Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Болгарское национальное возрождение.

 

Болгария яв­ля­лась од­ной из бо­лее раз­ви­тых бал­кан­с­ких стран, тог­да как ус­ло­вия ос­во­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния бы­ли неб­ла­гоп­ри­ят­ны­ми вви­ду бли­зос­ти сто­ли­цы им­пе­рии. Уже в 1762 г. мо­нах Па­исий Хи­лен­дар­с­кий в со­чи­не­нии «Исто­рия сла­вя­но-бол­гар­с­кая» при­зы­вал со­оте­чес­т­вен­ни­ков вспом­нить о слав­ном прош­лом на­ро­да, ты­ся­чу лет на­зад имев­ше­го свое го­су­дар­с­т­во и раз­ви­тую куль­ту­ру. В XVI­II в. пос­те­пен­но рос­ло чис­ло на­род­ных школ при мо­нас­ты­рях, рас­п­рос­т­ра­ня­лось на­ци­ональ­ное са­мо­соз­на­ние. В XIX в. все боль­ше бол­гар учи­лось в Рос­сии, Фран­ции, Сер­бии. Бол­гар­с­кие прос­ве­ти­те­ли из­да­ва­ли бук­ва­ри, учеб­ни­ки, га­зе­ту в Стам­бу­ле. На­ча­лось дви­же­ние про­тив за­силья фа­на­ри­от­с­ко­го ду­хо­вен­с­т­ва, воз­г­лав­лен­ное Не­офи­том Воз­ве­ли (ум. 1848). Эта борь­ба пе­ре­рос­ла в бой­кот Кон­с­тан­ти­но­поль­с­кой пат­ри­ар­хии и за­вер­ши­лась соз­да­ни­ем Бол­гар­с­кой пра­вос­лав­ной цер­к­ви, приз­нан­ной сул­та­ном (1870).

Наряду с этой не­об­хо­ди­мой для ста­нов­ле­ния на­ци­ональ­ной куль­ту­ры де­ятель­нос­тью вли­ятель­ная бол­гар­с­кая эмиг­ра­ция в Ду­най­ских кня­жес­т­вах, Рос­сии и Сер­бии воз­ла­га­ла на­деж­ды на рус­скую по­мощь в де­ле воз­рож­де­ния бол­гар­с­ко­го го­су­дар­с­т­ва, пос­коль­ку за­пад­ные дер­жа­вы стре­ми­лись сох­ра­нить ос­ман­с­кую власть над Бал­ка­на­ми. Сам на­род по­вел во­ору­жен­ную борь­бу за ос­во­бож­де­ние. В 1768-1774, 1806-1812, 1828-1829, 1853-1855 гг. бол­гар­с­кие доб­ро­воль­цы учас­т­во­ва­ли на сто­ро­не Рос­сии в вой­нах с Ос­ман­с­кой им­пе­ри­ей­, не­од­нок­рат­но вспы­хи­ва­ли вос­ста­ния.



В 60-х го­дах XIX в. нас­ту­пил но­вый этап во­ору­жен­ной борь­бы. Пи­са­тель и пуб­ли­цист Ге­ор­гий Ра­ков­с­кий (1821 -1867) на­чал фор­ми­ро­ва­ние в Сер­бии и Ру­мы­нии от­ря­дов (чет), втор­же­ние ко­то­рых в Бол­га­рию, как он по­ла­гал, дол­ж­но бы­ло (по при­ме­ру га­ри­баль­дий­цев) стать сиг­на­лом к на­род­но­му вос­ста­нию («План ос­во­бож­де­ния Бол­га­рии», 1861). Од­на­ко эта так­ти­ка не при­ве­ла к ус­пе­ху вви­ду не­ра­вен­с­т­ва сил бол­гар и Ос­ман­с­кой им­пе­рии и не­дос­та­точ­ной под­го­тов­ки в са­мой стра­не.

 

Дунайские княжества.

 

Дунайские кня­жес­т­ва, Мол­дав­с­кое и Ва­лаш­с­кое, на­хо­ди­лись на ок­ра­ине ос­ман­с­ких вла­де­ний­, в кон­так­т­ной зо­не с Цен­т­раль­ной Ев­ро­пой. Упор­ным соп­ро­тив­ле­ни­ем им уда­лось сох­ра­нить свое го­су­дар­с­т­вен­ное су­щес­т­во­ва­ние. Во гла­ве этих «гос­по­дарств», как они име­но­ва­лись, сто­яли князья из круп­ных бо­яр, со­че­тав­ших в сво­ем ли­це зем­лев­ла­дель­цев и слу­жи­лое сос­ло­вие. Но це­пи за­ви­си­мос­ти от Вы­со­кой Пор­ты ста­но­ви­лись все бо­лее тя­же­лы­ми. Гос­по­да­ри наз­на­ча­лись сул­та­на­ми по сво­ему вы­бо­ру (точ­нее - про­из­во­лу); их наз­на­че­ние соп­ро­вож­да­лось осо­бой­, по­ми­мо еже­год­ной­, данью. Боль­шие сум­мы ухо­ди­ли на под­ку­пы ту­рец­ких са­нов­ни­ков. Кня­жес­т­ва пос­тав­ля­ли по за­ни­жен­ным це­нам в Стам­бул зер­но, скот, лес; они обя­за­ны бы­ли выс­тав­лять от­ря­ды для учас­тия в во­ен­ных по­хо­дах ос­ма­нов. Па­губ­но ска­зы­ва­лись на по­ло­же­нии двух стран пос­тои сул­тан­с­ких войск и их со­дер­жа­ние при пе­ред­ви­же­нии по мол­дав­с­ко-ва­лаш­с­ким зем­лям во вре­мя мно­го­чис­лен­ных, по­рой не прек­ра­щав­ших­ся де­ся­ти­ле­ти­ями войн. Гроз­ные ос­ман­с­кие кре­пос­ти (Изма­ил, Бен­де­ры, Ки­лия, Джур­д­жу, Тур­ну-Се­ве­рин), воз­д­виг­ну­тые на зем­лях, ис­то­ри­чес­ки вхо­див­ших в кня­жес­т­ва, обес­пе­чи­ва­ли по­кор­ность кня­зей и бо­яр.

В по­ис­ках ос­во­бож­де­ния бо­яр­с­т­во и пра­вос­лав­ное ду­хо­вен­с­т­во об­ра­ща­ли свои взо­ры в сто­ро­ну креп­нув­ше­го Рос­сий­ско­го го­су­дар­с­т­ва. Стоя на поч­ве ре­ализ­ма, они не стро­или умоз­ри­тель­ных схем ос­во­бож­де­ния соб­с­т­вен­ны­ми си­ла­ми. Стрем­ле­ние встать под за­щи­ту Рос­сии, приз­нав свое под­дан­с­т­во, ста­ло кон­с­тан­той внеш­не­по­ли­ти­чес­ких уси­лий кня­жеств на про­тя­же­нии по­лу­то­ра ве­ков (се­ре­ди­на XVII - ко­нец XVI­II в.). В 1656 г. в Мос­к­ву при­бы­ло по­соль­с­т­во мол­дав­с­ко­го кня­зя Ге­ор­ге Ште­фа­на с та­кой прось­бой­, но слож­ность меж­ду­на­род­ной об­с­та­нов­ки по­ме­ша­ла осу­щес­т­вить эти пла­ны. Од­на­ко по­доб­ные об­ра­ще­ния нас­той­чи­во пов­то­ря­лись. В ап­ре­ле 1711 г. Петр I под­пи­сал в Луц­ке «Дип­лом и пун­к­ты», в ко­то­рых пе­ре­чис­ля­лись ус­ло­вия пе­ре­хо­да Мол­да­вии в сос­тав Рос­сии: она сох­ра­ня­ла са­мо­уп­рав­ле­ние, мес­т­ные за­ко­ны и де­дов­с­кие обы­чаи, прес­тол ста­но­вил­ся нас­лед­с­т­вен­ным в ро­де Кан­те­ми­ров.

