Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Причины динамизма и пути изменения политических систем

Причины динамизма политических систем.

Сосуществование в рамках любого об­щества множества социальных групп и общностей, которым присущи несов­падающие, а иногда и противополож­ные интересы, является объективной основой динамизма самой политической жизни и изменений ее институцио­нального механизма — политической системы. Государство, выполняя свою интегрирующую функцию, отнюдь не сни­мает полностью напряжение и конфликты в обществе, оно лишь поддерживает отношения между различными соци­альными группами в границах определенного «порядка». В реальной политической жизни ни одна из общественных групп не отказывается от своих интересов. Стремясь их реализовать, каждый из социальных субъектов использует для этого те средства, которые считает наилучшими. До­стигнутые при этом результаты они стремятся закрепить в политической системе общества.

Стабильность и изменчивость политических систем, сле­довательно, напрямую зависят от стабильности и изменчи­вости в соотношении социально-политических сил в об­ществе. В частичных преобразованиях политических инс­титутов закрепляются те или иные подвижки в расстановке социальных сил, достигнутые в ходе их политического вза­имодействия. Существенные сдвиги в социально-классовой структуре общества влекут за собой и существенные изме­нения в политической системе. Длительные эволюционные или стремительно протекающие революционные процессы в обществе могут приводить к полному преобразованию прежней политической системы, фактически к замене ее принципиально иной.

Реализация политических целей, как известно, осуще­ствляется в процессе политической деятельности. Исходным моментом в деятельности, объектом которой выступает по­литическая система, является неодинаковое отношение к ней различных социальных групп. Одни группы людей существующая политическая система полностью устраивает, так как она хорошо служит реализации их интересов. Другие, признавая в целом правильным сложившийся политический порядок, видят необходимость внесения в него определенных изменений. Третьих он полностью не устра­ивает, поскольку оставляет их наедине со своими интере­сами. Естественно, их отношение к существующей системе организации власти не всегда является терпимым. Скорее всего, они будут стремиться не только реформировать ее, но и заменить новой, которая обеспечивала бы им доми­нирующее положение в системе общественных отношений. В сущности, мы указали три возможные исходные по­зиции по отношению к политической системе общества: консервативную, реформистскую и революционную. Данные политические ориентации мы уже называли ранее, рас­сматривая проблему политического сознания и политиче­ской культуры. Конечно, такие позиции в первую очередь будут проявляться по отношению к политическим инсти­тутам. Охарактеризуем каждую из них подробнее.



Консервативная позиция заключается в принятии социально-политической действительности такой, какова она есть, в отказе внести в нее сколько-нибудь существенные изменения. Такая позиция чаще всего ха­рактерна для господствующих социальных слоев, для пра­вящей политической группы. Именно их больше всего устраивает существующая система власти, и именно они менее всего заинтересованы в изменении существующего порядка. Конечное, в основе консервативной позиции лежит осознание того, что существующие институты власти в наибольшей мере приспособлены к интересам данной со­циальной группы. Однако люди, занимающие консерватив­ную позицию, обосновывают ее иными аргументами: например, извечной неискоренимостью несправедливости, вредом произвольных вмешательств в общественный орга­низм и т. п. Следует заметить, что консервативную позицию могут занимать не только узкая правящая группа и под­держивающие ее социальные слои. Зачастую она принима­ется и широкими социальными слоями, которых в силу различных причин устраивает существующий политический порядок. При широком распространении консервативных настроений в обществе политический процесс развивается в относительно стабильном ритме.

Реформистская позиция состоит в стремлении внести частичные изменения в различные стороны обще­ственной жизни и организацию системы институтов власти, которые не затрагивают основ существующего социально-политического строя. Такая позиция обусловлена неудов­летворенностью народных масс своим положением и связанной с этим социальной напряженностью в обществе. В таких условиях на реформистские позиции могут пере­ходить не только подчиненные слои общества, но и пред­ставители господствующих групп. Правящие слои соглашаются на реформы с тем, чтобы ослабить напряжен­ность и сохранить свое господство. Оппозиционные полити­ческие силы, сознавая невозможность в данных условиях занять господствующее положение, требуют частичных со­циально-политических изменений, чтобы в какой-то мере реализовать свои цели.

