Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Эволюционная социология Г. Спенсера 4 глава

На протяжении ряда десятилетий в XX в. предпринимались неоднократ­ные попытки противопоставлять «раннего» и «зрелого» Маркса. При этом доказывалось, что «подлинным», «аутентичным», настоящим гуманистом был молодой Маркс, написавший «Философско-экономические рукописи 1844 года», зрелый же период творчества, период «Капитала» был изменой самому себе и уходом от реального гуманизма. Таким образом, шел процесс «домысливания», а по существу такого истолкования Маркса, которое сме­щает акценты в анализе его творчества.

Уместно ли соглашаться с подобной постановкой вопроса? Любого ис­следователя, тем более масштаба классика науки, нужно принимать таким, каким он был, не добавляя и не убавляя ничего существенного. Маркс отно­сился к числу тех мыслителей, которые печатались достаточно много и про­бовали себя в разных жанрах, оставаясь при этом чрезвычайно требователь­ными к тому, что писали. Диапазон его публикаций — от газетных статей До «Капитала». Если же какие-то из написанных материалов он не собирался доводить до сведения широкой общественности (как, например, многочис­ленные философские и экономические рукописи), предавая их «грызущей критике мышей», значит, у него на то были серьезные основания. И не учи­тывать это обстоятельство нельзя. Теперь обратимся к характеристике со­циологической концепции Маркса.

§ 2. Материалистическое понимание истории как основа социологической концепции К. Маркса

В противоположность О. Копту, Г. Спенсеру, представителям эволюциониз­ма, натурализма и других течений социологии, Которые обнаруживали ис­точники социальных изменений за пределами общества и человека и рассма-




Глава 5. К. Маркс и его роль в социологии 77

тривали их в виде многочисленных естественных факторов воздействия на социальные процессы, К. Маркс в своих социологических воззрениях при­шел к совершенно иным выводам. Если эволюционисты и натуралисты иска­ли ключ к пониманию современного социального организма в исследовании примитивных структур жизни людей и даже животного мира, то он считал, что законы трансформации общества наиболее полно раскрываются именно в условиях его развитого состояния.

Основой выводов относительно общественного развития и его законов для Маркса стало материалистическое понимание исторического процесса. Сущность нового подхода состояла в доказательстве определяющей общест­венное развитие роли экономического фактора. Маркс выделил в качестве главного вида общественных отношений отношения экономические, наибо­лее сильно влияющие на все остальные структуры жизрги общества.

В рамках материалистического понимания истории центральное место занимало учение об общественной формации. По существу это была одна из первых в истории социологии системных концепций общества, в которой да­ется его объяснение и показываются перспективы социального развития. В основе теории общественной формации находится использование большо­го фактического материала. Понятием «формация» Маркс охватил весь ком­плекс явлений и процессов общественной жизни в рамках исторически опре­деленного этапа социального развития.

«Ядром» общественной формации у Маркса выступает способ производ­ства материальной жизни, включающий в себя две основные стороны: произ­водительные силы и производственные отношения. Первые представляют собой отношение людей к преобразуемой ими природе, в том числе человека сего знаниями, трудовыми навыками и умениями, производственным опы­том (личный элемент) и средства труда (вещный элемент). Производствен­ные отношения выступают как вторая сторона общественного способа про­изводства, имеющая составной частью отношения между людьми в процессе их производственной деятельности. Именно они в своей совокупности и со­ставляют сущность той или иной общественной формации, выступающей как исторически определенная ступень развития общества.

Маркс чаще пишет всего о пяти сменяющих друг друга общественных формациях (первобытно-общинной, рабовладельческой, феодальной, капи­талистической, коммунистической). В ряде работ им высказывается сообра­жение об особом типе общества, названном азиатским способом производст­ва и включающем в себя типологические характеристики нескольких формаций, причудливо и одновременно сочетающиеся в жизни ряда азиат­ских стран. Главная среди этих характеристик — зависимость всех трудящих­ся (рабов, крепостных, наемных рабочих) в первую очередь от государства, а не классов, владеющих средствами производства.

