Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Проблема и стратегия устойчивого развития

Урсул А.Д., Урсул Т.А.

 

 

Устойчивое развитие и безопасность

 

 

Учебное пособие

 

 

Москва 2013


Устойчивое развитие в учебном пособии рассматривается как глобальная стратегия разрешения глобального социоприродного противоречия между растущими потребностями человечества и невозможностью биосферы обеспечить эти потребности. Этот новый тип развития представляется в качестве выхода из пока углубляющегося глобально-экологического кризиса и трактуется как глобально управляемое системно-сбалансированное социоприродное развитие, не разрушающее окружающую природную среду и обеспечивающее выживание и безопасное неопределенно долгое существование человечества. Показано, что устойчивое развитие является наиболее безопасным типом развития и в широком смысле представляет собой нерегрессивный тип эволюции, который элиминирует либо снижает до приемлемого уровня любые негативные воздействия на объект с целью его сохранения. В социоприродном аспекте под устойчивым развитием наиболее безопасный тип эволюции, направленной на сохранение цивилизации и биосферы, их сосуществование и коэволюцию.

Акцентируется внимание на необходимости расширения трактовки этого типа развития, все большего распространения его на все сферы человеческой деятельности, включая обеспечение национальной и глобальной безопасности. Безопасность представляется как устойчивый способ бытия того или иного объекта, сохранение его природы в условиях внутренних и внешних негативных воздействий и изменений. Отмечается, что безопасность мирового сообщества и национальная безопасность любой страны в перспективе может быть обеспечена не столько средствами защиты, сколько эффективной реализацией стратегии устойчивого развития, ведущей к выживанию цивилизации и сохранению биосферы. Отмечается, что основным принципом Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года выступает принцип обеспечения безопасности через приоритеты устойчивого развития. Раскрывается история и содержание этого принципа, автором которого является один из авторов данной работы, предложившего его еще в 1995 г. и разработавшего его в ряде монографических работ.



Учебное пособие подготовлено в Центре глобальных процессов Факультета глобальных процессов МГУ им. М.В. Ломоносова и на кафедре социальных наук и технологий Национального исследовательского технологического университета «МИСиС».

Ключевые слова:безопасность, безопасное развитие, глобальные процессы, зеленая экономика, национальная безопасность, сохранение биосферы, социоприродное противоречие, Рио+20, устойчивое развитие, экологическая безопасность.


Содержание

стр.

ВВЕДЕНИЕ5

.

Глава I. ПАРАДИГМА УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ14

 

1. Переход к устойчивому развитию как разрешение социоприродных противоречий 14

2. Проблема и стратегия устойчивого развития 29

3. Концептуальное моделирование устойчивого развития 50

4. Экологическая парадигма устойчивого развития 74

5. Необходимость более широкого видения глобальной устойчивости

и безопасности 87

 

Глава II. СОХРАНЕНИЕ БИОСФЕРЫ И УСТОЙЧИВОЕ

ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЕ: ГЛОБАЛЬНЫЙ РАКУРС99

 

1. Сохранение биосферы – естественный фундамент

устойчивого будущего 99

2. Устойчивое использование природных ресурсов и экологическая безопасность 144

3. Глобальная демографическая устойчивость 167

4. Экологическое образование и устойчивое развитие 182

 

Глава III. ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ЧЕРЕЗ

УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ201

1. Эволюция концепции устойчивого развития: от экологии

к обеспечению безопасности 201

2. Обеспечение безопасности через устойчивое развитие 213

3. Концепция устойчивого развития на базе безопасности 227

4. Основные принципы взаимосвязи безопасности

и устойчивого развития 234

5. Исследование будущего и стратегическое планирование 252

6. Соционормативные аспекты перехода

к безопасно-устойчивому развитию 266

7. Российские проблемы и перспективы движения к устойчивости 280

 

Глава IV. СТАНОВЛЕНИЕ ЭКОЛОГОБЕЗОПАСНОГО УСТОЙЧИВОГО ОБЩЕСТВА: ИНФОРМАЦИОННО-СИНЕРГЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ289