Революционная позиция направлена на коренное, качественное преобразование всего существую­щего общественного строя, в том числе и на полную замену политической системы. Основой революционной позиции является оценка существующих общественных порядков как полностью себя изживших и не подлежащих никаким ре-фермам, никаким частичным усовершенствованиям. Такая позиция чаще всего характерна для социальных классов и групп, место которых в политической системе общества не соответствует их господствующему положению в реальной структуре экономических отношений. Эти слои и заинте­ресованы больше всех в сломе прежнего механизма по­литической власти и создании нового, в котором им было бы обеспечено доминирующее положение. Революционные позиции могут занимать и широкие социальные силы, когда они видят возможность выигрыша от коренных социально-политических преобразований,

Таким образом, динамизм политических систем обус­ловлен, главным образом, противоборством политических сил, занимающих различные позиции по отношению к существующей социальной действительности. Реальный ха­рактер развития политического процесса, направленность, темпы и глубина изменений в политической системе во многом определяются тем, какое соотношение сил складывается между группами людей, каждая из которых занимает одну из указанных трех позиций. Преобладание среди раз­личных политических сил общества одной из позиций — или консервативной, или реформистской, или революцион­ной — открывает и перспективу развертывания политиче­ского процесса по одному из трех возможных путей: 1) простое воспроизводство существующих социально-пол­итических отношений; 2) изменение социальной системы путем реформ; 3) коренное преобразование всей системы общественных отношений путем революции.

Пути простого воспроизводства политических систем в той или иной мере уже нами рассматривались, и к ним мы еще не раз будем возвращаться. Здесь мы более подробно рассмотрим такие пути изменения социально-политических систем, как реформы и контрреформы, революции и контр­революции.

Реформы и контрреформы.

Формально под реформой (от лат. reforme — преобразовываю) понимается нововведение любого содержания.

В политической теории и практике, как уже отмечалось, реформа означает изменение каких-либо сторон социальной жизни (порядков, институтов и учреждений), не уничто­жающее основ существующего общественно-политического строя. Необходимость осуществления реформ встает на по­вестку дня политической жизни в условиях роста социаль­ной напряженности в обществе. Реформы разрабатываются и проводятся в жизнь господствующими социальными груп­пами, которые таким путем стремятся ослабить давление оппозиционных сил и тем самым сохранить свое господство. В сущности, реформы — это уступки, которые делаются правящей группой, поскольку в противном случае действия оппонентов могут выйти за рамки институтов и норм су­ществующей политической системы.

Мы уже отмечали, что задачей правящей политической группы является поиск путей компромисса между конф­ликтующими сторонами. Формой такого компромисса и выступают реформы. Конечно, они в той или иной мере ограничивают претензии одной из сторон и частично удов­летворяют требования другой. Но реформы всегда нацелены на то, чтобы сохранить общественно-политическую систему как целое, изменяя ее отдельные части. Поэтому в боль­шинстве случаев проводимые реформы вызывают недовольство, как консервативных групп, так и людей, занимающих революционные позиции. Первые оценивают осуществляе­мые нововведения как чрезмерные, вторые — как явно недостаточные.

Ход политики реформ определяется сложным перепле­тением объективных и субъективных факторов. Конечно, главным из них является соотношение социально-полити­ческих сил в обществе. Успех или неуспех реформ в зна­чительной мере зависит от степени готовности правящей группы пойти на такие нововведения, которые действитель­но устраняют препятствия для нормального развития об­щества. Многое зависит также и от своевременности проведения необходимых преобразований. Как правило, за­поздавшие реформы не приводят к желаемым результатам. Поэтому реформы следует проводить в надлежащее время и весьма умело, так как в противном случае они могут не только не снизить существующее напряжение, но и привести к революционным процессам, которых как раз и стремилась избежать правящая группа.

Классическим примером успешной политики реформ яв­ляется «новый курс» президента США Франклина Рузвель­та, который он осуществлял в период 1933—1938 гг. Заслугой Рузвельта является то, что он сумел выделить главное во всем комплексе проблем, стоявших перед его правительством, а именно: необходимость активного госу­дарственного вмешательства в экономическую жизнь стра­ны. Его реформы были направлены, с одной стороны, на государственную поддержку крупнейших монополий, а с другой — на создание системы социальной защиты широких слоев населения. В результате проведения такого курса Рузвельту удалось снять социальную напряженность и вы­вести общество на новый уровень развития. Этому примеру затем последовали правительства и других стран Запада, где опыт проведения аналогичных реформ оказался столь же успешным. При этом были сохранены в целом соци­ально-экономические и политические основы общества, а положение господствующих социальных сил существенно не изменилось.

