Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Разумность - это осмысленность (рациональность), логичность и целесообразность поведения субъекта. 10 глава

В связи с этим лишь недоумение вызывает упорное воспроизведение и отстаивание в ряде современных работ, в том числе, к сожалению, и учебных, отживших представлений и подходов, не соответствующих нынешним социально-экономическим реалиям.

 

2. Понятие права собственности

 

Право собственности может быть рассмотрено в объективном и субъективном смысле. В первом случае речь идет о юридическом институте - совокупности правовых норм, значительная часть которых, имея гражданско-правовую природу, входит в подотрасль вещного права.

Однако в институт права собственности включаются не только гражданско-правовые нормы. Он охватывает все нормы права, закрепляющие (признающие), регулирующие и защищающие принадлежность вещей конкретным лицам. К ним, следовательно, относятся не только соответствующие нормы гражданского права, но и определенные предписания конституционного и административно-правового характера, и даже некоторые уголовно-правовые правила, устанавливающие принадлежность имущества определенным лицам, закрепляющие за ними известные возможности его использования и предусматривающие юридические способы охраны прав и интересов собственников.

Иначе говоря, право собственности в объективном смысле представляет собой не гражданско-правовой, а комплексный (многоотраслевой) институт права, в котором, однако, преобладающее место занимают гражданско-правовые нормы. Эти последние в совокупности охватываются понятием права собственности как гражданско-правового института, входящего в общую, единую систему гражданско-правовых норм.

В субъективном смысле право собственности, как и всякое субъективное право, есть возможность определенного поведения, дозволенного законом управомоченному лицу. С этой точки зрения оно представляет собой наиболее широкое по содержанию вещное право, которое дает возможность своему обладателю - собственнику и только ему определять характер и направления использования принадлежащих ему вещей, осуществляя над ними полное хозяйственное господство и устраняя или допуская других лиц к их использованию.



Вместе с тем в отношениях собственности, как уже отмечалось, тесно переплетаются две их стороны: "благо" обладания имуществом и получения доходов от его использования и "бремя" несения связанных с этим расходов, издержек и риска. Поэтому ст. 210 ГК специально подчеркивает необходимость для собственника нести бремя содержания своего имущества, если только законом или договором это бремя или его часть не возложены на иное лицо (например, охрана сданного внаем имущества - на нанимателя, управление имуществом банкрота - на конкурсного управляющего и т.д.).

Собственник несет также риск случайной гибели или порчи своего имущества, т.е. его утраты или повреждения при отсутствии чьей-либо вины в этом (ст. 211 ГК). По сути этот риск также составляет часть указанного выше бремени собственника. Перенос риска случайной гибели или порчи имущества на других лиц возможен по договору собственника с ними (например, по условиям конкретного арендного договора или по договору страхования), а также в силу указания закона (в частности, такой риск может нести опекун как доверительный управляющий имуществом собственника-подопечного).

Таким образом, можно сказать, что право собственности как субъективное гражданское право есть закрепленная законом возможность лица по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом, одновременно принимая на себя бремя и риск его содержания.

 

3. Содержание права собственности

 

В п. 1 ст. 209 ГК правомочия собственника раскрываются с помощью традиционной для русского гражданского права триады правомочий:

- владения;

- пользования;

- распоряжения <1>.

--------------------------------

<1> Обозначение правомочий собственника как триады возможностей свойственно лишь нашему национальному правопорядку. В зарубежном законодательстве имеются иные характеристики этого права. Так, согласно § 903 Германского гражданского уложения собственник "может распоряжаться вещью по своему усмотрению и отстранять других от всякого воздействия на нее", а в соответствии со ст. 544 Французского гражданского кодекса собственник "пользуется и распоряжается вещами наиболее абсолютным образом".

 

Под правомочием владения понимается основанная на законе (т.е. юридически обеспеченная) возможность иметь у себя данное имущество, содержать его в своем хозяйстве (фактически обладать им, числить на своем балансе и т.п.). Правомочие пользования представляет собой основанную на законе возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путем извлечения из него полезных свойств, его потребления. Оно тесно связано с правомочием владения, ибо в большинстве случаев можно пользоваться имуществом, только фактически владея им. Правомочие распоряжения означает аналогичную возможность определения юридической судьбы имущества путем изменения его принадлежности, состояния или назначения (отчуждение по договору, передача по наследству, уничтожение и т.д.).

