Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Мир. Реформы по управлению Македонией и Грецией

Эмилий Павел был ненадолго задержан в Греции для приведения в порядок греческих дел после войны. Вместе с комиссией из 10 сенаторов он приступил к введению того устройства, которое сенат признал необходимым. Республиканский принцип, резко отстаиваемый старым Марком Порцием Катоном (приятелем Эмилия), был проведен здесь при устройстве исстари монархической страны, самым грубым образом и мало доброго обещал в будущем: Македония поделена на четыре самостоятельных свободных государства — Амфиполь, Фессалоники, Пеллу и Пелагонию, и между ними было установлено резкое различие. Ни один из граждан одной из этих республик не имел права приобретать земли в области другой; даже заключение брачных союзов между гражданами четырех республик было запрещено.

Медная монета Пеллы (слева).

АВЕРС. Голова Афины.

РЕВЕРС. Пасущийся осел; надпись по-гречески: «ПЕЛЛА».

Денарий рода Эмилиев (справа).

Эмилий Павел (справа) встречает сдавшегося в плен Персея и его детей (слева). В центре — трофеи, внизу которого двое поножей; надпись no-латыни: «ПАВЕЛ».

Дань, уплачиваемая этими республиками Риму, была весьма умеренной. Из войск им было оставлено только такое количество, которое было необходимо для защиты границы от вторжения северных варваров, но, чтобы сохранить спокойствие внутри страны, прибегли к средству, почти напоминающему древнеассирийское или вавилонское варварство: все выдающиеся лица из государственных деятелей и военачальников были переселены в Италию и поселены в италийских городах.

Триумф Эмилия Павла

Та же мера была применена и к Греции, чтобы хоть немного успокоить эту страну, для которой более прочная форма зависимости еще не была придумана. В тех местностях, где проявилась решительная склонность к царю Персею — в Этолии, Акарнании, Эпире, Беотии — было указано известное число людей, которым предстояло сложить голову в Риме. Та же мера была распространена и на города Ахейского союза. Около тысячи греков, которых нетрудно было разыскать, тем более, что дух партийной злобы и взаимной ненависти помогали в этих розысках, были увезены в Италию, где их участь вызвала зависть в рабах и глубоко возмутила свободных людей. Особому наказанию подверглись города Эпира, отпавшие к Персею и за это предоставленные римскому войску на разграбление. По дошедшим известиям 150 тысяч человек были при этом проданы в рабство и составили, таким образом, наиболее ценную часть добычи. Эмилий не мог этому воспрепятствовать: там, где варварство овладевает целым народом, воля одного человека оказывается бессильной. Что касается лично Эмилия, то он проявил себя вполне бескорыстным человеком, вполне сохранил свое достоинство, и на том триумфе, которого он был удостоен после возвращения в Рим, он был едва ли не единственным утешительным и радостным явлением во всем торжестве.



А между тем в Риме никогда еще не видывали зрелища, подобного этому триумфу. Все, что досталось в добычу победителям — сокровища греческого искусства, картины и статуи, оружие и воинские машины, драгоценная утварь и звонкая монета, — все это в течение трех дней, предназначенных на торжество, носили и возили возами, в громадном количестве показывая народу. Драгоценнейшей приманкой триумфа был несчастный македонский царь со своими детьми. Вслед за колесницей императора шло его победоносное войско. И этот триумф действительно был необыкновенным зрелищем: современный греческий историк Полибий справедливо замечает, что этот триумф был заключительной сценок великого исторического развития, увенчанием и завершением которого (катастрофой, как он выражается) было уничтожение Македонского царства. Очень многим, по свидетельству Полибия, удалось еще не в весьма преклонном возрасте пережить громадный переворот последних 53 лет, произошедший в жизни Рима. Более всего отчетливым и ясным он должен был представляться сознанию самого триумфатора, которому в этот торжественный миг должна была неизбежно приходить на память одна из самых потрясающих сцен в истории римского государства вообще и в фамилии Эмилиев в частности, — когда его отец после безнадежно потерянной битвы кричал вслед трибуну Лентулу, что «теперь надо позаботиться только о защите Рима, как столицы союзного государства». В ту пору, когда Рим после битвы при Каннах трепетал за свою жизнь, Эмилий Павел был 11-летним мальчиком. Теперь, когда он вступил уже в 61-й год и видел, как перед его колесницей выступает последний потомок Александра Великого, во всем тогда известном мире не было уже никого — ни царства, ни города, ни федерации, — которые бы, не потеряв рассудка, решились еще раз вступить в борьбу с Римской республикой. С поразительной ясностью этот день гласил всем: сенат и римский народ стали теперь преемниками прав Александра Великого.

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2020 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.