Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

ВОДА И СОЛЬ ВЫЛЕЧИЛИ РАК ПРОСТАТЫ

 

ЭТАПЫ ДИАГНОСТИРОВАНИЯ РАКА ПРОСТАТЫ

И ЕЕ РЕМИССИИ В РЕЗУЛЬТАТЕ ПРИЕМА ВОДЫ

 

Июль 1999 года, результат стандартного

анализа на ПСА — 4,6

Биопсия подтвердила опухоль

Январь 2000 года, ПСА — 5,7

Медицинский центр Уолтера Рида подтвердил существование опухоли

Предпочел насыщение водой облучению, химиотерапии и хирургической операции

Январь 2001 года, ПСА понизился до 3,5

Уэлс Джексон 61 год.

Уважаемый доктор Батмангхелидж!

Пишу, чтобы поблагодарить вас за то, что помогли мне излечиться от рака простаты.

Во время прохождения летной медкомиссии в июле 1999 года оказалось, что мой показатель ПСА (простатоспецифического антигена) поднялся до 4,6. Я обратился к урологу, и дело кончилось тем, что в октябре он направил меня на биопсию, результаты которой оказались положительными. В январе 2000 года я поехал в медицинский центр Уолтера Рида для контрольного обследования, и когда оказалось, что мой ПСА поднялся до 5,7, мне подтвердили диагноз «рак».

Когда я приехал домой на Рождество, моя мать принялась расхваливать вашу книгу «Ваше тело просит воды». Я пообещал ей прочитать материалы, которые она мне дала, когда буду лететь назад в Германию. Пока я лежал в центре Уолтера Рида в Вашингтоне, то выяснил все, что мог, о возможных способах лечения, а также о больницах и клиниках, которые можно было использовать в качестве альтернативных вариантов, поскольку все, к кому я обращался, уговаривали меня ложиться на операцию. Фактически, мне предложили три варианта: ждать и наблюдать, пройти курс лучевой терапии или согласиться на хирургическую операцию. Последний вариант мне рекомендовали особенно настойчиво.



Я начал пить воду ещё в центре Уолтера Рида, после того как скачал по интернету информацию с вашего сайта www.watercure.com. Я отправил вам электронное письмо с несколькими уточняющими вопросами, а когда вернулся в Европу, нашел в своей почте приглашение позвонить вам в офис и сразу же им воспользовался. Вы задали мне множество вопросов и порекомендовали начать пить воду, морковный сок, апельсиновый сок, добавлять в пищу соль (чего я не делал уже лет двадцать) и включать в рацион как можно больше овощей и фруктов. Единственным ограничением стал запрет на все жареное.

Кроме того, вы предложили мне отказаться от кофе, спиртных напитков и содовой, обязательно гулять по часу утром и по полчаса вечером. Вы предложили мне звонить вам по всем возникающим вопросам, а когда я спросил, сколько это будет стоить, вы сказали, что платить ничего не придется... Я даже не знал, что сказать!!!

С того момента я стал звонить регулярно, поначалу раз в неделю, а с недавних пор примерно раз в месяц. Я ежемесячно сдавал анализы на ПСА, и начиная с февраля (через месяц после начала следования программе «Лечение водой» ) их результаты, как правило, оказывались в пределах допустимой безопасности. В марте я отправился в Панаму, а оттуда во Вьетнам и не мог строго соблюдать режим, но продолжал выпивать ежедневную норму воды, и, когда в апреле снова сдал анализ, мой ПСА оказался немного выше обычного. Я возобновил режим, и в следующем месяце ПСА снова снизился.

Конец июля и начало августа я провел в Панаме, где встретились все мои родственники, там мне пришлось позволить себе немного пива и кофе, поэтому после возвращения в Европу анализ снова показал повышение ПСА. Я встревожился и позвонил вам, чтобы посоветоваться по этому поводу. В ходе нашего разговора вы очень настойчиво расспрашивали меня об употреблении алкоголя, поэтому я признался, что, проживая в Германии, где производят самое лучшее пиво в мире, обычно не могу отказать себе в кружечке-другой за ужином.

