Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

ФРАНЦИЯ ПРИ КАПЕТИНГАХ (987-1328 гг.). 4 глава

Желая точно знать, какими ресурсами он располагает, и каковы доходы его вассалов, Вильгельм распорядился провести самую раннюю в Европе земельную опись, известную как "Книга страшного суда". Для большей точности писцы были приведены с континента. Название отразило страх населения не только перед невиданным до того явлением, но и вполне оправдавшиеся опасения о последующем усилении поборов. Учитывались ресурсы людские и хозяйственные каждого манора (поместья). Все население страны к тому времени насчитывало примерно 1750 тыс. человек.

Аграрные порядки. Вильгельм перенес на английскую почву уже сложившиеся во Франции феодальные порядки. Крестьяне интенсивно закрепощались. Но, в отличие от континента, свободу части крестьян, земли которых не были первоначально розданы дворянам, король тщательно оберегал. Было сохранено значение еще уцелевших родовых институтов - сотенных собраний в графствах. Все крестьяне были приписаны лордам[138] (крупным землевладельцам) и вносили им ренту. Но они оставались свободными людьми и могли в любое время уйти от своего лорда. В наибольшей степени эти порядки сохранились в северо-восточной части Англии - в области так называемого "датского права". Опасаясь подчинения, крестьяне видели в короле своего защитника и в начавшихся уже после смерти Вильгельма волнениях баронов крестьяне неизменно поддерживали королей.

Но королевская практика огораживания лесных массивов под охотничьи парки, куда крестьянам не было доступа, была очень непопулярна. Массы изгнанных оттуда крестьян возвращались и вели партизанскую борьбу, в которой погибли два сына и внук Вильгельма.



Положение церкви.Король сменил почти все англосаксонское духовенство и назначил своих епископов и аббатов. Заинтересованный в поддержке, Вильгельм щедро одарял церковь. При нем, в 1079 г. был основан один из старейших в Европе Винчестерский собор. Но вместе с тем решительно противился папскому вмешательству, запретив своим подданным, без его ведома, поддерживать связь с папой.

Положение городов. Горожане, благодарные за достигнутое в стране спокойствие, способствовавшее развитию торговли, поддержали Вильгельма. Наладилась и тесная взаимовыгодная торговля с континентальными владениями короля - Нормандией и союзной Фландрией. "Книга страшного суда" насчитывала в Англии 80 городов, в которых проживало 5% населения страны.

Поддерживали Вильгельма и рыцари, которые, как и крестьяне, видели в нем защитника от произвола крупных землевладельцев.

ФЕОЛДАЛЬНЫЕ УСОБИЦЫ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ ХII в.Сменивший Вильгельма Завоевателя Вильгельм II Рыжий(1087-1100) был куда менее одаренным государственным деятелем. Он правил грубо и злоупотреблял своей властью. Ради получения денег он не брезговал никакими средствами: однажды, собрав ополчение в 20 тыс. человек, отобрал у всех наличные деньги и велел всем разойтись. В конце концов, его произвол стал нестерпимым для всех слоев общества и на 13-м году царствования его нашли в лесу со стрелой в груди.

Вильгельму Рыжему наследовал его сын Генрих I(1100-1135). Он подавил баронские мятежи и занялся укреплением королевской власти. Нуждаясь в деньгах, он широко раздавал привилегии городам (особенно Лондону), за что получал единовременные или постоянные взносы. Он также упорядочил систему сбора податей, учредив так называемую палату шахматной доски[139].

Но от Генриха осталась только дочь - Матильда. Но так как в Англии не было традиции женского правления страной, со смертью ее отца началась баронская грызня. Одна часть знати приняла сторону Матильды, другая - королевского племянника Стефана. Для многих баронов выбор кандидатуры на трон не имел принципиального значения, они часто меняли свои симпатии и использовали ситуацию для укрепления собственного положения. Такая распря затянулась на 18 лет. Страна постепенно приходила в упадок: поля вытаптывались, торговля затухала, города беднели.

Наконец, по инициативе высшего духовенства, бароны пошли на компромисс: королем признавался Стефан, но после его смерти престол переходил к сыну Матильды - Генриху - родному внуку короля Генриха I. Соглашение состоялось в 1153 г., а в следующем году Стефан умер, и престол занял Генрих II.

