Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Отношения человека-воли к импульсивному существу

 

Мы уже неоднократно говорили о мгновенной остановке начатого движения, производимой действием воли на импульсивные центры. Рассмотрим теперь это явление в подробностях.

Всякий раз, когда внешнее впечатление достигает инстинктивного центра нормально бодрствующего человека, одновременно являются соответственное ощущение и рефлективное движение. Здесь возможны различные случаи.

Если человек принадлежит к одному из низших психических состояний, то, восприняв ощущение, не препятствует импульсивной части действовать, и она удовлетворяет своим животным побуждениям, причем субъект пассивно воспринимает новые ощущения от действия импульсивного существа.

В этом случае центр сознательных восприятий действовал лишь как зеркало, отражая впечатления и записывая их, никакой активной реакции со стороны высших центров не происходило. Но если человек привык перерабатывать получаемые впечатления, то он не удовлетворится пассивным их восприятием и сейчас же подвергнет их критической оценке.

Мышление состоит в умственной обработке идеи, порожденной восприятием. Тут приходят в действие те способности, не одинаково развитые у различных людей, которые превращают идею в мысль, а мысль — в суждение.

Смотря по тому, следуют ли размышления за восприятием или нет, получаются совершенно различные результаты, вследствие чего упражнение в размышлении является необходимой подготовкой к развитию воли, и размышление, в явлениях восприятия, точно соответствует развитию воли в явлениях активного действия.

Ранее мы рассмотрели, как реагирует на внешние восприятия грубоимпульсивный человек, посмотрим теперь, как поступает в данном случае среднеразвитый человек.



Сознательное существо, как мы видели, отправляет три главные функции:

1) оно чувствует — воспринимает образы и идеи, доставляемые ему чувствующими центрами,

2) оно подвергает эти идеи особой обработке — обсуждению,

3) результатом чего является действие, производимое сознательным человеком, над импульсивным существом, внешним миром и самим собой. Здесь-то и действует воля.

Итак, ощущение может привести в действие или только инстинктивные центры, или проникнуть и в ближайшие высшие центры — в сферу чувства, тогда происходят два новых явления:

а) рефлективный импульс (эмоция), направленный к органам выражения и имеющий страстный характер,

б) специальное воздействие на сознательное существо, которое получает тогда не только ощущение, с его характером наслаждений или страдания, но еще и чувств о, с его характером любви или ненависти.

Но этим еще не ограничиваются последствия воспринятого ощущения, которое, превратившись в чувство, может действовать на рассудок, и он от себя производит еще два новых явления:

в) рефлективное действие интеллектуального характера — влечение,

г) специальное воздействие на сознательное существо, воспринимаемое им уже не как чувство, а как суждение — с его характером истины или заблуждения.

Таким образом, ощущение, воспринятое человеком с достаточно развитыми центрами сознания, представляется ему последовательно в трех направлениях: в виде наслаждения или страдания, в виде любви или ненависти и, наконец, в виде истины или заблуждения, соответственно чему являются три рефлекса: потребность, страсть и влечение, каждый из которых со своей стороны может быть положительным или отрицательным, то есть активным или пассивным.

Человек приближается к источнику данного ощущения или удаляется от него, смотря по тому, было ли ощущение приятно (наслаждение, любовь, истина), или неприятно (боль, ненависть, заблуждение). Не надо забывать, что пока речь идет лишь о первом движении, которое всегда может быть изменено действием воли, ибо, подобно тому как каждый из рассмотренных нами центров автоматичен по существу, человек-воли по существу свободен.

Главное действие сознательного существа на все три импульсивных центра заключается в установлении равновесия между последними. Нарушение этого равновесия влечет за собой тяжкие психические расстройства.

Рассмотрим же подробнее, в чем заключается это равновесие.

Вы, наверно, видели в цирке, как эквилибрист пользуется при своих упражнениях балансирным шестом. Этот шест он держит горизонтально перед собой и, слегка вынося его то в правую, то в левую сторону, по надобности, легко удерживает равновесие, стоя на канате или проволоке. Шест этот совершенно пассивен в течение большей части времени, и его единственное назначение — составлять противовес случайным силам, возникающим от времени до времени и стремящимся вывести центр тяжести эквилибриста из вертикальной плоскости, проходящей через канат, что неминуемо повлекло бы за собой падение.