1.Природа безопасности: космологические и информационные

основания феномена безопасности 289

2. Информация и информационный критерий эволюции 307

3.Проблема безопасности в информационно-синергетическом ракурсе 316

4. Культура как информационно-экологический феномен 327

5 Эволюция открытых систем и обществ 337

6. Обеспечение безопасности через самоорганизацию 343

7. Информатизация общества и переход к устойчивому развитию 353

8. На пути к устойчивой информационно-экологической цивилизации 381

 

Глава V. НООСФЕРНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ393

 

1. Ноосферогенез через устойчивое развитие 393

2. Социоприродные способы взаимодействия 424

3. Обеспечение безопасности в глобальном измерении 432

4. Проблема безопасности в контексте устойчивого

развития ноосферной ориентации 449

5. Ноосферная концепция безопасности 464

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

ЛИТЕРАТУРА


ВВЕДЕНИЕ

Прошлый век принес человечеству не только многочисленные возможности, открыл новые горизонты прогресса, но и показал его негативные последствия. С одной стороны – это продвижение в области экономического, технологического, социального, духовного развития, а с другой – уже вполне реальные перспективы прекращения существования человечества (либо большей его части) через ядерную, экологическую и другие возможные глобальные катастрофы. Ядерная катастрофа способна погубить человечество в историческое мгновение, в то время как экологическая катастрофа проявляется часто незаметно, постепенно, обрекая человечество на деградацию и медленное вымирание.

Как ответ на вызов экологической катастрофе более 20 лет тому назад Конференция ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро (ЮНСЕД) в лице лидеров 179 стран определила новую стратегию развития всей цивилизации, которая получила наименование стратегии устойчивого развития. Новая стратегия должна обеспечить выход из глобального экологического и других глобальных кризисов и дальнейшее выживание цивилизации. Будущее России, как и всего человечества в XXI веке, должно быть сориентировано на стратегию устойчивого развития, гарантирующего выживание народонаселения страны и сохранение окружающей природной среды. Об этом свидетельствуют принятие официальных государственных документов и прежде всего – “Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию”, утвержденную Указом Президента РФ №440 от 1 апреля 1996 г. Согласно этой концепции представляется необходимым и возможным осуществить в Российской Федерации последовательный переход к устойчивому развитию, обеспечивающий сбалансированное решение социально-экономических задач и проблем сохранения благоприятной окружающей среды и природно-ресурсного потенциала в целях удовлетворения потребностей будущего и нынешнего поколений.

Переход к устойчивому развитию означает создание сбалансированной системы, сочетающей в себе экономическую эффективность, социальную справедливость и экономическую (и иную) безопасность. Обеспечение безопасности невозможно без перехода на путь устойчивого развития, и в то же время это последнее реализуемо лишь как безопасное во всех отношениях.

Идея связи стратегии будущего безопасности России и ее перехода к устойчивому развитию исходит из того, что обеспечение безопасности "неустойчивого развития", модель которого пока реализуется в нашей стране (и в мире в целом), в принципе невозможно. Переход к устойчивому развитию предполагает обеспечение безопасности во всех отношениях, а всеобщая безопасность также реализуется на пути устойчивого развития. Столь тесная взаимосвязь всеобщей (и глобальной) безопасности страны (и мирового сообщества) и устойчивого развития и определяет новизну и специфику дальнейшего человеческого существования.

В качестве методологической основы подобного видения должны использоваться все средства исследования будущего, включая прогностические, футурологические и системные подходы, определяющие специфику проблемы безопасности.

Будущее цивилизации в последние годы рядом ученых представляется обществом не только новых возможностей и горизонтов, но и обществом риска, опасностей, кризисов и катастроф. Это ощущение грозящих человечеству и глобальных опасностей усилилось после действий в Америке международного терроризма 11 сентября 2001 г. и последующих террористических актов в различных точках земного шара, вызвавших благодаря глобальным СМИ большой психологический резонанс, ощущение страха и ужаса у сотен миллионов людей.