Есть все основания квалифицировать как успешную по­литику реформ, которую проводит с конца 70-х годов ру­ководство Китая. Суть происходящих здесь изменений состоит в преодолении одноукладности экономической жиз­ни. В ходе реформ государственный сектор хозяйства, ко­торый остается ведущим, дополняется индивидуальным и частным укладами, а также сектором, основанным на ино­странном капитале. При этом основы общественно-полити­ческого строя в целом остаются неизменными. И напротив, неумело проводившаяся политика реформ руководством бывшего СССР не только не улучшила социально-полити­ческого положения в стране, но и обернулась распадом этого еще не так давно великого и могучего государства.

Контрреформы (от фр. centre — против и reforme — преобразовываю) — это частичный или полный отказ от общественных нововведений, которые были осуществлены в результате политики реформ. Причиной контрреформ могут быть «перегибы», которые были допущены в ходе реформ и которые правящая группа сочла впоследствии чрезмерными. Чаще всего в основе курса на контрреформы находится стремление политической элиты вернуть себе утраченное в результате уступок, которые она была вы­нуждена сделать ранее. Однако необходимость в контрре­формах может возникнуть и в результате роста социальной напряженности, вызванной ранее проведенными реформами. Последние ведь не всегда осуществляются в интересах ши­роких социальных слоев, они могут и ущемлять их инте­ресы. Кроме того, реформы иногда приводят и к обратному эффекту: вместо ожидаемых положительных результатов, вызывают еще большее углубление социальных противоре­чий. Классическим примером политики контрреформ явля­ется деятельность в 1880-х гг. правительства русского царя Александра III, которое пересмотрело и упразднило целый ряд нововведений, осуществленных в 1860-х гг. Александром П.

Революции и контрреволюции.

В общенаучном смысле термин рево­люция (от лат. revolutio — поворот, переворот) означает глубокое качест­венное изменение в развитии каких-либо явлений природы, общества или познания. Социальная революция — это резкий, скачкообразный переход от одной общественно-по­литической системы к другой. Причем процесс этот осу­ществляется в ходе открытого столкновения противостоящих социально-политических сил, выходящего за рамки суще­ствующего институционального механизма передачи вы­сшей власти. В результате революции господствовавшие прежде социальные группы, уже ранее лишившиеся эко­номической власти, теряют и свое привилегированное по­ложение в системе политических отношений. При этом появляется новая правящая группа, которая начинает уп­равлять обществом на основе других социальных ценностей и посредством другой системы политических институтов.

Причины социальных революций многообразны. В марксистской аналитической традиции в качестве объек­тивной основы революций указываются противоречия между ростом производительных сил общества и существующими производственными отношениями, а также противоречия между складывающимся новым способом производства и прежней системой политических отношений. Проявляются эти противоречия через ухудшающееся состояние обще­ственных отношений, которое ведет к обострению социаль­ной напряженности, а при определенных условиях и к открытому противоборству между господствующими и под­чиненными социальными группами. Среди этих условий далеко не последнее значение имеют такие факторы, как неспособность правящей группы прислушиваться к сущест­венным требованиям своих политических оппонентов; ра­дикальная критика со стороны идеологов революционных сил существующей несправедливости; возникновение воо­руженных общественных групп, готовых использовать на­силие, и другие.

Оригинальное объяснение причин революций дал изве­стный русско-американский социолог Питирим Сорокин (1889—1968), который родился в России, был здесь актив­ным участником революционных событий и в 1922 г. выслан из страны. Исследованию причин революций он посвятил специальную работу под названием «Социология револю­ции», которая издана на русском языке. Главный его тезис гласит: непосредственной предпосылкой всякой революции всегда было увеличение подавленных базовых инстинктов большинства населения, а также невозможность даже ми­нимального их удовлетворения. В качестве таковых инс­тинктов П. Сорокин рассматривает потребность людей в пище, жилище, одежде, самосохранении, продолжении рода, самовыражении, свободе, состязательности, творческой ра­боте и другие. Еще одной предпосылкой революций ученый считает вырождение правящего класса, который ради со­хранения за собой высоких общественных позиций возводит все новые и новые барьеры, препятствующие продвижению талантливых представителей нижних социальных слоев к управлению обществом. Рано или поздно чувство «подав­ленности» внизу переходит критическую черту, и эти барь­еры, как пишет Сорокин, разрушаются одним революци­онным ударом [83. С. 272—292].

