Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Архитектурные памятники Древнего Египта в эпоху Рамсеса II и III.

Рамсес II сделал своей фактической столицей Танис и новая роль города, как Дома Рамсеса, разумеется, породила серьезную и весьма бурную строительную деятельность. Для обновления и реконструкции старых храмов и быстрого сооружения разнообразных новых требовалось множество каменных плит, поэтому фараон не стал усложнять процесс поисками материалов и решил использовать существующие колонны, обелиски, статуи и прочие фрагменты строений, оставшихся от предков. Параллельно в каменоломнях добывали новый камень, однако акцент все же был сделан на использование древних зданий. Внезапное снесение и уничтожение множества шикарных и важных объектов снискало не слишком хорошую славу для правителя, а кроме этого, некоторые построенные им храмы постигла такая же участь. Ученые считают, что главной чертой особого стиля танисских храмов было явное стремление к монументальности и гигантским масштабам. Например, главный храм украшали по два громадных обелиска перед каждым пилоном, а во дворе их было четыре. Множество скульптур свободно размещались на обустроенном пространстве и среди них, конечно же, были статуи самого Рамсеса II. При этом скульптуры Дома Рамсеса разительно отличаются от известных фиванских памятников. Тяжелые, массивные части тела, крупные пропорции плоских кистей и ступней, отсутствие рельефа тела и гигантские, плоские лица выглядели безжизненно и грубо. Объединяли такие фигуры в группы только общее исполнение и замысел, поскольку различия не приветствовались и статуи специально лишали индивидуальных черт. В период возведения храмов реалистичные искания художников ушли в прошлое, поэтому в сравнении с работами мастеров Мемфиса здесь повсюду была заметна неподвижность и стремление к плоскостному выражению. Принято считать, что мастера, создававшие особенные скульптуры строений, прежде всего пытались уникальный передать образ своего могучего правителя неподвижностью преувеличенно массивного тела, а также полным бесстрастием и лишением его индивидуальных черт лица. Чтобы воплотить навязчивую идеи несокрушимости власти памятники стали делать безликими, но огромными.
Чрезвычайно широкая строительная деятельность, развитая Рамсесом II дала множество величественных памятников архитектуры, расположенных в самых разных уголках страны. Фараон освоил территорию возле Гелиополя и построил целый город Тель-эль Иехудие, храмы в Мемфисе и множество обелисков повсюду. Он осуществил окончание невероятно роскошного храма отца в Абидосе и совершил строительство заупокойного храма для себя неподалеку от него. Кроме этого, Рамсес II значительно расширил Луксорский храм, увеличив его двором и украсив пилонами. До сих пор самым обсуждаемым строением является колоссальный по своей мощи Гипостильный зал Карнакского храма, реально величайшее по размерам здание не только древности, но и наших дней. Двенадцать колонн зала высотой по 21 м, имели вершины, способные разместить сто человек единовременно. Остальные сто двадцать шесть колонн, выстроенные по семь рядов, были ненамного ниже. Общая площадь фантастического храма составляла 5000 кв.м., что, разумеется, перехватывало дух.



Многочисленные и длительные войны не прошли бесследно, поэтому дальнейшее развитие искусства и архитектуры было нарушено в связи с ослаблением экономики. Междоусобные столкновения и новые атаки со стороны соседствующих народов, расшатали внутреннее положение в Египте и сыну Рамсеса II досталось практически разделенное государство. Около 1050 года произошло ожидаемое разделение Египта на две части — южную и северную. Естественно, создавшаяся обстановка очень пагубно отразилась на развитии строительства и искусства в целом. Крупное строительство совершенно прекратилось уже после смерти Рамсеса III, однако при жизни он успел возвести храм Хонсу в Карнаке и величественный, монументальный заупокойный храм с уникальным дворцом в Мединет-Абу. Кстати, среди рельефов этого громадного поминального храма встречается особенная, не типичная сцена охоты, явно созданная под влиянием амарнского реализма. По размерам и богатству отделки роскошный храм немного уступал сооружениям Рамсеса II, но все же явно демонстрирует средства, на тот момент еще в определенном количестве существующие. От реки к храму прорыли канал и вымостили пристань, сбоку к храму примыкал дворец. Двери, колонны, ворота и другие детали убранства храма были щедро обшиты золотом, поэтому подданные, приходившие посмотреть на фараона попадали в уникальное по красоте место. При храме числились более 60 тысяч человек, сады, пашни, корабли, на него выплачивали налоги Нубия и Палестина, поэтому о размерах данного сооружения можно косвенно судить и по этим данным.
Небольшое святилище Амона в Карнаке, а также некоторые изменения в Карнакском храме и храм богини Мут, это фактически все дошедшие до предков строения Рамсеса III. Храм бога Хонсу был им начат, однако не закончен. Небольшие святилища в Мемфисе и Гелиополе дополняют общую картину архитектурных новшеств эпохи правления Рамсеса II. Известно, что в период правления Рамсеса III в пустыне на Синайском полуострове добыли огромное количество меди, и там же в пустыне Серабит эль-Хадим было добыто невероятное количество бирюзы. Стела, обнаруженная на Синае, полностью подтверждает данный факт, поскольку содержит титулатуру царя и восхваления госпожи бирюзы Хатхор.

