Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Эпоха дворцовых переворотов.1725-1762гг.

 

Применительно к истории династии Романовых в отечественной историографии закрепилось понятие « дворцовые перевороты». При этом в историографии ведутся споры о хронологических рамках данной эпохи. По мнению И.Волковой и И.Курукина, начало переворотов можно отнести к концу XVII в., когда царевна Софья, опираясь на стрельцов, в 1682г. насильно навязала себя в правительницы. Большинство исследователей точкой отправления переворотов называют время, наступившее после со смерти Петра I. Среди ученых нет единства и в определении конечной даты дворцовых переворотов. Н.А.Троицкий считает, что последним дворцовым переворотом стало убийство 11 марта 1801г. императора Павла I. Некоторые историки связывают окончание дворцовых переворотов с разгромом восстания декабристов в 1825г, после которого Николай II поставил на защиту монархии служилое чиновничество, отстранив от власти социальный источник переворотов - аристократию. По мнению И.Волковой идея переворотов оказалась живучей и сохранялась до конца династии Романовых. Об этом свидетельствовал заговор осени 1916г., когда в придворных кругах рассматривался вопрос о дворцовом перевороте в пользу сына Николая II Алексея при регентстве Михаила. Классической, поддерживаемой большинством исследователей, является хронология В. О. Клю­чевского, датирующего дворцовые перевороты 1725 – 1762 гг.[352] Характерными чертами этого периода было незаконное восхождение на престол с помощью гвардейских офицеров; инициирование переворотов различными дворянскими группировками, стремящимися возвести на престол своего ставленника; приход к влас­ти в ре­зульта­те переворотов жен­щин-им­пе­рат­риц; усиление в ходе дворцовых переворотов экономических и политических позиций дворянства, превращение его из служилого в гос­подству­ющее сословие; отсутствие цели радикального изменения государственного устройства. [353]Дворцовые перевороты были порождены комплексом причин. Н.Я Эйдельман рассматривал их появление как реакцию дворянства на резкое усиление самостоятельности государства при Петре I, как «гвардейскую поправку» к самовластию. М.А.Бойцов считает, что эпоха переворотов была прямым следствием петровских преобразований. В процессе реформ происходил неизбежный раскол внутри правящей элиты. Большая часть аристократии оказалась отодвинутой от власти. На главные позиции выдвинулись гвардия, служилое дворянство и иностранцы, приближенные к трону. Поэтому соперничество в придворных кругах носило ожесточенный характер и не прекратилось после кончины первого императора. Таким образом, основной причиной дворцовых переворотов была борьба различных правящих группировок за власть. К числу причин следует отнести династический кризис, наступивший после казни царевича Алексея и отсутствия общепризнанного наследника.[354]



Непосредственным поводом к двор­цо­вым переворотам стал новый указ Петра I от 5 фев­ра­ля 1722 г., отменивший национальную политическую традицию перехода престола к прямым наследникам династии или Соборным избранием и позволивший правящему монарху самому назначать преемника. Сам Петр I так и не смог определить судьбу трона. Поэтому после его кончины развернулась борьба между сторонниками старого и нового законов о прес­то­ло­нас­ле­дии. Феодальная аристократия настаивала на передаче власти внуку Петра I от сына Алексея, а но­вая знать хотела посадить на трон жену Петра I Екатерину. Победили «птенцы гнезда Петрова», подкрепив свои доводы силой Преображенского и Семеновского гвардейских полков, приглашенных в царский дворец. Таким образом, Екатерина I открыла эпоху дворцовых переворотов. Она правила два года и умерла 6 мая 1727г. По завещанию императрицы власть перешла к двенадцатилетнему Петру II. Он находился на престоле до 19 ян­ва­ря 1730 г. Оба эти монарха оказались мало приспособлены к го­су­дарствен­ной деятельности.[355] Страной фактически правил созданный в 1726 г. Верховный тайный совет[356] во главе с А. Д. Мен­ши­ко­вым при Екатерине I, Долгорукими и Голицыными при Петре II. Как правило, исследователи негативно оценивают факт появления этого органа власти. Но многие ученые полагают, что при таких слабых правителях, как Екатерина I и Петр II, он был просто необходим. Кро­ме того, Верховный тайный совет ограничивал самодержавие, что было шагом вперед на пути к де­мок­ра­ти­чес­ко­му государству.