ГЕНРИХ II ПЛАНТАГЕНЕТ(1154-1189) И ЕГО ВРЕМЯ.Основатель новой династии был сыном Матильды и французского графа. Еще до занятия английского трона, Генрих, помимо графства Анжу, Генрих владел графствами Пуату, Мэн, Турень, а также герцогством Нормандия, которое присоединил к своим владениям во время смут во Франции. Кроме того, незадолго до вступления на английский престол, он стали владельцем Аквитании, женившись на герцогине Элеоноре, с которой незадолго до того развелся Людовик VII Французский. Впрочем, любовь с Элеонорой, которая принесла Генриху 7 детей, была не очень долгой. Пылкая южанка замучила Генриха ревностью и тот отправил ее в монастырь, в котором Элеонора пребывала вплоть до смерти своего столь внимательного супруга. Но и оттуда она проявляла активность, настраивая против короля его детей. Нельзя не заметить, что ревность королевы имела под собой основания - имена некоторых любовниц Генриха вошли в анналы истории.

Итак, Англия составила лишь часть владений Генриха II, причем не самую крупную и богатую. Но она принесла ему королевский титул, и в возрасте 21 года Плантагенет прибыл в Лондон. Внешность его была весьма заурядной. В отличие от сына - Ричарда Львиное Сердце Генриха II нельзя было причислить к разряду блистательных рыцарей. Современникам он запомнился багровым лицом, выпуклыми глазами, воловьей шеей и искривленными ногами[140]. Но, обладая заурядной, отнюдь не аристократичной внешностью, король отличался незаурядными способностями государственного деятеля. Он был чрезвычайно работоспособен. Про него говорили, что "он с утра до ночи на ногах". В костюме был небрежен, в еде - неприхотлив, но аккуратен в делах. Не отдыхая сам, он и слугам своим не давал отдыха.

Но при всех положительных качествах Генрих был типичным сыном своего жестокого времени и отличался необузданностью, как и многие представители Анжуйского дома. Сосватав своему сыну Ричарду дочь французского короля, он же ее и изнасиловал. Так что матери Ричарда, Элеоноре, не трудно было настраивать его против отца.

Прибыв в Англию с большой армией, Генрих, прежде всего, занялся укреплением королевской власти, пришедшей в упадок за годы смут. Хотя французские владения еще долго оставались в центре его внимания, и резиденция в Бордо не пустовала.

В Англии Генрих начал с усмирения непокорных феодалов, разрушал или занимал их замки, построенные в годы анархии. Но существенное значение не только для наведения порядка и укрепления королевской власти, но и для дальнейшего развития страны имели реформы Генриха II.

Особое значение среди них имела судебная реформа, позволившая королевскому суду возвыситься над судом баронов в разрешении уголовных и ряда гражданских дел. В отличие от старого суда, в котором все решалось или показаниями близких (соприсяжников), или поединком (божьим судом, ордалиями), королевские судьи, как, кстати, и церковные производили розыск и допросы. А 12 местных уважаемых местных жителя уже не просто наблюдали за процессом, а давали под присягой показания о том, что им было известно по делу. С этого началось складывание специфичного для Англии правового сознания: не "кулак", а суд защищал "по закону". С ХIII в. 12 присяжных превратились в жюри, которое выносило обвинительные и оправдательные приговоры. Так, с судебной реформы Генриха II стала складываться англосаксонская система суда присяжных[141].

Другой существенной реформой Генриха стало введение щитового налога - откупа рыцарей от военной службы. Уплатив сумму, достаточную для оплаты наемника, рыцарь мог сосредоточиться на своем хозяйстве, развивать его. Такие землевладельцы логикой экономической жизни сближались с городами и постепенно проникались буржуазными интересами. Из них позднее возникло так называемое новое дворянство, во многом определившее специфику развития страны, одной из первых покончившей с феодализмом.

Попытался Генрих подчинить своей власти и церковь. По его настоянию собор английских епископов утвердил постановление, ограничившее церковный суд поставившее под контроль короля выборы духовных лиц (так называемые Кларендонские постановления). Однако примас английской церкви архиепископ Фома Бекет отказался санкционировать этот акт, что привело не только к неудаче церковной реформы, но и к большим неприятностям для самого Генриха.

