Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА: ОСОБАЯ МОДЕЛЬ.

 

Данный сюжет выходит за рамки учебной дисциплины "История средних веков", ибо регион изучается в рамках курсов по отечественной и восточнославянской истории. Но без хотя бы беглого обзора основных признаков его средневекового развития понимание европейского средневековья будет неполным. Ибо этот регион имел не только более существенные отличия от рассмотренных выше территорий, но и развивался по-особому. Прежде всего, это относится к средневековой Руси.

РУСЬ.У восточных славян, как и у западных, крестьяне были сильны общиной, а княжеская администрация не могла оседать на землю из-за отсутствия традиций частного землевладения. Поэтому и не формировались вассально–ленные отношения. Дружинники, не получая земли, долго не превращались в служилое сословия – дворян и оставались привязанными к княжеским резиденциям. Поэтому вместо служилого слоя мелких землевладельцев (как на Западе, а позднее, и в центре Европы), княжеская администрация стала формироваться из министериалов – личных рабов знати (холопов). Некоторые общеевропейские традиции – взаимоуважение и взаимообязанности великих и удельных князей, которые вышли из позднеродовых дружинных обычаев, не развились, как на Западе, а подавлялись отсутствием института частной собственности на землю. Но, как было прослежено на примере Центральной Европы, это не препятствовало восприятию основ западной модели. Ибо знать, заинтересованная в земле, стремилась закрепить свою власть над нею, то есть – к частной собственности (естественно, феодальной, то есть условной – на условиях несения службы сюзерену).



На Руси же сказалась неблагоприятная внешнеполитическая обстановка. Именно тогда, когда здесь установилось господство удельных княжеств (ХII–начало ХIII в.) и началось оседание на землю не только князей, но и их бояр, на страну обрушилось монгольское иго. Ордынская традиция с дарованием власти конкретному князю прекратила развитие западной системы ”сеньор–вассал” и закрепила традицию ”государь–подданный”. Такие государи–князья ликвидировали возникавшие формы вассалитета (то есть договорных начал и взаимообязательств с нижестоящими) и с ХV в. служилый человек – боярин – стал даже не подданным князя, а его холопом. Показательно, что Русь, в отличие от остальной Европы, не знала боярских (феодальных) замков. Если в Западной Европе переход к централизации происходил от вассалитета, то на Руси – от министериалов–холопов, что типологически было ближе византийской модели, где вертикальные связи тоже преобладали над горизонтальными. Так сложилось из-за отсутствия у бояр четко оформленных (в традиции и законодательстве) прав земельной собственности.

Сказалось и то, что в Московской Руси централизация происходила и вызывалась не в силу оформления внутренних предпосылок, а из-за необходимости борьбы с внешней опасностью, прежде всего – с Ордой. Кстати, это традиционное ощущение угрозы из вне и необходимости, несмотря ни на что, иметь сильную державу, отпечаталось в российском менталитете надолго. Гипертрофия государственности, свойственная Руси, также сближала ее с Византией, как, впрочем, и с Востоком.

Следствием движения Руси не к западному, а к восточному пути развития было и восприятие христианства в его восточном, византийском варианте. В средние века конфессиональные различия еще больше отделили Русь от остальной Европы. Эта отделенность, особость русского общества по отношению к остальной Европе сохранилась и поныне.

Отмеченные факторы наложились и на особенности природных условий Восточной Европы. Более континентальный, то есть более суровый, чем на Западе, климат требовал в сельском хозяйстве максимальных усилий в течение короткого времени (из-за частых ранних холодов и поздней весны). Это консервировало необходимость коллективного труда, то есть общину, которая сохранилась в своей раннесредневековой форме почти без изменений до ХХ в. Как и на Востоке, такая община, в свою очередь, препятствовала проявлению личной заинтересованности.

И города на Руси, так же, как и на Востоке, оказались в полном подчинении феодальной, княжеской администрации. В них не сложились самостоятельные ремесленные и купеческие организации типа западноевропейских. Горожане не превратились в бюргеров с особыми правами, жизненным укладом и менталитетом. Они, как и крестьяне, были подданными, тяглыми, разве что с большей самостоятельностью в хозяйственной деятельности и передвижении. В итоге города не вышли из феодальных рамок и не стали очагами рыночной экономики.

