Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

РУССКИЕ НАРОДНЫЕ ПОДВИЖНЫЕ ИГРЫ

Воспитательное значение народных подвижных игр огромно. К.Д.Ушинский писал, что воспитание, созданное самим народом и основанное на народных началах, имеет ту воспитательную силу, которой нет в самых лучших системах, основанных на абстрактных идеях или заимствованных у другого народа.

К.Д.Ушинский также считал необходимым обратить внимание на народные игры, проработать этот богатый источник, организо­вать их и создать из них превосходное и могущественное воспита­тельное средство.


По мнению А.П.Усовой, игры, которые дети заимствуют друг от друга, младшее поколение от более старшего, созданы наро­дом, так же как и народные песни, сказки. Именно по этому при­знаку они и называются народными.

На огромное воспитательное значение народных подвижных игр указывали все, кто так или иначе сталкивался с ними в своей научной и педагогической деятельности.

Прежде всего необходимо обратиться к трудам Е. А. Покровско­го. Этот выдающийся ученый отмечал, что в жизни русского наро­да различного вида игры и игрища с древнейших времен занимали весьма видное место. Он один из немногих обращал внимание на такую особенность народных игр, как отражение в них истории той или иной нации. В старину особенно много было игрищ с от­тенком языческого культа, таковы, например, празднование Кост­ромы, Ярилы и др., сопровождавшиеся большею частью шумным, крикливым весельем, песнями и играми. Начиная с ранней вес­ны, вплоть до глубокой осени в русских деревнях при каждом на­родном или храмовом празднике народ издавна водил хороводы, сопровождаемые особого рода песнями и играми. ! Е. А. Покровский подчеркивал, что подвижные игры имеют боль­шое воспитательное значение, так как требуют «самого обширно­го участия всех духовных и телесных сил: с ловким, проворным движением тела и его членов здесь соединяется смело задуманный план, быстрота решения, осмотрительность при его выполнении, присутствие духа в непредвиденных случаях, неутомимость и на­стойчивость в проведении плана к строго намеченной цели. <•••> Большинство такого рода игр производится на чистом воздухе, на широких пространствах, при усиленных движениях и ясно, что игры такого рода, бесспорно, содействуют наилучшему благосо­стоянию и развитию организма».



На основе анализа национальных игр он пришел к выводу, что характер народа, бесспорно, накладывает свой заметный отпеча­ток на многие проявления общественной и частной жизни людей. Этот характер сказывается также и на детских играх, отражаясь в них тем резче и отчетливее, чем с большим увлечением и непри­нужденностью играют дети, а значит с большею свободою для Проявления своего национального характера.

Горячо отстаивая идею о национальном характере детских под­вижных игр, Е.А.Покровский не отрицал возможность занятий гимнастикой.

Подвижные игры он рассматривал как наиболее естественную ^Форму физических упражнений детей, соответствующих их ана­томическим и психологическим особенностям. Детские подвиж­ные игры, взятые из сокровищницы народных игр, отвечают на-


циональным особенностям, выполняют задачу национального вос­питания. Они выступают не только как фактор физического раз­вития и воспитания, но и как средство духовного формирования личности. Е.А.Покровский писал, что игрушки и игры делаются нередко первыми средствами воспитания, давая первый толчок дальнейшему направлению характера, склада ума и призвания отдельных лиц и даже целого народа; именно национальные дет­ские игры представляют важнейшее воспитательное средство, согласное с духом народа, по подобию того, как того же самого достигают народная речь, народная поэзия, сказки, поговорки, загадки и т. п.

Оздоравливающее, гигиеническое значение игры зависит еще от одного фактора, на значение которого непременно указывали все выдающиеся педагоги и философы, начиная с Платона, — это интерес и чувство удовольствия, радости, сопровождающие игру.