Уверенный своей силе, король объявил Бекета изменником и вынудил его бежать из страны. Но в начавшемся конфликте с баронами во французских владениях Генриху потребовалась поддержка церкви, и он помиловал Бекета, разрешив ему вернуться в Англию. Но, возвратившись, примас не пошел на уступки королю. Даже делегация из трех тамплиеров не сделала Бекета уступчивым. В раздражении Генрих неосторожно сказал, что был бы благодарен тому, кто избавит его от этого попа. Услышавшие это несколько рыцарей тут же отправились в резиденцию Бекета и убили его.

Но убийство архиепископа вызвало взрыв давно копившегося недовольства. Восстали французские, затем и английские бароны. Народ стекался к гробнице Бекета, который приобрел незаслуженную репутацию народного заступника. Церковь в этой ситуации поспешила объявить Бекета святым. Королю грозило отлучение от церкви. В условиях массового недовольства это было очень некстати. Королю пришлось публично покаяться перед гробницей и даже подвергнуться публичному бичеванию. От церковной реформы пришлось отказаться.

В 1169 г. по инициативе Генриха началось завоевание Ирландии. Предлогом было распространение там католицизма вместо господствовавшего с раннего средневековья арианства. Но истинной целю короля было задобрить папу, чтобы вовлечением новой паствы оправдаться за убийство Бекета. И действительно, папа простил короля. Но колонизация ирландских земель, раздачи их английским феодалам укрепляли последних, создавали новые очаги баронской независимости.

Последние годы правления Генриха проходили в напряженной обстановке. Во Франции Филипп II Август расширял свои владения за счет Плантагенетов. Ему даже удалось поднять против Генриха его сыновей, настраиваемых еще и Элеонорой. В борьбе с Филиппом, в условиях заговора сыновей, Генрих умер во Фландрии, где готовился к Третьему крестовому походу.

АНГЛИЯ ПРИ РИЧАРДЕ I ЛЬВИННОЕ СЕРДЦЕ И ИОАННЕ БЕЗЕМЕЛЬНОМ. ВЕЛИКАЯ ХАРТИЯ ВОЛЬНОСТЕЙ.Ричард (1189-1199), хотя и родился в Англии, но воспитывался в Аквитании и унаследовал пылкость матери - Элеоноры. Он обладал огромной физической силой и считался идеалом европейских рыцарей. Будучи принцем и живя в Аквитании, Ричард похищал женщин, превращая их в наложниц, в чем проявилась своеобразная месть за изнасилованную отцом невесту. Став английским королем, он нисколько не был ею озабочен и приезжал туда лишь несколько раз ради получения денег для своих авантюр. Его романтическую натуру тянуло с крестоносцами в Палестину, куда, как отмечалось, он отправился вместе с французским королем Филиппом II и германским императором Фридрихом I, став одним из организаторов Третьего крестового похода. В нем он и получил свое прозвище. Но, разделяя все тяготы похода наравне с рядовыми его участниками, отличался жестокостью, в гневе убивал пленных.

Государственная мудрость была чужда Ричарду; его отличало полное непонимание происходящего, эмоциональное отношение к событиям. Увлекшись второстепенными военными операциями на Востоке, Ричард, по сути, забыл о европейских делах. Это учел хитрый Филипп II, который после ссоры с Ричардом быстро повернул назад и, воспользовавшись отсутствием английского монарха, стал прибирать к рукам его земли. Он даже сумел настроить против Ричарда его младшего брата Иоанна на захват престола. И лишь угроза потери короны заставила Ричарда поспешить домой. Для ускорения переезда он оставил свое войско и отправился один на купеческом судне. Но затем, в Австрии, как отмечалось в теме о крестовых походах, он был арестован и освобожден из заточения лишь после того, как 70-летняя Элеонора сама отвезла выкуп в 100 тыс. марок, что составило четверть доходов английской казны и легло тяжелым бременем на население страны.