Вечевые традиции "рассасывались" и подчинение совместно выработанным правилом - законам сменялось всеобщим подчинением власти. В ХVI в. опричнина смела последний оплот противостояния власти. Законы стали гнуться под конкретные интересы власти, и уважение к ним у населения исчезло, что отличало Русь от остальной Европы. Отсюда, если общественный договор на Западе - это соглашение подданных и власти о едином законе, на Руси - Руси вместо этого - молчаливый сговор об обоюдной безнаказанности[247]. Сказалось отличие средневековой Руси от Византии, в которой монархическая власть выросла из античных, республиканских традиций и хоть в чем-то ограничивалась ими. На Руси традиции были патриархальными, государя они не сдерживали.

Не поощрялось и западное стремление к упорядочению материальной жизни. И в западном, и в восточном христианстве это воспринималось как грех, приучающий ценить земную жизнь, забывая о ее временности. Но отмеченное выше развитие западноевропейских городов с реабилитацией купечества не коснулось Руси. Поэтому жизненные ценности здесь не скорректировались урбанизмом и остались патриархальными, архаичными, что отразилось и в консерватизме православия.

Так Московская Русь и в социально–экономической основе – аграрном строе, и в городской жизни, и в политическом устройстве, и в религиозном развивалась не в западном, а в восточном направлении, сближаясь с цивилизациями Азии. В этом – особенность восточноевропейской средневековой цивилизации.

ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ЛИТОВСКОЕ.Литва позже Руси вышла на историческую арену. Со второй половины ХIII в. она стала наследницей древнерусских порядков в землях приднепровских славян. В результате возникло ВКЛ, которое, в силу географической близости и политической необходимости (совместная борьба с крестоносцами) сблизилось с Польшей и постепенно развивалось в русле центральноевропейского цивилизационного региона, то есть по пути сближения с западом. Восприятие католичества еще более усилило это движение. Относится это и к аграрному строю, и к городам. Последние воспринимали западноевропейские нормы внутреннего самоуправления и юридического статуса горожан (магдебургское право). Так в ХIV, но, особенно, в ХV-ХVII вв. приднепровские славяне, стали постепенно, прежде всего через городские порядки воспринимать западноевропейские импульсы. В меньшей степени изменения касались характера землепользования. Распространение сеньориального строя здесь тормозилось как крепостью общинных традиций, так и архаичностью аграрных порядков в Польше, устройство которой активно распространялось с ХVI в. в рамках Речи Посполитой.

Так Приднепровье - земли белорусов и украинцев - оказалось как бы на перепутье. При сохранении восточнославянских общинных традиций в крестьянской среде город и значительная часть дворянства стало ориентироваться на западные порядки. Но позднее, уже за рамками рассматриваемого нами периода политические катаклизмы вернули Приднепровье в лоно восточноевропейской цивилизации.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Таким образом, итогом исторического развития средневековой Европы стало сложение нескольких типов цивилизаций: западно-, восточно- и центральноевропейской, причем последняя при изначальных существенных отличиях от западной постепенно сближалась с нею.

Основные различия в средневековом развитии европейских народов были связаны с разными традициями в формах земельной собственности. Но следует заметить, что людям средневековья было чуждо понятие единой и полной собственности (право одновременно владеть, пользоваться и распоряжаться). Таких собственников практически не было. Например, верховное господство французского короля над землями ”королевских свободных” (крестьян короля) означало, что королю принадлежали некоторые феодальные права. Но это не исключало широкие земельные права самих этих крестьян. В то же время эксплуатация таких крестьян королем осуществлялась через посредство особой категории феодалов – королевские прево и бальи, которые имели постоянные наследственные права на управление тем или иным округом. То же было в других западноевропейских странах. Поэтому государственный элемент на Западе в чистом виде не существовал, а обрастал сеньориальными элементами. С другой стороны, частные землевладельцы – сеньоры – тоже не были полными собственниками земель, ибо при невыполнении своих вассальных обязанностей королю (или другому вышестоящему сюзерену) могли лишаться своих феодов. Но при выполнении условий вассальной службы западные феодалы имели гарантии наследственных прав. На востоке же Европы, на Руси, таких наследственных гарантий не было. Земельная собственность монарха была неделимой. Но он владел землей не как феодал, а в качестве главы государств (кроме своих родовых вотчин). То есть земельная собственность здесь была государственной.

Как было прослежено, там, где преобладала сеньориальная собственность с наследственными правами (на Западе), там общество развивалось быстрее, динамичнее. Главная причина этого – частновладельческая (сеньориальная) организация хозяйства в поместьях (доменах) обеспечивала более эффективную эксплуатацию крестьян. Ибо отсутствовал слой бюрократов – посредников–управленцев между трудящимися и владельцами. Потому норма эксплуатации на Западе оказывалась меньше и у крестьян оставалось больше средств для собственного хозяйственного развития. Частновладельческие хозяйства также гибче реагировали на экономические изменения в обществе. В условиях распыления собственности на землю среди многих владельцев на Западе сумели добиться значительных свобод города, которые, как отмечалось, стали двигателями динамичного развития Западной Европы по пути из феодализма в капитализм. Динамика остальных регионов континента определялась удельным весом в них частновладельческой собственности западного типа.