Все формации у Маркса делятся на две группы — базирующиеся на част­ной или общественной форме собственности. Общество начинает свое раз-



Часть I. Классический этап


витие с системы, основанной на общественной собственности (первобытнооб­щинная формация), и возвращается на самом высоком этапе своего развития (коммунистическая формация) к этой же форме собственности. Важно отме­тить, что формационная структура общественного развития имеет для Марк­са особое значение. Она позволяет ему выстраивать весь процесс восхожде­ния общества от его предыстории к подлинной истории. При этом предыстория как раз охватывает формационную структуру развития челове­чества (включая капитализм), а подлинная история начинается с победы и окончательного установления коммунистических общественных отношений.

Из всех общественных формаций наиболее глубокому и детальному ана­лизу в творчестве ученого был подвергнут капитализм. Он дал глубокое со­циологическое обоснование экономических законов и механизмов его функционирования и эволюции (эксплуатации, прибавочной стоимости и др.), доказывал, что существование и развитие капиталистического, как и всякого иного, общества «соткано» из противоречий.

Здесь следует отметить, что в социологической концепции Маркса понятие общества выступает как ансамбль, взаимосвязь (иногда переводят как совокуп­ность) общественных отношений, главными среди которых выступают произ­водственные отношения. Далее покажем общий результат, к которому, по его словам, он пришел и который затем послужил руководящей нитью во всех его дальнейших исследованиях. В «Предисловии» к «К критике политической эко­номии» Маркс пишет: «В общественном производстве своей жизни люди всту­пают в определенные, необходимые, от их воли независящие отношения — про­изводственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития материальных производительных сил. Совокупность этих производ­ственных отношений составляет экономическую структуру общества, реаль­ный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Спо­соб производства материальной жизни обусловливает социальный, политичес­кий и духовный процессы жизни вообще» [Т. 13. С. 7].

Между производительными силами и производственными отношениями, по Марксу, имеют место постоянные противоречия, связанные с более по­движным и быстрым развитием первых, которое время от времени сдержива­ется не соответствующим им характером развития вторых. Эти противоречия вызывают обострение классовой борьбы, поскольку за производственными отношениями всегда скрываются интересы тех или иных классов и социаль­ных сил. Предельное обострение классовой борьбы приводит к осуществле­нию социальной революции в интересах прогрессивного развития производи­тельных сил и соответствующих им производственных отношений, а следовательно, и определенных классов общества. Таким образом, смена фор­маций происходит, по Марксу, вследствие разрешения противоречий между производительными силами и производственными отношениями на основе усиления классовой борьбы и осуществления социальной революции.


Глава 5. К. Маркс и его роль в социологии



§ 3. Противоречия в социологической концепции К. Маркса

Однако в этих казавшихся прозрачными логических посылках кроется не­сколько противоречий, вскрытых практикой дальнейшего общественного развития. По Марксу, производственные отношения, базирующиеся на ча­стной собственности, сковывают развитие производительных сил, и, наобо­рот, общественная собственность открывает простор для их развития. Исто­рический процесс этого не подтвердил. Далее, как он считал, с развитием производительных сил при капитализме классовое противоборство должно усиливаться, ибо оно (это развитие) означает расслоение общества, усиле­ние бедности подавляющего большинства населения и его борьбу за соци­альное равенство. Однако и это не подтвердилось.

На самом деле процессы оказались другими: производительные силы развивались в одних случаях при частной собственности, в других — при общественной, но там, где они были более развитыми, революций не проис­ходило. Эти противоречия Р. Арон (давший, кстати, очень высокую оценку творчеству Маркса) назвал «двусмысленностями марксистской социоло­гии» [Арон. 1993. С. 189-199].