Человеческая психика также подвергается нередко действию случайных сил, стремящихся вывести ее из нормальной колеи, что непременно бы и случилось, если бы высшая часть человеческого существа не заботилась постоянно о восстановлении равновесия.

Что делает эквилибрист, если чувствует, что готов упасть в правую сторону? Он выносит влево свой балансирный шест, и равновесие восстанавливается. В этом случае эквилибрист противопоставляет вес шеста опрокидывающей силе, и таким образом приходят в равновесие сила тяжести, эквилибрист и шест.

В любом примере равновесия мы наблюдаем две различные сущности, воздействующие на третью, служащую связующим звеном (точкой опоры, осью вращения).

В человеческом организме тело и дух суть две субстанции противоположного характера, промежуточное же звено (жизнь, пластический посредник, астральное тело) связывает эти две противоположности в уравновешенное целое — живой организм.

Это— то равновесие и определяет своей устойчивостью то, что мы называем здоровьем, как физическим, так и психическим.

Кроме равновесия духа с телом, о котором только что шла речь, в здоровом организме должны находиться в равновесии все центры и их проявления (инстинкты, чувства, мысли).

Низший инстинктивный центр, будучи уравновешен сознанием, даст здравый смысл, средний анимический центр (сентиментальность) даст в равновесии с сознанием — рассудок, наконец, высший интеллектуальный центр, находясь в равновесии с сознанием, проявляет — разум.

Эти три проявления разумности: здравый смысл, рассудок и разум, являются результатом равновесия между чувствительностью и сознанием. Равновесие их может по разным причинам нарушаться, следствием чего бывают весьма важные и интересные психологические явления.

Чтобы быть в состоянии дать себе отчет в этих явлениях, рассмотрим теперь, какие физиологические силы приходят в соприкосновение с каждым из рассмотренных психологических элементов.

Действие внешнего мира на дух и духа на мир совершается не непосредственно, точно так же как кучер не сам непосредственно везет карету.

Органы чувств — открытые внешним впечатлениям — соответствуют материи (экипажу), дух — изображает кучера, связующая же их сила, вырабатываемая живым организмом, — нервная сила, аналогична лошади.

Таким образом, нервная сила оказывается звеном, связующим дух с материальным телом, как в воздействиях духа на материю, так и материи на дух.

 

 

Нервная сила

 

Рассмотрев вкратце психические функции различных частей человеческого существа, мы узнаем, насколько важную роль играют в них физиологические силы.

Как мы видели, нервная сила является необходимым орудием, посредством которого наш дух может активно влиять на организм, а следовательно, на внешний мир. Мы уже видели, при каких условиях вырабатывается нервная сила живым организмом, теперь мы рассмотрим, как дух пользуется этой силой.

Кроме физического тела, в состав человеческого существа входит нечто оживляющее и приводящее его в движение — это астральное тело, действующее почти исключительно по закону рефлексов, то есть органическая раздражимость является причиной почти всех движений импульсивного характера, не исключая и душевных.

Например, при поступлении пищи в желудок прикосновение ее к слизистой оболочке, устилающей внутренность желудка, вызывает нервный рефлекс, в силу которого соответственные железы начинают выделять желудочный сок. Подобным же образом действуют и импульсивные психические центры: как только какое-либо внешнее впечатление их достигает, они автоматически приходят в действие, перерабатывают впечатление в идею, которую и передают высшим центрам.

Рассмотрим же теперь, каким образом ощущение, воспринятое органом чувств, передается психическому центру.

Из органов чувств исходит в момент восприятия ощущение, как учат современные физиологи, — особого рода колебательное движение, которое передается нервному флюиду, а от него уже психическому центру. Под влиянием этого колебания психические центры приходят в действие, благодаря чему соответственные идеи получают возможность проявиться.