 

ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА.

Амбелен Р.Драмы и секреты истории М. 1993.

Барбер М.Процесс тамплиеров. М. 1998.

Барг М.А.Исследования по истории английского феодализма в ХI-ХIV в. М. 1962.

Басовская Н.И. Столетняя война 1337-1453 гг. М. 1985.

Блок М.Характерные черты французской аграрной истории. М. 1957.

Бродель Ф.Что такое Франция? М. 1995.

Валовая Т.Д.Искушение Европы. М. 1998.

Васильев А.А.История Византийской империи.СПб. 1998.

Великая Моравия, ее историческое и культурное значение. М. 1985.

Византия между Западом и Востоком. СПб. 1999.

Власть и политическая культура в средние века. М. 1992.

Всемирная история. Крестовые походы. У истоков Ренессанса. М.-Мн. 1999.

Город в средневековой цивилизации Западной Европы. М. 1999. Т. 1.

Грацианский Н.П.Из социально-экономической истории западноевропейского средневековья. М. 1960.

Гуревич А.Я.Европейское средневековье и современность// Европейский альманах. М. 1990.

Гутнова Е.В.Английское феодальное государство в ХIV-ХV вв.// Средние века. 1987. Вып.50.

Дашков С.Б.Императоры Византии. М. 1996.

Диль Ш.Византийские портреты. М. 1994.

Диль Ш. История Византийской империи. М. 1998.

Заборов М.А.Крестовые походы. М. 1956.

Заборов М.А.Крестоносцы на Востоке. М. 1980.

История Болгарии. Т.1. М. 1964.

История Венгрии. М. 1971. Т.1.

История Византии. Т.1. М. 1967.

История Германии с древнейших времен до 1918 года. М. 1969.

История Европы. Мн.- М. 1996.

История Европы. Т.2. М. 1992.

История крестьянства в Европе. Эпоха феодализма. Т.2. М. 1986.

История Польши. Т.1. М. 1954.

История Румынии. М. 1950.

История средних веков. Хрестоматия/ Сост. М.М.Стасюлевич. СПб. 1999.

История Франции. М. 1972. Т.1.

История Чехословакии. Т.1. М. 1963.

История южных и западных славян. М. 1969.

Каждан А.П., Литаврин Г.Г.Очерки истории Византии и южных славян. М. 1958.

Колесницкий Н.Ф."Священная римская империя". Притязания и действительность. М. 1977.

Корсунский А.Р.История Испании в IХ-ХIII вв. М. 1976.

Котельникова Л.А.Феодализм и город в Италии в VIII-ХV вв. М. 1987.

Курбатов Г.Л.История Византии. Л. 1984.

Лаптева Л.П.История Чехии периода феодализма. М. 1993.

Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М. 1992.

Литаврин Г.Г.Как жили византийцы. СПб. 1997.

Мельвиль М.История ордена тамплиеров. СПб. 2000.

Мишо Г.История крестовых походов. М. 1999.

Мортон А.Л.История Англии. М. 1950.

Неусыхин А.И.Судьбы свободного крестьянства в Германии VIII-ХII вв. М. 1964.

Оболенский Д. Византийское содружество наций. Шесть византийских портретов. М. 1998.

Общности и человек в средневековом мире. М.- Саратов. 1992.

Одиссей. Человек в истории. 1993. М. 1994.

Перну Р., Клэн М.-В. Жанна д'Арк. М. 1990.

Право в средневековом мире. М. 1996.

Петрушевский Д.М.Очерки из экономической истории средневековой Европы. М.-Л. 1928.

Райцес В.И.Жанна д'Арк. М. 1982.

Репина Л.П.Сословие горожан и феодальное государство в Англии в ХIV в. М. 1979.

Рутенбург В.И. Итальянский город от раннего средневековья до Возрождения. Л. 1987.

Самаркин В.В. Историческая география Западной Европы в средние века. М. 1976.

Сванидзе А.А.Средневековый город и рынок в Швеции. М. 1980.

Сказкин С.Д.Очерки по истории западноевропейского крестьянства в средние века. М. 1968.

Социальная природа средневекового бюргерства ХIII-ХVII вв. М.1979.