Социологическая теория Маркса, основанная на материалистическом по­нимании исторического процесса, была глубокой и охватила целый ряд кате­горий и понятий, используемых и по сей день: производительные силы и про­изводственные отношения, базис и надстройка (получившие в западной литературе названия субструктуры и суперструктуры), общественное бытие и общественное сознание, способ производства и общественная формация и др. Однако возможности использования этих категорий в XX в. в том смыс­ле, которы й 11 ридавал им Маркс применительно к анализу предп юствовавших социально-экономических процессов, оказались ограниченными. В соотно­шении названных выше понятий обнаруживаются противоречия, как только мы их «прикладываем» к современной практике. Это свидетельствует о том, что социологическую теорию Маркса нельзя универсализировать, считать ее «истиной в последней инстанции», годной на все времена и для всех народов (как это еще недавно делалось его ортодоксальными последователями).

Об этом же свидетельствует еще одна его социологическая концепция — теория государства. Государство характеризовалось им как инструмент классового господства. Поэтому политический строй, существовавший в той или иной стране, рассматривался как определявшийся классом, которо­му принадлежала власть. Между тем в социологической теории Маркса бу­дущее (коммунистическое) общество представляет собой отрицание клас­совых антагонизмов и классового господства в связи с исчезновением классов как элементов социальной структуры и созданием общества соци­альной однородности. Отсюда делался вывод о ненужности государства в этом обществе («Критика Готской программы»). Как считал Маркс, между капитализмом и будущим коммунистическим обществом лежит период ре-


so


Часть I. Классический этап


волюнионного превращения первого во второе, и государством этого перио­да не может быть что-либо иное, кроме диктатуры пролетариата. Она есть усиление государства накануне его полного исчезновения.

Здесь возникает серия вопросов: может ли исчезнуть государство вооб­ще? как тогда будут осуществляться общие функции управления и власти? что станет с решением административных задач? кто и как будет занимать­ся централизованным планированием? На них нельзя найти ответы в рам­ках Марксовой концепции государства. Сегодня для всех очевидно, что го­сударство не может исчезнуть ни в одном обществе, какого бы уровня развития оно не достигло. Что касается диктатуры пролетариата, то ее опыт в бывшем СССР и некоторых других «социалистических» странах показал: это была диктатура над пролетариатом, по сути — над всем обществом, осу­ществлявшаяся режимом личной власти,

В рамках материалистического понимания истории Маркс пытался со­здать стройную, непротиворечивую концепцию общественного развития, ко­торая завершилась бы на практике «хэппи-эндом» в образе коммунизма. Ком­мунистическая утопия приобрела у него форму научного коммунизма — идеологической концепции, базирующейся на принципе уничтожения част­ной собственности и замены ее общественной, ликвидации классовой структу­ры и замены ее бесклассовым социально однородным обществом, реализации принципа «от каждого — по способности, каждому — по потребности». Одна­ко эту идеологическую концепцию, равно как и всю теорию социального раз­вития Маркса, нельзя сводить только к экономическому детерминизму, в соот­ветствии с которым любые процессы в обществе объясняются исключительно решающей ролью экономического фактора в его жизни. Немалое место в твор­честве Маркса занимает социальный детерминизм, в рамках которого рассма­тривается не только взаимосвязь социального и экономического факторов об­щественного развития и влияние первого на второй, но и взаимодействие общества и личности.

§ 4. Взаимодействие общества и личности в социологическом творчестве К. Маркса

К. Маркс уделял большое внимание анализу социального детерминизма, объ­ясняющего механизм взаимодействия общества и личности. Его подход ока­зался вполне историчным. Он заключался в том, что этот механизм не явля­ется раз навсегда данным для всех времен и народов. На каждом этапе исторического развития взаимодействие общества и личности имеет особый характер, обусловленный совокупностью жизненных обстоятельств конкрет­ной общественной формации и ее экономического базиса. При этом человек рассматривался Марксом не только как объект социального действия, но и как его субъект, способный активно видоизменять свою среду.