Тем же ле­том Петр пред­п­ри­нял Прут­с­кий по­ход, ока­зав­ший­ся не­удач­ным. Под Ста­ни­леш­та­ми рус­ские вой­ска и при­шед­шие им на по­мощь мол­дав­с­кие от­ря­ды бы­ли ок­ру­же­ны втрое пре­вос­хо­див­ши­ми ту­рец­ки­ми си­ла­ми. Штурм был от­бит, но не­че­го бы­ло да­же на­де­ять­ся на ус­пеш­ный про­рыв. Рос­сий­ским упол­но­мо­чен­ным, щед­ро рас­сы­пая зо­ло­то пе­ред па­ша­ми, уда­лось спас­ти ар­мию. По до­го­во­ру Рос­сия ус­ту­па­ла Тур­ции кре­пость Азов и толь­ко что воз­ве­ден­ный Та­ган­рог. Гос­по­дарь Дмит­рий Кан­те­мир со сво­ими сто­рон­ни­ка­ми уда­лил­ся в из­г­на­ние, став в Рос­сии уче­ным с ми­ро­вым име­нем. Страш­ная участь ожи­да­ла ва­лаш­с­ко­го кня­зя Кон­с­тан­ти­на Брын­ко­вя­ну, об­ви­нен­но­го в сно­ше­ни­ях с Пет­ром. Он был выз­ван в Стам­бул вмес­те с сы­новь­ями. Здесь на гла­зах у нес­час­т­но­го от­ца па­ла­чи снес­ли го­ло­вы че­ты­рех его сы­но­вей­, а за­тем каз­ни­ли и са­мо­го стар­ца. Но и эта рас­п­ра­ва не уто­ли­ла сул­тан­с­ко­го гне­ва. Вмес­то мес­т­ных уро­жен­цев вла­ды­ка стал наз­на­чать на прес­то­лы в Яс­сах и Бу­ха­рес­те знат­ных гре­ков из арис­ток­ра­ти­чес­ких ро­дов, про­жи­вав­ших обыч­но в кон­с­тан­ти­но­поль­с­ком квар­та­ле Фа­нар (отсю­да и наз­ва­ние - фа­на­ри­оты). Они при­бы­ва­ли в гос­по­дар­с­т­ва в соп­ро­вож­де­нии боль­шой сви­ты, за­ни­мав­шей ве­ду­щие го­су­дар­с­т­вен­ные дол­ж­нос­ти.

Частой сме­не кня­зей со­пут­с­т­во­ва­ли тя­же­лые по­бо­ры; дань все рос­ла; мес­т­ное бо­яр­с­т­во ску­де­ло, крес­ть­ян­с­т­во ни­ща­ло. Бег­с­т­во из кня­жеств в со­сед­ние пре­де­лы ста­ло мас­со­вым; се­ла обез­лю­де­ли. В 40-х го­дах XVI­II в. Ни­ко­лай Мав­ро­кор­дат, за­ни­мав­ший прес­тол по оче­ре­ди в Бу­ха­рес­те и Яс­сах, из­дал ука­зы, ко­то­рые от­ме­ни­ли в Ва­ла­хии и Мол­дав­с­ком кня­жес­т­ве кре­пос­т­ное пра­во и ог­ра­ни­чи­ли в оп­ре­де­лен­ной ме­ре про­из­вол фе­ода­лов ус­та­нов­ле­ни­ем пре­де­ла бар­щи­ны.

Русско-турецкая вой­на 1768-1774 гг. по­ро­ди­ла у мол­да­ван и ва­ла­хов на­деж­ду на ско­рое ос­во­бож­де­ние. Де­пу­та­ции от ду­хо­вен­с­т­ва и бо­яр хо­да­тай­ст­во­ва­ли в Пе­тер­бур­ге пе­ред Ека­те­ри­ной II: «О Бо­гом да­ро­ван­ная и Бо­гом вен­чан­ная все­ми­лос­ти­вей­шая го­су­да­ры­ня им­пе­рат­ри­ца и пре­ми­ло­сер­д­ная об­ла­да­тель­ни­ца на­ша! Не ос­та­ви нас, еди­но­вер­ных и вер­но­под­дан­ных Ва­ше­го им­пе­ра­тор­с­ко­го ве­ли­чес­т­ва, не ос­та­ви нас в жес­то­чай­шее и лю­тое по­ру­га­ние зло­чес­ти­вых и хрис­ти­ано­не­на­вид­цев...» (мол­дав­с­кая гра­мо­та от 10 де­каб­ря 1769 г.). По Кю­чук-Кай­нар­д­жий­ско­му ми­ру 1774 г. рос­сий­ское пра­ви­тель­с­т­во по­лу­чи­ло пра­во «хо­да­тай­ст­во­вать» в поль­зу кня­жеств; с это­го прак­ти­чес­ки на­чал­ся про­цесс вос­ста­нов­ле­ния их ав­то­но­мии и ус­та­нов­ле­ния рус­ско­го про­тек­то­ра­та.

В хо­де рус­ско-ту­рец­кой вой­ны 1806-1812 гг. Пе­тер­бург воз­на­ме­рил­ся при­со­еди­нить Ду­най­ские кня­жес­т­ва к Рос­сии. Од­на­ко приб­ли­же­ние стол­к­но­ве­ния с На­по­ле­оном зас­та­ви­ло его уме­рить свои тре­бо­ва­ния. По Бу­ха­рес­т­с­ко­му ми­ру 1812 г., зак­лю­чен­но­му в мае за нес­коль­ко не­дель до на­шес­т­вия, к Рос­сии отош­ло меж­ду­речье Пру­та и Днес­т­ра, по­лу­чив­шие наз­ва­ние Бес­са­ра­бия, ко­то­рое бы­ло от­ч­ле­не­но от Мол­дав­с­ко­го кня­жес­т­ва.

В 1821 г. в Ва­ла­хии вспых­ну­ло вос­ста­ние под во­ди­тель­с­т­вом Ту­до­ра Вла­ди­ми­рес­ку, нап­рав­лен­ное на под­рыв влас­ти Вы­со­кой Пор­ты. Ту­рец­кие вой­ска жес­то­ко его по­да­ви­ли. Ад­ри­ано­поль­с­кий мир 1829 г., за­вер­шив­ший но­вую рус­ско-ту­рец­кую вой­ну, при­нес Ду­най­ским кня­жес­т­вам зна­чи­тель­ное ук­реп­ле­ние и рас­ши­ре­ние их ав­то­но­мии: прек­ра­тил­ся «фа­на­ри­от­с­кий­» пе­ри­од в ис­то­рии Ва­ла­хии и Мол­да­вии. Князья ста­ли наз­на­чать­ся сул­та­ном с сог­ла­сия ца­ря из мес­т­ных бо­яр, ту­рец­кие кре­пос­ти сры­ты; бы­ли вос­ста­нов­ле­ны на­ци­ональ­ные во­ору­жен­ные си­лы; вмес­то мно­го­чис­лен­ных пла­те­жей вво­ди­лась твер­до за­фик­си­ро­ван­ная дань. Нес­коль­ко лет ад­ми­нис­т­ра­цию в Яс­сах и Бу­ха­рес­те воз­г­лав­лял прос­ве­щен­ный ге­не­рал П.Д. Ки­се­лев. При его учас­тии бы­ли вы­ра­бо­та­ны Ор­га­ни­чес­кие рег­ла­мен­ты, кон­с­ти­ту­ци­он­ные ак­ты для Мол­да­вии и Ва­ла­хии. Они пре­дус­мат­ри­ва­ли вве­де­ние но­вой ад­ми­нис­т­ра­тив­ной и су­деб­ной сис­тем, по­ощ­ре­ние про­мыш­лен­нос­ти и тор­гов­ли, про­воз­г­ла­ша­ли ра­вен­с­т­во граж­дан­с­ких прав всех жи­те­лей. Од­на­ко фе­одаль­ная струк­ту­ра зем­лев­ла­де­ния не бы­ла от­ме­не­на, а лишь ви­до­из­ме­не­на. Бо­лее то­го, зе­мель­ные на­де­лы крес­ть­ян бы­ли да­же сок­ра­ще­ны, а их по­вин­нос­ти отя­го­ще­ны.