Средневековая Европа глазами современников и историков. М. 1995. Чч. 1-5.

Стоклицкая-Терешкович В.В.Основные проблемы средневекового города. М. 1960.

Тушина Е.А.Черты гражданского общества в средневековом европейском городе// Вопросы истории. 1999. № 6.

Успенский Ф.К.История Византийской империи. М. 1997.

Хачатурян Н.А. Город в системе феодальной формации// Вопросы истории. 1983. № 1.

Хачатурян Н.А. Сословная монархия во Франции ХIII-ХV вв. М. 1989.

Ястребицкая А.Л.Европейский город. М. 1993.

 


[1] Риер Я.Г. Очерки истории средневековых цивилизаций. Могилев. 1997.

[2] Риер Я.Г. Лекции по истории средневековых цивилизаций. Часть I. Западная, Центральная и Южная Европа в первом тысячелетии. Могилев, 2001.

[3] См. История крестьянства в Европе. Эпоха феодализма. М. 1986. Т.2.

[4] Вспомним сообщение о них в "Капитулярии о поместьях".

[5] По подсчетам археолога Б.А.Рыбакова, сельские ремесленники в древнерусских землях ХI-ХIII вв. обслуживали обычно жителей деревень, расположенных в радиусе около 15 км от мастерской (что позволяло в течение дня посетить ремесленники и вернуться домой). Едва ли в других местах Европы сельское ремесло развивалось по иному.

[6] До ХII в. термин, обозначавший резиденцию феодала - зáмок(нем. - burg, славянск.- град, грод) понимался и как рынок, и как пригород, окольный город.

[7] Среди них были не только иноверцы - евреи и арабы, выступавшие вместе с фризами и саксами посредниками в торговле между Востоком и Европой, но и "коробейники", торговавшие местными товарами.

[8] Поэтому даты основания многих средневековых городов, указываемые обычно в справочниках, на гербах и значках - весьма условны.

[9] С победой сеньориального строя все свободные угодья оказались в руках феодалов и растущее естественным путем крестьянское население начало испытывать земельный голод. Избыточное сельское население тоже стало уходить в создающиеся города.

[10] Выполнявшие поручения правителей и их наместников дворяне-вассалы обычно предпочитали жить в своих замках и в городах бывали наездами.

[11] Но, в отличие ан античных городов, они резко отделялись от сельских округ.

[12] Самым многолюдным в средневековой Европе был Константинополь. В Х-ХI вв. в нем проживало до 500 тыс. человек, но затем, с угасанием Византии, он постепенно хирел и к ХV в. число жителей в нем уменьшилось в 10 раз. Если обратиться к Западной Европе, то в начале II тыс. более 100 тыс. жителей было лишь в Париже, а к ХV в. в нем уже проживало до 400 тыс. К концу ХV в. в Неаполе, Милане и Венеции насчитывалось от 80 до 100 тыс. человек, а в Генуе, Флоренции, Риме, Лондоне - по 50 тыс. (Столько же было в Киеве к ХIII в., а в Полоцке в том же столетии - 7-8 тыс., в Могилеве - около 200 человек, а в ХV в. примерно 1300-1500 - по И.А.Марзалюку) Вообще, городов с числом жителей более 5 тыс. было лишь 5% от общего числа западноевропейских городов. Не более 20% городов насчитывало 2-5 тыс. жителей. Около 75% городов имели население от нескольких сотен до 2 тыс.

[13] В неурожайные годы большие города оказывались перед лицом голода, и городским властям в таких случаях приходилось вводить контроль над продажей продовольствия, ценами на него, вывозом продуктов из города, устанавливались льготы для продавцов.

[14] Так называемые вальвассоры.

[15] Поначалу городские феодальные резиденции копировали сельские и сооружались в виде укрепленных башен. Но, почувствовав безопасность городской жизни, феодалы, располагая значительными средствами от доходов, получаемых от своих землевладений, стали уделять основное внимание благоустройству и удобствам, превращая свои резиденции в палаццо.

[16] Бурдинг в германских землях, вече - у славян.

[17] В Милане, например, из-за указанного выше засилья феодалов, весь административный судебный аппарат состоял из дворян. Под их непосредственным наблюдением происходили даже пытки.

[18] Так, например, фландрский граф в коммунальной хартии, данной им в 1127 г. горожанам Сен-Омера, обещал: «Я обеспечу им мир. Я буду поддерживать и защищать их».

[19] Например, не дальше одного для пути от города.

[20] Та есть беглому крестьянину для освобождения надо было в течение указанного срока скрываться в городе от своего господина.