Современной политической наукой перечисляется ряд причин, порождающих революции. Однако главной или, во всяком случае, наиболее важной из них признается стрем­ление людей к равенству. Многие исследователи подчер­кивают несовместимость значительного неравенства в распределении благ со стабильным политическим процессом. Приведем высказывание на сей счет французского историка и политического деятеля Алексиса де Токвиля (1805— 1859), которое в той или иной мере разделяют многие современ­ные авторы: «Почти все революции, изменявшие жизнь народов, совершались либо для того, чтобы укрепить, либо для того, чтобы уничтожить равенство. Удалите второсте­пенные факторы, рассматривая причины крупных волнений, и вы почти всегда обнаружите неравенство. Причинами волнений выступала то беднота, хотевшая захватить иму­щество богатых, то сами богачи, пытавшиеся поработить бедных. Поэтому, если бы вам удалось создать такое об­щество, в котором у каждого было бы что терять и не было бы особого соблазна кого-то грабить, вы бы многое сделали для установления мира на земле» (91, С. 4591.

В политической науке общепринятым сегодня являет­ся положение, что революции происходят при особом сте­чении исторических обстоятельств в развитии той или иной страны.

По мнению одних аналитиков, осуществлению револю­ции предшествует продолжительный период ожиданий, связанный с удовлетворением основных потребностей, который затем сменяется резким разочарованием. В обществе, где имеются благоприятные возможности для удовлетворения растущих потребностей, осуществления новых надежд, ре­волюция считается маловероятной. По мнению других ав­торов, революции наиболее возможны в обществах, уже вступивших на путь модернизации, но еще не завершивших этого процесса. В таких условиях может сложиться неустойчивая ситуация, при которой появление элементов временного индустриального общества и рост уровня по­литического развития широких масс населения происходит при отставании процесса модернизации и демократизации политических институтов.

При всех недостатках данных концепций они помогают объяснить многие социально-политические механизмы как революций прошлого — от Французской революции 1789 г. до Октябрьской революции в России 1917 г. — так и революционных процессов самого последнего времени. Оши­бочным было бы полагать, что революции являются ре­зультатом политического заговора одиночек или произвольных действий изолированного от масс меньшин­ства. Как заметил американский публицист Уендел Филлипс (1811—1884), «революций не делают, революции наступа­ют». Еще образнее эту мысль выразил русский философ Н. А. Бердяев: «Революция никого не спрашивает о своем праве, она стихийна и подобна геологической катастрофе» [11. С. 184]. Таким образом, революции вырастают как результат особого характера предшествующего обществен­ного развития, имеют в своей основе ряд факторов объек­тивного и субъективного порядка.

В своем зарождении и развитии революции подчиняются определенной логике, проходят через ряд этапов. В част­ности, в развитии социальной революции могут быть вы­делены следующие этапы:

1) вызревание революции;

2) революционный взрыв;

3) победа и консолидация рево­люционных сил;

4) институционализация новой системы власти.

Этап вызревания революции характеризуется нарастанием противоречий во всех сферах общественной жизни, ростом социальной напряженности и разочарованием масс существующим общественным порядком. Одновремен­но происходит расстройство функционирования политиче­ской системы; легитимность существующего режима ставится под сомнение. Правящая группа все большим чис­лом людей рассматривается как паразитический слой, без­различный к проблемам всего общества. Как итог данного этапа выступает социально-политическая обстановка, не­посредственно предшествующая революционному взрыву. В политической науке она получила название революционной ситуации.

В настоящее время среди политологов нет общепринятой точки зрения относительно особенностей революционной ситуации. Например, интересные и, может быть, парадок­сальные суждения на сей счет высказал Алексис де Токвиль. С его точки зрения, революция наступает не в момент наиболее жестокого угнетения народных масс, не во время перехода от плохого к худшему в их жизни, а в период ослабления деспотизма власти. «Чаще всего случается, — писал он, — что народ, переносивший без жалоб и как будто нечувствительно самые тягостные законы, буйно сбра­сывает с себя их бремя, как только оно облегчается. Порядок вещей, уничтожаемый революцией, почти всегда бывает лучше того, который непосредственно ему предшествовал, и опыт показывает, что для дурного правительства наиболее опасным является обыкновенно тот момент, когда оно на­чинает преобразовываться» [90. С. 196—197]. Именно в такой ситуации массам кажется невыносимым все еще ос­тающееся зло, и они стремятся скорее покончить с его носителями решительными революционными действиями. Только гениальный ум, считает Токвиль, может спасти государя, задумавшего облегчить участь своих подданных после долговременного угнетения.