30-40-е го­ды XIX в.- вре­мя быс­т­ро­го эко­но­ми­чес­ко­го, со­ци­аль­но­го и куль­тур­но­го прог­рес­са в кня­жес­т­вах. За­па­хи­ва­лись все но­вые зе­мель­ные пло­ща­ди, -раз­ви­ва­лись ре­мес­ла и тор­гов­ля. Нас­ту­пил куль­тур­ный подъ­ем - вы­хо­ди­ли кни­ги и жур­на­лы на ру­мын­с­ком язы­ке, от­к­ры­ва­лись учеб­ные за­ве­де­ния; мо­ло­дежь, сплошь из выс­ших сло­ев, ус­т­ре­ми­лась в за­пад­ные уни­вер­си­те­ты. Но браз­ды прав­ле­ния ос­та­лись в ру­ках ве­ли­ких бо­яр, дей­ст­во­вав­ших, ра­зу­ме­ет­ся, в сво­их ин­те­ре­сах. Ца­ризм вся­чес­ки их под­дер­жи­вал, и на­би­рав­шее си­лу оп­по­зи­ци­он­ное дви­же­ние об­ра­ти­лось не толь­ко про­тив мес­т­ных кон­сер­ва­то­ров, но и про­тив пок­ро­ви­тель­с­т­во­вав­шей им офи­ци­аль­ной Рос­сии.

Молдавия и еще в боль­шей сте­пе­ни Ва­ла­хия ока­за­лись в зо­не ев­ро­пей­ской ре­во­лю­ции 1848 г. В Мол­дав­с­ком кня­жес­т­ве дви­же­ние бы­ло по­дав­ле­но в за­ро­ды­ше с вве­де­ни­ем цар­с­ких войск. В Ва­ла­хии ре­во­лю­ци­оне­ры выд­ви­ну­ли прог­рам­му ши­ро­ких де­мок­ра­ти­чес­ких пре­об­ра­зо­ва­ний. Дви­же­ние бы­ло нап­рав­ле­но сво­им ос­т­ри­ем как про­тив внут­рен­ней ре­ак­ции, так и про­тив осу­щес­т­в­ляв­ше­го­ся ца­риз­мом про­тек­то­ра­та. Оно бы­ло по­дав­ле­но ту­рец­ки­ми вой­ска­ми, в кня­жес­т­во всту­пи­ла и рус­ская ар­мия.

После тра­ги­чес­ких уро­ков 1848 г. в обо­их кня­жес­т­вах ши­ро­ко рас­п­рос­т­ра­ни­лось стрем­ле­ние к их объ­еди­не­нию, унии, и об­ра­зо­ва­нию Ру­мын­с­ко­го го­су­дар­с­т­ва. Ус­ло­вия для его соз­да­ния соз­ре­ли пос­ле Крым­с­кой вой­ны. Уни­онис­тов под­дер­жи­ва­ли, ру­ко­вод­с­т­ву­ясь со­вер­шен­но раз­ны­ми со­об­ра­же­ни­ями, дип­ло­ма­ты Фран­ции и Рос­сии. Фран­цу­зы, ис­поль­зуя тя­гу ру­мын­с­ко­го об­щес­т­ва к «ла­тин­с­кой сес­т­ре», стре­ми­лись за­во­евать в объ­еди­нен­ной Ру­мы­нии проч­ные эко­но­ми­чес­кие и по­ли­ти­чес­кие по­зи­ции. Пред­с­та­ви­те­ли Рос­сии пос­ле крым­с­ко­го по­ра­же­ния и ут­ра­ты преж­не­го вли­яния на Бал­ка­нах не хо­те­ли выс­ту­пать про­тив во­ли на­се­ле­ния и пу­ще все­го опа­са­лись ук­реп­ле­ния в ни­зовь­ях Ду­ная Тур­ции, как и ма­ячив­ших за спи­ной Вы­со­кой Пор­ты Ав­с­т­рии и Ве­ли­коб­ри­та­нии. Под­дер­ж­ка Фран­ции и Рос­сии мно­го спо­соб­с­т­во­ва­ла ус­пе­ху уни­онис­тов.

В 1859-1862 гг. про­изош­ло объ­еди­не­ние Ва­ла­хии и Мол­да­вии в но­вое Ру­мын­с­кое кня­жес­т­во. Пер­вым его гос­по­да­рем стал Алек­сан­д­ру Ион Ку­за, че­ло­век ши­ро­ко­го кру­го­зо­ра и сто­рон­ник ре­форм. При нем бы­ло лик­ви­ди­ро­ва­но мо­нас­тыр­с­кое зем­лев­ла­де­ние, в 1864 г. осу­щес­т­в­ле­на уме­рен­ная аг­рар­ная ре­фор­ма; крес­ть­яне за вы­куп по­лу­чи­ли на пра­вах час­т­ной соб­с­т­вен­нос­ти учас­т­ки зем­ли. На фран­цуз­с­кий ма­нер бы­ла ре­ор­га­ни­зо­ва­на пра­во­вая и ад­ми­нис­т­ра­тив­ная сис­те­мы, за­ло­же­ны ос­но­вы уни­вер­си­тет­с­ко­го об­ра­зо­ва­ния, вве­ден за­кон о все­об­щем на­чаль­ном обу­че­нии (остав­ший­ся на бу­ма­ге), за­вер­шен пе­ре­вод ру­мын­с­ко­го язы­ка с ис­то­ри­чес­ки сло­жив­ше­го­ся сла­вян­с­ко­го ал­фа­ви­та (ки­рил­ли­цы) на ла­тин­с­кий­, уси­ле­на ар­мия. Но ре­фор­мы об­хо­ди­лись до­ро­го, мно­го­чис­лен­ное чи­нов­ни­чес­т­во оби­ра­ло на­се­ле­ние, по­ме­щи­ки вы­ра­жа­ли не­до­воль­с­т­во «изли­шес­т­ва­ми» в про­ве­де­нии зе­мель­но­го за­ко­на. Ра­ди­ка­лы осуж­да­ли склон­ность кня­зя к ре­жи­му лич­ной влас­ти и на­чав­ши­еся го­не­ния на оп­по­зи­ци­он­ную пе­чать.