[21] Например, в Польше городское самоуправление, начавшее складываться в ХIII-ХIV вв., основывалось на магдебургском праве, как наиболее детально разработанном и понятном для поселявшихся там немецких колонистов (подробнее об этом - ниже). Из Польши немецкое (магдебургское) право распространилось и в землях Великого княжества Литовского.

[22] В Париже к концу ХIII в. насчитывалось 300 цехов с примерно 5,5 тыс. ремесленников. В городах бывали не только собственно ремесленные цехи, но агарные. Например, в южнонемецких городах были цехи виноградарей, садоводов, полеводов. Бывали также цехи по "оказанию личных услуг": грузчиков, матросов, носильщиков, банщиков и др. В создании цехов играл роль и антикупеческий элемент.

[23] Имя мастера-изготовителя на изделии обычно не указывалось. Помимо прочего, это считалось и грехом гордыни, ибо мастерство, как и талант - не заслуга человека, а дар божий, которым человек пользуется.

[24] Zeche - нем. - пирушка, как и первоначальное значение слова "гильдия" - как форма межличностного общения, элемент общения и управления. Ибо люди средневековья не знали деления своей жизни и деятельности на производственную, общественную и частную. Цех - объединение не производителей, а людей одной профессии. Главная задача цеха - регулирование не производственных, а человеческих отношений.

[25] Гостей мастера могли приглашать только с разрешения старшины цеха, приводивший давал за гостя поручительство и платил за него. Запрещалось приводить проституток, хулиганить.

[26] В Дании, например, в ХIII в. известны лишь 2 цеха, в ХIV в. - 1 цех, в ХV в. - 43 цеха.

[27] Некоторые цеховые статуты Парижа содержали пункты, гласившие, что если ученик нарушает договор, мастер должен наказывать его сам, не поручая это своей супруге.

[28] Изнурительный труд в длинные летние дни компенсировался, однако, многочисленными, доходившими до 250 дней в году, праздниками.

[29] В середине ХIV в. поденщик получал половину оплаты труда мастера, подмастерья - 2/3 оплаты мастера. Мастер-строитель во Франции в ХIII-ХV вв. получал 4 - 5 су в день. Вероятно, 3 - 5 су было в то время прожиточным минимумом, ибо, например, наемники в ХIII в. получали 1 - 3 су в день, рыцари - 6 су (но они должны били еще кормить свою лошадь).

[30] По сути, подмастерье, как наемный работник - близок будущему капиталистическому рабочему. Но он еще работник временный и не считал свой статус пожизненным.

[31] Их в городах всегда было много из-за обычая странствий-стажировок, без которых, особенно в Германии, подмастерью не разрешалось становиться мастером.

[32] Название возникло в Х в. от нем. наименования годичного рынка - Jahrmarkt. Другие названия - (messe, fair, faire, feria - праздник) - от старинного обычая приурочивать торги к большим религиозным праздникам.

[33] В морской торговле до конца ХIV в. доминировала Генуя, затем - Венеция, чей флот в ХV в. насчитывал более 3 тыс. судов и 36 тыс. моряков

[34] В долину Роны и далее во Францию выводил перевал Сен-Бернар, к Дунаю - Бреннер, на Рейн - Сен-Готард. Дороги через эти перевалы были крайне трудны: из-за снегов они были закрыты до 8 месяцев в году, а до ХII в. по ним не могли передвигаться даже вьючные животные.

[35] Первоначально преобладали евреи и арабы, затем к ним присоединились итальянцы.

[36] Христианам было запрещено заниматься ростовщичеством церковным постановлением 1179 г., что, кстати, повысило роль купцов-иудеев, ибо экономика без кредита не могла развиваться, а иудейство, хотя и не одобряло, но и не запрещало брать проценты.

[37] Например, в Монпелье козье и козлиное мясо запрещалось продавать в мясных рядах, чтобы его не выдавали за баранье мясо, а в Болонье, для большей верности, вообще запрещалось держать коз и козлов. С торговцев рыбой бралась присяга продавать только качествен рыбу, иначе - штраф. В Базеле отрубали хвост у семги, не проданной в течение дня, а в Вене это делалось на всех дорогих рыбах. Были наказан за продажу некачественных кореньев, перца пива и др.

[38] Гири клеймили городские власти, как и "приборы для измерения длин и объемов". В Ахене в 1394/95 гг. только 8 человек было занято клеймением мер, по которым отпускали пиво. Использование неправильных мер в некоторых городах приравнивалось к воровству.

