Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Так было раньше, таково и современное положение. Евреи вперед знают, что должно появиться, и стараются предупредить нападение, лишив нападающего оружия.

б) Протоколы приводят три рода еврейской журналистики: их можно найти не только в Протоколах, но каждый день, где угодно.

«Первое место займут еврейские органы чисто официального характера. Они всегда будут стоять на страже наших интересов, почему их влияние будет сравнительно незначительным».

«На втором месте будут стоять полуофициальные органы, задача которых будет состоять в том, чтобы обслуживать людей безразличных и охладевших».

«На третьем месте будут находиться органы с видимой оппозиционной против нас программой. Из них по крайней мере один должен занять явно выраженное, нам враждебное положение. Наши истинные противники примут эту кажущуюся оппозицию за родственную им по духу и этим путем раскроют нам свои карты».

«Заметим себе: между органами печати, которые будут нападать на нас, будут такие, которые были нами основаны. Но они будут нападать только на то, что мы сами найдем нужным изменить или устранить».

«Наши газеты будут проводить самые разнообразные убеждения: аристократические, республиканские и даже анархические, конечно, лишь до того момента, пока будет существовать данный порядок управления. Глупцы, которые думают, что они исповедуют мнения своих партийных газет, на самом деле будут высказывать наши мнения или повторять такие мысли, которые нам желательны. Пресса будет касаться наших явных изданий или нападать на них лишь поверхностно, не касаясь существа их, и таким образом будет давать лишь видимость борьбы с нашими официальными газетами; благодаря этому мы получим возможность в возражениях высказываться более подробно, чем в первых выступлениях. Все это будет иметь место постольку, поскольку мы признаем это за нужное. Нападки такого рода укрепят в народе веру в свободу прессы и дадут нашим агентам возможность выставить с виду „враждебную“ нам печать, как пустомелей, не умеющих привести серьезных возражений против „наших действий“.



Вот что было бы, если бы вся печать находилась под еврейским влиянием. Но со статьями, вошедшими в эту книгу, случилось нечто обратное и роли как бы переменились. По крайней мере, еврейская пресса на этот раз отказалась опровергнуть нас фактами или привести противоположные основания. В Протоколах мы находим причину: «По мере надобности мы будем распространять идеи, в виде пробных шаров, в третьем разряде нашей прессы для того, чтобы в полуофициальной прессе их затем основательно опровергать. С серьезными же противниками мы справимся тем, что они не будут совсем иметь в своем распоряжении органов печати. Предлогом же для недопущения известного издания мы будем выставлять то, что оно без серьезных оснований только волнует общественное мнение». Предлогом этим на самом деле евреи давно при случае пользовались, хотя, конечно, им не доставало государственной власти, для того чтобы такое запрещение сполна провести в жизнь. Надо однако заметить, что в Соединенных Штатах еврейскому влиянию уже и теперь удается по большей части не допускать того, что ему не нравится.

 

* * *

 

Как велико еврейское влияние на газеты в Соединенных Штатах? Поскольку дело идет об употреблении в печати слова «жид», это влияние безусловно. Издатель, который употребляет это слово, скоро почувствует последствия. К нему придут и скажут в противность тому, чему учат самих евреев, что слово «жид» означает последователя известной религии, а не члена определенной расы, и применять это слово публично в печатных произведениях по чьему‑либо адресу столь же недопустимо, как употреблять в аналогичных случаях с подчеркиванием названия – «баптист», «католик» или «последователь епископальной церкви».

Евреям же, наоборот, их вожди постоянно твердят о том, что они являются евреями независимо от религии и месторождения, ибо входят в состав своей расы в силу своей крови. Такими цитатами в высшей степени авторитетных евреев можно было бы заполнить целые страницы. Но между тем, что говорят евреям их вожди, и тем, что говорят издателям‑неевреям представители евреев при своих посещениях, существует большая разница и противоречие. Еврейский листок имеет право громко оповестить весь мир, что профессор Р. или судья О. или сенатор П. – евреи; но если то же самое напечатает нееврейская газета, то ее посетят еврейские представители, возмущенные и полные угроз.

Одна американская газета напечатала просто, как новость, выдержку из одной статьи, вошедшей потом в состав этой книги. В результате на следующий день оказалось, что, за неподтверждением заказов, ряд обычных коммерческих объявлений в этой газете не мог быть напечатан. Из сделанной по этому оправки выяснилось, что все клиенты, объявившие газете бойкот; были еврейские фирмы, а причиной бойкота была эта невинная выдержка. В дальнейшем выяснилось, что тот, кто в газете ведал сбором объявлений, был тоже еврей, принадлежавший к тайному обществу, которое ему поручило иметь наблюдние за газетою в смысле статей, говорящих о еврействе. Это лицо и вело затем переговоры с издателем. В результате в газете появилось витиеватое опровержение, которое было полно похвалами евреям. Газета вновь получила на свои страницы объявления, и открытым остался лишь вопрос, правильно ли было поступлено с издателем или нет. Он, правда, восчувствовал на себе самом еврейскую силу, но примененная тактика была плоха: благодаря ей ему дано было твердое мерило для определения объема еврейской силы. Я вовсе не хочу этим дать совет каждому издателю открыть обличительный поход против тайных сил: это дело личного усмотрения. Но каждый издатель имеет возможность видеть известные вещи. Пусть он тогда их, по крайней вере, действительно увидит, заметит, как следует, и переработает внутри себя.