Крайности сом­к­ну­лись: лю­ди, выс­ту­пав­шие в 1848 г. по раз­ные сто­ро­ны бар­ри­кад, объ­еди­ни­лись ра­ди свер­же­ния ре­фор­ма­то­ра-кня­зя. Сов­ре­мен­ни­ки на­рек­ли груп­пи­ров­ку, ус­т­ра­нив­шую 11 фев­ра­ля 1866 г. Ку­зу с прес­то­ла, «чу­до­вищ­ной ко­али­ци­ей­» - нас­толь­ко про­ти­во­ес­тес­т­вен­ным пред­с­тав­ля­лось им объ­еди­не­ние бы­лых ан­та­го­нис­тов. Но аль­янс не яв­лял­ся ни слу­чай­ным эпи­зо­дом, ни пре­хо­дя­щим со­бы­ти­ем, он от­ра­жал глу­бо­кие сдви­ги в «вер­хах» ру­мын­с­ко­го об­щес­т­ва: бур­жу­азия от­ре­ка­лась от ре­во­лю­ци­он­ных гре­хов сво­ей «мо­ло­дос­ти» и жаж­да­ла учас­тия во влас­ти под сенью «за­кон­ной­» мо­нар­хии. В мае то­го же 1866 г. в стра­ну при­был Карл Го­ген­цол­лерн Зиг­ма­рин­ген, от­п­рыск млад­шей вет­ви прус­ско­го ко­ро­лев­с­ко­го до­ма. Тог­да же бы­ла при­ня­та но­вая Кон­с­ти­ту­ция, пре­дус­мат­ри­вав­шая до­воль­но ши­ро­кий пе­ре­чень граж­дан­с­ких сво­бод, но и на­де­ляв­шая мо­нар­ха зна­чи­тель­ны­ми пре­ро­га­ти­ва­ми.

В 1870 г. в свя­зи с фран­ко-прус­ской вой­ной в стра­не бур­но про­яв­ля­лось со­чув­с­т­вие к Фран­ции, соп­ро­вож­дав­ше­еся рез­кой кри­ти­кой ав­то­ри­тар­ных нак­лон­нос­тей «прус­са­ка на прес­то­ле». Карл приг­ро­зил от­ре­че­ни­ем. И тут об­на­ру­жи­лось, что не толь­ко кон­сер­ва­тив­но нас­т­ро­ен­ные по­ме­щичьи кру­ги, но и ли­бе­раль­ная оп­по­зи­ция проч­но сто­ят на ло­яль­но-мо­нар­хи­чес­ких по­зи­ци­ях; власть Кар­ла бы­ла под­дер­жа­на пар­ла­мен­том.

 

Греки в Османской империи.

 

Положение мно­го­чис­лен­но­го в Ос­ман­с­кой им­пе­рии гре­чес­ко­го на­се­ле­ния но­си­ло на се­бе от­пе­ча­ток сво­е­об­ра­зия и не яв­ля­лось оди­на­ко­вым. Выс­ший его слой, мож­но ска­зать, ус­т­ро­ил­ся неп­ло­хо и да­же час­тич­но во­шел в иерар­хи­чес­кую струк­ту­ру им­пе­рии. Кон­с­тан­ти­но­поль­с­кий пат­ри­арх счи­тал­ся гла­вой не толь­ко пра­вос­лав­ной цер­к­ви, но и об­щи­ны (мил­ле­та). По­ло­же­ние хрис­ти­ан го­су­дар­с­т­вен­но-пра­во­вы­ми нор­ма­ми не ре­гу­ли­ро­ва­лось, они жи­ли по ка­но­нам обыч­но­го пра­ва, и пат­ри­арх об­ла­дал не толь­ко ка­но­ни­чес­кой­, но в оп­ре­де­лен­ной сте­пе­ни ад­ми­нис­т­ра­тив­ной и су­деб­ной влас­тью и от­ве­чал за сбор на­ло­гов. Эта власть приз­на­ва­лась Вы­со­кой Пор­той­, пат­ри­арх яв­лял­ся ее са­нов­ни­ком и имел зва­ние ви­зи­ря. Выс­шее гре­чес­кое ду­хо­вен­с­т­во за­ни­ма­ло гос­под­с­т­ву­ющее по­ло­же­ние в бол­гар­с­кой цер­к­ви; в Ду­най­ских кня­жес­т­вах су­щес­т­во­ва­ли вли­ятель­ные и бо­га­тые мо­нас­ты­ри, так на­зы­ва­емые пос­вя­щен­ные, до­хо­ды с ко­то­рых пос­ту­па­ли в поль­зу Свя­тых мест.

Знатные гре­чес­кие семьи (фа­на­ри­оты) за­ня­ли вид­ное по­ло­же­ние не толь­ко в тор­го­во-де­неж­ных опе­ра­ци­ях, но и в по­ли­ти­чес­кой жиз­ни им­пе­рии. Пос­коль­ку об­ще­ние с «не­вер­ны­ми» счи­та­лось уни­зи­тель­ным для му­суль­ман­с­ко­го са­нов­ни­ка, фа­на­ри­оты ста­ли пос­ред­ни­ка­ми в не­из­беж­ном и ши­рив­шем­ся об­ще­нии с хрис­ти­ан­с­ким ми­ром. Фа­на­ри­оты мо­но­по­ли­зи­ро­ва­ли пос­ты дра­го­ма­нов (пе­ре­вод­чи­ков) Вы­со­кой Пор­ты и ее фло­та, при­чем их фун­к­ции бы­ли от­нюдь не тех­ни­чес­ки­ми, а по­ли­ти­чес­ки­ми. Бо­лее ста лет, с на­ча­ла XVI­II в. по 20-е го­ды XIX в., из чис­ла фа­на­ри­отов наз­на­ча­лись гос­по­да­ри Ду­най­ских кня­жеств.

Греческие ос­т­ро­ва и по­бе­режье яв­ля­лись кон­так­т­ной зо­ной меж­ду ис­лам­с­ким и хрис­ти­ан­с­ким ми­ром. На­се­лен­ные гре­ка­ми Иони­чес­кие ос­т­ро­ва в Ад­ри­ати­ке до кон­ца XVI­II сто­ле­тия вхо­ди­ли в сос­тав ве­не­ци­ан­с­ких вла­де­ний. На ос­т­ро­вах и по­бе­режье сфор­ми­ро­ва­лась бо­га­тая тор­го­вая и су­дов­ла­дель­чес­кая бур­жу­азия. Фи­ли­алы гре­чес­ких тор­го­вых до­мов сетью пок­ры­ли Ев­ро­пу - от Лон­до­на до Не­жи­на и Ле­ван­та. Ты­ся­чи их су­дов бо­роз­ди­ли Сре­ди­зем­ное и Чер­ное мо­ря и Ат­лан­ти­ку, прев­ра­тив­шись в сво­е­об­раз­ных мор­с­ких из­воз­чи­ков. Проц­ве­тав­шие гре­чес­кие ко­ло­нии за­ня­ли проч­ное мес­то в ев­ро­пей­ской ком­мер­ции, но не толь­ко: они прев­ра­ти­лись в цен­т­ры на­ци­ональ­но­го прос­ве­ще­ния и ос­во­бо­ди­тель­ной борь­бы, в сре­до­то­чие кон­так­тов с пе­ре­до­вой об­щес­т­вен­ной мыс­лью.

Совсем иной жиз­нью жи­ла гре­чес­кая «глу­бин­ка», сель­с­кие рай­оны Бал­кан­с­ко­го по­лу­ос­т­ро­ва, где ца­ри­ло при­ми­тив­ное зем­ле­де­лие фе­одаль­но за­ви­си­мо­го крес­ть­ян­с­т­ва на зем­лях, при­над­ле­жав­ших ту­рец­ким и, час­тич­но, гре­чес­ким по­ме­щи­кам. Ис­к­лю­че­ние сос­тав­ля­ли фак­ти­чес­ки са­мос­то­ятель­ные об­щи­ны в труд­но­дос­туп­ных гор­ных мес­т­нос­тях, на ко­то­рые ос­ма­нам так и не уда­лось рас­п­рос­т­ра­нить свою власть.

