возлагалась опека и над слабоумными. Таким образом, уже в первые годы Советской власти были в основном определены те принципы, которыми должны были руководствоваться советские учреждения в отношении организации помощи ^-аномальным детям. Было установлено, что помощь аномальным детям должна быть государственной, что она должна иметь в виду подготовку детей к трудовой жизни. Как отмечалось выше, было решено преобразовать старые приюты в детские дома и начать научное изучение аномальных детей. Однако организационные формы помощи таким детям пока еще не были определены. Разные организации или дублировали работу по борьбе с детской дефективностью или же перелагали ответственность за эту деятельность на другие организации. Так в сентябре 1918 года «Школьно-санитарный отдел» Наркомпроса перешел вместе с ее руководителем В. М. Бонч-Бруевич (Величкиной) за несколько дней до ее смерти в ведение Наркомздрава в качестве «Отдела школьной санитарии». Этот отдел должен был быть промежуточным, меж­ведомственным. Положение об этом отделе от 18 сентября 1918 года было подписано наркомом просвещения А. В. Луначарским, наркомом здравоох­ранения Н. А. Семашко и заведующим «Отделом школьной санитарии» В. М. Бонч-Бруевич (Величкиной). При отделе школьной санитарии Наркомздрава был создан подотдел дефективных детей с тремя секциями: 1) секция по организации помощи умственно отсталым детям; 2) секция по организации помощи правонару­шителям и морально дефективным; 3) секция по организации помощи физически дефективным (слепым, глухим, калекам). В задачу первой секции входило «уследить» за тем, чтобы те дети и подростки, которые по врожденной недостаточности своей не могут удер­жаться на среднем уровне успешности нормальной школы, не остались без должного образования и воспитания» . Программа подотдела дефективных детей предусматривала дифференци­рованную помощь детям, чья неуспешность имеет временный характер и обусловлена внешними неблагоприятными социальными и педагогическими условиями, и детям с так называемой медицинской отсталостью. Для первой категории детей подотдел рекомендовал преимущественно педагогическую помощь в условиях специальных групп при нормальных школах с целью возврата их в обычные группы нормальной школы. Для второй категории отсталых детей он рекомендовал в первую очередь врачебную помощь и специальные школы.


1) Школьно-санитарное дело в РСФСР.—М., 1919.—С. 278.


/*•'•


I


Для глубоко отсталых детей подотдел считал необходимым открывать специальные лечебно-воспитательные учреждения, исходя из того, что будет неправильным как с медико-педагогической, так и с общегосударственной точки зрения ограничиться только призрением и лечением этих детей, оставив в стороне учение и воспитание.

Приблизительно такие же задачи по оказанию помощи дефективным детям ставил и Наркомпрос.

В октябре 1918 года при Наркомпросе вместо «Школьно-санитарного отдела» был создан подотдел социального воспитания, который имел задачу разработать теоретические вопросы воспитания аномальных детей, развить сеть учреждений для этих детей и подготовить работников специальных учреждений.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.