В ли­те­ра­ту­ре существует положительная оценка и некоторых направлений политики «верховников». Правление Верховного тайного совета характеризовалось корректировкой наиболее непродуманных реформ Петра I. Была упрощена структура государственных органов и уменьшилась численность чиновничества, урезаны права Сената и Синода, упразднена Тайная канцелярия и должность ге­не­рал-про­ку­ро­ра, ликвидирован Главный магистрат и некоторые коллегии. Объективно прогрессивными были меры в сфе­ре экономики. В об­лас­ти торговли всех купцов уравняли в пра­вах, ввели свободу их передвижения и отменили насильственное переселение в пор­то­вые города, сняли ограничения на реализуемые товары, снизили пошлины на продукцию, ввозимую из ‑ за рубежа. Была ослаблена регламентация государства в сфе­ре промышленности. Вместо Ма­ну­фак­тур-кол­ле­гии создали Ма­ну­фак­тур-кон­то­ру с ог­ра­ни­чен­ны­ми правами, ряд казенных мануфактур передали в частные руки, предоставили льготы тем, кто строил новые заводы, корабли, верфи. Такая экономическая политика создавала условия для развития в стра­не буржуазных отношений. При «верховниках» также оказывалось содействие развитию культуры. В 1725 г. начала действовать российская Академия наук,[357] выделялись средства на научные экспедиции, возводились дворцы, храмы, мосты. К бе­зус­лов­ным политическим достижениям Верховного тайного совета следует отнести упразднение Сыскного и Пыточного приказов, возвращение из ссылки политзаключенных, попытки ограничить привилегии дворянской гвардии и уменьшить ее влияние на политическую жизнь. Венцом политической деятельности «верховников» стали «Кондиции» Д. М. Го­ли­цы­на. Они предполагали серьезное ограничение власти императрицы Анны Иоанновны, пришедшей на смену Петру II.[358] «Кондиции» предусматривали совместное правление царицы с Вер­хов­ным тайным советом. Анна Иоанновна не имела права сама объявлять войну и заключать мир, производить в чи­ны, расходовать государственные средства, наказывать дворян и жаловать им вотчины. Она не должна была вступать в брак и самостоятельно назначать себе преемника. Нарушение этих условий автоматически лишало императрицу короны. Реализация «Кондиций» могла стать важной ступенью в ог­ра­ни­че­нии абсолютизма, привести к ус­та­нов­ле­нию консти­ту­ци­он­но-арис­ток­ра­ти­чес­кой монархии, что, по сути, означало бы поистине революционный поворот в ис­то­рии России. Но стране при этой императрице так и не удалось сделать шаг к де­мок­ра­тии. Поначалу Анна Иоанновна, стремясь воцариться на российском престоле, подписала предъявленные ей «пункты». Но уже через месяц при поддержке значительной части общества она публично разорвала договор, упразднила Верховный тайный совет и отправила в ссыл­ку его членов.

Можно выделить несколько причин неудачи «затейки верховников». Прежде всего, следует отметить приверженность русского общества абсолютизму как единственно приемлемой форме власти для России. Социальная опора «верховников» была слишком узкой. Они не имели поддержки ни гвардии, ни рядового дворянства. Свертывание петровских реформ вызывало протест искренних приверженцев Петра I. Ликвидация городского самоуправления порождала недовольство посадского населения. Беспощадное выколачивание недоимок и налогов вызывало ненависть крестьянства. Авторитет «верховников» в об­ществе снижало их личное обогащение, бесконечные интриги и жестокая борьба за власть. Таким образом, внутрисословные и межсословные противоречия не позволили конституционному режиму утвердиться в Рос­сии.