П. Ф. Лесгафт указывал, что в национальных играх ребенок при­обретает знакомство с привычками и обычаями только известной местности, семейной жизни, известной среды, его окружающей. Он считал подвижные игры ценнейшим средством всестороннего воспитания личности ребенка, развития у него нравственных ка­честв: честности, правдивости, выдержки, дисциплины, товари­щества. Одним из первых П. Ф. Лесгафт предложил использовать подвижные игры в воспитании детей. Известны его слова: «Мы должны воспользоваться играми, чтобы научить их (детей) вла­деть собой». В игре надо «научить их сдерживать свои расходивши­еся чувствования и приучить таким образом подчинять свои дей­ствия сознанию» [17, т. 2].

На большое значение народных подвижных игр указывали не только ученые, педагоги, но и общественные деятели. Так, А.Н.Соболев (священнослужитель, участник Владимирской ученой архивной ко­миссии) отмечал, что «игры имеют громадное значение для детей по удовольствию, которое они им доставляют. В игре дети живут; все житейское отстоит от них в это время, их самодеятельность, творчество проявляются здесь во всей силе; в игре вырастает весь облик играющих с их вкусами, наклонностями, умственным скла­дом и дарованиями. Процесс игры приводит в движение все суще­ство играющего: как физическое, так и духовное. Начиная играть, дети хотят именно играть, т.е. приятно провести время, и эта при­ятность игры побуждает иногда детей играть до полного утомле­ния, до тех пор, пока есть у них какие-нибудь силы для игры. Де­ревенские детские игры не в пример разнообразнее и веселее го­родских. Что ни год, то прибавляются к ним новые, изобретаемые самими же играющими; подсказывает их жизнь. И здесь зачастую проявляется острая наблюдательность малышей, обнаруживается


природная русская сметка, еще не придавленная никакими тяго­тами житейскими».

На необходимость обратить внимание на народные игры в вос­питании детей указывала педагог Е. Н. Водовозова. Она рекомендо­вала заимствовать игры у своего народа и разнообразить их сооб­разно с русской жизнью. Подвижная игра должна научить сообра­зительности и находчивости.

Главное условие этих игр — развить фантазию ребенка настоль­ко, чтобы потом он сам, без помощи воспитателя, мог изобретать подобные игры.

Большое значение использованию русских народных подвиж­ных игр придавала А. П. Усова. Она отмечала, что прежде всего игры служат несомненным доказательством таланта народа и поучитель­ным примером того, что хорошая детская игра представляет собой образец высокого педагогического мастерства; поразительна не только та или иная отдельная игра, но также и то, как народная педагогика прекрасно определила последовательность игр от мла­денческих лет до зрелости.

Народные игры образны, поэтому они увлекают преимуществен­но детей дошкольного возраста. Игры заключают в себе элемент борьбы, состязания, а следовательно, вызывают эмоции радости, опасения и побуждают к осторожности и этим увлекают детей.

Но не зная истоков игры, не учитывая их национальные осо­бенности, колорит, нельзя говорить, что воспитательное значе­ние народных игр раскрыто полностью. Чтобы педагоги могли за­интересовать детей русской народной подвижной игрой, они дол­жны прежде всего сами знать историю их появления, их воспита­тельное значение.

Многие виды русского фольклора, в том числе и подвижная игра, восходят в своем возникновении к первобытно-общинному строю. Но сведений об этом почти не осталось. Древние летописцы увлекались больше строем жизни взрослых людей, описанием их войн и характеров предводителей, словом, более политической стороной жизни, детям обыкновенно уделяли слишком мало вни­мания, а игры их представляли себе, по-видимому, как едва ли позволительные детские шалости.

Большинство народных игр уходит корнями в религиозные пла­сты жизни. Например, одной из причин появления подвижных игр являются обрядовые игры, связанные с суевериями, предрас-I судками. Значительная часть народного русского творчества связа­на с язычеством. Языческая романтика придавала особую красоч­ность русской народной культуре.