Национальное дви­же­ние раз­ви­ва­лось под воз­дей­ст­ви­ем двух внеш­них и, на пер­вый взгляд, не­сов­мес­ти­мых фак­то­ров: за­пад­но­ев­ро­пей­ской ре­во­лю­ци­он­ной и ли­бе­раль­ной иде­оло­гии, вли­яние ко­то­рой ста­ло осо­бен­но за­мет­ным во вре­мя Фран­цуз­с­кой ре­во­лю­ции, и рус­ско-ту­рец­ких войн. Но на са­мом де­ле оба они спо­соб­с­т­во­ва­ли ре­ше­нию наз­рев­шей за­да­чи ос­во­бож­де­ния Гре­ции из-под влас­ти Ос­ман­с­кой им­пе­рии, став­шей серь­ез­ным пре­пят­с­т­ви­ем эко­но­ми­чес­ко­го, со­ци­аль­но­го, на­ци­ональ­но­го и ду­хов­но­го раз­ви­тия ее на­ро­да. Зна­чи­тель­на при этом бы­ла роль гре­чес­кой ди­ас­по­ры. В 1797 г. К. Ри­гас Фе­ре­ос (Ве­лес­тин­лис) из­дал в Ве­не бро­шю­ру, в ко­то­рой раз­ви­вал идею ра­вен­с­т­ва всех бал­кан­с­ких на­ро­дов, их сов­мес­т­ной борь­бы про­тив Ос­ман­с­кой им­пе­рии и из­ла­гал план соз­да­ния Гре­чес­кой рес­пуб­ли­ки на раз­ва­ли­нах ее ев­ро­пей­ских и, час­тич­но, ма­ло­ази­ат­с­ких вла­де­ний.

В 1814 г. в Одес­се про­жи­вав­ши­ми там гре­ка­ми бы­ла соз­да­на Фи­ли­ки Эте­рия (Дру­жес­кое об­щес­т­во). Воз­г­ла­вил ее ге­не­рал-май­ор рус­ской служ­бы Алек­сандр Ип­си­лан­ти. В 1821 г. от­ря­ды гре­ков под его ко­ман­до­ва­ни­ем пе­реш­ли гра­ни­цу и втор­г­лись в Ду­най­ские кня­жес­т­ва, на­де­ясь от­ту­да пе­реп­ра­вить­ся в Гре­цию.

Экспедиция по­тер­пе­ла не­уда­чу, и сам Ип­си­лан­ти, бе­жав­ший в ав­с­т­рий­ские пре­де­лы, за­кон­чил там свои дни в за­то­че­нии (в кре­пос­ти). Но бро­шен­ный им при­зыв был под­х­ва­чен, вос­ста­ние за­по­лы­ха­ло по всей Гре­ции. В пер­вые го­ды пов­с­тан­цы одер­жа­ли круп­ные ус­пе­хи - не толь­ко на по­ле боя, но и в го­су­дар­с­т­вен­ном стро­итель­с­т­ве, про­воз­г­ла­сив Гре­цию кон­с­ти­ту­ци­он­ной рес­пуб­ли­кой. Их ге­ро­ичес­кая борь­ба бы­ла вос­пе­та Дж. Г. Бай­ро­ном (он сам при­нял в ней учас­тие и на­шел смерть в осаж­ден­ной тур­ка­ми кре­пос­ти Мис­со­лун­ги­он) и Пуш­ки­ным.

Но в 1825-1826 гг. во­ен­ное счас­тье из­ме­ни­ло гре­кам. Ска­за­лись раз­но­род­ность и раз­ног­ла­сия в ру­ко­вод­с­т­ве (тор­гов­цы и су­дов­ла­дель­цы, с од­ной сто­ро­ны; круп­ные зе­мель­ные соб­с­т­вен­ни­ки - с дру­гой­), тра­ди­ции пар­ти­зан­щи­ны, но­си­те­ля­ми ко­то­рых бы­ли ка­пи­та­ны, ру­ко­во­ди­те­ли от­дель­ных от­ря­дов. Вы­со­кой Пор­те уда­лось прив­лечь на свою сто­ро­ну еги­пет­с­ко­го па­шу Му­хам­ме­да-Али, вой­ска ко­то­ро­го опус­то­ши­ли Мо­рею, взя­ли штур­мом ряд го­ро­дов. Судь­бы гре­чес­кой ре­во­лю­ции по­вис­ли на во­лос­ке.

Однако пос­ле­до­ва­ло вме­ша­тель­с­т­во в кон­ф­ликт трех дер­жав - Рос­сии, Ве­ли­коб­ри­та­нии и Фран­ции; их объ­еди­нен­ный флот в 1827 г. раз­г­ро­мил ту­рец­ко-еги­пет­с­кую эс­кад­ру в бит­ве при На­ва­ри­не. Но даль­ше пу­ти со­юз­ни­ков ра­зош­лись, и лишь Рос­сия объ­яви­ла в сле­ду­ющем го­ду вой­ну Тур­ции. По Ад­ри­ано­поль­с­ко­му ми­ру (1829) не­за­ви­си­мость Гре­ции бы­ла обес­пе­че­на. Под вли­яни­ем трех дер­жав-«пок­ро­ви­тель­ниц» она бы­ла объ­яв­ле­на (1831) ко­ро­лев­с­т­вом с тер­ри­то­ри­ей на юге Бал­кан­с­ко­го по­лу­ос­т­ро­ва по ли­нии меж­ду за­ли­ва­ми Во­лос и Ар­та, вклю­чав­шей толь­ко часть гре­чес­ко­го на­се­ле­ния. Те же «пок­ро­ви­те­ли» ре­ко­мен­до­ва­ли на прес­тол юно­го ба­вар­с­ко­го прин­ца От­то­на. Пов­з­рос­лев, От­тон про­явил яв­ную тя­гу к аб­со­лю­тиз­му. Зем­ли, ра­нее при­над­ле­жав­шие ту­рец­ким фе­ода­лам, пе­реш­ли в ру­ки го­су­дар­с­т­ва; лишь часть их бы­ла рас­п­ре­де­ле­на меж­ду крес­ть­яна­ми, а дру­гая - при­об­ре­те­на чи­нов­ни­ка­ми, офи­це­ра­ми, куп­ца­ми, об­ра­зо­вав­ши­ми по­ме­щичью прос­лой­ку. Во гла­ве уп­рав­ле­ния и ар­мии вста­ли при­ве­зен­ные От­то­ном с ро­ди­ны ба­вар­цы. Не­до­воль­с­т­во об­щес­т­вен­нос­ти по­дог­ре­ва­лось упор­ным не­же­ла­ни­ем ка­то­ли­ка-мо­нар­ха пе­рей­ти в пра­вос­ла­вие. Са­мо­уп­рав­с­т­во ко­ро­ля, про­из­вол влас­тей­, пол­нов­лас­тие ба­вар­с­кой кли­ки, вы­со­кие на­ло­ги выз­ва­ли в 1843 г. вос­ста­ние афин­с­ко­го гар­ни­зо­на, под­дер­жан­но­го на­ро­дом; ба­вар­цы бы­ли от­с­т­ра­не­ны, и На­ци­ональ­ное соб­ра­ние вве­ло в Гре­ции пред­с­та­ви­тель­ное прав­ле­ние.