Еврейские возражения на статьи, подобные статьям этой книги, принимает почти каждая газета, при чем некоторые из них к сожалению основаны на лживых предположениях. Другие газеты открыли свои столбцы идущей со стороны евреев контрпропаганде. С этим, пожалуй, еще можно примириться. Но не хорошо то, что во всем этом совершенно не обращают внимания на нееврейские интересы в этом вопросе, даже и в тех случаях, когда издатель хорошо усвоил себе весь вопрос. Рядовой издатель все же мог бы воспользоваться этим случаем для уяснения себе того, что происходит у нас в стране.

Если бы был опубликован список еврейских собственников, акционеров и других лиц, заинтересованных в нашем газетном деле, то впечатление было бы грандиозное. Но этим еще не были бы объяснены до конца размеры того еврейского господства над прессой, которое можно наблюдать у нас. При этом было бы некорректно не сказать, что некоторые газеты Соединенных Штатов, являющиеся собственностью евреев, являются в тоже время почтенными слугами общего благополучия.

Дело в том, что право собственности на газету часто не имеет большого значения. В газетном деле право собственности не всегда равнозначаще господству над газетой.

Если желать узнать, кто именно имеет решающее влияние на газету, надо знать синдикат, от которого она зависит, и интересы, которые он преследует; затем общественные связи ее главных сотрудников; далее агентов по сбору объявлений, которые доставляют всю массу еврейских объявлений, и, наконец, их партийное направление и степень их политической независимости. Господство евреев над прессой не сводится исключительно к деньгам; оно заключается скорее в том, чтобы одни вещи замалчивать, о других же осведомлять читателей.

Разверните в «Еврейской Энциклопедии» список некоторых газет, которые осмеливались затронуть еврейский вопрос, а потом затихли. Когда старый барон Монтефиоре произносил на съезде в Кракове следующие слова:

«О чем Вы толкуете? Пока мы не будем держать в наших руках прессу всего света, все, что мы предпринимаем, будет тщетно. И мы должны иметь господство или влияние на все газеты света, для того чтобы туманить народы и ослеплять их», он тогда знал, что говорил. Под «ослеплением народов» он подразумевал, что они не должны замечать работу евреев, а под «затуманиванием» он понимал создание такого положения, при котором народы должны в мировых событиях видеть одно, хотя бы в действительности они означали совсем другое. Народу показывают известные внешние очертания, а не то, что происходит за кулисами. Народ не знает, почему известные события, поразившие его жизненный нерв, вообще имели место, но это «почему» в точности известно определенным кругам, осведомительная служба которых нигде не печатается и даже никогда не излагается письменно. Определение в числах того газетного размаха, которым располагают евреи для оглашения тех вещей, которые они желают видеть в печати, открыло бы многим глаза. И все это делает небольшая нация, которая притязает на большее общественное внимание, чем добрый десяток государств, и при том на такое внимание, какое ей желательно!

Размер еврейского господства, над прессой можно было бы наглядно изобразить на карте Соединенных Штатов при помощи цветных булавок, которые обозначали бы число газет, прямо принадлежащих евреям, число находящихся под несомненным еврейским влиянием и число еврейских газетных сотрудников, которые в различных частях страны определяют направление мыслей американцев.

Еврейский журналист, чьи статьи порождают беспокойство, чье литературное самолюбие поддерживает в своих читателях состояние брожения и возбуждения, чье остроумие грязно, а мировоззрение отрицательно, равно как и еврейские писатели и беллетристы, которые возносят свой народ до небес и одновременно сеют тайные семена разложения в социальную и экономическую жизнь неевреев, – все они должны почитаться агентами одной еврейской мировой программы, чья задача довести человеческое общество посредством разных «измов» до окончательнаго развала. Удивительно, как велико их число и как они ловко умеют скрывать свои истинные намерения в своих творениях!

Однако, то тут, то там в Соединенных Штатах за последнее время стало возможным в заглавиях статей пользоваться словом «жид» и на следующий день, на протесты еврейских представителей, возражать, что наша страна до сих пор является свободной. Некоторое количество газет выдержало силу таких натисков совершенно спокойно и дало им надлежащий отпор.

Редактор, в распоряжении которого имеются факты, может быть совершенно спокойным. Тот же, кто хоть раз уступит, будет все сильнее и сильнее чувствовать давление. Человек, который честно и мужественно будет стоять на своей точке зрения, скоро узнает то, что не всем известно, а именно, что за шумными выступлениями и угрозами кроется в известной части блеф и что цепь, надломленная в одном месте, наносит удар всей системе.

Международный еврей ничего не боится так, как правды или даже намека на правду о себе самом и о своих планах. Да будет же твердыней убежища и защиты, как для честных евреев, так и для неевреев, единая правда!

 






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.