-

-

Среди храмов Рамсеса II за пределами Фив в первую очередь нужно назвать знаменитый храм Рамсеса II, целиком вырубленный в скалах Абу-Симбела (нижняя Нубия) (илл. 92а, 93). Следуя примеру своих предков, которые стремились закрепить покорение Нубии сооружением там не только крепостей, но и храмов, Рамсес II также построил в Нубии ряд святилищ. Однако храм в Абу-Симбеле превзошел все, когда-либо построенное здесь фараонами.

Все оформление храма было обусловлено одной идеей — всеми возможными средствами превознести могущество Рамсеса П. Начиная от масштабов святилища и кончая тематикой его декорировки, все было пронизано этой идеей, лучшим воплощением которой явился фасад храма. Он представляет собой как бы переднюю стену огромного пилона, шириной около 40 м и высотой около 30 м, перед которым возвышаются 4 гигантские сидящие фигуры Рамсеса II. Высеченные из скалы и достигающие свыше 20 м в высоту, эти исполины, превосходившие даже колоссы Мемнона, были издалека видны всем плывшим по Нилу и производили незабываемое впечатление все подавляющей мощи фараона. Образ Рамсеса вообще господствует в храме: над входом высечено скульптурное изображение иероглифов, составлявших его имя, в первом помещении святилища потолок поддерживают колонны с гигантскими статуями царя высотой около 10 м, стены залов покрыты изображениями его побед, и, наконец, в последнем помещении храма, его культовой молельне, среди четырех статуй богов, которым был посвящен храм, наравне со статуями Амона, Птаха и Ра-Горахте имеется и статуя самого Рамсеса.

Скульптуры и рельефы Абу-Симбела — дело рук фиванских мастеров. Это видно и по подписям некоторых из них под рельефами и по стилистике. Фиванские мастера вообще широко привлекались Рамсесом II, как и его отцом, для работ по всей стране. Фиванский зодчий Маи строил храм в Гелиополе, другой фиванец - Аменеминт - храм Птаха в Мемфисе. Фиванские же скульпторы были создателями и рельефов в храме Сети I в Абидосе. Но и деятельность северных художественных школ, особенно Мемфиса и Таниса, расширилась по сравнению с периодом XVIII династии.

Рамсес II превратил Танис в свою фактическую столицу; новая роль города — «Дома Рамсеса» — породила бурную строительную деятельность. Для перестройки старых храмов Таниса и сооружения новых требовалось огромное количество каменных плит, колонн, статуй, обелисков, и при этом так срочно, что изготовить все это заново было невозможно. По приказу царя наряду со спешными работами в каменоломнях были широко использованы и части древних зданий, снесенных как в самом Танисе, так и в ряде городов и некрополей северного Египта. Полностью воссоздать архитектуру Таниса времен Рамсеса II невозможно, так как здания, построенные им здесь, постигла та же участь, которой сам Рамсес подверг здания своих предшественников. Однако все же можно установить, что главной чертой стиля танисских храмов было стремление к гигантским масштабам и пышной монументальности.

Главный храм Таниса занимал территорию в 250 м длиной и в 80 м шириной. Перед первым пилоном стояли 2 обелиска высотой в 13,5 м. перед вторым - также 2 обелиска, но уже в 18 м высотой. Двор за вторым пилоном был вымощен плитами черного базальта; здесь стояли четыре обелиска, из которых два были высотой 14,5 м и два почти 17 м, и ряд крупных скульптур, в том числе 4 статуи Рамсеса II из красного песчаника высотой в 8 м. В гипостиле средний неф был выше других, но колонны во всех проходах имели пальмовидные капители и различались только величиной (11 м и 7 м).

Скульптуры «Дома Рамсеса» резко отличаются от фиванских памятников. Для них характерны тяжелые пропорции массивных безжизненных тел с толстыми руками и ногами, огромными плоскими кистями и ступнями; мускулы отмечаются совершенно условно; лица статуй, широкие и плоские, никак не проработаны и так же безжизненны. Грубости работы соответствует общее неумение создать гармоничный памятник. Огромные солнечные диски на головах статуй давят их своей тяжестью, построение групп крайне архаично. Однако отличие всех этих скульптур, имевших, несомненно, одно происхождение, объединенных общим замыслом и манерой выполнения, отнюдь не ограничивается отсутствием в них высокого мастерства, присущего фиванским памятникам. Различие их глубже, потому что здесь иначе задуманы образы, полностью отвлеченные и лишенные каких-либо индивидуальных черт.