В своей совокупности названные правомочия исчерпывают все предоставленные собственнику возможности. Неоднократно предпринимавшиеся попытки дополнить эту триаду другими правомочиями, например правомочием управления, оказались безуспешными. При более тщательном рассмотрении такие правомочия оказываются не самостоятельными возможностями, предоставляемыми собственнику, а лишь способами реализации уже имеющихся у него правомочий, т.е. формами осуществления субъективного права собственности.

У собственника одновременно концентрируются все три указанных правомочия. Но порознь, а иногда и все вместе они могут принадлежать и не собственнику, а иному законному владельцу имущества, например доверительному управляющему или арендатору. Следовательно, сама по себе триада правомочий еще недостаточна для характеристики прав собственника.

Во-первых, важная особенность правомочий собственника заключается в том, что они позволяют ему исключать, устранять всех других лиц от какого-либо воздействия на принадлежащее ему имущество, если на то нет его воли. В отличие от этого правомочия иного законного владельца, даже одноименные с правомочиями собственника, не только не исключают прав на то же имущество самого собственника, но и возникают обычно по воле последнего и в предусмотренных им пределах, например, по договорам аренды или доверительного управления его имуществом.

Во-вторых, признание за собственником триады правомочий само по себе не свидетельствует о широте содержания предоставленных ему возможностей. Так, в соответствии с российским законодательством частный собственник не вправе использовать предоставленный ему земельный участок не по целевому назначению (ст. 42 ЗК) или отчуждать его лицам, которые не смогут обеспечить продолжение такого использования (например, для сельскохозяйственного производства). При несоблюдении экологических требований и нерациональном землепользовании он рискует вообще лишиться своего участка земли. Строго целевое назначение имеют также жилые помещения - жилые дома, квартиры и т.д., использование которых в иных целях, в частности для размещения различных контор (офисов), складов, производств и т.д., хотя бы и по воле или с согласия их собственника, допускается только после перевода этих помещений в нежилые в установленном законом порядке (п. 2 и 3 ст. 288 ГК; ст. 17, 22 - 24 ЖК). Установление целевого назначения для названных объектов недвижимости и связанное с этим ограничение возможностей их собственников служат обеспечению публичных интересов.

При этом собственник вовсе не лишается своих правомочий. Речь идет об установлении законом определенных границ содержания самого права собственности, которое не может быть беспредельным. Вместе с тем в конкретных ситуациях следует исходить из того предположения (презумпции), что собственник действует в границах своего права, а тот, кто ссылается на их нарушение собственником, должен доказать наличие соответствующих ограничений и выход собственника за их пределы.

Возможны и ограничения (пределы) осуществления права собственности, предусмотренные законом или договором. Так, права приобретателя (собственника) недвижимого имущества (плательщика ренты) по договору пожизненного содержания с иждивением (ст. 601 ГК) исключают для него возможность отчуждать или иным образом распоряжаться приобретенным в собственность имуществом без согласия своего контрагента (получателя ренты). Это служит одной из гарантий интересов последнего на случай прекращения обязательства из-за серьезного нарушения своих обязанностей плательщиком ренты (ст. 604, 605 ГК). В такой же ситуации находится и залогодатель, остающийся собственником отданной в залог вещи, но по общему правилу лишенный возможности распоряжаться ею без согласия залогодержателя (п. 2 ст. 346 ГК).

Таким образом, сведение права собственности к абстрактной "триаде" правомочий владения, пользования и распоряжения отнюдь не всегда характеризует реальное содержание предоставляемых собственнику возможностей. Дело, следовательно, заключается не в количестве и не в названии правомочий, а в той мере реальной юридической власти над своим имуществом, которая предоставляется и гарантируется собственнику действующим правопорядком. Так, ГК РСФСР 1964 г. в ст. 92 формально наделял одинаковыми правомочиями владения, пользования и распоряжения всех собственников, хотя по своему характеру и возможностям осуществления правомочия государства-собственника не шли ни в какое сравнение с правомочиями "личных собственников" - граждан, подвергнутых многочисленным ограничениям.