Глобализация означает не только становление цивилизации, появление неких новых благ в мировом сообществе, но и становление исторически новых угроз и опасностей планетарного характера. Как реакция на западную стратегию развития глобализации, универсализацию и стандартизацию оживился национализм и сепаратизм, приобрел планетарный размах международный терроризм, становящийся одной из самых серьезных опасностей поступательному движению мирового сообщества. Это не только антиглобализм, но и «теневая» или своего рода «альтернативная» глобализация, когда евроатлантическому захвату мира противопоставляется фундаменталистская идеология и стратегия «священной войны», отражающая безнадежность положения в современном мире миллиардов голодающих, нищих, больных, неграмотных, обреченных остаться без будущего, которое стремится приватизировать «золотой миллиард».

Вопросы безопасности в начале XXI века обретают особую значимость для каждой страны, для каждого человека, для всего мирового сообщества. Так, например, в Хартии европейской безопасности, принятой 19 ноября 1999 г. в Стамбуле на саммите ОБСЕ было провозглашено, что главы государств и правительств заявляют о своей твердой приверженности делу формирования свободного, демократического и более единого региона ОБСЕ, где государства-участники сосуществуют в мире друг с другом в условиях свободы, процветания и безопасности. Безопасность не только в Европе, но и во всем мире стала, возможно, даже главным критерием человеческого существования в самом широком смысле.

Становясь новым ориентиром и приоритетным критерием эффективности всех областей человеческой деятельности, безопасность понимается не просто более широко и комплексно, но и начинает по-новому осознаваться, становясь отчетливо понятной ценностью жизнедеятельности. Многие общечеловеческие ценности XX века оказываются менее значимыми, чем ценности, связанные с безопасностью и поэтому среди ценностей XXI века и, видимо, всего III тысячелетия безопасность окажется едва ли не самой значимой ценностью. Ведь безопасность ассоциируется с возможностью жизни, ее сохранения, причем не только для нынешних поколений, но и будущих, а также для биосферы в целом.

Именно в последние десятилетия второго тысячелетия перед цивилизацией встала проблема глобального выживания и она связана прежде всего с защитой от вызовов, угроз и опасностей, грозящих существованию и развитию человечества. Наибольшую опасность для цивилизации представляют те из них, которые сопровождают развитие глобальных проблем, а последние, как известно, оказались результатом социально-экономического прогресса в его традиционно-стихийной и, как теперь понятно, деформированно-дегуманизированной форме. Поскольку различные опасности планетарного характера могут привести человечество к той или иной катастрофе уже в ближайшие десятилетия, то ясно, что обеспечение безопасности во всех ее аспектах оказывается приоритетной задачей всей социальной деятельности.

Особое значение, как отмечается в «Основах государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года», имеют глобальные экологические проблемы, связанные с изменением климата, потерей биологического разнообразия, опустыниванием и другими негативными для окружающей среды процессами, возрастанием экологического ущерба от стихийных бедствий и техногенных катастроф, загрязнением атмосферного воздуха, поверхностных и подземных вод, а также морской среды, которые затрагивают интересы всех людей нашей планеты, в том числе и граждан Российской Федерации Российской Федерации.

Таким образом, именно проблема обеспечения безопасности и, в особенности экологической безопасности, обусловила необходимость в начале третьего тысячелетия смены курса (стратегии, формы, модели) развития, поскольку длившееся со времен неолитической революции традиционное стихийное развитие уже не обеспечивало выживание человечества. Это новая ситуация в мировом развитии, оказавшемся с синергетической точки зрения перед бифуркацией, нашла свое отражение и в современной науке, когда последняя не только в силу внутренней логики, но главным образом под влиянием внешних факторов вынуждена начать изменение направления своего развития. Такое изменение необходимо не только для того, чтобы объяснить ход истории общества и его взаимодействия с природой, но главным образом для того, чтобы предсказать будущее и создать наиболее эффективные средства выживания человечества, наметить пути и принципы выхода из глубокого антропоэкологического кризиса, в котором цивилизация оказалась к концу XX и началу XXI веков.