Незаживающей ра­ной в на­род­ном соз­на­нии ос­та­ва­лась ра­зоб­щен­ность гре­чес­ких зе­мель, боль­шая часть ко­то­рых по-преж­не­му на­хо­ди­лась в пре­де­лах Ос­ман­с­кой им­пе­рии. В 1844 г. в ре­чи вид­но­го по­ли­ти­чес­ко­го де­яте­ля И. Ко­ле­ти­са бы­ла впер­вые сфор­му­ли­ро­ва­на «ме­га­ли» (ве­ли­кая) идея - идея соз­да­ния Гре­ции, ко­то­рая вклю­ча­ла бы в се­бя не толь­ко бал­кан­с­кие зем­ли. Ис­ход­ной точ­кой ее слу­жи­ло впол­не по­нят­ное и ис­то­ри­чес­ки оп­рав­дан­ное же­ла­ние го­су­дар­с­т­вен­но­го объ­еди­не­ния всех гре­ков. Но «ме­га­лис­ты» на этом не ос­та­нав­ли­ва­лись, а, апел­ли­руя к ис­то­рии, за­ма­хи­ва­лись на зем­ли, в ко­то­рых уже дав­но и проч­но про­жи­ва­ло сла­вян­с­кое и ту­рец­кое боль­шин­с­т­во.

Во вре­мя Крым­с­кой вой­ны 1853-1856 гг. в Гре­ции от­к­ры­то про­яв­ля­лись сим­па­тии к Рос­сии. Гре­чес­кие от­ря­ды всту­пи­ли в Эпир, в ос­ман­с­кие пре­де­лы. Рез­кая ре­ак­ция пос­ле­до­ва­ла не толь­ко со сто­ро­ны Тур­ции, но и ее со­юз­ни­ков, Фран­ции и Ве­ли­коб­ри­та­нии, чьи вой­ска вы­са­ди­лись в Афи­нах. Пра­ви­тель­с­т­во Гре­ции вы­нуж­де­но бы­ло от­с­ту­пить.

Экономическая раз­ру­ха, тя­жесть на­ло­го­во­го об­ло­же­ния, от­сут­с­т­вие де­мок­ра­ти­чес­ких сво­бод, пре­неб­ре­же­ние От­то­на да­же уме­рен­ной кон­с­ти­ту­ци­ей 1844 г.- все это пос­лу­жи­ло при­чи­ной вспых­нув­шей в 1862 г. ре­во­лю­ции. Вос­ста­ние афин­с­ко­го гар­ни­зо­на скло­ни­ло ча­шу ве­сов на ее сто­ро­ну, От­то­на низ­ло­жи­ли с прес­то­ла, и он по­ки­нул стра­ну. Но­вым ко­ро­лем На­ци­ональ­ное соб­ра­ние из­б­ра­ло прин­ца Виль­гель­ма Глюк­с­бур­га, всту­пив­ше­го на прес­тол под име­нем Ге­ор­га I. При­ня­тая в 1864 г. Кон­с­ти­ту­ция вве­ла в стра­не все­об­щее из­би­ра­тель­ное пра­во для муж­чин (огра­ни­чен­ное цен­зом осед­лос­ти) и од­но­па­лат­ный пар­ла­мент, про­воз­г­ла­си­ла ос­нов­ные де­мок­ра­ти­чес­кие пра­ва на­се­ле­ния. В том же го­ду Ве­ли­коб­ри­та­ния пе­ре­да­ла Гре­ции на­хо­див­ши­еся с на­ча­ла ве­ка под ее уп­рав­ле­ни­ем Иони­чес­кие ос­т­ро­ва. Но воп­рос «со­би­ра­ния зе­мель» про­дол­жал ос­та­вать­ся са­мым жгу­чим. Вос­ста­ние 1866 г. на ос­т­ро­ве Крит не увен­ча­лось объ­еди­не­ни­ем его с Гре­ци­ей­; ос­т­ро­ви­тя­не до­би­лись лишь пра­ва на ог­ра­ни­чен­ное са­мо­уп­рав­ле­ние.

 

Албанские земли.

 

Албанские зем­ли бы­ли раз­би­ты в Ос­ман­с­кой им­пе­рии на нес­коль­ко сан­д­жа­ков, поз­д­нее - па­ша­лы­ков и, на­ко­нец, с 1866 г.- ви­лай­етов со сме­шан­ным ал­ба­но-гре­чес­ким на­се­ле­ни­ем. Осо­бен­нос­тью ал­бан­цев яв­ля­лось то, что они бы­ли ре­ли­ги­оз­но ра­зоб­ще­ны. На­ибо­лее мно­го­чис­лен­ная груп­па ис­по­ве­до­ва­ла ис­лам, за ним сле­до­ва­ли пра­вос­лав­ные и ка­то­ли­ки. Од­на­ко соз­на­ние эт­ни­чес­кой и на­ци­ональ­ной об­щ­нос­ти не ис­чез­ло, и ре­ли­ги­оз­ная враж­да не ом­ра­ча­ла их ис­то­рии; язык, пре­да­ния и нра­вы пе­ре­да­ва­лись из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние. Не уга­сал культ зна­ме­ни­то­го во­ите­ля, бор­ца за сох­ра­не­ние не­за­ви­си­мос­ти, Скан­дер­бе­га (Ге­ор­га Кас­т­ри­оти; ок. 1405-1468). На ру­бе­же XVI­II-XIX вв. су­щес­т­во­ва­ние, пусть вре­мен­ное, по­лу­са­мос­то­ятель­ных па­ша­лы­ков, Янин­с­ко­го и Шкод­рин­с­ко­го, спо­соб­с­т­во­ва­ло кон­со­ли­да­ции ал­бан­с­кой об­щ­нос­ти. В то же вре­мя ал­бан­с­кие зем­ли как в со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­ком от­но­ше­нии, так и в ду­хов­ном тес­нее дру­гих не­ту­рец­ких рай­онов бы­ли свя­за­ны с Ос­ман­с­кой им­пе­ри­ей. Ал­бан­с­кие фе­одаль­ные ро­ды за­ни­ма­ли вид­ное мес­то в иерар­хии им­пе­рии, пос­тав­ля­ли для нее не­ма­ло выс­ших чи­нов­ни­ков, па­шей и да­же ве­ли­ких ви­зи­рей. Зна­ме­ни­тый пра­ви­тель Егип­та Му­хам­мед-Али был вы­ход­цем из Ал­ба­нии. Ал­бан­с­кие му­суль­ма­не сос­тав­ля­ли не­ма­лую часть ту­рец­кой ар­мии.

Кризис им­пе­рии за­ко­но­мер­но рас­п­рос­т­ра­нил­ся и на ее ал­бан­с­кие зем­ли. Си­па­хи все ме­нее охот­но от­к­ли­ка­лись на при­зыв ид­ти в по­хо­ды, пред­по­чи­тая за­ни­мать­ся до­ма хо­зяй­ст­вом. И по за­ко­ну, и в об­ход его они зах­ва­ты­ва­ли ми­рий­ские (го­су­дар­с­т­вен­ные) зем­ли, от­тор­гая их у крес­ть­ян­с­ких об­щин и прев­ра­щая их в чиф­т­ли­ки (час­т­ные вла­де­ния). Рос­ла за­паш­ка зе­мель, внед­ря­лись но­вые куль­ту­ры, в том чис­ле вве­зен­ные из Аме­ри­ки (ку­ку­ру­за, хло­пок, рис, та­бак). По­лу­чи­ло раз­ви­тие го­род­с­кое ре­мес­ло. В от­дель­ных го­ро­дах ре­мес­лен­ные це­хи-эсна­фы (ко­жев­ни­ков, пор­т­ных, са­пож­ни­ков, мяс­ни­ков и т. д.) нас­чи­ты­ва­лись де­сят­ка­ми. Вмес­те с ры­ноч­ным об­ме­ном рос­ло про­из­вод­с­т­во зер­на, олив­ко­во­го мас­ла, та­ба­ка, ско­то­вод­с­т­во. Уже в XVII, а осо­бен­но в XVI­II в. все это в зна­чи­тель­ных ко­ли­чес­т­вах вы­во­зи­лось за гра­ни­цу. Дур­рес прев­ра­тил­ся во вто­рой пос­ле Стам­бу­ла порт ев­ро­пей­ской Тур­ции, в нем от­к­ры­лись кон­суль­с­т­ва Ан­г­лии, Фран­ции, Гол­лан­дии, Ве­не­ции, Не­апо­ля.

