Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Интерпретация как игра: пределы интерпретации

 

С философской точки зрения, интерпретация – это когнитивный процесс (англ. interpret – объяснять, толковать), в результате которого устанавливаются отношения понимания между человеком и фрагментом мира, интерпретатором и текстом культуры. Следствием этого процесса становится аналитическое описание воспринимаемого объекта. Интерпретация протекает как процесс создания другого текста, посредством которого описывается текст-объект. Таким образом, если текст-объект является начальным пунктом интерпретации, то ее конечным пунктом становится метатекст или текст, интерпретирующий данный и обнаруживающий его смысл. Интерпретация – это всегда генеративный процесс. В его основании лежит априорное допущение о том, что смысл текста ему не предзадан, что он возникает в результате операций по приписыванию значений языковым последовательностям: анализа структуры текста, контекстуального анализа отдельных единиц и т.д. Задачей создания интерпретирующего описания является установление отношений «правильного» соответствия между метатекстом и текстом-объектом.

С семиотической точки зрения, интерпретация, как оборотная сторона порождения высказывания, принадлежит к сфере важнейших языковых, а значит игровых практик культуры. Давая «определение» идеальному читателю, У.Эко отмечал, что он готов играть в мою (автора) игру. Интерпретация есть игра со знаковыми последовательностями (текстами), целью которой становится вскрытие кода сообщения. Инструменты интерпретации – языки, комбинации языков и другие тексты, привлекаемые для «открытия» данного.

Как и любая языковая игра, интерпретация должна идти с соблюдением некоторых правил. Увлекательность такого процесса проистекает из того, что интерпретатор в ходе игры балансирует между необходимостью играть по правилам текста-объекта (вскрывать код авторского сообщения), и желанием выйти за их границы, внося в текст собственное понимание, не предусмотренное, может быть, правилами системы. Таким образом, семиотику интересуют вопросы о:



o критериях интерпретации (инвариантных правилах игры);

o возможности непосредственного участия читателя в порождении смысловой структуры воспринимаемого текста (игры с возможным отступлением от правил).

Семиотика должна ответить на вопрос, можно ли вывести единые для всех типов текстов критерии интерпретации (правила игры) и насколько возможно расширять эти критерии, создавая собственные правила игры?

 

Идея необходимости критериев / границ интерпретирующего описания является ответом на характерное для постмодернизма положение о возможности гипер- (безграничной) интерпретации текста. Миф о безграничности интерпретаций уходит корнями в традиции герменевтического прочтения мира: мир есть великий театр зеркал, каждое из которых отражает (означивает) предшествующее и одновременно само отражается в следующем, становясь его референтом. Герменевтике принадлежит мысль об «ускользающем значении»: как только нам становится ясен смысл одного знака, этот знак уже отсылает нас к другому знаку. В ХХ в. это положение Ч.Пирс заключает в аксиому о бесконечном семиозисе. В таком контексте вопрос о нахождении инвариантных критериев интерпретации для любого рода текстов, казалось бы, становится проблематичным, поскольку:

o в пространстве текста, где обнаруживаются следы присутствия других текстов, действительно соединяется безграничный универсум;

o интерпретация текста становится свободным и не ограниченным какими-либо внешними установками путешествием (интерпретативным дрейфом, по У.Эко) из одного текста в другие. Нам кажется, что неустранимая множественность возможных направлений движения по семиозису полностью уничтожает «конструкцию» текста, его границы и, как следствие, критерии его интерпретации;

o в текстовом семиозисе автор не может считаться основным «инвестором» значения. Читатель – вот кто организует структуру текста и наделяет знаки смыслом. Чтение нацелено на поиск в тексте как тех смыслов, которые были запрограммированы автором, так и тех, о которых автор не подозревал;

o семантическая структура текста-знака есть спектр потенциально возможных смыслов. Текст предоставляет читателю неограниченное число возможных прочтений.

Хотя У.Эко признавал свою очарованность семиотическими играми в культурном пространстве, возможностью безграничного передвижения по гипертексту, тем не менее мысль о безграничности, или гиперинтерпретации рассматривалась им как семиотический экстремизм, раковая опухоль современной культуры. В «Маятнике Фуко» показано, что процесс интерпретации, основанный на неограниченном смещении смыслов, становится социально опасным занятием. Любая безграничность должна, чтобы быть познанной, ограничена.

Никто не отрицает безграничность семиозиса, однако он – не что иное, как мыслительный конструкт. Практика же интерпретации, как и существование человека, локализована относительно точек времени, пространства и самого субъекта. Эти три точки ограничивают поле интерпретации, образуя дискурс существования текста-объекта. Читатель должен обладать «здоровой подозрительностью» при дешифровке значений, которая не позволит ему бесконечно переходить от знака к знаку, теряя в интерпретации текст как ее исходный объект (Эко: 2005).