Переход к новой форме цивилизационного развития (которая пока существует лишь в виде политических деклараций и рекомендательных документов ООН и вызван в основном причинами, связанными с экологией и обеспечением безопасности в самом широком смысле. Если мировому сообществу не удается реализовать переход к устойчивому развитию, то уже в текущем столетии может разразиться социально-экологическая катастрофа планетарного масштаба либо иная, скажем, связанная с упомянутыми выше угрозами. XXI век может стать веком перехода мирового сообщества к устойчивому развитию и тем самым выживания цивилизации и сохранения биосферы как естественного фундамента человеческой жизни либо самым

Для того, чтобы человечество смогло выжить, необходимо коренным образом трансформировать процесс развития, изменив общечеловеческие ценности и ориентиры поступательного движения, поскольку они сформировались в модели неустойчивого развития (так на Конференции ООН по окружающей среде и раз­витию в 1992 г. – ЮНСЕД в Рио-де-Жанейро была названа та форма развития, по которой продолжает пока развиваться наша цивилизация). Ни одна даже самая высокоразвитая страна (а тем более развивающийся мир) не сможет перейти на путь устойчи­вого развития, не изменив кардинальным образом механизмы развития, не выбрав новые цели (своего национального развития и обеспечения безопасности, которые были намечены в «Повестке дня на XXI век» (1992 г.), «Плане выполнения решений ВСУР» в Йоханнесбурге в 2002 г., в итогом документе Рио+20 «Будущее, которого мы хотим» и других официальных доку­ментах ООН. И это уже требует не только от России, но и от всех других стран мирового сообщества перехода на новую стратегию развития – уже не модернизационно-догоняющую, а трансформационно-опережающую, только благодаря которой и можно бу­дет обеспечить выживание и безопасность всего человечества, а не какой-то его части, стремящейся приватизировать будущее в ущерб остальной части населения планеты.

Именно глобальные угрозы и негативные тенденции социально-экологического, социально-экономического и социально-политического плана обостряют глобальные проблемы и негативы глобализации, порождают новые неблагоприятные глобальные тенденции и усиливают опасность дальнейшего движения к планетарной антропоэкологической катастрофе. Именно поэтому важно объединиться в общем стремлении предпринять решительные усилия для позитивного реагирования на необходимость подготовки к решению глобальных проблем и особенно экологической проблемы.

Очевидна противоречивость ожидаемого социально-экономического поворота развития в начале нового тысячелетия. Одна – традиционная модель развития, по которой мы движемся по инерции (уже не в направлении всеобщего прогресса), грозит планетарным омницидом. Вторая модель устойчивого развития существует пока лишь на концептуально-теоретическом уровне и представляет собой в основном политические декларации и благие пожелания на глобальном, региональном, национальном и местном уровнях. Эта виртуальная, но пока не претворенная в жизнь, реальность создает массу трудностей и проблем для нынешнего поколения, явно в своем подавляющем большинстве не желающего делиться благами с будущими поколениями. Стратегические цели изменения курса развития вступают в противоречие с политикой, тактикой и конкретным поведением ныне действующих властей и народов планеты, которые думают о будущем в лице лишь узкого круга своих представителей (главным образом ученых). Устойчивое будущее не появится без борьбы с неустойчивым настоящим и прошлым. В этом – противоречие и драматизм XXI века, который в зависимости от разрешения этого противоречия станет либо веком перехода к устойчивому будущему человечества, либо концом его истории в прямом смысле этого слова.