Ослабление ту­рец­кой во­ен­ной и де­зор­га­ни­за­ция ад­ми­нис­т­ра­тив­ной сис­те­мы спо­соб­с­т­во­ва­ли раз­го­ра­нию меж­до­усо­биц круп­ных фе­одаль­ных ро­дов, их борь­бе за зем­лю и власть, в ко­то­рую ока­за­лось вов­ле­чен­ным все на­се­ле­ние, по тра­ди­ции по­го­лов­но во­ору­жен­ное. Да­же се­ле­ния из­ме­ни­ли об­лик: в них стро­ились ку­лы - до­ма-кре­пос­ти с тол­с­ты­ми сте­на­ми и ок­на­ми-бой­ни­цам и дверью на вы­со­те нес­коль­ких мет­ров от зем­ли, до ко­то­рой до­би­ра­лись по ве­ре­воч­ной лес­т­ни­це.

История поч­ти бес­п­ре­рыв­ных внут­рен­них войн зна­ет нес­коль­ко яр­ких стра­ниц, ког­да от­дель­ным силь­ным лич­нос­тям уда­ва­лось объ­еди­нить под сво­ей влас­тью, и на­дол­го, зна­чи­тель­ные тер­ри­то­рии, прев­ра­щая их в сво­его ро­да го­су­дар­с­т­во в го­су­дар­с­т­ве, и ког­да са­мо вла­ды­чес­т­во Пор­ты ста­но­ви­лось но­ми­наль­ным. Так, в 60-е го­ды XVI­II в. власть в Шкод­ре (Ску­та­ри) и ок­ру­жав­ших ее рай­онах зах­ва­тил Мех-мед-па­ша Бу­ша­ти (Ста­рый­), обуз­дав­ший мес­т­ных фе­ода­лов. Рост его вли­яния всерь­ез встре­во­жил Вы­со­кую Пор­ту, и по­дос­лан­ные ею аген­ты в 1775 г. от­ра­ви­ли па­шу, но по­дор­вать мо­гу­щес­т­во ро­да не уда­лось. В 1787 г. бы­ла пред­п­ри­ня­та су­хо­пут­ная и мор­с­кая эк­с­пе­ди­ция про­тив сы­на Ста­ро­го, но­сив­ше­го имя Мах­муд. Пор­та су­ме­ла прив­лечь на свою сто­ро­ну мно­гих про­тив­ни­ков Мах­му­да, и пос­ле нес­коль­ких битв тот ук­рыл­ся с нем­но­го­чис­лен­ны­ми сто­рон­ни­ка­ми в шкод­рин­с­кой ци­та­де­ли Ра­за­фа­те.

Однако здесь гра­бе­жи ту­рец­кой ар­мии, опус­то­ше­ние по­лей­, зас­той в тор­гов­ле под­ня­ли про­тив нее на­се­ле­ние Се­вер­ной Ал­ба­нии, к то­му же по­дос­пе­ли вес­ти о на­ча­ле рус­ско-ту­рец­кой вой­ны, взбод­рив­шие пов­с­тан­цев. Тур­ки по­тер­пе­ли сок­ру­ши­тель­ное по­ра­же­ние. Вы­со­кая Пор­та сми­ри­лась, а в 1789 г. «мя­теж­ник», т. е. Мах­муд, по­лу­чил зва­ние трех­бун­чуж­но­го па­ши (по ев­ро­пей­ским мер­кам - пол­но­го ге­не­ра­ла) и был ут­вер­ж­ден в дол­ж­нос­ти пра­ви­те­ля Шко­ды.

Одновременно весь­ма ос­лож­ни­лась для Пор­ты об­с­та­нов­ка в Юж­ной Ал­ба­нии и при­мы­кав­ших к ней рай­онах Се­вер­ной Гре­ции (в Фес­са­лии и Эпи­ре). Их под­чи­нил сво­ей влас­ти вы­хо­дец из го­род­ка Те­пе­ле­на Али-па­ша, уч­ре­див­ший свою сто­ли­цу в тор­го­во-ре­мес­лен­ном цен­т­ре Яни­не (отсю­да - Али-па­ша Янин­с­кий­). Он иг­но­ри­ро­вал при­ка­зы о выс­туп­ле­нии со сво­ими вой­ска­ми в по­ход про­тив Рос­сии и да­же всту­пил в пе­ре­пис­ку с Г.А. По­тем­ки­ным. В под­в­лас­т­ных вла­де­ни­ях Али-па­ша (сам смо­ло­ду раз­бой­ни­чав­ший на боль­шой до­ро­ге) ус­та­но­вил стро­гий по­ря­док, сле­дил за пра­виль­ным взи­ма­ни­ем на­ло­гов, про­яв­лял все приз­на­ки ува­же­ния к хрис­ти­ан­с­кой ре­ли­гии. По­пыт­ка Пор­ты под­нять про­тив Али му­суль­ман­с­ких фе­ода­лов по­тер­пе­ла не­уда­чу, их от­ря­ды бы­ли раз­г­ром­ле­ны. Лишь пос­ле окон­ча­ния вой­ны с Рос­си­ей она ре­ши­ла пе­рей­ти в нас­туп­ле­ние.

Первый удар был нап­рав­лен про­тив влас­ти­те­ля Шко­ды. В 1792 г. трех­бун­чуж­ный па­ша Мах­муд был, по сул­тан­с­ко­му ука­зу, сно­ва объ­яв­лен мя­теж­ни­ком. Пос­ле­до­ва­ла вто­рая оса­да Ра­за­фа­та, и сно­ва - не­уда­ча, и вновь Мах­муд был «про­щен». Сов­сем пе­рес­тав счи­тать­ся с пре­ро­га­ти­ва­ми сул­та­на, он уп­рав­лял Шкод­рин­с­ким па­ша­лы­ком по сво­ему смот­ре­нию, по­са­див на все ад­ми­нис­т­ра­тив­ные дол­ж­нос­ти сво­их лю­дей­, об­за­ве­дясь соб­с­т­вен­ной ар­ми­ей и да­же не­боль­шим фло­том. Лишь нез­на­чи­тель­ную часть сво­их до­хо­дов он от­п­рав­лял в Стам­бул в ви­де да­ни. В Шкод­ре вновь обос­но­вал­ся ка­то­ли­чес­кий ар­хи­епис­коп. Во вла­де­ни­ях Мах­му­да на вре­мя ус­та­но­ви­лось от­но­си­тель­ное спо­кой­ст­вие, ко­то­рое он сам же и на­ру­шил. Стре­мясь удов­лет­во­рить свои эк­с­пан­си­онис­т­с­кие ап­пе­ти­ты, Мах­муд в 1795 г. ов­ла­дел Ко­со­во, а в сле­ду­ющем го­ду на­пал на Чер­но­го­рию; од­на­ко счас­тье ему из­ме­ни­ло, он был раз­г­ром­лен и пал в бою.