Отстояв свое место на троне, Ричард отправился во Францию для борьбы с Филиппом. Но во время приготовления к войне, он был убит стрелой, выпущенной со стены замка Шалю (близ Лиможа). Замок этот не имел стратегического значения, но в нем Ричард полагал найти сокровища отца. Был ранен, когда в поисках удобного места для штурма выкрикивал оскорбления высыпавшим на стены защитникам замка. Стрела попала лишь в руку короля. Древко вынули, наконечник сам выпал при ударе. Но, вероятно, стрела была отравлена. Уже раненый, Ричард проявил свой характер. Захватив таки Шалю, он приказал повесить всех защитников замка, кроме ранившего его арбалетчика, которому, вероятно, готовил особую смерть, если бы выздоровел. Почувствовав приближение смерти, убил отца и двух братьев этого стрелка, а его самого якобы приказал отпустить. Но после смерти Ричарда его соратники содрали со стрелка кожу. Так, в 42 года, ушел из жизни этот типичный представитель своего времени, чьи поступки вызвали противоположные оценки современников. В одной из эпитафий было сказано: "О дьявола [отца] вышел и к дьяволу пришел", а в другой - "Его доблесть не могли утолить бесчисленные подвиги". Примечательно, что в народной памяти его образ сохранился как сугубо положительный: благородный, мужественный, щедрый, защитник церкви[142].

О сменившем Ричарда Иоанне (Джоне) Безземельном(1199-1216) современники писали: "Сам ад как он ни грязен, покраснел бы от грязного присутствия Иоанна". Он свел в могилу своего отца, подло изменил брату, отобрал престол у своего племянника Артура, который был сыном старшего из сыновей Генриха II - Готфрида, умершего еще при жизни отца. В.Скотт писал, что легкомыслием и вспыльчивостью Иоанн разрушал и сводил на нет то, что успевал завоевать лицемерием. Он был слишком слабым, чтобы стать решительным монархом, слишком самонадеянным и дерзким, чтобы стать популярным монархом, слишком неустойчивым и трусливым, чтобы стать монархом на долгое время. Даже в жестокости он был малодушен. Подстрекая к убийству 15-летнего принца Артура, он старался снять с себя вину за это. Уничтожая слабых, он лебезил перед сильными. И умер он, кстати, совсем не по-рыцарски, объелся персиками, запивая их молодым пивом. Впрочем, существует и версия об отравлении.

Уже в начале правления Иоанна против него ополчились не только бароны, всегда готовые использовать слабость короля в своих интересах, но также и традиционно поддерживавшие королевскую власть рыцари, горожане и духовенство. Его вымогательства, заносчивость и оскорбления превращали всех во врагов. Ему не удалось поддержать и дружбу со своим бывшим союзником - Филиппом II, который, воспользовавшись непопулярностью Иоанна, захватил все английские владения во Франции, за что тот и получил свое нелестное прозвище. Сказались и интриги матери отстраненного от престола Артура - Констанции, которая тоже нашла союзника в лице Филиппа II. Но, надо признать, что не только ошибки Иоанна привели к потери этих владений, но и рыхлость государства, созданного Генрихом II.

В поисках средств для борьбы с Филиппом, он обложил страну новыми налогами. Плательщики роптали. К этому добавился и конфликт с церковью. Знаменитый папа Иннокентий III, учитывая слабые позиции Иоанна, вопреки традиции, в 1208 г. вмешался в выборы архиепископа, отстранил королевского кандидата и назначил своего ставленника. На протест Иоанна папа наложил на страну интердикт (запрет на богослужение). Недовольное королевскими поборами духовенство подержало папу.

Взбешенный Иоанн конфисковал имущество поддержавших папу церковных организаций. На это папа, известный своим пристальным вниманием к финансам, в 1212 г. объявил Иоанна лишенным престола и передал права на него Филиппу II. Воспользовавшись ситуацией, бароны уже на, так сказать, законном основании, стали покидать короля, а Филипп начал готовить вторжение в Англию. И Иоанн отступил, капитулировал перед папой. Опустившись на колени перед папским легатом, он признал себя вассалом папы, принес ему вассальную присягу и обязался вносить ежегодно 1000 фунтов стерлингов в казну Ватикана. Удовлетворенный папа отменил свои решения и стал поддерживать Иоанна, развязав ему руки в борьбе с баронами, что в другой ситуации было бы делом прогрессивным.

Но Иоанн поторопился в борьбе с Филиппом за возвращение французских владений. Он сумел сколотить против Франции коалицию с германским императором и фландрским графом. Но внутренний конфликт с баронами ослабил Иоанна. Французы разбили сначала его, затем и немцев с фламандцами в 1214 г. А когда Иоанн вернулся, чтобы наказать непокорных баронов, не оказавших ему военной помощи, они восстали.