Для ЮНСЕД, ВСУР и Рио+20, всех их документов общим является то, что они пока в основном на политическом уровне декларируют модель (в принципе – многообразие моделей) устойчивого развития, контуры которой даже в концептуальной форме достаточно четко не очерчены. Мы пока интуитивно и на уровне здравого смысла лишь отчасти понимаем, что так развиваться во многих отношениях, как человечество до сих пор двигалось по пути «прогресса», уже нельзя, иначе оно останется без будущего. Все соображения относительно этого устойчивого будущего гораздо больше и чисто косметически «вплетены» в ныне функционирующую модель развития, чем в абстрактно желаемую, но пока виртуально-теоретическую «реальность» устойчивого будущего. Поэтому все наши сценарии грядущего оказываются «переходными» – это смесь модели неустойчивого развития и наших концептуальных устремлений в будущее, которое все же еще достаточно неопределенно и пока мало (особенно наукой) аргументировано. И только по мере осуществления документов ООН – «Повестки дня на XXI век», «Плана выполнения решений ВСУР», «Будущее, которого мы хотим» будет становиться понятным, начинаем ли мы уходить от грозящей нашим потомкам глобальной катастрофы и приближаться к очередному «светлому будущему» (теперь уже устойчивому), либо все наши надежды окажутся такими же утопическими как и ранее декларируемые варианты желаемого будущего.

Специфика перехода любого иного государства к устойчивому развитию, заключается, в частности, в приравнивании приоритетов глобального и национального развития по тем целям и критериям, которые обеспечивают выживание всего мирового сообщества при сохранении окружающей природной среды. В этом смысле можно сказать, что появление приоритетов и целей устойчивого развития сдвигает национальные интересы в сторону глобальных, но отнюдь не ведет к нивелированию специфики, собственных интересов, целей, ценностей, идеалов и т.д. Эта ситуация типична абсолютно всех стран мирового сообщества.

Однако любое государство, включаясь в глобальный процесс перехода к устойчивому развитию, тем не менее должна будет сделать акцент на решении своих внутренних проблем, гармонизации своего развития с другими странами планеты, взявшими курс на реализацию той же общецивилизационной стратегии. Реально лишь постепенное согласование национальных и глобальных интересов и целей, связанных с глобальным переходом к устойчивому развитию, ибо принесение в жертву собственных интересов в пользу общечеловеческим нереально как в объективном, так и субъективном плане, и такую позицию официально демонстрирует не только Россия.

И в этой связи переход к устойчивому развитию постсоветских стран создает некоторые новые возможности по включению в глобальный переходный процесс, но вместе с тем, инициирует, особенно со стороны развитых стран, опасности и угрозы информационно-политических, силовых и экономических воздействий. Под видом устойчивого развития со стороны внешних и внутренних его оппонентов могут и будут предлагаться действия, явно ему противоречащие, не говоря уже об открытых оппонентах этой стратегии развития, явно предпочитающих личные, групповые и корпоративные интересы глобальным интересам всего человечества. Их мнение важно учитывать, поскольку нет единственно верной и всеми признанной концепции, модели и стратегии устойчивого развития.

Устойчивое развитие – это не про­сто одна из новых проблем, а глобальная суперпроблема, от решения которой зависит бу­дущее всего человечества, его судьба в третьем тысячелетии. Это совершенно новая форма (модель) развития всего мирового сообщества, которое становится на путь своего выживания и решения глобальных проблем человечества. Устойчивое развитие – это проблема и стратегия будущего цивилизационного развития, сквозь "призму" которого можно и нужно видеть абсолютно все проблемы в том числе и глобализацию и обеспечение безопасности. Это означает использование нового концептуально-методологического подхода будущего, опережающего видения цивилизационных процессов, проектирования грядущей модели социоприродных процессов. Именно поэтому мы начинаем наше изло­жение не с исторически предшествующих появлению стратегии устойчивого развития мировых процессов и тенденций, а именно с этой стратегии.

В монографии вниманию читателя предлагается опережающее видение цивилизационного развития грядущей модели социоприродных процессов. Проблему безопасности авторы пытаются осмыслить в контексте нового видения развития человечества, где безопасность будет обеспечиваться принципиально новой формой (стратегией) развития. Здесь фактически речь будет идти о концептуальном переосмыслении того, что по иному рассматривалось наукой в модели неустойчивого развития. Концепция устойчивого развития вначале была связана с экологией, однако потом стало ясно, что речь фактическим идет о новой форме развития всего человечества. Однако проблема обеспечения экологической безопасности будет главной темой, на которой авторы все же будут акцентировать внимание читателя. Дальнейшая разработка и осмысление концепции безопасности в ракурсе глобальной устойчивости, превращение ее в главную стратегию существования и развития цивилизации третьего тысячелетия изменит мировоззрение людей и поможет им обрести общее будущее.