С этой точки зрения главное, что характеризует правомочия собственника в российском гражданском праве, - это возможность осуществлять их по своему усмотрению (п. 2 ст. 209 ГК), т.е. самому решать, что делать с принадлежащим имуществом, руководствуясь исключительно собственными интересами, совершая в отношении этого имущества любые действия, не противоречащие, однако, закону и иным правовым актам и не нарушающие прав и законных интересов других лиц. В этом-то и состоит существо юридической власти собственника над своей вещью.

Не случайно и дореволюционное российское законодательство не сводило содержание прав собственника к известной триаде правомочий. Статья 420 т. X ч. 1 Свода законов говорила о власти собственника "исключительно и независимо от лица постороннего" владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, а ст. 755 проекта Гражданского уложения - о "праве полного и исключительного господства лица над имуществом, насколько это право не ограничено законом и правами других лиц". Указание на "исключительность и независимость" или "полноту" прав собственника по вполне понятным причинам исчезло в гражданских кодексах советского периода (начиная со ст. 58 ГК РСФСР 1922 г.), ограничившихся воспроизведением классической триады. Это положение и породило многолетнюю дискуссию о том, исчерпываются ли данной триадой правомочия собственника, а также указания в теоретической литературе на то, что эти правомочия собственник осуществляет "своей властью и в своем интересе", "по своему усмотрению", "независимо от других лиц" и т.п.

В настоящее время во всех развитых правопорядках общепризнано наличие существенных ограничений права собственности, которые повсеместно так или иначе включаются в законодательное определение самого этого права <1>. В этом русле следует и отечественное законодательство: ГК РФ 1994 г. не вернулся к дореволюционным формулировкам, а прямо указал на такие ограничения в п. 2 ст. 209. Многочисленные ограничения и обязанности, особенно в отношении использования различных объектов недвижимости, предусматриваются и в актах публичного права. Вместе с тем право собственности не утратило характера наиболее широкого по содержанию вещного права.

--------------------------------

<1> Подробнее см.: Гражданское и торговое право зарубежных государств: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. 4-е изд. Т. I. М., 2004. С. 334 - 335 и сл. (автор главы - О.М. Козырь).

 

4. Проблема доверительной и расщепленной собственности

 

Собственник вправе допускать других лиц к использованию принадлежащих ему вещей, в том числе передавая им полностью или частично свои правомочия в отношении своего имущества, но оставаясь при этом его собственником (п. 2 ст. 209 ГК). На этом основана предусмотренная п. 4 ст. 209 ГК возможность собственника передать свое имущество в доверительное управление другому лицу, что не влечет перехода к доверительному управляющему права собственности на переданное ему имущество (п. 1 ст. 1012 ГК). Институт доверительного управления, предусмотренный ГК, не имеет ничего общего с институтом "доверительной собственности" (траста), который пытались внедрить в отечественное гражданское законодательство под влиянием совершенно чуждых ему англо-американских подходов <1>. При доверительном управлении управляющий использует чужое имущество, не становясь его собственником и не в своих интересах, а в интересах собственника или иных выгодоприобретателей (ст. 1012 ГК). Доверительное управление имуществом - институт обязательственного, а не вещного права <2>.

--------------------------------

<1> См.: п. 1 Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2296 "О доверительной собственности (трасте)" (САПП РФ. 1994. N 1. Ст. 6).

<2> Подробнее о нем см. гл. 46 т. II настоящего учебника.

 

В отличие от этого англо-американский траст (trust - доверие) - сложная система отношений, при которой учредитель траста - собственник (settlor) наделяет своими правами управляющего (trustee), который, выступая в имущественном обороте в роли собственника, должен отдавать полученный доход выгодоприобретателю (beneficiary), действуя не в своих, а в его интересах <1>. При этом правами собственности в отношении переданного в траст имущества обладает каждый из названных участников отношений траста: управляющий (траста) становится таковым по общему праву (common law), а выгодоприобретатель (бенефициар) - по праву справедливости (law of equity). За учредителем траста остается право на его изменение или отмену; за управляющим признается право управления и распоряжения переданным в траст имуществом, включая возможность его отчуждения; бенефициар же приобретает право на получение доходов от управления таким имуществом. В результате получается, что ни один из участников отношений траста не является полным собственником в европейском понимании, но каждый из них имеет у себя некую часть правомочий собственника, а право собственности как бы расщепляется между несколькими субъектами и потому невозможно сказать, в чьей же собственности находится переданное в траст имущество.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см.: Нарышкина Р.Л. Доверительная собственность в гражданском праве Англии и США. М., 1965; Гражданское и торговое право зарубежных государств: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. С. 394 - 398 и сл. (автор главы - О.М. Козырь).