Конечно, действия баронов носили антигосударственный характер. Но недовольство конкретно Иоанном было столь велико, что не его, а баронов поддержали сословия. Королю вновь пришлось капитулировать, уже перед своими подданными и 15 июня 1215 г. он подписал знаменитый документ, известный под названием "Великая Хартия вольностей". Составленная баронами, она содержала и ряд положений, отражавших интересы других слоев английского общества, что обеспечило Хартии общенародную поддержку.

Общий смысл документа, состоявшего из 63 статей, сводился к ограничению власти короля рядом условий, а права баронов и церкви ограждались от королевского произвола. Конкретно оговаривались случаи, когда король мог взыскивать со своих вассалов помощь: для выкупа короля из плена, при посвящении в рыцари старшего сына и при выдаче замуж старшей дочери. Всякие иные требования короля должны были одобряться "Общим советом королевства", в который включались все непосредственные вассалы короля - бароны, высшие церковные иерархи, а также рыцари. Ряд гарантий предоставлялись Лондону. В частности, вводилась единая система мер и весов, оговаривались права иностранных торговцев. Для гарантий соблюдения Хартии избиралось совет из 25 баронов, которые обязывались следить за действиями короля, и в случае невыполнения документа получали право объявлять ему войну.

Особые статьи (34 и 39) ограждали от произвола "свободных людей", которых, по Хартии, можно было привлекать к ответственности лишь по решению суда пэров. В оценках этих статей есть существенные разногласия. Одни видят в них появление гарантий гражданских прав всех свободных. Другие указывают, что к "свободным людям" бароны относили только себя, ибо все остальные были им подчинены; бароны же подчинялись только королю, а суд пэров - это изъятие из прав королевского суда.

Таким образом, основные положения Хартии, ограничивавшие королевскую власть в пользу знати, имели реакционный характер, ибо возрождали право на феодальную вольницу. Но в тех конкретных условиях, когда совместно с баронами против короля выступили горожане и рыцари, Хартия вышла за рамки узко эгоистических интересов баронов. В ней строго фиксировались феодальные обычаи и исключались злоупотребления не только со стороны короля, но и знати. А гарантии лондонцам ограждали права и наиболее активной части третьего сословия. Иными словами, Хартия вводила обычаи в юридические рамки. "Общий совет королевства" стал прообразом будущего парламента. Так Хартия, впервые в средневековой Европе, стала шагом к правовому государству (Д.М.Петрушевский).

Но верный себе, Иоанн, подписывая Хартию, вовсе не собирался ее выполнять. На этот раз ему, как своему вассалу, посодействовал папа, освободивший от наложенных Хартией обязательств. Война с баронами возобновилась. Но в разгар ее Иоанн умер.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В СЕРЕДИНЕ И ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХIII В. И ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПАРЛАМЕНТА. Смерть Иоанна примирила баронов и сословия с королевской властью, ибо новому королю - Генриху III(1216-1272) - было всего 9 лет. Королевством стали управлять регенты, опиравшиеся на знать. Бароны самостоятельно отразили нападение французов, попытавшихся посадить на английский престол сына Филиппа II - Людовика.

В 1225 г. Хартия была подписана и новым королем. Но в иной политической ситуации из документа были изъяты ряд статей, ограничивавших права баронов. К этому времени, став совершеннолетним, Генрих стал править самостоятельно. Унаследовав от отца худшие черты: непостоянство, заносчивость, легкомыслие, он, однако, не обладал дипломатическими способностями Иоанна, был бесхарактерным и упрямым.

Женившись на дочери провансальского графа, Генрих привлек ко двору многочисленных родственников жены - не очень богатых французских дворян, которым стали раздаваться земли и большие состояния. Это, безусловно, раздражало английскую аристократию, и в ней вновь стали усиливаться оппозиционные настроения. Но еще больше баронов раздражало то, что папы превратили Англию в дойную корову. Пользуясь тем, что страна стала вассалом Рима, а Генрих был послушен папе, Ватикан выкачивал из страны массу средств на цели, не имевшие никакого отношения к Англии. Король этому не препятствовал и потому, что часть вассального платежа перепадала и ему.