Глава 5. К. Маркс и его роль в социологии



Для социологии имеет большое значение акцент на изучении не обще­ства вообще, человека вообще, а конкретного общества, конкретного чело­века. Именно такой подход был сформулирован Марксом и неоднократно применен в процессе социально-теоретического анализа. В этой связи для последующего развития социологии ценность и интерес представляют Марксовы идеи, касающиеся изучения человека. В «Немецкой идеологии» можно найти следующее суждение: «Условия, при которых происходит об­щение индивидов..., представляют собой условия, относящиеся к их инди­видуальности, и не являются чем-то внешним для них; это — условия, при которых эти определенные, существующие в определенных отношениях индивиды только и могут производить свою материальную жизнь и то, что с ней связано; следовательно, они являются условиями самодеятельности этих индивидов, и создаются они этой их самодеятельностью»1.

Такие рассуждения позволили Марксу прийти к выводу о том, что, раз условия своей жизни человек меняет сам, нужно сделать их действитель­но человеческими, т.е. преобразовать в корне весь социальный мир. Во­прос в том, как это сделать. Маркс считал, что основной способ должен быть революционным. Однако эта позиция вызывает серьезные возраже­ния. Опыт показал, что все без исключения революции, несмотря на гу­манные лозунги и задачи, которые они ставят, оказываются антигуман­ными в плане средств их реализации. Можно, следовательно, говорить о противоречии между целями и средствами их достижения при решении проблемы переустройства общества в учении Маркса.

Рассматривая проблему взаимодействия общества и личности в исто­рии человечества, он видел несколько вариантов ее решения. Один из них исключительно в интересах общества, другой, наоборот, в интересах лич­ности, третий должен был уравновесить эти интересы. Поскольку в об­щей концепции Маркса примат отдавался общественному (общественной собственности на средства производства, коллективному труду, установ­лению, с одной стороны, равенства между всеми людьми, с другой — гос­подства большинства над меньшинством и т.д.), постольку предпочтение во взаимосвязи общества и личности отдавалось первому.

Почему проблема взаимодействия общества и личности была решена в его пользу? Ведь Маркс немало писал о счастье людей, необходимости создания условий для его обеспечения, о развитии личности, которое должно стать самоцелью, более того, не просто о развитии, а его особом качестве, которое было названо всесторонним и гармоническим развити­ем личности. Был провозглашен принцип, согласно которому свободное и всестороннее развитие каждого является условием свободного и всесто­роннего развития всех. Создание коммунистического общества считалось невозможным без реализации этого принципа.

1 Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Соч. 2-е изд. Т. 3. С. 72.


82 Часть I. Классический этап

Однако личный (частный) интерес и права отдельного человека никог­да не ставились Марксом во главу угла общества и государства как его ос­новной структуры. Центральная идея его концепции состояла в том, чтобы сначала построить тотальное общество, общество для «всех» (или, по край­ней мере, для большинства), в котором будут создаваться необходимые ус­ловия для развития «всех». Это означало признание того, что личность есть следствие, результат, продукт общества как первоначальной и главной ре­альности, которое Маркс рассматривал как ансамбль (совокупность) обще­ственных (в основе производственных) отношений. Отсюда вытекало под­чинение личности широко понимаемым социальным приоритетам и признание справедливым лозунга «что хорошо для общества, то хорошо для каждого его члена». Иллюзорность и ущербность этого лозунга в усло­виях советского общества сегодня всем хорошо понятна. Но он следовал из всей Марксовой концепции взаимодействия общества и личности.

§ 5. Взаимосвязь социального и экономического в анализе К. Марксом социальной структуры

Взаимосвязь экономического и социального в творчестве К. Маркса на­шла свое наиболее яркое воплощение в анализе капитализма и его соци­альных образований, прежде всего социальной структуры данного типа общества. Вообще из всех этапов общественного развития наиболее глу­боко оказался рассмотренным именно капитализм, которому был посвя­щен основной труд Маркса — «Капитал».