История царствования Анны Иоанновны требует нового осмысления. Большинство историков негативно оценивали ее правление, считая его одной «…из мрачных страниц нашей истории…»[359], временем засилья в уп­рав­ле­нии немцев[360] во главе с Би­ро­ном, периодом упадка экономики, плохого состояния армии и флота. В на­ши дни происходит пересмотр традиционных взглядов на личность и характер политики этой императрицы. Иссле­до­ва­ния Н. И. Пав­лен­ко, С. Г. Стру­ми­ли­на, Т. В. Чер­ни­ко­вой, Е. В. Ани­си­мо­ва, Н. Н. Ре­пи­на и др. свидетельствуют о том, что положение в стра­не не было таким тяжелым. По их сведениям, экономика в 1730‑е гг. шагнула далеко вперед. Вывоз хлеба за рубеж увеличился в 22 ра­за, а же­ле­за – в 5 раз. Россия обогнала Англию по выплавке чугуна, производство которого только на казенных заводах Урала увеличилась на 64,4%. Иностранцев в уп­рав­ле­нии было даже меньше, чем при Петре I, ведущие посты занимали русские. Кабинет министров возглавлял А. Во­лынский, Тайную канцелярию – А. Уша­ков, обер-про­ку­ро­ром Сената был Ф. Саймо­нов. Что касается немцев Б. Ми­ни­ха, А. Ос­тер­ма­на, то они успешно служили не только Анне Иоанновне, но и Петру I. Более того, при этой императрице вышли правительственные постановления о не­до­пу­ще­нии особых привилегий для иностранцев, принимаемых на русскую службу. Отныне служба русских офицеров оплачивалась так же, как и иностранных, в то время как при Петре I иностранцы получали в 2 ра­за больше. Правящую элиту разделяла не столько национальность, сколько острая борьба за власть. Данные расходов государственного бюджета 1734 г. противоречат выводу об отсутствии заботы правительства Анны Иоанновны об армии и флоте. Из 8 млн. рублей на их содержание было выделено 6,5 млн. Сведения из истории политического сыска, приведенные Е. В. Ани­си­мо­вым, нейтрализуют устоявшееся мнение о мас­со­вом терроре. При Анне Иоанновне было заведено 2 тыс. политических дел, а при Елизавете – 5 тыс. Борьба низов хотя и существовала, но не носила антимонархического характера. Она была направлена против отдельных помещиков. Негативные оценки царствования Анны Иоанновны появились при Елизавете. Она села на трон в ре­зульта­те государственного переворота и для своего оправдания очерняла политику своих предшественников – немцев. В со­ветский период отсутствие свободного доступа к ар­хив­ным материалам привело к ме­ха­ни­чес­ко­му перенесению этих оценок в на­уч­ную литературу. К то­му же они оказались незаменимым аргументом в борьбе с «тлетворным влиянием Запада».

Правление Анны Иоанновны характеризовалось стремлением укрепить абсолютизм, и свою личную власть. Из преданных ей людей императрица создала Кабинет министров,[361] для слежки за неблагонадежными воссоздала Тайную канцелярию, ввела «исповедные росписи»,[362] учредила в го­ро­дах полицию. Для своей охраны императрица сформировала Измайловский и Конногвардейский полк. Чтобы обеспечить режиму социальную опору, Анна Иоанновна первая из императоров возвышает дворянское сословие. Она отменила указ Петра I о еди­но­нас­ле­дии, что позволило дворянам свободнее распоряжаться своей собственностью. Петр I запрещал раздавать в частные руки государственные земли, а Ан­на Иоанновна разрешила это делать. Если Петр I заставлял дворян служить в ар­мии пожизненно, то Анна Иоанновна в 1736 г. издала указ о сок­ра­ще­нии срока службы до 25 лет. При Петре I дворяне проходили все ступени службы от рядового до офицера, а при Анне Иоанновне в 1731 г. был учрежден Шляхетский корпус, зачисление в ко­то­рый освобождало дворян от тягот солдатской службы и низших военных чинов. В ин­те­ре­сах дворянства императрица закрепощала крестьян. Помещикам разрешали перемещать крестьян с зем­ли на землю, приглашать полицию для подавления народных волнений, нещадно взыскивать недоимки и налоги, запрещать вступать в от­ку­па и подряды. Сочетание жестких мер с по­ли­ти­кой умиротворения дворянства обеспечило режиму Анны Иоанновны стабильность, позволило избежать дворцового переворота и серьезных народных волнений.[363]