В нашем примере колебание передается нервным флюидам с периферии организма к психическому центру, этот последний приходит в действие и заставляет тот же нервный флюид передать соответствующие колебания в обратном направлении (от психического центра к периферии) — соответственным мускулам, чем определяется их сокращение.

Итак, один и тот же флюид (так как в организме не имеется другого нервного флюида) передает импульсы по обоим направлениям, в зависимости от того, на котором конце нервного проводника импульс возникает.

Но не одно только внешнее впечатление может привести в действие импульсивный психический центр, то же самое осуществляется и влиянием воли.

Благодаря запасу нервного флюида, который всегда имеется в распоряжении духа, находящегося в бодрствующем состоянии, он может во всякое время сам воздействовать на соответственный психический центр и остановить любое рефлективное движение.

Следовательно, импульсивное существо, во всех своих трех проявлениях, поставлено между физическим телом и духом, оно одинаково повинуется импульсам, исходящим как от того, так и от другого, отдавая предпочтение сильнейшему. Вот почему человек, отвыкающий постепенно воздействовать волей на импульсивные центры, тем самым приучает их повиноваться исключительно внешним побуждениям и скоро становится рабом своего физического тела, вместо того чтобы быть его господином.

Как было сказано ранее, нервная сила есть колеблющаяся среда, передающая всевозможные импульсы. Отметив это, рассмотрим механизм действия духа на тело.

В нормальном состоянии дух настолько владеет (через посредство нервной силы) импульсивными психическими центрами, что они не могут действовать противно его воле, но, как только в распоряжении духа не оказывается должного количества нервной силы, импульсивные центры выходят из повиновения и начинают преувеличенно реагировать на малейшее восприятие. В этом случае причина переданного высшим центрам ощущения лежит в значительной степени внутри организма, и порожденная им идея не соответствует на этот раз внешней действительности. Таков механизм появления галлюцинации.

Мы видим, что причина этого патологического явления заключается не в болезненном состоянии духа, который, будучи божественной природы, никогда не бывает болен, а в недостаточном количестве нервной силы, нужной духу для управления психикой, что заставляет нас взглянуть на явления галлюцинации с совсем новой точки зрения. Опасность галлюцинаций состоит в том, что они ведут человека к ложным суждениям. Вот почему нервное истощение считается опасной болезнью.

Все вышесказанное ничуть не мешает духу получать ощущения, чувства и суждения от импульсивных центров, им самим приводимых в действие, и в этом случае дух, наверное, не ошибется в истинной причине получаемых ощущений.

В распоряжении духа обыкновенно находится количество нервной силы, не только достаточное для удержания в повиновении низших центров, но имеется еще и некоторый запас ее, которым он может воспользоваться для работы воображения.

Воображение — есть способность воли создавать идеи, посредством вибраций нервной силы, направленных в импульсивные центры, и группировать так или иначе эти идеи действием специальной способности сознательного духа. Воображение есть роскошь, быстро исчезающая при малейшем переутомлении, то есть как только нервный флюид не будет вырабатываться в избытке, нужном для образования запасов.

Мы дали лишь беглый очерк оккультной Психологии, на основательное изложение которой понадобилось бы много томов. Те из читателей, которые пожелают приобрести более обстоятельные сведения по данному предмету, найдут ценное указание в предисловии к труду Фабра д 'Оливе «Социальное положение человека» (Fabre d'Olivet — «Etat social de l'homme») и в «Тимее» — Платона.

Итак, ключ к пониманию явлений психической жизни, а в особенности ее расстройства, лежит не столько в исследовании строения организма, сколько в изучении нервного флюида и его проявлений, ибо лишь через посредство нервного флюида человеческий дух получает сведения от органов чувств и приводит в движение волю.

По существу, дух человеческий ограничивается одной способностью мыслить, способности же чувствовать и управлять организмом суть дополнительные свойства, обусловленные пребыванием духа в материальном мире (план Природы).

Опишем несколько явлений, которые покажут, что происходит, когда импульсивное существо начинает действовать помимо сознания.

