Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Тема № 10. Гносеология: проблемы познания и сознания

Словарь основных понятий и терминов:познание, знание, субъект познания, объект познания, структура познавательной деятельности, чувственное познание, рациональное познание, ощущение, восприятие, представление, понятие, суждение, умозаключение, истина, классическая концепция истины, субъективная сторона истины, объективная сторона истины, абсолютная истина, относительная истина, заблуждение, ложь, правда, практика, сознание, отражение, деятельность, психика, мышление, бессознательное, язык, «искусственный интеллект», общественное сознание, формы общественного сознания.

Задачи

1. Вопрос об источниках сознания "...в течение длительного времени был и остается предметом анализа философов и естествоиспытате­лей. Сложились разные стратегии его исследования: реалистическая, объективно-идеологическая, вульгарно-материалистическая, феномено­логическая и др.".

В чем же суть и особенности каждого из этих подходов в анализе источников сознания? Назовите философские теории и мыслителей, которые придерживаются каждого из них.

2. Почему в сознании "я" человека живет раздвоенной жизнью? Почему христианская теология считает, что состояние сознания - следствие греха человека? В чем, с точки зрения экзистенциализма, трагизм и грусть сознания?

"Сознание не только чудо мироздания, но и крест... подавляющее число мыслителей всерьез полагают, что сознание - это "проклятый дар" Божий человеку и без него человек был бы счастлив. В сознании дано не только все знание о мире, но и вся боль мира. Не случайно, что­бы унять боль (душевную или физическую) отключают на какое-то вре­мя сознание с помощью наркотиков, алкоголя и т.п.".



3. Раскройте смысл высказываний:

а) сознание по своей природе имеет общественный характер;

б) сознание предметное;

в) человек мыслит при помощи мозга;

г) сознание - это не только мышление, самосознание, но и абст­рактная деятельность мозга;

д) самосознание выступает в разных формах;

ж) сознание - это сплав сознательного и неосознанного, разума и чувств;

и) при интуиции объект дан субъекту без всяких предпосылок и условий.

4. Вместо точек вставьте пропущенные слова:

а)Сознание - это продукт не всякой материи, а только ...;

б) сознание не определяется мозгом само по себе. Источник на­ших знаний—...;

в) но словам К.Маркса, идеальное это ..., пересаженное в ... и преобразованное в ней;

г) сознание — это ... образ объективного ...;

д) появление сознания имеет предпосылкой осознание и ... дея­тельность;

ж) образ ... по форме, но ... по содержанию и источнику.

5. Раскройте смысл понятий:

"гилозоизм", "витализм", "инфор­мация", "отражение", "первая сигнальная система", "вторая сигнальная система", "искусственный язык", "образ и объект внешнего мира", "са­мосознание", "интуиция".

6. Каким философским направлениям принадлежат сле­дующие высказывания:

а) духовное, сознание могут существовать до материального и без него;

б) материальный мир есть форма инобытия абсолютной идеи;

в) мир есть не Я, сотворенный нашим Я;

г) сознание вторично хотя бы по той причине, что оно возникает как результат эволюции материи;

д) отличие одушевленных предметов от неодушевленных в том, что у живых организмов есть нематериальная "живая сила";

е) сознание разлито по всей природе, вся материя мыслит;

ж) мысль — это результат философской деятельности организма. Мозг выделяет мысль так же, как печень - желчь, почки - мочу;

з) противоположность материи и сознания имеет абсолютный ха­рактер;

и) материя и сознание - это две равноценные субстанции.

7. «По Платону, философ тщательно занимается тремя вещами:он смотрит и знает истину, делает добро и теоретически рассматривает смысл разговора. Знание истины называется теорией, знание того, как нужно делать, - практикой, знание смысла разговоров – диалектикой».

Какие исторические формы диалектики существуют? К какому типу диалектики можно отнести приведенное высказывание? Почему?

Проведите сравнительный философский анализ текстов.