[39] Хотя обычно все сделки оформлялись нотариально, но, например, с ХIII в. флорентийцы стали обходиться без них - на доверии.

[40] См.: Закс В.А. Норвежский купец первой половины ХIII в. в отражении "Королевского зерцала"// Средние века. 1994. Вып. 57. С.254-261.

[41] До ХII в. и грузоподъемность наземного транспорта была незначительной из-за крайне неудачной упряжи - коня или вола запрягали за шею. Лишь с распространением хомута грузоподъемность животных выросла в 4 раза, и вместо двухколесных повозок стали использовать четырехколесные. Но увеличилась нагрузка на дороги, и они быстрее стали разрушаться. Лишь отдельные из них - магистральные, по возможности ремонтировались властями. Для безопасности вдоль торных дорог нередко на 0,5 км с обеих сторон вырубали леса.

[42] Первые каналы были построены в Италии. В Ломбардии они доходили до 50-80 км. В ХV в. практикуются и камерные шлюзы, позволявшие прокладывать каналы через водоразделы.

[43] Денежный кредит давался обычно под 10% годовых или 2,5% на три месяца, но бывало и побольше, например "морская ссуда", дававшаяся под очень высокие проценты, которая возвращалась только в случае благополучного возвращения должника из плавания.

[44] Первоначально, в Хlll в., банк – это стол, за которым ростовщики меняли монеты.

[45] Название возникло от семьи Ван ден Берге, которая в Брюгге (Фландрия) владела гостиницей, где обычно останавливались венецианские торговцы. На площади перед гостиницей, которую стали называть площадью Берге, они торговали и обменивались информацией с другими купцами, что послужило прообразом товарной биржи.

[46] Термин этот появляется только в ХIV в. в Италии, а до того имущественные и социальные верхи городов называли сами себя "лучшими людьми", "праздными людьми", "благородными", "достойными" и т.п.

[47] Так, итальянский купец Датини переписывался с агентами и компаньонами в 267 городах из 16 государств и за 1390-1410 гг. получил более 10 тысяч писем из Барселоны, 7 - из Венеции и т.д.

[48] Например, в хронике Страсбурга указывалось, что "если у кого-либо [из благородных] портной, сапожник или другой ремесленник просил денег [за свои труды], то благородный давал ему вместо этого пощечину" (См.: Стоклицкая-Терешкович В.В. Основные проблемы истории средневекового города Х-ХV вв. М. 1960. С.268-269).

[49] В Нюрнберге конца ХIV в. их насчитывалось до 70% от всех бюргеров, подмастерьев и других, относимых к плебсу - около 20% и примерно 6-7% составлял патрициат города. Но если вести подсчет не по социальному статусу, а по имущественному положению, то в южнонемецких городах в ХV в. к бедным относилось до 70-80% горожан, а 1-2% богачей владели до 30-40% городского имущества и отмечалась тенденция к обеднению среднего слоя (в процессе ''замыкания цехов''). Но в северном Любеке тогда же бедных насчитывалось 40%, 22% относились к богатым, 28% - к среднему слою. То есть общая для западноевропейских городов картина была пестрой.

[50] Такой была магистраль, которая вела к Собору Парижской Богоматери.

[51] Одна из старых улиц в Брюсселе называлась ''Улицей одного человека'', то есть двое на ней не могли разминуться.

[52] В современной густонаселенной Бельгии городами считаются поселения с плотностью 3 человека на гектар.

[53] В Париже даже в начале ХIV в. держали голубей, кроликов, гусей, свиней. В центре города, около Нотр Дам на о. Сите была Навозная улица, по которой раньше свозили на берег Сены кучи навоза.

[54] Возжигание масел, дававших дым "с дурным запахом", каралось штрафом в 4 пенса.

[55] В Брюгге в крытый рынок по специальному каналу заходили морские суда.

[56] Соборами называли храмы, в которых служили епископы.

[57] Крепостная стена была таким привычным атрибутом западноевропейского города, что одним из самых сильных впечатлений участников Четвертого крестового похода было то, что греческий город Андравиада не имел укреплений. В связи с ростом городских территорий многие города имели по несколько поясов крепостных стен.

[58] Немецкий поэт ХIII в. Николай де Бибера описал эрфуртскую баню, где, пока он мылся, его внимание привлекла одна юная красотка.

[59] См.: Ястребицкая А.Л. Бедность, бедняки и маргиналы в европейском городе ХII-ХVII вв.// Культура и общество в средние века - раннее Новое время. М. 1998. С.280-315.