Когда в 1258 г. Англия пострадала от неурожая, а король потребовал, чтобы бароны внесли 1/3 своих доходов папе, те восстали и пленили Генриха. По требованию баронов была назначена комиссия из 24 баронов для выработки новых реформ. Был выработан проект конституции - так называемые "Оксфордские провизии". Для поддержки документа в Оксфорд прибыли не только бароны, но и рыцари. В соответствии с принятыми положениями учреждалась баронская олигархия. Вся власть сосредотачивалась в руках 15 баронов. Король мог действовать только с их согласия. При нем создавался более узкий совет, контролировавшийся коллегией 15 баронов. Собрание, утвердившее эти решения, было названо "бешенным парламентом".

Бароны изгнали из окружения короля иностранных прихлебателей. Это было популярной мерой. Затем, однако, народ смог убедиться, что бароны думали не о делах королевства, а использовали свое положение в корыстных целях. Против баронской олигархии выступили города и рыцари. Среди баронов, не привыкших к дисциплине, также начались разногласия. Всем этим воспользовался король, начавший войну с баронами.

Во главе баронов оказался Симон Монфор - сын известного французского графа, победителя альбигойцев, получивший от матери-англичанки Лейстерское графство. В Англии он проявил себя как честный, волевой и целеустремленный политик, обладавший и военными талантами. Он справедливо рассудил, что бароны непостоянны и эгоистичны. Потому победить короля можно лишь в союзе с рыцарями, горожанами и свободными крестьянами - фригольдерами. С ополчением, составленным из лондонцев, рыцарей и крестьян в 1264 г. Монфор при Льюисе разбил короля и взял его в плен вместе с сыном Эдуардом.

Став фактически правителем Англии, в 1265 г. Монфор созвал совет, в который пригласил поддержавших его баронов, клириков, а также по 2 рыцаря от каждого графства и по 2 представителя от многих городов. С этого собрания обычно начинают историю английского парламента[143].

Но движение, поднятое Монфором, не только ограничивало власть баронов, но и усилило социальную напряженность. Крестьяне, поддержавшие антикоролевскую оппозицию и ощутившие свою силу, стали выступать и против баронов. Это подтолкнула многих аристократов к борьбе с Монфором и объединению с бежавшим из плена принцем Эдуардом. В сражении с ним Монфор погиб. Но созданное сословно-представительное учреждение - парламент - сохранил свою силу и король Генрих должен был смириться с его существованием.

Сменивший на престоле отца Эдуард I(1272-1307) не делал попыток ликвидировать парламент. Наоборот, при нем этот орган значительно окреп. Король пытался использовать его для своей завоевательной политики.

В 1282 г. Эдуард завоевывает Уэллс, горцам которого удавалось сохранять свою независимость и от англосаксов, и от нормандцев, и от позднейших королей. Завоеванная земля была объявлена уделом наследника престола, которого с этих пор стали именовать принцем Уэллским. В 1285 г. Эдуард подчиняет Шотландию с помощью местных феодалов, рассчитывавших с помощью английского короля закрепостить собственных крестьян. Вскоре, однако, крестьяне там восстали и изгнали англичан.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ АНГЛИИ В ХIII В. К этому времени в экономике страны сложились благоприятные условия для развития. В ходе внутренней колонизации распространялось трехполье. Развивается овцеводство, и начинаются попытки выведения более продуктивных пород. К концу ХIII в. на одного жителя Англии приходилось по 3-5 овец. И хотя в ХIII-ХIV вв. большая часть добываемой шерсти вывозилась в Италию и Фландрию, появляется и местное сельское сукноделие.

Для социальных отношений в деревне ХIII в. был характерен усилением нажима феодалов на крестьян из-за роста потребностей правящего сословия перераставших "емкости их желудков" (К.Маркс). Дворянство росло и численно, за счет увеличения количества мелких вотчинников, которые эксплуатировали своих крестьян более интенсивно, чем владевшие многими деревнями лорды. Увеличение мелких держаний, естественно, вело к дроблению многих крупных владений. Все это стимулировало широкую коммутацию повинностей - замену барщины оброком, ибо в мелких владениях барщина становилась практически невозможной из-за отсутствия в них господской запашки. Распространялось и освобождение крестьян за выкуп. В конце ХIII-ХIV в. цена освобождения составляла 2-4 фунта стерлингов. При этом крестьяне должны были заключать с феодалами договоры, по которым их повинности возрастали и переводились исключительно в денежный эквивалент. Даже работы в лесу и по ремонту тоже заменялись деньгами. В таких условиях в Англии началось отмирание крепостничества.