 

 

Нормальный сон

 

В состоянии бодрствования дух человеческий имеет в своем распоряжении некоторое количество нервного флюида, и, смотря по тому, хорошо или худо пользуется этим запасом, он является разумным или бессмысленным человеком (инстинктивный центр), добродетельным или порочным (анимический центр), ученым или невеждой (интеллектуальный центр).

Всякое действие, носящее название умственной работы: принятие решения и т. п., требует активного вмешательства воли лишь вначале.

Этот начальный толчок приводит в действие импульсивный и психический центры, продолжающие автоматически раз начатую работу, причем на долю воли остается лишь общее руководство этими автоматами, что совершается путем медленного выделения нервного флюида.

Потраченный на производство такой работы запас нервного флюида истощается, и дух постепенно теряет власть над телом. В это время члены становятся неподвижными, человек теряет способность стоять, глаза закрываются, органы чувств перестают действовать — наступает нормальный сон.

Таким образом, нормальный сон является следствием постепенного уменьшения количества нервного флюида, чем нарушается связь духа с организмом, выражающаяся потерей чувствительности и ослаблением воли.

Во время сна астральное тело — план и строитель тела физического — возмещает все потери, происшедшие в сознательных центрах, и пополняет запасы нервной силы.

Когда эти запасы достигнут известного размера, восстанавливается сообщение духа с организмом, проявляющееся пробуждением спящего.

Этот процесс подробно описан Шарделем в его «Физиологической Психологии» (Chardel — «Psychologie phisiologiqul»).

Все сказанное относительно духа приложимо в полной мере и к импульсам психического существа, что позволяет нам сказать вообще: нормальный сон обусловливается недостатком нервного флюида в организме.

Мы увидим далее, что алкоголь и кофе могут отсрочить наступление нормального сна, хотя и с опасностью сильной реакции впоследствии.

 

 

Опьянение

 

Дух и импульсивное существо взаимно уравновешиваются у здорового человека в нормальном состоянии, вследствие чего возникает некоторое напряжение нервного флюида между обоими. Одним из следствий этого напряжения является та легкость, с которой импульсивное существо приходит в движение.

Кровь человека, чем-либо возбужденного, более динамизирована, чем обыкновенно. Все его органы действуют энергичнее, чем в нормальном состоянии, а в их числе и нервные сплетения, сохраняющие запасы нервной силы.

Поэтому вначале ум, видимо, проясняется, воображение энергично действует, получая в свое распоряжение громадное количество нервного флюида. Но эта первая фаза длится недолго, в самом непродолжительном времени нервное напряжение импульсивного существа превосходит нервное напряжение сознательного духа, и последний с ужасом замечает, что бешено работающее пассивное существо уходит из-под его власти: у него не хватает больше нервного флюида, и все его попытки справиться с импульсивным существом оказываются тщетными. Лошадь понесла, и сколько бы кучер ни тянул вожжей, все его усилия напрасны. Животная часть человека победила сознательную, здравый смысл, рассудок, разум и все прочие функции духа, влияющие на инстинктивное существо, сперва помрачаются, а затем прекращаются. Человеческое существо теряет равновесие во всех его видах, до физического равновесия тела включительно, и, если человек в этом состоянии хочет идти, он шатается и каждую минуту может упасть.

Психическое равновесие организма оказывается нарушенным избытком нервной силы в импульсивных центрах, и в такую минуту навязчивая идея, обыкновенно неясная, одна руководит всеми его поступками.

Это вторая фаза опьянения, в течение которой выступают наружу все дурные инстинкты и страсти и нередко ведут человека к преступлению и гибели, ибо в это время рефлексы всемогущи, и импульсивное существо одно целиком завладевает организмом.

Наконец, бешеная работа импульсивного существа поглощает последние остатки нервной силы, с трудом удерживающей дух в теле, и оно падает, объятое мирным сном, а если дух был чересчур быстро и грубо оторван от органических центров, то и мертвым. Вот третья фаза опьянения.

В различных степенях опьянения можно было бы подметить значительное сходство с явлением сумасшествия, что мы подробно выясним впоследствии.