Заботясь о нас­лед­ни­ке престола, Анна Иоанновна выдала замуж свою племянницу Анну Леопольдовну за Макленбургского принца Ан­то­на Ульри­ха Брауншвейгского. От этого брака родился Иван Антонович, который после смерти российской императрицы, будучи младенцем, унаследовал престол.[364] Регентом был назначен Э. Би­рон. За 22 дня своего правления он издал ряд манифестов, в ко­то­рых обещал «иметь суд во всем повсюду равный и правый», закрыл ряд судебных дел, выпустил из тюрем заключенных, осужденных за недоимки, издал указ о сни­же­нии подушной подати, выплатил жалованье офицерам и чиновникам. Но ему не удалось осуществить все задуманное. 8 но­яб­ря 1740 г. фельдмаршал Б. Ми­них совершил государственный переворот и арестовал Э. Би­ро­на. Он объявил правительницей Анну Леопольдовну, но фактически управлял страной сам. Вскоре и Б. Ми­них был отстранен А. Ос­тер­ма­ном. Нахождение у влас­ти иностранцев вызывало недовольство русской знати. Начались новые дворцовые интриги. Взоры оппозиции обратились к до­че­ри Петра I – Елизавете. 25 но­яб­ря 1741 г., совершив очередной переворот, Елизавета при помощи гвардии арестовала «Брауншвейгскую фамилию»[365] и воцарилась на российском престоле.

Историки оценивают эффективность правления Елизаветы Петровны неоднозначно. Одни ученые утверждают, что ее царствование продвинуло Россию далеко вперед, другие, напротив, считают, что значительных изменений в стра­не не произошло. Анализ внутренней политики Елизаветы позволяет выделить ряд ее особенностей. Следует отметить реставраторский характер начального периода правления Елизаветы. Захват власти Елизаветой осуществлялся под лозунгом возврата к по­ли­ти­ке ее отца. Поэтому сразу отменили многое из того, что было сделано после Петра I и приступили к восста­нов­ле­нию петровских порядков. Был упразднен Кабинет министров, восстановлены прежние правительственные функции Сената, отменена практика делегирования права высочайшей подписи ко­му-ли­бо из министров,[366] вновь стали функционировать Провиантская канцелярия, Берг- и Ма­ну­фак­тур-кол­ле­гии. Как и Петр I, его дочь поначалу активно вникала в са­мые сложные вопросы внутренней и внешней политики, нередко сама председательствовала на заседаниях Сената и подписывала все необходимые документы. Только к кон­цу жизни, тяжело заболев, она отошла от государственных дел.

Однако в це­лом правление Елизаветы не стало «вторым изданием» политики Петра I. Более того, во многом она отошла от линии своего отца. Ярким проявлением этого стали продворянские реформы 1750‑х гг., проведенные по инициативе ее советника Н. И. Шу­ва­ло­ва. Реформы были направлены на новое возвышение положения дворянства. Вслед за Анной Иоанновной Елизавета предприняла меры для облегчения военной службы дворян. Она отменила закон Петра I о не­до­рос­лях и разрешила дворянам записывать детей в пол­ки с мо­мен­та рождения. В 10 лет юные отпрыски, сидя дома, становились сержантами, а в полк являлись в 17 лет уже капитанами. Прослужив 10–12 лет, они могли вернуться в свои имения. Улучшилось и экономическое положение дворянства. Указами 1746, 1753, 1758 гг. Елизавета предоставила потомственным дворянам монопольное право на приобретение земли с крестьяна­ми, на открытие мануфактур, на занятие предпринимательской деятельностью.[367] Для стимулирования экономической активности дворян императрица открыла Дворянский и Купеческий банки, раньше многих европейских государств отменила внутренние таможенные пошлины. Финансовое положение дворянства улучшилось в свя­зи со снижением подушной подати и уменьшением норм рекрутского набора.

Интересам дворян отвечала и проводимая Елизаветой политика дальнейшего закрепощения крестьян. Ее указы узаконили су­деб­но-по­ли­цейскую власть и хозяйственную опеку помещиков над крестьянами.[368] Они предоставляли помещикам право продавать крестьян в сол­да­ты, ссылать провинившихся крепостных в Си­бирь на поселение, создавать собственные законы и по ним наказывать подневольных людей. Елизавета унизила крестьян и тем, что избавила их от воинской присяги «на верность служения Отечеству и монарху».

Линия Елизаветы на возвышение дворянства проявилась и в поощрении императрицей рос­та материального благополучия, богатства и роскоши феодалов. Во времена Елизаветы шла бурная застройка столицы дворянскими особняками. Поражали роскошью дворцы Чернышевых и Лестока; Воронцовых и Строгановых; Шуваловых, Разумовских и Орловых. Делом государственной важности стала организация развлечений для дворян. Три должностных лица: фельдмаршал С. На­рыш­кин, князь Н. Тру­бец­кой, обер-про­ку­рор Си­но­да Я. Ша­ховской – вели переписку по их устроению. Дворянство развлекалось французскими комедиями, английскими контрдансами, итальянскими операми. В ба­лах участвовало от 1 000 до 1 500 че­ло­век. При этом дамы даже сравнительно низкого звания надевали украшения с брил­ли­ан­та­ми стоимостью 10–12 тыс. рублей.[369] Как отмечал В. О. Клю­чевский, сословие, бывшее при Петре I «привычным орудием правительства в уп­рав­ле­нии обществом», постепенно превратилось в сос­ло­вие, управляющее «обществом посредством правительства». Иными словами, с во­ца­ре­ни­ем Елизаветы начался «период дворяновластия».[370]