Он анализирует проблемы социальной структуры капиталистического общества, исходя из его экономической характеристики и противоречий, ему присущих. Социальная структура этого общества рассматривается им в двух ракурсах — широком и узком. В первом — это система устойчивых свя­зей и отношений между основными сферами общественной жизни, это сис­тема взаимосвязанных форм деятельности людей, социальных групп (клас­сов), организаций и институтов. В узком ракурсе социальная структура — это выявленные Марксом в обществе различные группы и связи между ни­ми. Причем главными из групп он считал классы, а среди последних — про­летариат, капиталистов и земельных собственников.

В основу разделения общества на классы был положен основной эконо­мический принцип — владения собственностью на средства производства и источника получения доходов. Именно этот фактор оказывает, по мнению Маркса, решающее воздействие на все стороны общественной жизни. Ста­ло быть, социальная структура общества является в своей основе достаточ­но жестким слепком с экономической структуры.

В этой связи в «Капитале» читаем: «Собственники одной только рабочей силы, собственники капитала и земельные собственники, соответственными


Глава 5. К. Маркс и его роль в социологии



источниками доходов которых являются заработная плата, прибыль и зе­мельная рента, следовательно, наемные рабочие, капиталисты и земельные собственники образуют три больших класса современного общества, базиру­ющегося на капиталистическом способе производства»'. Понятно, что разли­чия между этими классами в данном контексте выступают как различия эко­номических источников доходов: труд — заработная плата, капитал — прибыль, земля — земельная рента.

В ходе анализа социальной структуры капиталистического общества основ­ное внимание уделялось пролетариату — классу, который интересовал Маркса гораздо больше, чем всякий иной, поскольку именно с его приходом к власти, с его исторической миссией он связывал будущее человеческого общества.

Рабочий класс явно им идеализировался, особенно тогда, когда он про­возгласил интересы пролетариата масштабом и гарантом общественного прогресса и истинности социального знания. Конечно, здесь сыграли роль и политические пристрастия, которые помешали объективному анализу ре­альной роли пролетариата.

Характеризуя положение классов в условиях капитализма, Маркс не мог не поставить проблему класса вообще, его универсального и обобщающего поня­тия. Тем не менее странно, что он нигде так и не дал исчерпывающего определе­ния класса, хотя подошел к нему вплотную. Что же такое, но Марксу, класс?

Общественный класс представляет собой прежде всего большую груп­пу людей, занимающую определенное место в процессе производства. Он характеризуется тем или иным отношением к средствам производства (владеет собственностью-на них либо нет), схожими экономическими усло­виями, общностью деятельности, интересов, способов мышления, образа жизни, образования. Эти идеи были выдвинуты Марксом в «Манифесте Коммунистической партии», а также в работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта»: «Поскольку миллионы семей живут в экономических ус­ловиях, отличающих и враждебно противопоставляющих их образ жизни, интересы и образование образу жизни, интересам и образованию других классов, — они образуют класс»2. В других работах, и это очень важно от­метить, Маркс подчеркивал, что для выделения класса необходимо осозна­ние его представителями единства, ощущение отличия от других общест­венных классов и даже враждебности по отношению к ним.

Следовательно, класс в строгом смысле слова не совпадает с любой об­щественной группой. Помимо общности интересов и образа жизни, он предполагает осознание этой общности вначале в национальных (а затем и в интернациональных) рамках и волю к совместным действиям. Например, промышленные рабочие ведут образ жизни, предопределенный их судьбой в буржуазном обществе. Они осознают общность своих интересов, свой ан-

1 Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. Ч. 2. С. 457.

2 Маркс К. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд.
Т. 8. С. 208.


S4


Часть 1. Классический этап


тагонизм по отношению к другим классам, прежде всего к буржуазии. Та­ким образом, они составляют в полном смысле слова общественный класс.