 

 

Гипнотизм и внушение

 

Мы видели, что каждый из трех импульсивных центров может приводиться в действие или нервными импульсами, идущими снаружи из органов чувств — от внешних ощущений, или же изнутри, из мозговых клеточек — от действия воли.

Различные процессы гипнотизации имеют целью нарушить равновесие между существом импульсивным и сознательным и отделить на время, путем воздействия на нервную силу, дух от тела.

Достигается это с помощью такого сильного возбуждения импульсивного существа, что оно берет верх над сознательным.

Для получения этого возбуждения пользуются, например, ярким светом или сильным звуком (вращающиеся зеркала Люиса[2], фиксирование блестящих предметов, удары гонга), производящими резкий толчок в соответственном импульсном центре. Тут происходит явление, аналогичное опьянению, равновесие духа с телом мгновенно нарушается, и получается особого рода сон.

Характер этого сна не зависит от того, послужил ли для получения его механический аппарат или внушение, к тому же устное внушение является лишь заменой сильного звука.

По наступлении гипнотического сна человек становится абсолютно пассивным, и его импульсивные центры готовы реагировать на каждое малейшее впечатление. Тогда гипнотизер заставляет его совершить определенное действие, и импульсивное существо загипнотизированного рефлективно повинуется так же, как повиновалось бы любому внешнему впечатлению или импульсу со стороны собственного духа. Таков механизм всякого внушенного действия, выполненного в гипнотическом сне.

Скажем теперь несколько слов о внушениях, осуществляемых по пробуждении (постгипнотические внушения).

Когда получивший внушение субъект просыпается, то сейчас же ощущает сознательное влечение исполнить внушенное действие, и тут-то ему представляется удобный случай выказать уровень своего развития.

Если это существо чисто импульсивное, привыкшее пассивно подчиняться всем инстинктивным влечениям (например, деревенская баба), оно пассивно выполняет внушение, хотя и недоумевая, но в то же время мотивируя вкривь и вкось свои поступки.

В случае же если загипнотизированный человек с характером, привыкший противопоставлять свою волю инстинктивным побуждениям, внушение будет исполнено лишь постольку, поскольку воля это допустит.

Возможно, впрочем, что в самый момент исполнения внушения субъект снова погрузится в гипнотический сон и тем лишит волю возможности противодействовать внушению.

Можно внушить загипнотизированному лицу совершить какое-нибудь действие не тотчас по пробуждении, а спустя известный срок, и, как показывает опыт, внушение в большинстве случаев исполняется.

Здесь мы впервые сталкиваемся с чудесным динамическим свойством идеи: делая внушение на срок, мы закладываем в импульсивный центр субъекта зерно некоего динамического существа, точный момент появления которого на свет мы определяем текстом внушения. Это динамическое существо будет в свое время действовать изнутри наружу, следовательно, оно не чувство, ибо существенной особенностью чувства является действие снаружи внутрь. Это идея, которую воля гипнотизера одаряет специальным динамизмом и в виде зародыша вкладывает в импульсивное существо субъекта, чтобы она в определенный день активно проявила заключенную в ней энергию, приведя в действие соответствующий центр. Это род одержимости.

Оккультисты и маги называют эти эфемерные динамические существа, создаваемые человеческой волей, — элементарными существами или элементами[3].

Далее мы увидим, что эти существа бывают разных родов. Чтобы закончить, остается упомянуть, что каждая из фаз гипнотического состояния соответствует проявлению определенных импульсивных центров, рассмотренных нами: так, в летаргии проявляется инстинктивный центр, в каталепсии — анемический и в сомнамбулизме — интеллектуальный.

 

 

Сумасшествие

 

Все явления, разобранные нами — сон, опьянение, гипноз, — суть, как мы видели, серии состояний, вытекающих из одной общей причины: нарушения равновесия между существом сознательным и импульсивным. Сейчас мы покажем, что и сумасшествие происходит от этой же причины.

Мы знаем, что всякому живому существу вредны быстрые переходы из одного состояния в другое, толчки психические и физические.