Другой особенностью правления Елизаветы был ярко выраженный национализм, который многие расценивают как пробуждение патриотизма и национального самосознания. По сути, она была первой в ди­нас­тии Романовых, возведшей национализм в рус­ло государственной политики. И это не случайно. Елизавета пришла к влас­ти под знаменем борьбы с иностран­ным засильем, оправдывала свой переворот необходимостью «восстановить попранные иностранцами» права русских. Националистическая политика отвечала также интересам группы русских сановников, желающих получить власть. Националистические настроения были распространены и в сре­де простого народа, считающего виновниками своих бед иностранцев. Все это объясняет, почему Елизавета сразу же предприняла гонения на иностранцев. Она начала с отстав­ки и отправления в ссыл­ку титулованных государственных деятелей А. Ос­тер­ма­на и Б. Ми­ни­ха. В дальнейшем императрица предпочитала назначать на те или иные посты русских. Немцы были объявлены виновниками всех существующих проблем в об­ществе. В церквях развернулись антинемецкие проповеди. Преследовались и представители других национальностей. В 1742 г. был издан указ о вы­сыл­ке из России лиц иудейского вероисповедания. Императрица распорядилась все лютеранские храмы перестроить в пра­вос­лав­ные. Волна национализма захватила и низы общества. Современники не раз рисовали картины уличных столкновений на национальной почве.

Однако национализм не стал долговременным явлением в по­ли­ти­ке Елизаветы. Со временем она поняла, что страна не сможет обойтись без образованных иностранцев, и возвратилась к прак­ти­ке их использования в раз­лич­ных сферах общественной жизни.[371] При этом немецкое влияние предшествующего периода сменилось господством французского. Это имело двоякое значение для русского общества. Положительной стороной было проникновение из Франции в Рос­сию республиканских взглядов, идей правового государства, парламентаризма и личной свободы человека, что сыграло значительную роль в за­рож­де­нии в стра­не либерализма. Вместе с тем преклонение перед всем французским, особенно в бы­ту, зашло слишком далеко. Для дворян стало делом чести нанять детям учи­те­ля-фран­цу­за, даже если он служил прежде лакеем. В сре­де знати французский разговорный язык вытеснил все остальные. Высший свет предпочитал французскую одежду, танцы, кухню, литературу, забывая многие русские традиции.

Характерной чертой царствования Елизаветы стала ее забота о раз­ви­тии культуры. Многие исследователи считают, что это главное, если не единственное, достижение елизаветинского правления. Внимание к куль­ту­ре во многом объяснялось личными качествами императрицы. Она была одной из первых образованных правительниц на российском престоле. По воле Петра I к Ели­за­ве­те был приставлен большой штат воспитателей. Она знала несколько языков, имела развитые эстетические вкусы, писала стихи, хорошо музицировала, пела и танцевала, считалась самой модной дамой не только в Рос­сии, но и в Ев­ро­пе. Как и Петр I, она была поклонницей западноевропейской культуры и многое сделала для того, чтобы поднять русскую культуру на европейский уровень. В сфе­ре науки и образования следует отметить открытие в 1755 г. первого университета в Москве, создание в 1757 г. Академии художеств в Пе­тер­бур­ге, основание трех гимназий, поощрение деятельности Академии наук.[372] В ис­кусстве вкусам Елизаветы отвечал западноевропейский стиль барокко. Мастера барокко приглашались в Рос­сию и участвовали в стро­ительстве дворцов, соборов, домов. Прославленный архитектор В. Растрел­ли создал Смольный собор в Пе­тер­бур­ге, Третий Зимний дворец и Большой дворец в Царском селе, серию дворцов в под­мос­ков­ных селах ( в Перово и Покровском). Елизаветинское барокко дало также мощный толчок развитию музыки и живописи. Музыка при Елизавете прочно вошла в жизнь русской знати, ей обучали с детства, ее слушали на публичных концертах и домашних вечерах. При этом особой популярностью пользовалась итальянская музыка. Огромной заслугой Елизаветы стало открытие в 1756 г. первого русского профессионального театра в Санкт ‑ Петербурге. Директором театра был назначен А. П. Су­ма­ро­ков, а во главе труппы актеров встал «купеческий сын» Ф. Г. Вол­ков. Посещение театра также стало составной частью времяпрепровождения дворянства. В ре­пер­ту­аре преобладали трагедии, но популярными были также комедии и водевили.