Глава I. ПАРАДИГМА УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

 

1. Переход к устойчивому развитию как разрешение социоприродных противоречий

В последние годы в обществе довольно широко обсуждается концепция устойчивого развития (УР). Следует согласиться с мнением Н.С. Касимова, что "пожалуй, никакая другая научная идея ни в естественных, ни в социальных дисциплинах не имела ранее столь широкого общественного резонанса"[1]. Однако мы не склонны однозначно считать, что идея УР носит только научный характер, более того можно даже сказать, что эта идея пока не может быть в полной степени аргументирована наукой, по крайней мере той наукой, которая апеллирует к фактам и практике. Ведь пока нет такого типа развития в глобальном масштабе и мы лишь предполагаем, что оно может появиться в будущем, если произойдут соответствующие социальные и социоприродные трансформации. Поэтому доказательство состоятельности идеи УР может быть получено лишь будущей наукой, которую мы именуем в отличие от современной (в некоторой степени – постнеклассической) – ноосферной наукой[2]. Хотя в принципе исследование стратегии УР и попытки ее аргументации уже имеются[3], причем первые научные основы были заложены докладом Комиссии Брундтланд (МКОСР) "Наше общее будущее"[4].

Причина упомянутой популярности идеи УР заключается не столько в ее научной обоснованности и новизне, сколько в том, что эта идея получила признание в рамках ООН, ныне объединяющей более 190 стран мира. Принятая на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 г. (ЮНСЕД), подтвержденная на Всемирном саммите по УР в Йоханнесбурге в 2002 г. (ВСУР) и Конференции ООН по устойчивому развитию опять в Рио-де-Жанейро в 2012 г. (Рио+20) стратегия УР получила статус политической рекомендации для всех стран и народов мира. Наука, естественно, участвовала в формулировке основных положений этой стратегии, которые отражены в основных документах упомянутых форумов ООН, причем ВСУР рекомендовал всем странам начать переход к УР с 2005 г. Однако нужно иметь в виду, что современная наука в основном исследует модель неустойчивого развития (НУР) и фактически (в прямом и переносном смысле) отображает "наше общее прошлое".

Основная идея УР в общецивилизационном ракурсе, на наш взгляд, заключается в сохранении цивилизации и биосферы. Поэтому в определенном смысле она представляется консервативной идеей хотя бы по своей этимологии (от лат. conservatio – сохранение). Вместе с тем она существенно отличается от "традиционного" консерватизма (если будет уместно так выразиться) и представляет собой в какой-то мере неоконсервативно-глобальное мировоззрение.

Как отмечают Н.С. Касимов и Ю.Л. Мазуров: "положения концепции УР, в том числе в той форме, в какой они отражены в докладе Комиссии Брундтланд, не являются принципиально новыми в человеческой истории. Они были присущи традиционному патриархальному обществу прошлых эпох, они воспроизводятся и в современном мироустройстве общин аборигенных народов, например малочисленных коренных народов российского Севера. Более того, во фрагментарном виде императивы традиционного УР сохраняются даже в некоторых развитых странах, переживающих промышленную революцию, последствия урбанизации и другие цивилизационные потрясения[5].

Среди приводимых ими примеров следующие. В Германии принципы УР начали внедряться в управление экономикой задолго до доклада МКОСР. Немецкий термин "Nachhaltigheit" (устойчивость) с XIX века вошел в практику лесного хозяйства этой страны. Под устойчивым лесопользованием понималось хозяйствование, при котором изъятие лесных ресурсов непременно сопровождалось лесовосстановлением, полностью компенсирующим объемы рубок.

Однако не только в области природопользования, но и в сфере экологии в особенности американскими и английскими экологами использовался термин "sustainability" практически в том же значении, что и сейчас в концепции УР.