Подобный подход можно проследить еще во времена XVIII династии на памятниках, происходящих из Мемфиса, сравнение с которыми позволяет найти объяснение стиля скульптур Пер-Рамсеса. Реалистические искания художников Мемфиса и Таниса давно уже отошли в прошлое. Господство гиксосов отозвалось на севере гораздо тяжелее. Танис, бывший столицей этих завоевателей, при их изгнании подвергся разгрому, и для его возрождения долгое время не было поводов. При ведущей роли Фив ни экономическое, ни политическое положение Мемфиса также не могло усилиться, и за ним оставался главным образом авторитет древнего религиозного центра. В мемфисском религиозно-философском учении особенно развилась его отвлеченно-созерцательная сторона, а в мемфисском искусстве — идеализирующее направление. Даже то новое, что создавалось в Фивах, здесь воспринималось позже, причем мемфисские памятники, воспроизводя новые черты, продолжали сохранять налет неподвижности и плоскостности. Некоторое оживление было внесено Амарной. Такие произведения, как рельефы гробницы Харемхеба и Саккара,в том числе рельеф с пленными неграми; илл. 916), которые были созданы амарнскими мастерами, оставили свой след в мемфисском искусстве и вызвали интерес к реалистическим образцам, созданным в Фивах и Амарне, как это видно по известной группе рельефов с изображением плакальщиков(илл. 97).

Однако основные принципы мемфисского искусства не были затронуты этим реалистическим влиянием, и, когда перед ним встала задача оформления храмов Таниса, на его памятниках и проявилось характерное для Мемфиса отсутствие какого-либо стремления к конкретности образа. Мастера, создавшие скульптуры Пер-Рамсеса, пытались передать образ могучего правителя страны неподвижностью преувеличенно массивного тела, бесстрастием лишенного индивидуальных, характерных черт лица. В поисках лучшего воплощения идеи несокрушимости власти Рамсеса II они обратились к памятникам строителей великих пирамид, но восприняли от них лишь некоторые внешние черты, что придало скульптурам Пер-Рамсеса налет архаизации, но не сообщило им подлинно впечатляющей силы.

На дальнейшем развитии египетского искусства конца Нового царства (2я пол.13 в. – нач. 11 в. до н.э.) тяжело сказались изменения в общем положении страны. Длительные войны, обогатившие рабовладельческую знать, привели к обеднению народных масс и к ослаблению экономики Египта. В то же время усложнилась внешняя обстановка — на историческом горизонте появились объединения племен, разгромивших Хеттское государство, захвативших азиатские владения Египта и подступивших к границам последнего. Усилились и нападения ливийцев. Уже сыну Рамсеса II пришлось отбивать натиск и «народов моря» и крупных сил ливийцев. Последовавшие в конце династии междоусобицы знати и восстание рабов привели к распаду государства и смене династии. Однако и вновь объединившим Египет фараонам новой XX династии после кратковременных успехов не удалось полностью подчинить себе прежние иноземные владения. Египет не мог уже так упрочить свое внутреннее положение, чтобы противостоять внешним угрозам. В результате утраты азиатских земель, а затем и Нубии прекратилось массовое поступление рабов, что привело к резкому усилению эксплуатации народных масс внутри страны. Фараоны в возросшей борьбе со стремившейся к самостоятельности номовой знатью пытались опереться на жречество, жертвуя в храмы земли, рабов и иные дары. Однако близость интересов номовой знати и храмов привела к подчинению последних номархам, в Фивах же власть оказалась в руках верховного жреца Амона, звание которого стало наследственным. Около 1050 г. произошло разделение Египта на две части — северную, под управлением номархов Таниса, и южную со столицей в Фивах.

Создавшаяся историческая обстановка пагубно отразилась на развитии искусства. Крупное строительство прекратилось после смерти второго фараона XX династии, Рамсеса III, при котором все же был еще построен храм Хонсу в Карнаке и монументальный заупокойный храм с дворцом в Мединет-Абу, на западе Фив. Среди рельефов этого храма особо следует отметить знаменитую, полную стремительного движения сцену охоты Рамсеса III на диких быков (илл. 96), отмеченную еще явным наследием амарнского реализма. В дальнейшем же в течение долгих лет не было никаких крупных построек. Даже гробницы царей резко уменьшились в размерах. Господство жречества привело к еще большему усилению идеализации в фиванском искусстве. Росписи гробниц стали совершенно стандартными, господствующее место окончательно заняла религиозная тематика. Ослабление экономики привело к ухудшению положения художников; известен ряд забастовок мастеров некрополя, не получавших положенного им снабжения из опустевшей казны. Часть работников некрополя была вынуждена добывать себе средства для существования участием в грабежах царских гробниц. Постепенно уменьшается персонал художественных мастерских, снижается профессиональный уровень памятников. Все чаще встречаются теперь статуи грубой работы, небрежно сделанные росписи.

 






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2019 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.