Правление Елизаветы оказалось благотворным для экономического развития России. 1740–50‑е гг. были отмечены значительным прогрессом в сельском хозяйстве, обусловленным вовлечением в обо­рот новых земель в ре­зульта­те восточной колонизации. Реформы графа П. И. Шу­ва­ло­ва дали толчок к быстро­му развитию дворянского предпринимательства, интенсивному росту мануфактур и увеличению объема промышленной продукции. Менялось соотношение казенного и частного землевладения в пользу последнего. Всячески поощрялось развитие торговли. Внешняя торговля была преимущественно ориентирована на Запад, а до­ля стран Востока не превышала 17%. С 1725 по 1760 г. экспорт вырос с 4,2 до 10,9 млн. рублей, а им­порт – с 2,1 до 8,4млн.[373]

Царствование Елизаветы исключительно и по тому огромному влиянию, которое Россия оказала на международную политику. У Шве­ции после победоносной войны 1741–1743 гг. была отторгнута часть Финляндии. Участвуя в ев­ро­пейской Семилетней войне с Прус­сией, российская армия одерживала блестящие победы. Началось присоединение Казахстана, шла колонизация Востока. Успехи внешней политики Елизаветы усилили влияние России на международной арене, заставили считаться с ее высоким авторитетом Запад.

Елизавета, желая укрепить престол законным наследником, в 1742 г. вызвала в Рос­сию единственного прямого потомка Петра I – Карла Петра Ульриха, обратила его в пра­вос­ла­вие, нарекла Петром III, и после ее смерти он получил российский престол.[374] Долгое время его считали неудачной фигурой на русском троне. В ме­му­ар­ной и исторической литературе Петр III характеризовался как «жестокий и взбалмошный, совершенно чуждый России человек», как «тупоумный солдафон», «хронический алкоголик», «ограниченный самодур» и т. п. При этом игнорировалась положительная оценка, данная этому правителю В. Та­ти­ще­вым, М. В. Ло­мо­но­со­вым, Я. Ште­ли­ным, Г. Дер­жа­ви­ным. В пос­лед­нее время идут поиски новых подходов к лич­нос­ти и деятельности Петра III. Историки С. Шмидт и А. Мыльни­ков, например, отмечают, что многие мероприятия Петра III имели прогрессивный характер, были прологом политики просвещенного абсолютизма, носили типичные ее черты.[375]

Придя к влас­ти, Петр III немедленно занялся государственными делами. Об интенсивности его деятельности говорит тот факт, что он стал автором 192 до­ку­мен­тов государственного назначения.[376] Прогрессивной была содержательная сторона политики Петра III. Особое значение имело издание знаменитого Манифеста о вольнос­ти дворянской (1762), согласно которому одно из сословий получало право выбора – служить или не служить, вырывалось из оков государства и становилось относительно независимым. Объективно положительным актом стала ликвидация Петром III ве­дав­шей политическими преступлениями Тайной канцелярии. Тем самым царь признал систему доносов позором для общества, заложил основы для замены внесудебного произвола обычным судебным разбирательством, как во всех цивилизованных странах. Ряд указов Петра III был направлен на либерализацию экономики страны, развитие в ней рыночных отношений. Так, предписывалось расширить применение вольнонаемного труда на предприятиях, предполагалось отменить монополию дворян на предпринимательскую деятельность. Закон об учреждении Государственного банка и выпуске бумажных ассигнаций поощрял независимое купечество и его торговую инициативу. Петр III занимался и ключевым для страны крестьянским вопросом. По его решению крестьяне, ранее проживавшие в цер­ков­но-мо­нас­тырских имениях, освобождались от прежних крепостей, наделялись землей и переводились в раз­ряд государственных. Император приступил к ог­ра­ни­че­нию полицейской власти помещиков над крепостными. Убийство крестьян их владельцем квалифицировалось как преступление и наказывалось пожизненной ссылкой. Эти меры были важным шагом в за­щи­те личности крепостного крестьянина. В ря­де указов Петра III просматриваются определенные попытки привить русскому обществу свободу совести. Он запретил преследование в стра­не раскольников, позволил им вернуться на родину, уравнял их в пра­ва­х с другими верующими, определил меры по защите старообрядцев от местного духовенства. А. Мыльни­ков утверждает, что по историческим источникам не просматривается приписываемое Петру III намерение насадить в стра­не лютеранство в ущерб другим религиям.