В отечественных источниках чаще всего приводится ха­рактеристика революционной ситуации, данная В. И. Ле­ниным в работе «Крах II Интернационала». Исходя из опыта революций XIX и начала XX в., Ленин указал на три главных признака революционной ситуации: 1) невоз­можность для господствующего класса сохранить в непри­косновенности свое господство, «кризис верхов», когда «верхи» уже не могут сохранить свою власть, а «низы» не хотят жить по-старому; 2) обострение выше обычного нужды и бедствий угнетенных классов; 3) значительное повышение активности масс, их готовности к самостоятельному исто­рическому творчеству. Сами по себе эти предпосылки, счи­тает Ленин, не ведут автоматически к революции. Она возникает лишь из такой ситуации, когда имеется способ­ность масс на революционные действия, достаточно сильные, чтобы сломить или надломить старое правительство [52. Т. 26. С. 248—249].

Многие исследователи полагают, что указанные призна­ки революционной ситуации не являются универсальными. Одни авторы считают, что такие признаки были характерны для ситуаций, предшествовавших лишь некоторым револю­циям прошлого. Другие упрекают Ленина в преувеличении значений субъективного фактора революции. Третьи ука­зывают на отсутствие в данной характеристике ряда других существенных предпосылок революции. Видимо, определен­ные основания для таких замечаний имеются. С нашей точки зрения, основными признаками революционной си­туации являются кризис политики господствующих в об­ществе социальных сил, невозможность для правящей группы сохранять в неизменном виде свою власть, явный отказ масс повиноваться данной власти. Что касается дру­гих, менее существенных признаков революционной ситу­ации, то вряд ли возможно дать их исчерпывающий перечень. Каждой революции предшествует неповторимое стечение обстоятельств самого различного характера: объ­ективных и субъективных, внутренних и внешних.

Вторым этапом революционного процесса, если таковой не был резко пресечен политическим действием господст­вующих групп, является революционный взрыв. Он пред­ставляет собой открытое столкновение между правительственными силами и вышедшими из повиновения массами. Итогом его может быть или победа или поражение восставших. Победа означает, что социально-политический переворот стал свершившимся фактом, в результате чего власть перешла в руки лидеров восставших. В случае рав­новесия сил противоборствующих сторон время открытых вооруженных столкновений между ними может оказаться довольно продолжительным. В этих условиях предугадать итог революционного процесса практически невозможно. Впрочем, как показывают политические события, произо­шедшие в ряде стран в последней четверти XX в., рево­люционный переход государственной власти от одних политических сил к другим может быть осуществлен и без применения средств насилия. Это зависит от соотношения социально-политических сил в стране и на международной арене, доступа революционеров к рычагам власти и сред­ствам массовой информации. Такие революции в полити­ческой публицистике получили название «бархатных».

Если революционное движение побеждает, сразу же уничтожаются институты прежней политической системы. Этим открывается третий этап революции — этап кон­солидации новых политических сил. Данный этап является одним из самых сложных в развитии революции. Новое политическое руководство, чтобы закрепиться у вла­сти, стремится осуществлять меры по реализации лозунгов революции. Однако при этом оно сталкивается со слож­нейшими, трудноразрешимыми проблемами в экономиче­ской, социальной и административной областях жизни. В это же время, как правило, осложняется и международное положение государства. Главная задача, которую прихо­дится решать победившей группе, — это овладение всеми рычагами управления, создание нового административного аппарата. В этот период между руководителями революции почти неизбежно возникают разногласия относительно даль­нейшего политического курса. Нередко судьба творцов ре­волюции оказывается трагичной: одни уходят в безвестность, другие оказываются в ссылке, третьи расста­ются с жизнью, четвертые начинают борьбу против нового режима.

Период консолидации сменяется четвертым этапом ре­волюционного процесса, который Л. С. Санистебан называет институционализацией. Этим термином она обозначает процесс создания новых экономических, политических, культурных и иных социальных структур, которые будут определять облик общества в целом. Составной частью данного процесса является конституирование новой поли­тической системы общества, институты которой призваны служить интересам победивших социально-политических сил. Созданные в ходе революционного процесса полити­ческие институты затем становятся объектом защиты со стороны новой правящей группы, в том числе и с приме­нением средств физического насилия.