Эти положения теории класса Маркса не вызывают возражений и вопро­сов, когда речь идет о XIX в. Но так ли это сейчас? Не изменилась ли ситуа­ция во второй половине XX в.? Насколько ощущают себя классом, враждеб­ным буржуазии, рабочие в западных странах на рубеже XX—XXI вв.? Готовы ли они, так же как 150—100 лет назад, отстаивать свои интересы, да еще и оружием в руках? Многие из этих вопросов кажутся сегодня риторическими.

Есть ряд положений Марксовой теории классов, с которыми полемизиро­вали и продолжают это делать социолога середины и второй половины XX в. Некоторые из них полагают, что Маркс ставит знак равенства между восхож­дением буржуазии и восхождением пролетариата. Буржуазия развивала про­изводительные силы в лоне феодального общества, пролетариат делает это точно также в лоне капиталистического общества. Однако, считает, например, Р. Арон, буржуазия была привилегированным меньшинством, тогда как про­летариат является не привилегарованным меньшинством, а совсем наобо­рот — огромной массой людей без всяких привилегий. Он не создает новых производительных сил или производственных отношений в недрах капитали­стического общества, поскольку рабочие — это исполнители в системе произ­водства, управляемого либо капиталистами, либо специалистами [Арон. 1993. С. 1981. Поэтому, полагает Арон, уподобление восхождения пролетариата вос­хождению буржуазии с точки зрения социологии ложно [Там же. С. 199].

Вряд ли можно согласиться с представленной выше позицией ряда за­падных социологов (в том числе и Арона). Конечно, разница между двумя типами классового «восхождения» существует. Однако нельзя.считать, что рабочий класс не принимает участия в создании новых производительных сил и — тем более — производственных отношений. Дело в том, что, по оп­ределению, производительные силы и производственные отношения (кате­гории, обоснованные и введенные в широкий научный оборот Марксом) имеют «двуклассовый» или «межклассовый» характер. Они не могут в ре­альности создаваться только одним классом. Можно спорить о «вкладе» буржуазии и пролетариата в процесс их формирования, о том, как это дела­ется, какие механизмы используются в данном процессе. Одно очевидно: новые производительные силы и производственные отношения никогда не могут быть следствием деятельности лишь одного класса.

Как уже отмечалось, Маркс стремился к глубокому и конкретному изу­чению реальных социальных образований, прежде всего рабочего класса, интересовавшего его как революционера, идеолога этого класса гораздо больше, чем иные элементы социальной структуры общества. В конце кон­цов он подошел к необходимости конкретно-социологического исследова­ния пролетариата, О чем свидетельствует составленная им «Анкета для ра­бочих» (к сожалению, опрос по ней не был проведен). В ней 99 вопросов, которые можно объединить в четыре группы: 29 вопросов первой группы


Глава 5. К. Маркс и его роль в социологии



направлены на получение информации об условиях работы, использовании детского труда, об охране труда рабочих и др.; 16 вопросов второй группы дают возможность узнать о продолжительности рабочего дня взрослых и де­тей, о возможности работающих детей учиться; 36 вопросов третьей группы касаются отношения рабочих к предпринимателям, системы оплаты труда и уровня зарплаты, проблем бюджета семьи, обеспечения в старости; 18 во-просов четвертой группы направлены на получение информации об органи­зациях рабочих, профсоюзах, стачках и их целях, отношениях правительст­ва И предпринимателей к рабочим [Маркс, Энгельс. Т. 19. С. 233—240].