«События будущего не могут выводиться из событий настоящего. Вера в причинную связь есть предрассудки» (Л.Вингенштейн).

«Ни один предмет не возникает беспричинно, но все возникает на какой-нибудь основе и в силу необходимости» (Демокрит).

Что такое «причинность»? Какие существуют философские концепции причинности? Как можно определить позиции Л.Витгенштейна и Демокрита? С какой из этих позиций вы бы согласились? Почему?

Тема № 11. Формы и методы научного познания

Словарь основных понятий и терминов: научное познание, научный факт, эмпирический закон, проблема, гипотеза, теория, критерии научности, наука, лженаука, методология, рационализм, эмпиризм, скептицизм, агностицизм, метод, общефилософские методы, метафизика, диалектика, синергетика, общелогические методы, теоретические методы, аксиологическая суверенность науки, биоэтика, социальная ответственность ученого.

Тексты для анализа

Яковлев В.А. Бинарность ценностных ориентаций науки. //Вопросы философии. 2001. №12.

Кнабе Г.С. Строгость науки и безбрежность жизни. //Вопросы философии. 2001. №8.

Панфилова Т.В. Клонирование в свете концепции гуманизма. // Вопросы философии. 2008. № 1.

Р.Декарт. МЕТОД ПОЗНАНИЯ.

Поскольку все науки являются не чем иным, как человече­ской мудростью, которая всегда пребывает одной и той же, на какие бы различные предметы она ни была направлена, и по­скольку она перенимает от них различие не больше, чем свет от солнца — от разнообразия вещей, которые он освещает; не нужно полагать умам какие-либо границы, ибо познание одной исти­ны не удаляет нас от открытия другой, как это делает упражне­ние в одном искусстве, но, скорее, тому способствует. И право, мне кажется удивительным, что многие люди дотошнейшим об­разом исследуют свойства растений, движения звезд, превра­щения металлов и предметы дисциплин, подобных этим, но при всем том почти никто не думает о здравом смысле или об этой всеобщей мудрости, тогда как все другие вещи в конце концов следует ценить не столько ради них самих, сколько по­тому, что они что-то прибавляют к этой мудрости .

Все науки связаны между собой настолько, что гораздо легче изучать их все сразу, чем отделяя одну от других. Итак, если кто-либо всерьез хочет исследовать истину вещей, он не дол­жен выбирать какую-то отдельную науку: ведь все они связаны между собой и друг от друга зависимы; но пусть он думает толь­ко о приумножении естественного света разума, не для того, чтобы разрешить то или иное школьное затруднение, но для того, чтобы в любых случаях жизни разум (intellectus) предпи­сывал воле, что следует избрать, и вскоре он удивится, что сде­лал успехи гораздо большие, чем те, кто занимался частными науками, и не только не достиг всего того, к чему другие стре­мятся, но и превзошел то, на что они могут надеяться. Мы отвергаем все те познания, которые являются лишь прав­доподобными, и считаем, что следует доверять познаниям только совершенно выверенным, в которых невозможно усомниться.

Мы приходим к познанию вещей двумя путями, а именно посредством опыта или дедукции. Вдобавок следует заметить, что опытные данные о вещах часто бывают обманчивыми, де­дукция же, или чистый вывод одного из другого, хотя и может быть оставлена без внимания, если она неочевидна, но никогда не может быть неверно произведена разумом, даже крайне ма­лорассудительным. И мне кажутся малополезными для данного случая те узы диалектиков, с помощью которых они рассчиты­вают управлять человеческим рассудком, хотя я не отрицаю, что эти же средства весьма пригодны для других нужд. Дейст­вительно, любое заблуждение, в которое могут впасть люди, никогда не проистекает из неверного вывода, но только из того, что они полагаются на некоторые малопонятные данные опыта или выносят суждения опрометчиво и безосновательно.