Необходимо подчеркнуть, что революции предполагают не только отрицание прежнего социально-политического строя, но и утверждение отличного от него общества бу­дущего. Это порождает большие надежды у широких со­циальных слоев населения, которые устремляют свои взоры на общественный идеал, провозглашенный революцией. Од­нако в действительности наблюдается большое расхождение между идеалами революции и их конкретным воплощением. Со временем становится ясно, что их реализация, преоб­разование общества в целом являются чрезвычайно трудной задачей, которая может быть решена лишь в течение дли­тельного исторического периода.

Как же ведут себя после победы революции отстраненные от власти социально-политические силы? Как показывает опыт всех революций, эти силы редко смиряются с потерей своего прежнего положения. Поэтому революционный про­цесс сопровождается, как правило, контрреволюционными выступлениями. Контрреволюция (от фр. centre — против и revolution — революция) — это политическое движение отстраненных от власти социально-политических сил, ста­вящее своей целью свержение установившегося в результате победы революции общественно-политического строя и воз­вращение себе прежних позиций в обществе.

Контрреволюция может осуществляться в таких формах, как вооруженное сопротивление, гражданская война, мя­тежи, заговоры, акты диверсий, иностранная интервенция, блокада и т. п. До начала своих выступлений организаторы контрреволюции решают проблемы финансирования, набо­ра, подготовки и материального снабжения своих сил. С этой целью они стремятся мобилизовать свои внутренние ресурсы, привлечь своевременно переведенные за границу денежные средства, а также использовать поддержку госу­дарств, заинтересованных в ликвидации революционного режима. Для всего этого требуется определенное время, поэтому наступление контрреволюции начинается не сразу после победы революции, а через некоторый период после нее.

Исход контрреволюционного движения может быть раз­личным. В одних случаях оно стимулирует консолидацию широких социальных слоев вокруг революционной элиты, чтобы не допустить возврата прежних общественных по­рядков. При таком повороте событий наступает быстрое поражение контрреволюции. В других случаях противобор­ство революции и контрреволюции оказывается затяжным, исход которого неясен. В третьих случаях это противобор­ство может привести к поражению революции. Если контр­революция берет верх, то сразу же начинается этап открытой реставрации власти ранее свергнутых групп. Ко­нечно, контрреволюционные движения, если они возникают, стремятся представить себя выразителями народного про­теста против жестокостей революции. Однако реставрация старых порядков, как правило, уже не может полностью устранить преобразований, осуществленных революцией.

Одной из форм контрреволюционной власти является бонапартизм. Этот термин появился во Франции в период буржуазной революции конца XVIII в. и употреблялся пер­воначально для обозначения военной диктатуры Наполеона и диктатуры Луи Бонапарта. В дальнейшем он стал рас­пространяться на любую контрреволюционную диктатуру, опирающуюся на военщину и лавирующую в условиях неустойчивого равновесия социально-политических сил. По­добная диктатура стремится представить себя «надклассо­вой», «надпартийной» силой, однако фактически она проводит линию на реставрацию разрушенных в ходе ре­волюции порядков. Для бонапартизма характерны маски­ровка контрреволюционной политики, создание видимости реформ, многообещающие заверения, оборачивающиеся, как правило, обманом революционных масс.

Таким образом, политический процесс, ход изменения политических систем может характеризоваться самой раз­личной динамикой. Скорость и размах этих изменений варьируются в весьма значительной степени. На одних этапах исторического развития общества на протяжении продолжительного времени видимых изменений в полити­ческой жизни почти не наблюдается. Такой режим функ­ционирования политических систем характерен, как правило, для обществ, находящихся на низкой ступени эко­номического развития, для так называемых традиционных обществ. На других этапах развития общества при переходе от одной стадии экономической зрелости к другой полити­ческий процесс развивается чрезвычайно высокими темпа­ми, социальные изменения приобретают революционный характер. Поразительной особенностью современных по­литических систем является то, что почти все они возникли именно в результате социальных или национально-освобо­дительных революций. На третьих этапах общественного развития политический процесс осуществляется в режиме модернизации, совершенствования политических институ­тов путем реформ. Этап политической модернизации ныне характерен для многих развивающихся молодых государств. Однако мы полагаем, что через фазу модернизации и не единожды проходит в своем развитии каждая политическая система.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.