 

В действительности же "расщепление" состоит в том, что траст оформляет разные права нескольких лиц на одну и ту же вещь по общему праву и по праву справедливости. При этом надо иметь в виду, что в англо-американской правовой системе отсутствует привычная для европейского права категория единого, "полного" права собственности на вещи, а имеются различные права собственности на имущество. Они различаются в отношении недвижимости (property rights, состоящие главным образом из различных "титулов" - estate) и движимых вещей (ownership, состоящая из "связки" различных правомочий - bundl of rights), а также по общему праву и по праву справедливости, в целом представляя собой весьма сложную систему, уходящую корнями в английское феодальное право. Поэтому здесь отсутствуют понятия и различия вещных и обязательственных прав, а права собственности (т.е. имущественные права в европейском понимании) можно иметь в отношении любых видов имущества, в том числе других имущественных (обязательственных) прав и результатов творческой деятельности <1>. Траст же с этой точки зрения не столько "расщепляет", сколько "соединяет" различные по юридической природе правомочия.

--------------------------------

<1> Поэтому любое упоминание не о праве, а о "правах собственности" и (или) "их защите" (например, в ст. 2 Закона о рынке ценных бумаг) неизбежно выдает свой американский источник.

 

В отличие от этого одним из основных постулатов европейского континентального правопорядка является невозможность установления двух прав собственности на одно и то же имущество. Право собственности в его континентальном, в том числе российском, понимании невозможно "расщепить": оно либо полностью сохраняется за собственником, либо полностью утрачивается им. При всяком ином подходе возникает неразрешимая коллизия прав собственников, каждый из которых желает распорядиться своим имуществом по своему усмотрению. Поэтому наделение собственником других лиц частью или даже всеми своими правомочиями, в том числе путем "передачи" их на определенный срок управляющему, само по себе не ведет к утрате им права собственности хотя бы только потому, что оно не исчерпывается этими правомочиями (в данном случае их триадой). Такая передача в действительности представляет собой способ осуществления правомочий собственника, а не способ отчуждения принадлежащих ему прав или имущества.

В практическом же плане заимствование института траста в отсутствие права справедливости и выработанной многовековой практикой системы прецедентов привело бы к полной бесконтрольности управляющего в его отношениях с собственником - учредителем траста, в том числе выступающим в роли выгодоприобретателя. Очевидно, что для не обладающего необходимой компетентностью собственника, вступающего в данные отношения с целью передачи своего имущества или его части в управление профессиональному предпринимателю, обязанности управляющего по периодическому предоставлению отчетов или даже по "добросовестному ведению дел" не дают никаких серьезных гарантий соблюдения его имущественных интересов. Ясно, какими негативными последствиями для экономики могло бы обернуться у нас широкое распространение траста, задумывавшегося для более эффективного управления государственным и муниципальным имуществом путем передачи его частным управляющим.

Вместе с тем неудачные попытки ввести в отечественный правопорядок институт траста стали лишь одним из постоянно предлагающихся путей закрепления в нем в той или иной форме конструкции расщепленной собственности. В советский период они были связаны главным образом с "радикальными" предложениями считать государственные предприятия собственниками закрепленного за ними имущества, одновременно сохраняя на него в том или ином отношении и право собственности государства. Тем самым предполагалось повысить эффективность деятельности предприятий, сдерживаемой ограниченным вещным правом оперативного управления (или его последующими аналогами) <1>. Однако экономически это привело бы к неизбежному конфликту интересов двух собственников (разрешающемуся в пользу фактически наиболее сильного из них), а юридически - к разгосударствлению этого имущества, противоречившему тогдашним политико-идеологическим представлениям. Поэтому и действующий российский закон рассматривает правомочия государственных и муниципальных предприятий на закрепленное за ними имущество как ограниченное вещное право. В настоящее время идею расщепленной собственности иногда пытаются использовать для объяснения института доверительного управления (несмотря на то что он даже терминологически не использует категорию доверительной собственности).