Все же чисто этимологический экскурс в отношении понятия УР не может дать полного представления о сущности УР. Важно, учитывая глобальный характер УР, проследить становление его понимания международным сообществом. Еще в докладе "Всемирная стратегия охраны природы" (1980 г.), представленном Международным союзом охраны природы и природных ресурсов, подчеркивалось, что для того, чтобы развитие было устойчивым, следует учитывать не только его экономические аспекты, но и социальные и экологические факторы. Особенно широко в 80-е годы проблемы развития и экологии обсуждались в трудах ученых американского исследовательского института "Worldwatch" ("Всемирная вахта"), в частности его директора Лестера Р. Брауна[6], а Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) еще с середины 70-х годов широко использовала понятие "развитие без разрушения" ("development without destruction"), а в дальнейшем использовалось понятие "экоразвитие" ("ecodevelopment") как экологически приемлемое развитие, т.е. оказывающее наименьшее негативное воздействие на окружающую среду.

В Декларации первой конференции ООН по окружающей среде (Стокгольм, 1972 г.) также была отмечена связь экономического и социального развития с проблемами окружающей среды. В подобное понимание развития важный вклад внесли научные доклады Римского клуба, особенно доклад "Пределы роста" (1972 г.), в которых формулировались идеи перехода цивилизации от экспоненциального экономического роста к состоянию "глобального динамического равновесия", от количественного роста к органическому развитию и новому мировому экономическому порядку.

И хотя мы начали говорить о тенденциях формирования идеи УР не с России, вряд ли можно согласиться, что концепция устойчивого развития пришла к нам с Запада (ссылаются иногда на книгу Лестера Брауна)[7]. Истоки идеи УР носят принципиально международный характер. Можно указать и на работы российских (советских) ученых, которые в той или иной форме высказывали идеи, близкие к идеям устойчивого развития. Причем чаще всего упоминают имя В.И. Вернадского, который употреблял даже словосочетание "устойчивое мировое сообщество", но главное развил идею ноосферы, или сферы разума, которая как было показано, имеет прямое отношение к концепции УР[8]. Логическую реконструкцию этой идеи с помощью понятия рациональности мы предложим далее.

Не менее важную роль, на наш взгляд, сыграл и основоположник теоретической космонавтики К.Э. Циолковский, который, задумавшись о выживании (сохранении) человеческого рода не только предложил идею обживания внеземных пространств, но и изобрел средство реализации этой идеи – космическую ракету. Хотя сейчас глобальный мир становится все более целостным, но все же ограниченным земным миром социоприродных взаимодействий, воздействующих и даже определяющих все другие процессы на нашей планете. Наиболее зримые ограничения – не только территориальные, ставящие предел дальнейшему экстенсивному развитию, но и исчерпаемость природных ресурсов, глобальная экологическая угроза и т.д. Это и ограничения темпорального характера, очень часто ставящие предел развитию тех или иных процессов на Земле, в том числе и существованию человечества.

Эсхатологические темы изобилуют в околонаучной и даже научной литературе и СМИ. Причем глобальное потепление или предполагаемый очередной малый ледниковый период – далеко не единственные угрозы планете в будущем. Ожидается, что Земле угрожают катаклизмы, например, вулканической деятельностью, поскольку возрастает сейсмическая активность и опасность могут представлять не только вулканы, которых немало на планете, но и супервулканы (их известно более двух десятков на Земле), а также обретающая актуальность астероидно-кометная опасность. На эти планетарные ограничения и угрозы еще в конце XIX – начале XX веков обратил внимание К.Э Циолковский, который и предложил их устранить для человечества с помощью изобретения и использования ракеты как транспортного средства для широкого освоения космоса. С помощью освоения космоса ученый выявил возможность последующей реализации непрерывного прогресса цивилизации и тем самым обеспечения бессмертия рода человеческого. Тем самым, если отвлечься от идеи сохранения биосферы, то была предложена, вероятно, одна из первых версий концепции устойчивого развития, но в космическом варианте, осуществление которого не исключается в дальнейшем.