Вы потребовали, что­бы я не употреблял ничего спиртного, и я обещал это сделать. Еще вы сказали мне, что высокий уровень ПСА свидетельствует о повышенной кислотности организма, и рекомендовали мне есть побольше овощей, особенно зеленых, чтобы нормализовать показатель рН. В следующем месяце мой ПСА снизился до 3,3.

Сначала, когда я пытался объяснять врачам, как я лечусь, они отмахивались от моих слов, но недавно мне посчастливилось найти несколько человек, которые проявили интерес к моим объяснениям. С самого начала выполнения предложенной вами программы я стал чувствовать себя лучше, чем раньше. Я находился в достаточно хорошей форме, но через три недели заметил, что при выполнении тех же самых упражнений для сердечнососудистой системы мне приходилось делать их с большей интенсивностью, чтобы поднять частоту сердечного ритма до 150. При прежних нагрузках мой пульс поднимался только до 130. Я спросил вас, в чем дело, и вы сказали, что, по всей видимости, моя сердечная мышца раньше была обезвожена, а теперь ей не приходится так напрягаться. Сейчас такие же нагрузки повышают мой пульс только до 115 или 120.

В течение четырех лет я ощущал боль в коленях и в одном тазобедренном суставе, которая появлялась во время ходьбы или бега, а когда я вставал со стула и делал несколько шагов, у меня болели колени. Через три месяца лечения водой все эти боли полностью прошли. Ноющая боль в пояснице исчезла, и сейчас я действительно чувствую себя отлично. Мне шестьдесят, и, если честно, я чувствую себя примерно так же хорошо, как в 40 лет, и к тому же я вылечился от рака простаты.

Я рос на ферме, летал на истребителях, строил дома и коммерческие здания, в зрелом возрасте владел несколькими консалтинговыми фирмами в сфере строительства, поэтому, как человек с практическим складом ума, считаю, что теория лечения водой основана на здравом смысле. Я могу с полной ответственностью подтвердить эффективность вашей методики. К сожалению, многие друзья считают ее слишком простым решением. Но особое разочарование вызывает у меня неосведомленность, которую демонстрируют представители традиционной медицины. Похоже, что, когда речь заходит о том, чтобы принять к сведению вашу информацию, образование и профессиональное высокомерие не позволяют им видеть самые очевидные вещи.

Большое вам спасибо, доктор Батмангхелидж. Я молюсь за то, чтобы НАМ С ВАМИ удалось довести вашу практическую информацию до сведения людей, которым она принесет пользу.

Пожалуйста, не стесняйтесь делиться информацией обо мне с каждым, кому она может оказаться полезной.

С совершенным почтением, У. Дж.

Примечание. В следующем году мистер Джексон вернулся в центр Уолтера Рида для повторной оценки своего состояния. Все анализы на рак дали отрицательные результаты. Ему сказали пройти еще одно обследование через год. С тех пор в его организме нет никаких следов рака.

* * *

Уважаемый доктор Батмангхелидж!

Вы поймете, почему мы с Кеном больше заботились о том, чтобы использовать любые доступные нам средства борьбы с его запущенным, неизлечимым раком простаты, чем о том, чтобы тщательно вести историю его болезни. Я постаралась как можно точнее восстановить события по документам «Medicare», счетам от врачей и прочим бумагам. Кроме того, прилагаю фотокопии его лабораторных анализов, взятых в Хьюстоне, штат Техас.

Результаты анализов на ПСА (простатоспецифический антиген), сделанных 4 и 9 июля, а также биопсии, взятой 9 июля, определенно подтверждают прогноз доктора Сайперда, который сказал, что, несмотря на любые лечебные мероприятия, Кен должен будет умереть через 18 месяцев от рака простаты. Шестого июля я заказала ваши книги, видео и аудио­кассеты, которые пришли примерно 14 июля. Тринадцатого июля я заказала минеральные капли «Concen Trace» и получила их, как мне кажется, 21 июля.