Верования племен основывались на поклонении солнцу, огню, воде и земле. Человек ожидал от природы ниспослания земных


благ, почитая предков, произнося магические заклинания и при­нося жертвы духам или богам.

В языческой культуре Древней Руси не существовало обособ­ленной касты жрецов, жертвоприношения и молебны соверша­лись любым человеком у жертвенников и статуй почитаемых тог­да богов {Ярило — солнце, Белёс — покровитель скота, Мокошь — богиня воды, дождя, Сварог — бог оружия, неба и небесного огня).

Кроме этого, культура Руси развивалась на основе жесточай­шей эксплуатации трудового народа, главным образом крестьян­ства. Все это отразилось в играх, которые являлись частью жизни русского народа.

Игрою пронизаны в разной степени практически все области устного народного творчества: от песни, которая «играется», и до свадьбы — своеобразной драматической игры с четко определен­ным ритуально-игровым поведением каждого персонажа. Особые формы ритуально-игрового поведения можно найти в календар­ных обрядах и народных игрищах, устраиваемых на Святки, Мас­леницу, Троицу, в Купальскую ночь и т.д.

Игра в это время была не просто досужим развлечением, а спо­собом организации хозяйственной, семейной и общественной жиз­ни человека. Игра учила и наставляла. Игра развивала все челове­ческие способности: сообразительность, наблюдательность, лов­кость, выносливость, пластичность, умение общаться так, как этого требуют обстоятельства.

Интересным примером игры-обряда, во время исполнения ко­торой пелись песни с обязательным упоминанием Лады (органи­ческого соединения аграрного божества и покровительницы бра­ка, содержащим имя Лады), может служить общеизвестная игра «А мы просо сеяли».

А вот еще одна игра этого периода жизни русского народа, но уже из детского фольклора — горелки. О ней мы читаем у С. К.Яку-ба: «Русские историки прошлого века прямо связывали горелки с обычаями славян-язычников. Ежегодно в самый длинный день лет­него солнцестояния (23 июня) у славян был праздник Ярилы (а позднее — Купалы), посвященный Солнцу. К вечеру наши далекие предки — славяне сходились на берегах рек, зажигали костры для ночных игрищ, прыгали через огонь и купались, "чтобы встретить в чистоте восходящее светило". В ту же ночь происходило и "умы-кивание" девиц. В самой древней нашей летописи — "Повести вре­менных лет" — так говорится об этом: "Схожахуся на игрища, на плясанье, и на вся бесовская игрища, и ту умыковаху жены собе"»-Эти слова относятся к более древнему виду горелок, где парень может ловить только девушку.


О происхождении самого название игры — «горелки» — свиде-■гельствует русский историк, известный собиратель народных ска-I зок А. Н.Афанасьев. Вот что он пишет по этому поводу: «На эпи-г ческом языке народных песен... поется:

Не огонь горит, не смола кипит, А горит-кипит ретиво сердце По красной девице...

Горелки начинаются с наступлением весны, когда славилась богиня Лада, когда сама природа вступает в свой благодатный союз с богом-громовиком и земля принимается за свой род. Очевидно, игре этой принадлежит глубокая древность...».

В зимние святки, на праздничных посиделках исполнялась и иг­ровая песня «Дрема», также связанная с календарными праздника-\ ми, правила поведения в которых унаследованы от древних язычес-I ких времен. Можно предположить, что Дрема здесь — образ Солн-ца, которое будят, слегка, шутливо укоряют, ждут от него тепла:

Будет, Дремушка, дремать, Полно, Дрема, стыдно спать. Встань!

На святки же «водили Козу», которая всех веселила своими вы-I ходками. Может быть, частью драматических сценок с этим персо-\ нажем является игра, где козонька должна показать, как скачут старушки, старички, девушки, молодцы и, наконец, сама коза, т.е. веселится народ, ждет весну. Возможно, к святочной игровой | песне «Уж я золото хороню» восходит известная детская игра «Ко-i лечко» («Колечко, колечко, выйди на крылечко»).