Конечно, с точки зрения сегодняшнего состояния социологии нетрудно увидеть методическое несовершенство этого инструмента (по существу, все вопросы открытые, т.е. не предполагают возможных вариантов ответов, а сами ответы полностью записываются опрашиваемыми либо интервьюера­ми; многие вопросы задаются «в лоб» и т.д.). Однако не следует забывать, что во времена Маркса методика и техника конкретного исследования бы­ли совершенно не разработаны. С этой точки зрения имеет смысл говорить скорее не о недостатках, а о достижениях ученого в данной области. Собст­венно, в таком качестве выступает уже сама попытка использовать социо­логический инструмент для получения конкретных данных о рабочем классе. Аналогичными могут быть суждения, касающиеся исследования им отчетов заводских инспекторов, предпринятого в «Капитале». Конечно, анализ положения рабочего класса и способов, использованных для дости-жепия этой цели в трудах Маркса, не мог не оказать положительного влия­ния на дальнейшее развитие конкретных социологических исследований.

Говоря о значении творчества Маркса для последующего развития со­циологической науки, имеет смысл обнаружить не только принципиаль­ные методологические подходы к трактовке общества, его экономичес­ких, социальных, идеологических институтов, классовой и иной структуры' и т.д., но и постановку и анализ конкретных явлений и процес­сов, имеющих выраженный социологический характер. В качестве образ­ца (примера) можно рассмотреть Марксов анализ проблем образа жизни и социального (рабочего и свободного) времени.

§ 6. Проблемы образа жизни и социального времени

Известно, что К. Маркс характеризовал образ жизни как «определенный способ деятельности данных индивидов, определенный вид их жизнедея­тельности»1. Осмысление того, что образ жизни — это способ деятельно­сти людей, стало одним из определяющих обстоятельств при изучении его проблем. По существу был сформулирован деятельностный подход к анализу образа жизни, когда последний стал рассматриваться сквозь

' Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Соч. 2-е изд. Т. 3. С. 19.



Часть I. Классический этап


призму различных аспектов и характеристик деятельности (способ, фор­ма, вид и т.д.). Их использование позволяет получить конкретное пред­ставление о том или ином образе жизни, элементах, составляющих его си­стему, характере и типе связей между ними. Стало быть, способ, форма, вид, сторона, сфера и т.д. деятельности могут выступать средством опера-ционализации образа жизни, т.е. перевода этого понятия на язык, с помо­щью которого можно получить его конкретное знание.

Но этим значение подхода Маркса к образу жизни не исчерпывается. Включая его в контекст широких социальных связей и отношений (с про­изводством, обществом, личностью и др.), Маркс обнаруживает наличие зависимости между способом деятельности и социальным временем. Путь анализа этой связи состоял в том, чтобы, учитывая примат деятель­ности, характеризовать ее и время друг через друга.

Концептуально у Маркса деятельность в единстве со временем ее осу­ществления составляет основу образа жизни человека. Это позволяет по­следнему осознавать ценность времени, овладевая которым он становит­ся богаче. Ведь время — это тот вид богатства, которым человек может располагать лишь в определенных условиях, главным среди которых яв­ляется свобода. Как бы помогая индивиду осмыслить этот вид богатства, Маркс формулирует один из основных законов общественного (да и лич­ностного) развития, который носит название закона экономии времени. Согласно ему, «всякая экономия в конечном счете сводится к экономии времени!»1. Открытие этого закона тесно связано с пониманием того фун­даментального положения, что «время есть пространство человеческого развития»2. Именно так, сквозь призму объективной потребности лично­сти в совершенствовании, прогрессе, самореализации, рассматривал вре­мя Маркс.

Известно, что социальное время как целостная категория нашло у него массу своих конкретных выражений. Имеется в виду целый спектр, «набор» таких временных понятий, как рабочее время, свободное время, необходимое и прибавочное рабочее время, живое и овеществленное рабочее время, рабо­чий день, досуг и др. В этих понятиях конкретизируется время общества, а са­ма дифференциация осуществляется не только за счет выделения во време­ни общества какой-то его сферы, которая получает название рабочего, свободного времени, досуга, избыточного времени и т.д. Главный путь кон­кретизации временных понятий — соответствие их определенным видам де­ятельности. В «Экономических рукописях 1857—1859 годов» Маркс пишет: «Деятельность измеряется временем, которое поэтому становится также и мерой объективированного труда»3.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.