Совершенно точно, что Кен увеличил потребление воды уже после получения результата второго анализа на ПСА (50,8). Насколько я помню, он перешел на этот режим уже на следующий день после получения вашей книги и видеокассет. В течение пяти дней моча Кена была такого темно-коричневого цвета и так омерзительно пахла, что мы не на шутку встревожились. «Это раковые клетки выходят», — пыталась приободрить я его. Кен буквально обливался потом, у которого тоже был острый, отвратительный запах. Ему приходилось по нескольку раз в сутки менять постельное и нательное белье (каждый раз после душа). Кен выпивал по 11-13 стаканов воды, дистиллированной в домашних условиях. Внезапно, на пятый день после обеда, моча Кена стала светлой, интенсивность потения уменьшилась, а пот приобрел нормальный запах.

Когда именно Кен стал добавлять в дистиллированную воду «Concen Trace», точно сказать не могу. Кену не нравился вкус жидкости, которая получалась при разбавлении 30 капель средства на 4 л воды, поэтому несколько дней он экспериментировал с концентрацией, остановившись в конце концов на 18 каплях на 4 л воды.

С тех пор как несколько лет назад мы купили домашний дистиллятор фирмы «Sears», я постоянно твердила ему о необходимости усиливать действие воды минералами. В 1967 году у меня обнаружилась клиническая депрессия, которую в 1970 году признали следствием дисбаланса кальция и магния, вызванного потреблением воды, пропущенной через водоумягчительную установку фирмы «Culligan». С тех пор я стала убежденной сторонницей минеральных добавок. Однако Кен ничего не предпринимал для возмещения минералов, потерянных в процессе дистилляции воды.

Когда в клинику Бужински в Хьюстоне пришли результаты предоперационного анализа на ПСА, Кена спросили, как могло случиться, что его уровень ПСА настолько снизился. Он переадресовал вопрос мне, и только через несколько дней до меня дошло, что единственным изменением в его образе жизни между вторым и третьим анализом на ПСА было многократное увеличение количества выпиваемой им воды. Раньше Кен всегда пил много кофе, но выпивал за день только один стакан воды, обычно за ужином.

Похоже, что опухоли у Кена потерпели полное поражение, а раковые клетки в его костных тканях быстро отступают. Кен продолжает выпивать по 8 стаканов воды каждый день.

Вы можете использовать любые из этих документов, как сочтете нужным.

С уважением, С. Б.

* * *

Уважаемый доктор Батмангхелидж!

Прежде всего хочу от всего сердца поблагодарить вас за написание книги «Ваше тело просит воды»! Ваша борьба с медицинским истэблишментом напоминает мне мои собственные поиски альтернативы таким традиционным методам лечения, как химиотерапия, лучевая терапия и хирургическое вмешательство, а также те муки, которые мне пришлось вытерпеть от так называемой западной медицины, но это уже другая история.

Я не знаком с вами лично, но горжусь вами! Вы один из настоящих героев!

Краткая предыстория. В апреле 1997 года в результате обследования в Стэнфордской онкологической клинике у меня обнаружили плоскоклеточную карциному левой миндалевидной железы с метастазами в лимфатических узлах шеи. Мне сказали, что случай очень тяжелый и вероятность выживания составляет от 15 до 30 процентов, и то в том случае, если я соглашусь на рекомендованное лечение. Оно заключалось в рассечении шеи с удалением 11-го черепного нерва, части челюсти и большого количества тканей в горле, после чего я должен был пройти курс лучевой терапии и 16 недель химиотерапии. В случае отказа от предложенного лечения мне осталось бы жить не более пяти недель! Никто не хотел прямо ответить на вопрос, сколько это будет стоить, но затем неохотно и неофициально была названа цифра 350 тысяч долларов, не считая химиотерапии. (Тут нужно отметить, что у меня была отличная медицинская страховка, которая так сильно разжигала аппетиты врачей, что чуть не стала моим смертным приговором.)