Нуждается в пе­ре­оцен­ке и внешнеполитический курс Петра III. Наиболее негативно оценивалось заключение мира с Прус­сией и выход России из европейской Семилетней войны. Петра III обвиняли в пре­да­тельстве государственных интересов, называли «холуем Фридриха II». При этом не учитывалась усталость России от этой тяжелой и во многом бессмысленной для страны войны.[377] Заключение мира с Пруссией создало благоприятные условия для дальнейшего развития российского государства. Выход из войны спас Россию от международной изоляции, которую предполагалось установить путем заключения сепаратного договора между Австрией и Пруссией. Укреплению русской армии способствовали военные нововведения Петра III. Убедившись в пре­иму­ществах прусской системы военной организации, он попытался внедрить ее лучшие черты. Под руководством голштинских офицеров стали проводиться систематические учения, вводилась строгая дисциплина в ар­мии, сменилась форма обмундирования.

Следует также уйти от однобоких оценок личности Петра III. Круг интересов императора выходил далеко за пределы увлечения играми и куклами, как это представлялось ранее.[378] Петр III любил живопись, итальянскую музыку, хорошо играл на скрипке, имел обширную библиотеку, создал нумизматический кабинет с уникальной коллекцией монет. К чис­лу привлекательных черт Петра III можно отнести стремление к прос­то­те, к сво­бод­но­му общению с людьми (гуляя без охраны по Петербургу, он заходил в до­ма своих слуг, запросто общался с чернью). Подобное поведение императора неодобрительно воспринималось в ве­ли­кос­ветских кругах. Одновременно оно находило сочувствие народа. Народное сознание сохранило воспоминание о нем как о «своем» государе, наделило крестьянских вож­дей-са­моз­ван­цев, организаторов движений, именем Петра III. Таким образом, личность Петра III и его политика не только не противоречили, но и благоприятствовали движению России по пути прогресса. Тем не менее, уже через полгода после прихода к влас­ти он был низложен, а за­тем и физически уничтожен. Почему? Значительная часть великосветского общества, разленившаяся и облагодетельствованная в пос­лед­ние годы царствования «добрейшей» и «веселой» Елизаветы, оказалась не способной понять и принять ее антипода – независимого, самостоятельного и строгого императора Петра III. Поместное дворянство опасалось далеко идущих последствий политики расширения льгот промышленникам и торговцам. Военное командование лишилось театра военных действий и хорошего куша от разгрома Пруссии. Гвардия теряла традиционно закрепленные за ней льготы.[379] Православное духовенство боялось усиления влияния старообрядцев на верующих и предполагаемых мер по секуляризации церковных и монастырских земель. Высшее чиновничество, погрязшее в кор­руп­ции, не желало внедрения системы контроля своей деятельности. Все эти влиятельные силы выражали недовольство Петром III и хотели отстранения его от престола. Возможно, этим планам не суждено было сбыться, если бы не особая роль, которую сыграла супруга императора Екатерина. Она считала себя более достойной российского престола, чем ее супруг, и сделала все, чтобы занять его. Французский посол Бретейль отмечал, что «императрица не пренебрегает ничем для приобретения всеобщей любви и расположения отдельных лиц¼ Она любима и уважаема всеми в той же степени, как Петр ненавидим и презираем».[380] Без особого труда, опираясь на гвардию, Екатерина захватила трон и стала императрицей. Петр III проявил малодушие и подписал отречение от престола. Отказ от власти не спас его жизни. Родной внук Петра I был задушен братом любовника Екатерины II А. Ор­ло­вым 6 июля 1762 г. Стараясь оправдать незаконность своего прихода к влас­ти, Екатерина II приложила немало усилий для дискредитации личности и политики Петра III.С во­ца­ре­ни­ем Екатерины II закончилась эпоха дворцовых переворотов.

 

 






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.