--------------------------------

<1> См., например: Право собственности в СССР. Проблемы, дискуссии, предложения / Под ред. Ю.К. Толстого, В.Ф. Яковлева. М., 1989. С. 49 и сл.

 

§ 2. Приобретение (возникновение) права собственности

 

1. Основания и способы приобретения права собственности

 

Основаниями возникновения (приобретения) права собственности являются различные правопорождающие юридические факты, называемые также титулами собственности. Титульное владение - это владение вещью, основанное на каком-либо праве (правовом основании, или титуле), вытекающем из соответствующего юридического факта, - например, право собственности, основанное на договоре купли-продажи вещи или на переходе права на нее в порядке наследования.

Титулы собственности могут приобретаться различными способами, которые традиционно подразделяются на две группы: первоначальные, т.е. не зависящие от прав предшествующего собственника на данную вещь (включая и случаи, когда такого собственника ранее вообще не имелось), и производные, при которых право собственности на вещь переходит к собственнику от его предшественника в порядке правопреемства.

К первоначальным способам приобретения права собственности относятся:

- создание (изготовление) новой вещи, на которую ранее не было и не могло быть установлено ничьего права собственности;

- переработка и сбор или добыча общедоступных для этих целей вещей;

- при определенных условиях - самовольная постройка;

- приобретение права собственности на бесхозяйное имущество, в том числе на имущество, от которого собственник отказался или на которое утратил право;

- приобретение права собственности добросовестным приобретателем недвижимой вещи от ее неуправомоченного отчуждателя при отказе собственнику в удовлетворении иска о ее истребовании;

- специальные способы возникновения права собственности, допускаемые законом лишь для определенных субъектов (кроме приватизации).

К производным способам приобретения права собственности относится приобретение этого права:

- на основании договора или иной сделки об отчуждении вещи;

- в порядке наследования после смерти гражданина;

- в порядке правопреемства при реорганизации юридического лица.

Практическое значение такого разграничения состоит в том, что при производных способах приобретения права собственности на вещь необходимо учитывать возможность наличия на эту же вещь прав других лиц - несобственников (например, залогодержателя, арендатора, субъекта ограниченного вещного права). Данные права обычно не утрачиваются при смене собственника вещи, переходящей к новому владельцу, как бы обременяя его имущество. В этом отношении действует прямо не выраженное, но подразумеваемое законом старое правило римского частного права: никто не может передать другому больше прав на вещь, чем имеет сам (nemo plus juris ad alienum transferre potest, quam ipse habet).

Понятно, что на первоначального приобретателя вещи никакие ограничения подобного рода распространяться не могут. Таким образом, различие первоначальных и производных способов приобретения права собственности, по сути, сводится к отсутствию или наличию правопреемства, т.е. перехода прав и обязанностей от одного лица (праводателя, в данном случае - первоначального собственника вещи) к другому (правопреемнику, новому собственнику) в порядке производного правоприобретения <1>. В свою очередь это обстоятельство делает возможным различие понятий "основания возникновения права собственности" (т.е. титулов собственности, или правопорождающих юридических фактов) и "способы приобретения права собственности" (т.е. правоотношений, возникших на основе соответствующих юридических фактов).

--------------------------------

<1> См.: Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Труды по гражданскому праву (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2001. С. 311 и сл.

 

Многие способы возникновения права собственности могут использоваться любыми субъектами гражданского права. Поэтому они называются общими, или общегражданскими, способами приобретения права собственности. Таковы, например, правоотношения, возникающие на основе различных сделок.

Имеются, однако, и специальные способы возникновения этого права, которые могут использоваться лишь строго определенными субъектами. Так, реквизиция, конфискация, национализация могут служить основанием возникновения только государственной собственности, а сбор налогов и пошлин - также и муниципальной собственности, ибо для частных собственников они являются способами прекращения их права на соответствующее имущество. В соответствии с п. 4 ст. 218 ГК гражданин как член потребительского кооператива, полностью внесший паевой взнос за предоставленный ему кооперативом объект (жилую квартиру, гараж, дачу и т.п.), становится собственником такого имущества (п. 1 ст. 129 ЖК) <1>. По существу речь здесь идет об обязательном выкупе имущества, который является способом приобретения права собственности только для граждан - членов потребительских кооперативов. Особым способом возникновения частной собственности граждан и юридических лиц является также приватизация государственного и муниципального имущества, рассматриваемая прежде всего в качестве основания прекращения права публичной собственности.