В другой детской игре, «Кострома», ученые находят отголоски древнего языческого обрядового игрища в честь Костромы, оли­цетворявшей весенне-летнее божество. Молодые девушки, женщи­ны делали из соломы чучело, одевали его в нарядный сарафан, украшали цветами, клади в корыто и, имитируя похороны, с пес­нями несли к реке. Там всю ночь пели, водили хороводы, а затем Кострому раздевали и бросали в реку, оплакивая ее кончину, вме-■рте с которой кончились и все летние хороводы, гулянья. Наступа­ло время летней страды. И в детском припеве сохранились слова о древнем значении игры:

Кострому мы наряжали, Весну-лето провожали.

Хотя в ней усилена развлекательная функция: исход игры —

|

то, по существу, ловишки, ведь детям надо побегать! 215


Многие игры в символической форме показывают тепло и неж­ность отношений в семье. Такова, например, «Утена»:

По лугам гуляла, Гнездо совивала, Деток выводила, Деток собирала.

Народная традиция создает образ ласковый, светлый:

Плыла утена через синие озера, Ноженьки обмочила, Крылышки обмочила, Крылышки встрепенула, На бережок вспорхнула.

Доброй, надежной матерью станет она своим детям. А наши дети впитывают вместе с игрой эту нежность, разлитую в простой мелодии.

В процессе игры ведущий игры — утена показывает несложные движения в соответствии со словами текста, что позволяет ис­пользовать ее с детьми дошкольного возраста.

Христианизация Руси и введение новой веры способствовало формированию особого христианского пантеона святых и созда­нию христианских праздников на основе языческих. Так, зимние святки были заменены рождественской неделей, а весенние — пас­хальной, что отразилось на характере игр и развлечений как моло­дежи, так и малых детей. Например, для святочных посиделок ха­рактерны были подвижные игры, в частности жмурки. Водящему завязывали глаза и отводили к двери; потом к нему подбегали, хлопали полотенцем, кушаком, рукавицей, ладонью, пока он не поймает себе замену. «Бытовая» — постоянный набор святочных игр. В него входили: «Кострома», «Столб», «Цепочка», «Товар за­бирать», «Выскочка», «В короли», «Мост мостить».

А вот на Масленицу распространено было катание молодежи с ледяных гор. В Юрьевском уезде Владимирской губернии (инфор­мация 1893 г.) молодежь каталась на Масленице с горы на скамьях и буках — низеньких соломенных корзинах, специально подморо­женных. Во многих русских селениях Тверской губернии всю зиму катались с естественных гор только дети-мальчики.

Весной и летом бытовали разные игры с мячом. Одним из при­меров такой игры была лапта (см. рис. 12). В.Г.Григорьев пишет, что без этой подлинно народной игры трудно представить себе жизнь мальчишек и девчонок послевоенной поры и многих более старших поколений. Упоминание об этой игре есть уже в древних русских летописях. Да и среди предметов, найденных при раскоп-


ках древнего Новгорода, есть немало мячей и сама лапта (палка-бита), давшая название игре. Значит, более тысячи лет живет эта игра в народе!

Поэт Валентин Берестов вспоминает в своем стихотворении «Лапта»:

О, радость жизни, детская игра! Век не уйти с соседского двора. За мной являлась мать. Но даже маме В лапту случалось заиграться с нами. Чего ж ей, великанше, делать тут? В нее ж л1ячом всех раньше попадут. Кидать — кидали, да не попадали... И к ужину обоих долго ждали.

О значении лапты очень метко сказал знаменитый русский пи­сатель А. И. Куприн. Он отмечал, что эта народная игра — одна из самых интересных и полезных игр... В лапте нужны: находчивость, Изворотливость, глубокое дыхание, верность своей партии (коман­де), внимательность, быстрый бег, меткий глаз, твердость удара РУК и вечная уверенность в том, что тебя не победят.