После внимательного изучения возможных вариантов я наотрез отказался от операции, химиотерапии и облучения. Я сел на органическую, макробиотическую (вегетарианскую) диету, избавился от токсинов в доме и вокруг него, стал вести здоровый образ жизни, использовать лекарственные травы, упражнения цигун, а впоследствии — гипербарический кислород, который оказался очень эффективным.

В течение последних четырех с половиной лет мой рак, похоже, находился в фазе ремиссии, но затем, через пару лет, я понемногу стал нарушать диету. Рак снова начал прогрессировать, и у меня появились четыре новые опухоли. С помощью прежнего режима я сумел остановить его развитие, но повернуть процесс вспять не удавалось. Один врач убедил меня в необходимости исключить из рациона соль, и через несколько месяцев к прежним опухолям добавились еще шесть. До последнего времени у меня ни разу не было сильных болей, и я ни одного дня не провел на больничном. Двадцать дней назад рак предпринял решительную атаку. Опухоли начали быстро увеличиваться, стали давить на сонную артерию и, возможно, на периневрий (оболочку нерва). На миндалине появились некрозные ткани, которые за три дня покрыли ее полностью; я, повидимому, потерял часть костной челюстной ткани, но худшим из всего стала мучительная острая невралгическая боль, которую невозможно было вынести.

Врачи сказали, что через несколько дней невыносимая боль заставит меня сдаться на милость медицинской системы, или я в любой момент умру от кровотечения.

Как раз перед этим я прочитал книгу «Ваше тело просит воды» в переиздании 1992 года и поверил в то, что рак — это следствие длительного обезвоживания. В прошлом я пил очень мало воды. От боли мне прописывали оксиконтин и перкосет. У меня не было желания испытать медикаментозный ступор, поэтому я решил пить по 2 л воды со щепоткой соли, как было рекомендовано в вашей книге. К моему изумлению, вода оказалась более сильным средством от боли такого рода, чем лекарства! Всего через 12 дней в состоянии опухолей начались изменения. Похоже, что дни начинают понемногу уменьшаться, во всяком случае, становятся более мягкими и гладкими. Боль резко пошла на убыль.

Может, еще рано об этом говорить, но некрозных тканей на миндалине, похоже, становится меньше. Благодаря вашей книге я успел вовремя узнать, что недостающим фактором в моем лечении оказалась обычная вода. Если я смогу избавиться от рака с помощью программы «Лечение водой», разве не станет мой случай веским доказательством вашей правоты? Мое выздоровление идет полным ходом.

Пока я пил по 1,5 л воды, боль продолжала диктовать мне свои условия. Это заставило меня довести норму воды до 3-4 л в день. Мне 52 года, я капитан чартерного катера для экскурсий, и у меня отличное здоровье, если не считать этого проклятого рака.

Спасибо.

С уважением, Э. К.

* * *

Уважаемый доктор Батмангхелидж!

В ноябре 1988 года у меня обнаружили рак костного мозга и сказали, что эта болезнь смертельна. За 12 лет я ни разу не прошел курс химиотерапии.

Врачи не понимают, как мне удается так долго жить со смертельной формой рака. Большинство пациентов с таким заболеванием живут, как правило, не дольше 3-6 лет, и мне в свое время обещали столько же. Они не могут понять, почему у меня в костях до сих Пор не образовались дырки.

Четвертого августа 2000 года меня доставили в отделение скорой помощи Медицинского центра Парквей со следующими симптомами:

• бессознательное состояние;

• дыхательная недостаточность;

• температура 40,5°;

• пульс 222 удара в минуту;

• кровяное давление 200/130;

• пневмония;

• бактериальный менингит (воспаление спинного мозга и оболочки головного мозга);

• сильная агглютинация крови;

• носовое кровотечение;

• множественные миеломы (рак кости);

• нулевая иммунная реакция (из-за рака кости).