Из этого очевидным образом выводится, почему арифмети­ка и геометрия пребывают гораздо более достоверными, чем другие дисциплины, а именно поскольку лишь они одни зани­маются предметом столь чистым и простым, что опыт привнес бы недостоверного, но целиком состоят в разумно выводимых заключениях. Итак, они являются наиболее легкими и очевид­ными из всех наук и имеют предмет, который нам нужен, по­скольку человек, если он внимателен, кажется, вряд ли может в них ошибиться.

Под интуицией я подразумеваю не зыбкое свидетельство чувств и не обманчивое суждение неправильно слагающего во­ображения, а понимание (conceptum) ясного и внимательного ума, настолько легкое и отчетливое, что не остается совершен­но никакого сомнения относительно того, что мы разумеем, или, что то же самое, несомненное понимание ясного и внима­тельного ума, которое порождается одним лишь светом разума и является более простым, а значит, и более достоверным, чем сама дедукция, хотя она и не может быть произведена челове­ком неправильно, как мы отмечали ранее. Впрочем, может возникнуть сомнение, почему к интуиции мы добавили здесь другой способ познания, заключающийся в дедукции, посредством которой мы постигаем все то, что с не­обходимостью выводится из некоторых других достоверно из­вестных вещей. Но это нужно было сделать именно так, по­скольку очень многие вещи, хотя сами по себе они не являются очевидными, познаются достоверно, если только они выводят­ся из истинных и неизвестных принципов посредством посто­янного и нигде не прерывающегося движения мысли, ясно ус­матривающей каждую отдельную вещь; точно так же мы узна­ем, что последнее звено какой-либо длинной цепи соединено с первым, хотя мы и не можем обозреть одним взором глаз всех промежуточных звеньев, от которых зависит это соединение, — узнаем, если только мы просмотрели их последовательно и по­мнили, что каждое из них, от первого до последнего, соединено с соседним. Итак, мы отличаем здесь интуицию ума от досто­верной дедукции потому, что в последней обнаруживается дви­жение, или некая последовательность, чего нет в первой, и, далее, потому, что для дедукции не требуется наличной очевид­ности, как для интуиции, но она, скорее, некоторым образом заимствует свою достоверность у памяти. Вследствие этого можно сказать, что именно те положения, которые непосредственно выводятся из первых принципов, познаются в зависимости от различного их рассмотрения то посредством интуиции, то по­средством дедукции, сами же первые принципы — только по­средством интуиции, и, напротив, отдаленные следствия — толь­ко посредством дедукции. Эти два пути являются самыми верными путями к знанию, и ум не должен допускать их больше — все другие надо отвергать, как подозрительные и ведущие к заблуждениям.

Под методом же я разумею достоверные и легкие правила, строго соблюдая которые человек никогда не примет ничего ложного за истинное и, не затрачивая напрасно никакого уси­лия ума, но постоянно шаг за шагом приумножая знание, при­дет к истинному познанию всего того, что он будет способен познать. Если метод правильно объясняет, каким образом следует поль­зоваться интуицией ума, чтобы не впасть в заблуждение, про­тивное истине, и каким образом следует отыскивать дедуктив­ные выводы, чтобы прийти к познанию всех вещей, то, мне кажется, для того чтобы он был совершенным, не нужно ниче­го другого, поскольку невозможно приобрести никакого зна­ния, кроме как посредством интуиции ума или дедукции, как уже было сказано раньше. Ведь он не может простираться и до того, чтобы указывать, каким образом следует совершать эти действия, ибо они являются первичными и самыми простыми из всех, так что, если бы наш разум не мог пользоваться ими уже раньше, он не воспринял бы никаких предписаний самого метода, сколь бы легки они ни были.