Но не все мелкие феодалы сумели отказаться от барщины. Требовалась и психологическая перестройка, и близость рынка, без которого крестьяне не могли обменять свои продукты на деньги, и заинтересованность в развитии товарного хозяйства.

В крупных манорах, где не было проблем с рабочей силой, барщинные формы эксплуатации сохранялись. Кроме того, лорды, заинтересованные в повышении доходов в условиях развития экспорта шерсти, начали огораживать общинные угодья для их хозяйственного освоения (под пастбища, для сдачи в аренду), что нарушало общинные традиции и ухудшало положение крестьян, лишая их резерва земельных угодий.

Таким образом, в развитии английской деревни рассматриваемого времени наблюдалось как бы 2 тенденции: сохранялось и развитие барщины, с одной стороны, и коммутация повинностей, с другой. Но обе эти тенденции вели к увеличению нормы эксплуатации крестьян, что ухудшало их положение и вызывало ряд крестьянских волнений.

Росли количественно и укреплялись экономически города. При Эдуарде в парламент созывались представители 165 городов (но не всех). Вспомним, что при Вильгельме Завоевателе их насчитывалось 80. Активно развивается торговля, особенно внешняя, которой покровительствует и королевская власть, получавшая крупные доходы от пошлин. Во многих городах появляются иностранные купцы. До ХII в. их пребывание в Лондоне было ограничено 40 днями. С развитием торговли это было отменено. Создаются ростовщические конторы. Первоначально их основывали иностранцы: евреи, итальянцы, французы. Затем появляются и английские ростовщики. Внешняя торговля облегалась тем, что Англия была политически объединена с материком. В конце ХIII - начале ХIV в. в страну ввозилось до 1/4 вин из Бордо, Гаскони, а также много флорентийского и фламандского сукна. Естественно, активно развивалось денежное обращение[144].

К рубежу ХIII/ХIV вв. в Англии (вместе с Уэллсом) насчитывалось уже около 6 млн. человек, что было в 3 раза больше, чем в ХIIII в. в городе было лишь 1 каменный мост через Темзу, который строили 100 лет. Но на этом мосту были сооружены и торговые ряды.

ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ ПАРЛАМЕНТА. Возникнув при вышеописанных драматических обстоятельствах, английский парламент, в отличие, например, от французских Генеральных штатов, быстро стал набирать силу и ни один король уже не мог без него обходиться. Учитывая приверженность средневекового общества традициям, авторитету парламента способствовала Великая Хартия вольностей, которая делала его легитимным, законным органом, независимым от милости короля. Это тоже отличало парламент от Генеральных штатов и других континентальных сословно-представительных собраний. Новый, соответствующий изменившимся реалиям вариант Хартии был принят в 1297 г. В чем же причины стойкости и жизнеспособности английского парламента?

Прежде всего, следует указать на особенности социального строя страны. В отличие от континентальных порядков, английское дворянство не знало сословной замкнутости. Оно не было исключительно наследственным, постоянно пополнялось и обновлялось (даже "освежалось") за счет богатых крестьян и купцов. Это было вызвано тем, что дворяне здесь рано стали втягиваться товарно-денежные отношения. Этому способствовал ряд социально-политических факторов.

Во-первых, сохранение в стране свободных крестьян - йоменов[145].

Во-вторых, ранняя, еще со времен Вильгельма Завоевателя централизация, которая, в условиях островного положения и отсутствия внешней опасности позволяла феодалам больше внимания уделять своему хозяйству, и это сближало дворян с третьим сословием. Щитовой налог Генриха II еще более способствовал тому, что многие рыцарские домены стали превращаться в обычные свободные земельные держания, а их владельцы становились сельскими хозяевами, связанными с городскими рынками, с торговлей. Даже крупные английские феодалы не видели ничего зазорного в разведении овец и продаже шерсти купцам и ремесленникам. В противоположность этому на континенте феодалы жили исключительно за счет ренты, а все прочие (горожане, крестьяне) были для них податным сословием, простонародьем.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.