Немного раньше на той же неделе по телевизору сообщили, что двое здоровых молодых мужчин, в возрасте 17 лет и 21 года, умерли от менингита. Врачи сказали, что если бы меня привезли в больницу на два часа позже, то я умер бы сразу по прибытии. Бактериальный менингит — это самая тяжелая форма менингита, которой может заболеть человек.

Десять дней я пролежал в отделении интенсивной терапии, без сознания и на принудительной вентиляции легких. Врачи не надеялись, что я выживу. Врач «скорой помощи» сообщил моим родным, что мне, скорее всего, сделают трахеотомию, введут зонд для искусственного кормления и подключат к аппаратам искусственного поддержания жизнедеятельности. Моей семье сказали, что когда и если я приду в сознание, то, возможно, превращусь в то, что медики называют растением. Врачи сказали, что у большинства пациентов, которые долгое время лежат без сознания «под вентилятором», мозг обычно умирает.

Милостью Божьей, когда на одиннадцатый день я очнулся, у меня сохранилась способность самостоятельно дышать, все физиологические функции и здравый рассудок. С того дня прошло уже девять недель, а я, несказанной милостью Всевышнего, продолжаю жить и воссылать Ему славу и хвалу. Я исцелился, и ко мне вернулся Божественный дар здоровья. Кроме того, я попрежнему продолжаю выпивать по 5,5 л воды с одной чайной ложкой соли в день. Спасибо за вашу науку.

Искренне ваш, М. Дж.


РАК МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Если вы хотите услышать историю рака, способную заставить вас дважды подумать о том, стоит ли верить традиционной медицине, которая предлагает химиотерапию, облучение и хирургическое вмешательство, то вам стоит познакомиться с личным опытом доктора медицины Лорейн Дэй, известного хирурга-ортопеда с многолетним стажем работы в университетской клинике. Пятнадцать лет она преподавала на медицинском факультете Калифорнийского университета в Сан-Франциско, который входит в тройку лучших медицинских школ Америки. Лорейн Дэй занимала должности адъюнкт-профессора, вице-председателя отделения ортопедической хирургии и ведущего хирурга-ортопеда в знаменитой больнице Сан-Франциско, где принимала участие в обучении тысяч врачей. Свою повседневную работу в больнице она сравнивает с работой полевого военного госпиталя, показанной в телесериале «M*A*S*H».

Доктор Дэй регулярно выступала с лекциями в ведущих медицинских учреждениях Америки и Европы, включая такие престижные центры научной мысли, как Массачусетское медицинское общество и Королевское общество медицины в Лондоне, Англия. Она пользовалась славой одного из самых квалифицированных специалистов в мире, достойного заниматься воспитанием будущих врачей. И вот, на этом этапе её жизни, на пике головокружительной медицинской карьеры, Создатель включил ее в список студентов Его собственной медицинской школы и бросил в глубокие воды неизведанного — точно так же, как Он в свое время поступил со мной. В 1992 году у нее начал стремительно развиваться рак молочной железы.

Лорейн Дэй сразу же поняла, что знала о раке слишком мало и что традиционные способы, которыми она сама лечила пациентов, — это совсем не то, что ей было нужно. Она знала, что врачи боятся рака больше, чем любых других болезней, — ведь они лучше других знают, что средства, которыми они лечат людей, не помогают.

Не прошло и месяца, как она осознала, что скоро умрет. Всего за три недели маленькая опухоль, которая выступила по центру груди на левой молочной железе, выросла до размеров крупного апельсина. Она не могла доверить лечение своего тяжелого случая коллегам-медикам из её собственного университета. Будучи здравомыслящим человеком и основываясь на собранной ею обширной информации, она не хотела стать очередной жертвой традиционного лечения рака, учитывающего в первую очередь коммерческие интересы. «Я отказалась от химиотерапии, облучения и калечащей хирургии, потому что за много лет работы врачом видела тысячи пациентов, умерших не от рака, а от болезненных, разрушительных способов лечения, которым мы, врачи, их подвергаем!»