Нервная сила едина для всех нервных центров, и потому избыток ее может появиться в одном из них лишь при условии недостатка в других, а для того чтобы подобное переливание сил могло совершаться без опасности для организма, оно должно происходить постепенно.

Навязчивая идея пьяницы грозит опасностью ему и окружающим лишь во время опьянения и забывается по вытрезвлении, потому что интеллектуальный центр его постепенно, а не вдруг, дошел до бешеного возбуждения, характеризующего опьянение.

Напротив того, если страшное видение, неожиданное известие, внезапная радость или страх мгновенно возбудят в сильной степени импульсивное существо, то беспорядочный прилив нервной силы к одному из центров может обусловить полное отсутствие ее в остальном организме, следствием чего будет смерть или сумасшествие.

Сумасшествие есть постоянное опьянение. Импульсивное существо сумасшедшего окончательно взяло верх над сознательным, которое остается лишь слабо связанным с организмом и не оказывает больше никакого влияния на низшие психические центры, следствием чего является отсутствие уравновешивающего начала, разрушение здравого смысла, рассудка и разума и окончательное торжество рефлексов над сознанием.

Род помешательства зависит от того, который из центров окажется сверх меры возбужденным. Если это будет интеллектуальный центр, то получится мания величия или навязчивая идея, в этом случае сумасшедший будет подобен субъекту, непрерывно находящемуся под влиянием внушения настолько сильного, что оно заглушает все прочие восприятия. Если это будет анимический центр, то помешательство будет экстатическим и повлечет за собой все обычные в данном случае осложнения. Если, наконец, это будет инстинктивный центр, то явится ипохондрия и меланхолия.

Заметим, что описанное нами преобладание отдельных центров встречается в чистом виде весьма редко, обыкновенно же мы видим различные комбинации описанных явлений.

Таким образом, сумасшедшего можно считать если и не совсем, то наполовину мертвым. Сведенборг подтверждает это мнение и выводит из него туманное заключение по поводу вампиризма. Этот вопрос мы подробно рассмотрим впоследствии.

Повторим вкратце содержание вышеизложенного.

Платон учил, что человек состоит главным образом из головы, к которой боги, служители Бога, прибавили тело и члены для поддержания и передвижения ее. Подобным же образом будем и мы рассматривать настоящего человека.

Человек как разумная сущность чужд физическому миру, а потому ему необходимы посредники для сношения с материальной природой. Таким посредником является низший психический центр со своими тремя подразделениями, иначе называемый импульсивным человеком. Назначение его трояко:

1) он передает материальному телу приказания разума,

2) он передает разуму впечатления внешнего мира, и

3) он в некоторых случаях заменяет разум в руководстве организмом (привычные действия, рефлексы).

Если бы органы человека состояли из железа, как органы наших машин, то рассмотренных двух начал было бы достаточно для управления телом. В действительности же дело обстоит иначе.

Материальная часть человека состоит из клеточек, группирующихся в органы, из органов составляются системы, совокупность систем представляет человека-машину, отвечающего трем главным целям:

I. Замена и исправление износившихся частей организма, этим делом занимаются белковые вещества, содержащиеся в крови.

II. Оживление органов, ибо недостаточно поддерживать организм в порядке, но надо еще снабжать его силой, за счет которой он мог бы двигаться и работать. Эту силу приносят красные кровяные шарики — носители кислорода и жизненных сил. (Итак, две первые потребности человеческой машины — содержание ее в порядке и снабжение энергией — удовлетворяются кровью.).

III. Управление действиями органов, так как для благосостояния человека необходимо, чтобы все его органы работали согласно и целесообразно. Это выполняет нервная сила, вырабатываемая мозжечком и конденсируемая нервными узлами.

С другой стороны, эта нервная сила соединяет дух с импульсивным существом, а через него и с организмом.

Таким образом, оставляя в стороне все промежуточные стадии, касающиеся собственно одной лишь человеческой машины, мы можем сказать, что конечная ее цель — выработка нервной силы, служащей связью сознательного разумного существа — человека, с его организмом при посредстве чувствительности и воли.

 

Глава 3. Природа

 

 






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2018 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.