[60] Подробнее об этом - в заключительной части пособия. Вспомним, также, и раннегреческие тирании.

[61] Город в средневековой цивилизации Западной Европы.Т.1. Феномен средневекового урбанизма. М. 1999. С.11-12,22.

[62] Раньше всего это произошло в Италии. Не случайно там в ХIV в. началось Возрождение.

[63] В Восточной Европе из-за меньшей плотности населения и иных темпов феодализации аналогичный процесс освоения лесистых возвышенностей, водоразделов начался позже, с ХIV-ХV вв., и наиболее интенсивно происходил в ХVI-ХVII в.

[64] Фрукты ценились весьма высоко. Так, в конце ХV в. один крестьянин продал на рынке вишен на 30 гульденов, что равнялось стоимости 70 центнеров ржи.

[65] В конце ХV в. в стране насчитывалось более 3-х млн. овец-мериносов - породы с тонкой белой шерстью.

[66] Для сравнения: в Нормандии ХV в. урожайность была САМ-3,2, а в 60-е гг. ХХ в. - САМ-20.

[67] Основные успехи в селекции - с ХVII в.

[68] Уже скифы научили греков изготавливать масло из молока. Но греки и римляне лишь смазывали им кожу. В ХIV в. сливочным маслом славились Фландрия и Голландия. Много сделали для выработки хороших сыров признанные любители гастрономии - монахи.

[69] И, несмотря на такие тяжелые условия, большинство крестьян стремились к свободе. Можно привести слова крестьянина, приведенные писателем ХII в. Кретьеном де Труа: "Сир, нет вещи, которую бы я не сделал, лишь бы увидеть себя, мою жену и детей свободными". Ведь в Англии, например, ехидничали: виллан [крепостной] - это тот, кто вечером не знает, что утром ему прикажет лорд (См. Гуревич А.Я., Харитонович Д.Э. История средних веков. М. 1995. С.70).

[70] Ведь в процессе внутренней колонизации крестьяне по неопытности нередко распахивали бедные земли, быстро, затем, истощавшиеся. И места для новых деревень, обычно небольших - по сути - хуторов, тоже оказывались выбранными неудачно.

[71] Та же проблема в ХI в. и вызвала внутреннюю, а также и внешнюю колонизацию: крестовые походы, захват земель полабских славян (о чем - далее).

[72] 1 акр ≈ 0,5 га.

[73] О крестьянской жизни в средние века известно гораздо меньше, чем о жизни других слоев тогдашнего общества. Письменных сведений о них мало и они крайне невыразительны. Как правило, писали о крестьянах посторонние, обычно клирики, редко - горожане и дворяне. Обычно сообщалось лишь о трудностях крестьянской жизни в связи со стихийными бедствиями, иногда с добавлением: "за какие грехи все это?". Справедливо утверждение, что крестьяне из-за неграмотности являлись "безмолвным большинством" средневекового общества (Л.Уайт).

[74] Есть, впрочем, и такие данные: в Англии цены на пшеницу с середины ХII до середины ХIV в. выросли в 2,8 раза; заработная плата наемных работников в сельском хозяйстве с середины ХIII до начала ХIV в. увеличилась в 5,1 раза, а у дровосеков - 9,4 раза. Но так было далеко не везде, ведь сельское хозяйство в Англии, как будет показано далее, развивалась тогда наиболее динамично. Впрочем, обычный рефрен в тогдашней литературе "бедные крестьяне" характеризовал не материальный достаток, а их низкий социальный статус как простолюдинов.

[75] В ХII-ХV вв., несмотря на то, что основной хозяйственной ячейкой в деревне были индивидуальные крестьянские хозяйства, община как территориальная организация для совместного пользования альмендой сохранялась. Функционировали общинные сходки, на которых решались внутриобщинные споры. Часто общинники оказывались в разных доменах. И даже в одной общине крестьяне могли иметь различный статус.

[76] Нем. тамбур равнозначен рус. сеням.

[77] Майорат - принцип единонаследия.

[78] Одной из причин внутренней колонизации и было усиление на них нажима со стороны феодалов из-за исчерпания свободного земельного фонда. Феодалам было выгодно сохранение больших крестьянских семей, имевших больше ресурсов для исполнения барщины. Поэтому они нередко запрещали дробление крестьянских наделов, что и стимулировало крестьянские расчистки. Ибо на новых участках, хотя бы на первое время, крестьяне выходили из-под господского контроля. В этой связи следует заметить, что одной из причин быстрого угасания интереса крестьян к заморским походам стали их успехи во внутренней колонизации.