Лорейн оставила медицинскую практику и принялась изучать альтернативную медицину. Она начала штудировать литературу о натуральных лечебных процедурах, предлагаемых знаменитыми целителями. Лорейн изменила образ жизни и стала искать решение своей проблемы в области питания. Опухоль росла и должна была вскоре прорвать кожу, что грозило появлением инфекционного заражения. Она нашла хирурга, который согласился удалить только внешнюю часть опухоли и не трогать быстро растущие метастазы в подмышечных железах, над ключицами, в носу и других местах, — и, разумеется, никакой химиотерапии и никакого облучения.

Несмотря на новый режим питания, рак вернулся и принялся расти с еще большей скоростью. Она так ослабла, что едва могла передвигаться, и была вынуждена перейти на постельный режим. На этой, финальной, стадии ее жизни, когда архангел уже готовился сопровождать её к вратам рая — и она прекрасно это осознавала, — кто-то из знакомых дал ей мою книгу «Ваше тело просит воды». Она сразу же поняла, что представленная в книге информация имеет самое непосредственное отношение к её проблеме, и начала пить воду, словно в последний раз.

Лорейн поняла, что кофе, который она пила все эти годы в перерывах между операциями, причинил ее здоровью непоправимый вред и способствовал созданию условий, благоприятных для развития рака, с которым ей теперь пришлось бороться. Далее помещены рисунки, на которых показаны размеры и расположение ее раковой опухоли и метастазов.

Я попросил знакомую художницу Лурдес Санчес срисовать фотографии опухоли, которые доктор Дэй разместила на своем веб­сайте www.drday.com. Я предпочел рисунки фотографиям, чтобы у вас возникло желание посетить ее сайт и самим познакомиться с информацией об ожесточенной борьбе, которую доктор Дэй ведет против медицинского истэблишмента, чьей блистательной представительницей она сама являлась в течение многих лет. После того, как доктор Лорейн включила в ежедневный рацион воду, архангел получил приказ вернуться восвояси, а её самочувствие начало улучшаться с каждым днем. Полное выздоровление и избавление от всех симптомов рака — хвала Господу — заняло восемь месяцев. С тех пор уже 10 лет, как у нее нет никаких признаков рака.

Теперь она выступает перед участниками различных конференций, а также перед теми представителями медицинского истэблишмента, кто придерживается широких взглядов и не желает причинять вред людям, особенно сейчас, когда можно воспользоваться простым и эффективным альтернативным методом лечения. Профессиональные медики, которые (или родственники которых) становятся жертвами рака, с надеждой обращаются к ее благоприобретенной мудрости. Она использует мою книгу «Ваше тело просит воды» в качестве одного из своих учебных пособий.

В марте 2003 года, на медицинской конференции в Финиксе, штат Аризона, состоялась наша первая личная встреча с доктором Дэй. Я спросил её, почему она считает, что ключевую роль в её избавлении от рака сыграла вода, ведь рекомендуемое лечение включает много других средств. В ее ответе проявилась зрелость истинного ученого. Лорейн сказала мне, что все прочие средства она применяла до того, как включила в лечение воду, но без воды они не давали результата. Именно вода помогла радикально изменить ситуацию.

 

Рис. 11. В первые дни опухоль была размером с маленький шарик.

Рис. 12. Опухоль размером с апельсин через две недели.

Рис. 13. Это не грудь, а опухоль; так она выросла за три недели.

Рис. 14. Вид сбоку; опухоль проникла глубоко в нижележащие ткани.

Когда она применяла все остальные средства, которые рекомендует сейчас, но не пила воду, ее состояние ухудшалось, она быстро слабела и была вынуждена большую часть времени проводить в постели. В своих выступлениях она часто повторяет:

«Книга доктора Батмангхелиджа "Ваше тело просит воды" сыграла решающую роль в моем выздоровлении. Я бы не смогла поправиться без такого дополнения к своему лечению». Фото с её сайта и в 60 лет.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2022 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.