Это более отдаленное космическое будущее может наступить, если нам удастся решить наши глобальные проблемы и обезопасить сам процесс глобализации, направив его на магистраль УР[9]. Сейчас приоритетнее решение проблем биосферы, ее сохранения. Надо сказать, что идеи ноосферы в варианте В.И. Вернадского и социального (космического) бессмертия К.Э. Циолковского не предусматривали концентрации усилий человечества на сохранении биосферы. Один говорил о превращении биосферы в ноосферу, другой развитие на планете считал опасным и неэффективным, предлагая идею сохранения и выживания человечества в пространствах Вселенной. Сейчас мы понимаем, что естественной основой УР является лишь сохранение биосферы, возвращение к природному "естеству" как фундаменту выживания и непрерывного развития человечества. Авторы, оппонирующие идее УР придерживаются иной точки зрения[10].

Однако, если упомянутые выше идеи В.И. Вернадского и К.Э. Циолковского были высказаны в основном в первой половине XIX в., то вторая половина этого века ознаменовалась появлением идей, связанных с рациональным ("правильным", по А.Д. Арманду, природопользованием, в основном развивавшимся советскими учеными (В.А. Анучин, А.Д. Арманд, Ю.К. Ефремов, С.Г. Струмилин, Т.С. Хачатуров и др.). Например, А.Д. Арманд полагал, что моральный долг каждого поколения оставить следующему поколению природные богатства в лучшем состоянии и в большем количестве, чем оно получило от предыдущего[11].

Особо следует выделить то направление в области природопользования, которое в 80-е годы XX в. развивалось в Молдавии, а в 90-е годы после распада СССР и в России – формирование научных основ адаптивной стратегии интенсификации сельскохозяйственного производства. Ожидаемая интенсификация сельскохозяйственного производства должна использовать в большей степени адаптивные свойства человека и естественные факторы (биогенные и абиогенные), замещая ими невоспроизводимые в (особенности химико-техногенные) ресурсы. По сути дела здесь была на базе сельского хозяйства сформулирована научная основа того, что в будущем было названо устойчивым (или ноосферным) природопользованием, а также сформулирована методологическая концепция расширенного понимания интенсификации как максимального вовлечения качественных факторов и источников деятельности при минимизации количественных параметров[12].

Можно было бы и далее перечислить и другие направления, связанные с экологией и природопользованием, однако только к этим источникам нельзя свести более системную концепцию УР. Если мы обратимся к основным составляющим проектируемого процесса УР, то обнаружим, что высказанные в марксизме идеи социальной справедливости также с полным правом можно отнести к одному из направлений будущей концепции УР. Эти идеи (естественно, без упоминания их авторов) вошли в концепцию УР, развиваемую ООН и особенно бывшим генсеком Кофи Аннаном, и считаются едва ли не главными в идее УР.

Кроме социального аспекта, важно отметить те работы в области экономики, которые развивают не экстенсивный, а именно интенсивный способ производства и любой хозяйственной деятельности, который является экологобезопасным и экономически более справедливым, нежели традиционная рыночно-экономоцентрическая модель.

Сюда следует отнести и социально-гуманитарные разработки, которые ориентируют на изучение тенденций могущих в перспективе войти в модель УР. В свете этих исследований становится ясным, что, например, в России происходит процесс поступательного движения от ценностей тоталитарного прошлого через рыночно-демократическое настоящее к устойчивому будущему. Пока все эти ценности смешаны в одно "эклектическое" образование и важно сейчас выделить те общечеловеческие глобальные приоритеты, которые обеспечат поддержку процесса перехода к УР. Казалось бы сохранение человечества – это своего рода консервативная идея, но она предполагает изменение самого человечества, причем кардинальное, для того чтобы оно могло выжить и неопределенно долго существовать на планете. Это самые фундаментальные трансформации за всю неолитическую историю человечества, которые направлены на сохранение как человечества, так и биосферы как естественного фундамента всей жизни и разума на Земле.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.