--------------------------------

<1> Его право собственности как право на недвижимость подлежит обязательной государственной регистрации, которая, однако, в данном случае имеет не правоустанавливающее (п. 1 ст. 131 ГК), а лишь правоподтверждающее значение (см.: Ярошенко К.Б. О приобретении права собственности на дачу в ДСК в связи с полной выплатой пая // Комментарий судебной практики. Вып. 3. М., 1997. С. 34 - 35; Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. 2-е изд. М., 1999. С. 344).

 

2. Первоначальные способы приобретения права собственности

 

К числу данных способов прежде всего относится изготовление (создание) новой вещи. Речь при этом идет о создании такой вещи "для себя" (п. 1 ст. 218 ГК), ибо, если она создается по договору для другого лица, оно и становится собственником в силу договорных условий. Важное значение при этом приобретает момент, с которого вещь можно считать созданной (существующей), так как он и становится правопорождающим фактом. Невозможно, например, стать собственником даже заранее определенной квартиры или определенного количества квадратных метров жилья в строящемся доме до завершения его постройки, сдачи в эксплуатацию и реальной передачи соответствующего объекта заказчику <1>.

--------------------------------

<1> До этого момента заказчик (инвестор) находится с застройщиком в обязательственных, а не в вещных правоотношениях. Игнорирование классического положения о том, что объектом вещного права собственности может быть только индивидуально-определенная (т.е. конкретная, существующая) вещь, и создало почву для известных злоупотреблений со стороны многочисленных строительных компаний, предоставлявших гражданам-инвесторам (дольщикам) за их деньги не жилье на праве собственности, а лишь обязательственные права требования (к своим недобросовестным контрагентам).

 

Для движимых вещей этот момент определяется фактом окончания соответствующей деятельности, а для недвижимых - моментом государственной регистрации прав на них (ст. 219 и 131 ГК). С этой точки зрения признание самостоятельным объектом недвижимости незавершенного строительства (абз. 1 п. 1 ст. 130 ГК) нельзя считать четким решением вопроса о его правовом режиме: непонятно, с какого момента этот объект подлежит государственной регистрации, тем более что в ходе обычного строительства "незавершенка" вообще не становится самостоятельным оборотоспособным объектом гражданских прав.

Лицо, осуществившее самовольную постройку объекта недвижимости, по общему правилу не приобретает на него право собственности, а этот объект не становится недвижимостью, ибо не подлежит государственной регистрации по причине допущенных при его строительстве нарушений (например, из-за отсутствия разрешения на строительство или отсутствия титула на земельный участок). Речь здесь может идти лишь о совокупности стройматериалов, которые их собственник вправе забрать, осуществив за свой счет снос такой постройки (п. 2 ст. 222 ГК).

Самовольным считается строительство объекта недвижимости при наличии любого из следующих нарушений (п. 1 ст. 222 ГК):

- нарушение порядка землеотвода или его целевого назначения;

- отсутствие необходимых разрешений на строительство (хотя бы одного из них);

- существенное нарушение градостроительных и строительных норм и правил.

Необходимость ограничений, предусматриваемых строительным, природоохранным, земельным законодательством и иными отраслями административного законодательства, диктуется очевидными публичными интересами. Поэтому самовольным строительством следует, в частности, считать возведение дач, коттеджей, особняков и т.п. на основании незаконно полученных (в том числе впоследствии отмененных) разрешений органов публичной власти или должностных лиц. Значительное распространение в последние годы получило также самовольное строительство многоквартирных жилых домов в городах. С другой стороны, в положении самовольных застройщиков оказались многие владельцы дач и садовых домиков, в прежнее время по разным причинам возводившие их без оформления соответствующих разрешений, а нередко и без соблюдения строительных правил и впоследствии даже не оформившие на них право собственности.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2019 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.