Между тем Али-па­ша Янин­с­кий ус­пеш­но «округ­лял» свои вла­де­ния, опи­ра­ясь на мел­ких фе­ода­лов и поль­зу­ясь слож­ной меж­ду­на­род­ной об­с­та­нов­кой. Вос­точ­ное Сре­ди­зем­но­морье на­дол­го прев­ра­ти­лось в аре­ну вой­ны меж­ду Фран­ци­ей и Ан­г­ли­ей. Али-па­ша ла­ви­ро­вал меж­ду во­ю­ющи­ми, по­лу­чая бо­евое сна­ря­же­ние то от од­ной­, то от дру­гой сто­ро­ны. В 1809 г. он зах­ва­тил Бе­рат­с­кий па­ша­лык; в 1811 г. его вой­ска всту­пи­ли во Вле­ру, раз­г­ро­ми­ли ли­гу юж­но­ал­бан­с­ких фе­ода­лов и за­ня­ли Ги­ро­кас­т­ру. Пос­ле­до­ва­ли рас­п­ра­вы с вра­га­ми, зах­ват или по­куп­ка за бес­це­нок их зе­мель. Рас­по­ла­гая круп­ны­ми сред­с­т­ва­ми, Али-па­ша пос­то­ян­но со­дер­жал ар­мию в 10-15 тыс. че­ло­век и, щед­ро ода­ри­вая «ко­го на­до» в Стам­бу­ле, обес­пе­чи­вал се­бе, до по­ры до вре­ме­ни, сан­к­цию на все но­вые «при­ра­ще­ния».

Лишь пос­ле окон­ча­ния в 1812 г. оче­ред­ной вой­ны с Рос­си­ей­, ук­ре­пив свои по­зи­ции внут­ри стра­ны, сул­тан Мах­муд II пе­ре­шел к ре­ши­тель­ным дей­ст­ви­ям. Он ли­шил Али пра­ва на уп­рав­ле­ние час­тью вла­де­ний­, спо­соб­с­т­во­вал раз­жи­га­нию его кон­ф­лик­та с шкод­рин­с­ким па­шой. В 1820 г. Али был объ­яв­лен мя­теж­ни­ком, и ка­ра­тель­ная ар­мия ус­т­ре­ми­лась к Яни­не. Боль­шин­с­т­во приб­ли­жен­ных и да­же сы­новья по­ки­ну­ли Али, соб­лаз­нен­ные обе­ща­ни­ем вы­со­ких дол­ж­нос­тей. 17 ме­ся­цев соп­ро­тив­лял­ся гар­ни­зон Яни­ны, лишь обе­ща­ни­ем по­ми­ло­ва­ния уда­лось до­бить­ся сда­чи кре­пос­ти (январь 1822 г.). Обе­ща­ние бы­ло на­ру­ше­но, ста­рый па­ша каз­нен, и его от­руб­лен­ная го­ло­ва от­п­рав­ле­на сул­та­ну как страш­ный тро­фей...

Затем нас­ту­пи­ла оче­редь Шкод­ры. И здесь сул­тан Мах­муд II дол­го вы­жи­дал и взве­ши­вал. Толь­ко пос­ле окон­ча­ния в 1829 г. но­вой рус­ско-ту­рец­кой вой­ны он рас­по­ря­дил­ся изъ­ять у шкод­рин­с­ко­го па­ши Мус­та­фы ряд под­чи­нив­ших­ся то­му рай­онов и пред­ло­жил ему при­нять в сто­ли­це ту­рец­кий гар­ни­зон. Пос­ле пос­ле­до­вав­ше­го от­ка­за про­тив Мус­та­фы дви­ну­лись ка­ра­те­ли. Тот сдал­ся на ми­лость по­бе­ди­те­ля, и на этот раз ми­лость бы­ла ока­за­на - свои дни он за­кон­чил ос­ман­с­ким са­нов­ни­ком в Стам­бу­ле.

На при­ме­ре су­щес­т­во­ва­ния по­лу­не­за­ви­си­мых па­ша­лы­ков вид­но, нас­коль­ко неп­ря­мы­ми пу­тя­ми идет ис­то­рия. Да, это бы­ли фе­одаль­ные об­ра­зо­ва­ния во гла­ве с аб­со­лю­тис­та­ми дес­по­ти­чес­ких нак­лон­нос­тей. И в то же вре­мя эти за­ро­ды­ши на­ци­ональ­ной го­су­дар­с­т­вен­нос­ти спо­соб­с­т­во­ва­ли пре­одо­ле­нию фе­одаль­ной раз­д­роб­лен­нос­ти и рос­ту ал­бан­с­ко­го са­мо­соз­на­ния. Они вос­ста­но­ви­ли и раз­ви­ли тра­ди­ции ос­во­бо­ди­тель­ной борь­бы, ук­ре­пи­ли соз­на­ние ал­бан­с­кой ин­ди­ви­ду­аль­нос­ти.

Еще слож­нее и при­хот­ли­вее выг­ля­дит па­лит­ра ал­бан­с­кой ис­то­рии в эпо­ху ту­рец­ко­го ре­фор­ма­тор­с­т­ва (тан­зи­ма­та), на­чав­ше­го­ся в 30-е го­ды XIX в. Ал­бан­с­кие фе­ода­лы не раз выс­ту­па­ли про­тив ре­фор­ма­ци­он­но­го кур­са и под­ни­ма­ли на­род под зна­ме­нем воз­в­ра­та к ста­рым обы­ча­ям и за­ко­нам. И все же в хо­де этих выс­туп­ле­ний креп­ло соз­на­ние на­ци­ональ­ной об­щ­нос­ти, сво­ей са­мо­быт­нос­ти. Пос­те­пен­но выз­ре­ва­ла идея ав­то­но­мии - пред­вес­т­ник стрем­ле­ния к пол­ной го­су­дар­с­т­вен­ной са­мос­то­ятель­нос­ти. Это­му спо­соб­с­т­во­ва­ла и де­ятель­ность прос­ве­ти­те­лей­, са­мым яр­ким из ко­то­рых был На­ум Ве­киль­хар­д­жи. Имен­но он в 1836 г, об­ра­тил­ся к со­оте­чес­т­вен­ни­кам с при­зы­вом раз­ви­вать род­ной язык, куль­ту­ру, прос­ве­ще­ние. Он же из­дал два ал­бан­с­ких бук­ва­ря на ос­но­ве сла­вян­с­ко­го ал­фа­ви­та. В 1864 г. вы­со­ко­пос­тав­лен­ные ал­бан­цы, глав­ным об­ра­зом чи­нов­ни­ки на ту­рец­кой служ­бе, об­ра­зо­ва­ли в Стам­бу­ле куль­тур­но-прос­ве­ти­тель­ное об­щес­т­во с целью соз­да­ния еди­ной ал­бан­с­кой аз­бу­ки, от­к­ры­тия школ с обу­че­ни­ем на род­ном язы­ке, вы­пус­ка ли­те­ра­ту­ры. Пра­ви­тель­с­т­во не­мед­лен­но зап­ре­ти­ло об­щес­т­во.

Политически прос­ве­ти­тель­с­т­во, как имен­но ал­бан­с­кое дви­же­ние, про­яв­ля­ло се­бя сла­бо; его но­си­те­ли выс­ту­па­ли сто­рон­ни­ка­ми кон­с­ти­ту­ци­он­но­го раз­ви­тия и граж­дан­с­ких прав, но в об­ще­ос­ман­с­ких рам­ках. Од­на­ко в са­мом стрем­ле­нии к куль­тур­но-язы­ко­во­му обо­соб­ле­нию в за­ро­ды­ше зак­лю­ча­лась идея по­ли­ти­чес­ко­го се­па­ра­тиз­ма.

 






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2021 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.