[79] Номера крестовых походов на Восток вели в обращение историки ХVII в. для удобства систематизации событий.

[80] Впрочем, есть точка зрения, что Урбан II в проповеди как будто не упоминал Иерусалим. Эти слова добавила народная молва и приписала их папе. При господстве тогда устной культуры такое тоже вполне допустимо, (См. Уотт У.М. Влияние ислама на средневековую Европу. М. 1976. С.75-76).

[81] Соблюдался он, однако, плохо.

[82] Он был известен как отшельник, за что был прозвали Пустынником. Он был одержим идеей освобождения Святой земли и первым, предваряя речь Урбана II, выступил перед мирянами на площади у Клермонского собора.

[83] Полагаясь на сообщения современников, историки долгое время считали, что в походе бедноты погибло около 300 тыс. человек (См.: Мишо Г. История крестовых походов. М. 1999. С.19). Современные исследователи, осознав средневековую традицию пренебрегать точностью в угоду занимательности, подходят к тогдашним числам осторожнее и полагают, что реально начало поход бедноты примерно 50 тыс. человек, добралось до соприкосновения с турками около 25 тыс., выжило примерно 3 тыс. "босоногих" (См.: Гуревич А.Я., Харитонович Д.Э. История средних веков. М. 1995. С.128).

[84] Петр Пустынник в самом начале появления бедноты в Малой Азии потерял весь свой авторитет. Перед решающей битвой он вернулся в Константинополь и старался уже ничем не выделяться среди других крестоносцев. Он был затем едва замечен на войне, которую вызвал силой своего красноречия (Мишо).

[85] По разным данным, число 70 тыс. представляется более реальным.

[86] За несколько месяцев до этого Иерусалим уже подвергался захвату: у турок его отняли египетские халифы - Фатимиды.

[87] От фр. Тампль - храм. Название возникло в связи с тем, что Орден первоначально обосновался среди развалин Соломонова храма.

[88] Название - от церкви и гостиницы (госпиций) с лечебницей при церкви Св. Иоанна.

[89] Подробнее см. теме "Франция".

[90] При Павле I этот орден покровительствовал России, куда и перебрался после изгнания с Мальты Наполеоном. В 1834 г. мальтийцы обосновались в Риме; теперь занимаются благотворительностью в развивающихся странах.

[91] Европейцы его прозвали Саладином. Курд по происхождению, происходивший из современного Северного Ирака, он прославился как талантливый полководец и, что удивительно, как скромный в быту человек.

[92] Как заметил В.Скотт в своем романе "Айвенго", участники крестовых походов вернулись на родину, обогатившись всеми пороками Востока, но без копейки денег.

[93] Среди западноевропейских историков существуют разные оценки этих походов. Так, французский арабист Каэн называет их оттянутым во времени ответом западноевропейцев на арабское завоевание Пиренеев в VII-VIII вв. и считает чисто идеологическим движением, не связанным с колонизацией. Английский исследователь Монтгомери подчеркнул, что в крестовых походах католическая Европа "обрела дух" [почувствовала свое единство - Я.Р.], а православный регион своей пассивностью как бы ушел на периферию европейского христианского мира. Уже упоминавшийся Мишо писал: "Победоносные христиане оказывались безжалостными; кровь врагов почитали они приношением, угодным Богу. Производя губительные опустошения, они считали себя свободными от всякого упрека, так как сарацины, по их мнению, были не что иное, как "нечистые собаки" (См.: Мишо. Ук. Соч. С.346).

[94] Ведь, например, от Палестины до столицы турок сельджуков в Исфахане (Иран) было 6 недель пути.

[95] Вспомним, что в раннем исламе хорошо помнили об истоках своего учения и называли христиан, как и иудеев, людьми Писания, то есть отличали их от остальных иноверцев. Походы же спровоцировали вражду, усилившуюся всей последующей историей отношений Европы и Ближнего Востока.

[96] Летом 1987 г. в старинном замке Амбуаз (в долине Луары) праздновалось тысячелетие династии Капетингов. 22-летний принц Жан, студент, получил титул герцога, а его дед, граф Парижский, "передал" ему свои права на трон.

[97] Именно в эту эпоху, с 1099 г. королевой Франции стала Анна Ярославна, дочь киевского князя Ярослава Мудрого и шведки, внучка полоцкой Рогнеды, известная своей образованностью. В письмах отцу она жаловалась, что попала в какую-то глушь.

[98] Король участвовал в нем в знак раскаяния за учиненную им усобицу в Шампани против тамошнего графа.

[99] Первоначально - Francia - земля франков.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2021 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.