Если кто-то поставит своей задачей исследовать все истины, для познания которых достаточно человеческого разумения, — а это, мне кажется, надлежит сделать хотя бы раз в жизни всем, кто серьезно доискивается здравого смысла, — он наверняка обнаружит с помощью данных правил, что ничего невозможно познать прежде, чем разум, так как от него зависит познание всего остального, а не наоборот; затем, постигнув все то, что непосредственно следует за познанием чистого разума, он сре­ди прочего перечислит все другие орудия познания, какими мы обладаем, кроме разума; их окажется только два, а именно фан­тазия и чувство.

Но здесь поистине не может быть ничего полезнее, чем изу­чать, что такое человеческое познание и как далеко оно про­стирается. Потому ныне мы и охватываем это одним-единственным вопросом, который, как мы полагаем, необходимо ис­следовать первым из всех при помощи правил, уже изложенных ранее, а это хотя бы раз в жизни должно быть сделано каждым из тех, кто мало-мальски любит истину, потому что в исследо­вании данного вопроса заключены верные средства познания и весь метод. Напротив, ничто не кажется мне более нелепым, чем, как делают многие, смело спорить о тайнах природы о влиянии небес на эти низшие области, о предсказании гряду­щих событий и о подобных вещах, никогда, однако, даже не задавшись вопросом о том, достаточно ли человеческого разу­мения, чтобы это раскрыть.

Как нужно пользоваться интуицией ума, мы узнаем хотя бы из сравнения ее со зрением: ведь тот, кто хочет обозреть одним взором много предметов, не увидит отчетливо ни одного из них; и равным образом тот, кто имеет обыкнове­ние в одном акте мышления обращать внимание сразу на многие предметы, обладает путаным умом. Однако те масте­ра, которые занимаются тонкой работой и привыкли со вниманием устремлять взор на отдельные точки, благодаря упражнению приобретают способность в совершенстве раз­личать сколь угодно малые и тонкие вещи; точно так же те, кто никогда не разбрасывается мыслью сразу на различные предметы, а всегда всецело сосредоточивается на рассмотре­нии самых простых и легких вещей, становятся проница­тельными.

Всем следует привыкнуть сразу охватывать мыслью столь не­многое и столь простое, что они никогда не сочтут себя знаю­щими то, что не усматривается ими так же отчетливо, как то, что они познают отчетливее всего. Правда, некоторые рожда­ются гораздо более способными к этому, чем другие, однако при посредстве искусства, а также упражнения умы могут стать гораздо более способными к этому; есть один пункт, на кото­рый, как мне кажется, здесь следует указать прежде всего, а именно: чтобы каждый твердо убедил себя в том, что не из внушительных и темных вещей, а лишь из легких и более доступных должны выводиться сколь угодно сокровенные знания.

Для интуиции ума нам необходимы два условия, а именно чтобы положение понималось ясно и отчетливо и затем чтобы оно понималось все сразу, а не в последовательности. Дедукция же, если мы думаем произвести ее так, как в третьем правиле, очевидно не может быть осуществлена вся сразу — она включа­ет в себя некое движение нашего ума, выводящего одно из дру­гого, и потому мы там по праву отличали ее от интуиции. Если же мы обращаемся к ней как к уже завершенной, тогда, как было сказано в седьмом правиле, она больше не означает ника­кого движения, но является пределом движения, и потому мы полагаем, что она обозревается посредством интуиции тогда, когда она проста и очевидна, но не тогда, когда она сложна и темна; в последнем случае мы дали ей название энумерации, или индукции, так как тогда она не может быть охвачена разу­мом вся сразу, но ее достоверность некоторым образом зависит от памяти, в которой должны удерживаться суждения о каждой из частей, подлежащих энумерации, с тем чтобы из них всех было выведено что-то одно.

Для познания вещей нужно учитывать лишь два условия, а именно нас, познающих, и сами подлежащие познанию вещи. В нас имеется только четыре способности, которыми мы для этого можем воспользоваться, а именно разум, воображение, чувство и память. Конечно, один лишь разум способен к пости­жению истины, однако он должен прибегать к помощи вообра­жения, чувства и памяти, с тем чтобы мы случайно не оставили без внимания нечто находящееся в нашем распоряжении. Что же касается вещей, достаточно исследовать три пункта, а имен­но: сначала то, что очевидно само по себе, затем как познается нечто одно на основании другого и, наконец, что из чего выво­дится.