Одной из увлекательнейших детских народных подвижных игр с мячом, живущих до наших дней, является штандер. Эта игра °Чень старая, в нее играли еще в прошлом веке. Играли в нее на


улице, под открытым небом, играли мальчики и девочки вместе, возраст не имел значения.

В простонародье чаще всего мячи для этой игры делали из тря­пок и тряпками их набивали. В северных губерниях мячи плели из лыка — ремешков, сделанных из коры липы, березы или ивы. Внутри такие мячи были пустые и набивались песком. В некото­рых областях мячи делали из овечьей шерсти. Клок шерсти снача­ла скатывали, старались придать ему круглую форму. Когда комок хорошо укатывался, бросали его в кипяток и оставляли там на полчаса. Затем вынимали из воды, вновь катали и просушивали. Такой мяч был легким и мягким, а своей упругостью не уступал резиновому.

На вечерках, на гуляниях игрались такие игры, как: «Я по травке шла», «Заинька», «Репка», «Редька», «Водяной», «Де­душка Мазай» и другие. В таких играх, начиная с Фомина вос­кресенья вплоть до Петрова дня, радостно участвовали все, от мала до велика. Это была истинная школа народной игры: син­тез ловкого и сильного движения, драматического ролевого дей­ствия, пения. А подспудно давалась масса сведений о том, что, допустим, редьку надо сеять, полоть, следить за всходами, а потом, как вырастет, рвать «с конца, да не сорвать с корень-ца», чтобы не повредить.

Детские народные подвижные игры отражали не только обря­довые традиции, носили не только отголоски религиозных веро­ваний, а также показывали социальную жизнь различных слоев населения.

Замечательные игры «Красочки», «В горшки» являются ролевой имитацией купли-продажи на ярмарке, в торговой лавке, где раз­ворачивается диалог покупателя и продавца, и финалом игры, как правило, является бег.

А вот любимая детская игра «Я садовником родился» открывает совсем другую жизнь. В ней — влюбленность. Она, видимо, пришла из города не раньше чем в XVIII в., когда с Петровских ассамблей пошла мода на галантность, совсем иного типа ритуальность «свет­ских» отношений. Но и эти игры детям пришлись кстати, так как построены на любимых ими принципах: диалогичность и динами­ка, комичность воображаемых ситуаций, необходимость быстрой и верной реакции.

Многозвучная, веселая жизнь напоминает о себе криками про­давцов, например, в игре «Съедобное—несъедобное».

Еще одной игрой, заимствованной от взрослых и дошедшей до наших времен, является игра «Кандалы» («Цепи кованые»). Пред­полагается, эта что игра является отголоском ритуала выбора не­весты или показом стремления русских людей к свободе:


Цепи кованые,

Раскуйте нас.

Кем из вас?

— Светой (Таней и т.п.).

Г. Виноградов относит эту игру к группе игр в разбой и воров­ство. Случаи разбоя и воровства неминуемо должны были поро­дить группу игр в наказание. Но обычно это — игры переродив­шиеся.

Отражение повседневной трудовой жизни крестьян мы видим в таких играх, как «Удочка» и «Рыбаки и рыбки». Русские деревни стояли обычно по берегам рек и речушек, озер, поэтому удочки были у каждого уважающего себя мальчишки. С интересом наблю­дали ребята за ловлей рыбы большими сетями-неводами. Так как же было им не придумать игру, где можно половить рыбу удочкой или сетями?

Детская фантазия безгранична. Из поколения в поколение, от старших к младшим передавались подвижные игры и таким обра­зом дошли до наших дней. Но кроме этого каждое поколение детей придумывало свои подвижные игры, которые можно было бы оп­ределить как современный детский игровой фольклор, например, игра в «Резиночку», в «Банки» и др.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.