И подобно тому как обилие законов нередко дает повод к оправданию пороков и государство лучше управляется, если за­конов немного, но они строго соблюдаются, так и вместо боль­шого числа правил, составляющих логику, я заключил, что было бы достаточно четырех следующих, лишь бы только я принял твердое решение постоянно соблюдать их без единого отступ­ления.

Первое — никогда не принимать за истинное ничего, что я не признал бы таковым с очевидностью, т.е. тщательно избе­гать поспешности и предубеждения и включать в свои сужде­ния только то, что представляется моему уму столь ясно и отчетливо, что никоим образом не сможет дать повод к со­мнению. Второе — делить каждую из рассматриваемых мною трудно­стей на столько частей, сколько потребуется, чтобы лучше их разрешить. Третье — располагать свои мысли в определенном поряд­ке, начиная с предметов простейших и легкопознаваемых, и восходить мало-помалу, как по ступеням, до познания наи­более сложных, допуская существование порядка даже среди тех, которые в естественном ходе вещей не предшествуют друг другу.

И последнее — делать всюду перечни настолько полные и обзоры столь всеохватывающие, чтобы быть уверенным, что ни­чего не пропущено.

Те длинные цепи выводов, сплошь простых и легких, кото­рыми геометры обычно пользуются, чтобы дойти до своих наи­более трудных доказательств, дали мне возможность предста­вить себе, что и все вещи, которые могут стать для людей пред­метом знания, находятся между собой в такой же последова­тельности. Таким образом, если воздерживаться от того, чтобы принимать за истинное что-либо, что таковым не является, и всегда соблюдать порядок, в каком следует выводить одно из другого, то не может существовать истин ни столь отдаленных, ни столь сокровенных, чтобы они были недостижимы, ни столь сокровенных, чтобы нельзя было их раскрыть. Мне не состави­ло большого труда отыскать то, с чего следовало начать, так как я уже знал, что начинать надо с простейшего и легко познавае­мого. Приняв во внимание, что среди всех искавших истину в науках только математикам удалось найти некоторые доказа­тельства, т.е. некоторые точные и очевидные соображения, я не сомневался, что и мне надлежало начать с того, что было ими исследовано.

Задачи.

1. В произведении И.С. Тургенева «Рудин» мы читаем: «"Почему же верите Вы в факты?" — "Как почему? Вот прекрасно! Факты, дело известное, всякий знает, что такое факты... Я сужу о них по опыту, по собственному чувству". — "Да разве чувство не может обмануть Вас! Чувство Вам говорит, что Солнце вокруг Земли ходит... или, может быть, Вы не согласны с Копер-ником?"».

Вмешайтесь в спор Рудина и Пегасова и выскажите свое мнение о природе факта. Можно ли факты оценивать при помощи понятий «истина», «ложь», «заблуждение»?

2. Прочитайте высказывания:

а) «Один свет затемняет другой, например, солнце — свет свечи, подобно тому, как более сильный голос заглушает другой, слабый. Отсюда следует, что свет есть материя» (М.В. Ломоносов).
б) «Я увидел клетку с обезьянами, которые ловили друг друга, то схватываясь между собой, то опять расцепляясь, и один раз схватились таким образом, что составили кольцо… Таким образом, пять обезьян, схватившись, образовали круг, и у меня сразу же мелькнула мысль: вот изображение бензола» (П. Кекуле).

Назовите области познания, где преимущественно применяется логический или исторический метод. Чем это обусловлено?
Выявите и охарактеризуйте логический прием, на основе которого были сделаны важные естественно-научные выводы М.В.Ломоноса и П.Кекуле.

 






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.