Как доказать ложность представлений о возможности гиперинтерпретации каждого текста культуры? «Защитить» текст от множества необоснованных прочтений можно только через анализ и описание семиотического механизма возникновения текста-знака. Еще раз обозначим основные составляющие этого процесса (см. 2.4.), помня о том, что интерпретация есть оборотная сторона текстопорождения, что читатель так же, как и автор, обеспечивает «возникновение» текста.

o В интерпретации читатель устанавливает выбранный автором референт – объект мира, ставший предметом отображения. Мы не можем произвольно приписывать тексту иные референты.

o Следует установить: а) способ отображения референта (преимущественно по индексальному, или иконическому, или символическому типам); б) проанализировать контекстуальное окружение знаков, их комбинаторику; в) провести анализ нарративных стратегий текста и др. Эти операции позволят судить о степени референциальной прозрачности / непрозрачности текста.

o Высокая степень референциальной непрозрачности заставит нас искать критерии интерпретации в другом направлении – анализа дискурса. Здесь мы будем говорить о выявлении смыслов на основании соотнесения текста с референтами иной природы – другими текстами культуры, биографическими моментами жизни автора, текстом памяти интерпретатора. Установив референты, мы далее будем следовать все тому же алгоритму. Даже «непрозрачные» тексты оказываются доступными для интерпретации, поскольку языковой способ их выражения обеспечивается определенными способами указания на объекты референции.

Таким образом, наш текст обретет границы интерпретации, связанные со степенью его локализации относительно мира, культуры, автора и интерпретатора.

 

Сформулируем основные положения теории интерпретации У.Эко.

 

1. Тот факт, что бытие текста опосредуется «неограниченным семиозисом», не означает отсутствия каких-либо критериев его интерпретации. Если мы допускаем возможность бесконечных прочтений, то мы используем текст в своих целях и извращаем саму идею неограниченного семиозиса.

2. Следует разделять понятие неограниченного семиозиса (как эпистемологической абстракции) и практику интерпретации конкретного текста.

3. Практика интерпретации связана с дискурсом, культурным контекстом, в котором и происходит прочтение текста. Дискурс позволяет локализовать сообщение относительно точек времени, пространства (эпоха создания / восприятия текста, ее стилистические традиции, отсылки к определенным текстам культуры), а также автора (биографические данные, воспоминания современников) и читателя (энциклопедические знания субъекта, текст его памяти).

4. Границы интерпретации, тем не менее, не зафиксированы, а подвижны. Если мы говорим о существовании границ интерпретации, то эти границы варьируются для конкретных субъектов в определенный момент их существования.

5. Каждый текст есть одновременно закрытая и открытая структура. Семиотические инварианты создания текста (см. 2.4.) обеспечивают «права»егоинтерпретации – то прочтение, которое не изменяется от интерпретатора к интерпретатору и обеспечивает «тождественность» текста самому себе в пространстве и во времени. Наоборот, авторские варианты использования инструментов создания текстов создают возможность индивидуальных прочтений, «открывая» структуру текста. Открытость текста создается за счет использования знаков с размытым семантическим спектром значений. Текст является структурной составляющей культурного пространства и в этом смысле «открыт» вовне, для взаимодействий с другими текстами. Однако «открытое произведение» – не есть нечто, наполненное любыми содержаниями, поскольку «реальность» существования текста обеспечивается все же определенным (для момента я-здесь-сейчас) числом интерпретаций.

6. Гиперинтерпретация приводит к ситуации, в которой объект интерпретации (текст) может потерять тождественность с самим собой и стать непознаваемым. Остановить бесконечную интерпретацию может только образцовый читатель, который отрицает позицию абсолютного релятивизма, проявляя умение ограничить себя «здоровой подозрительностью» или скептицизмом. В процессе интерпретации образцовый читатель будет отвечать на вопрос, какими именно формальными основаниями текста и какими культурными конвенциями обеспечены ее результы. Результатом ответов на эти вопросы становится определение так называемых прав текста, которые всегда актуализированы в структуре текста и должны составлять обязательный инвариант его интерпретации.

7. Границы интерпретации определяются также выбранной стратегией (целями и методами анализа – семиотическим, логико-семантическим, математическим, структурным, сопоставительным и т.д.) и метаязыком описания. Разноцелевые интерпретации одного и того же объекта (системное описание, определение инвариантных свойств, моделирование возможных для него трансформаций, описание его отношений с другими объектами и др.) расширяют горизонт нашего представления о тексте.

 

В итоге получаем, что необходимым условием интерпретации является «локализация» текста – формальное ограничение сферы его существования, создание рамки, или модуса интерпретации относительно мира, культуры и субъекта интерпретации.

Таким образом, интерпретация – это способ сведения мира к «управляемому формату». Семиотические критерии интерпретации позволяют обнаруживать как «присутствующие структуры» текста (они обеспечиваю нижнюю границу интерпретации, единую для языкового сообщества), так и факт «открытости» структуры, позволяющий каждому из нас принимать непосредственное участие в формировании смысла изучаемого объекта. При этом, если, теоретически, число интерпретаций и ограничено контекстом, то число возможных контекстов интерпретации одного и того же текста (культурных, лингвистических, внелингвистических) бесконечно, что и создает эффект его «открытости». Границы интерпретации определяются как культурными конвенциями, так и способностью читателя связать объект интерпретации с предшествующим знанием (своей Энциклопедией).

 

Промежуточные выводы

Перефразируя Й.Хейзингу, язык и литература развиваются sub specie ludi – под знаком игры (Хейзинга 1992:14). Все множественные примеры игр с языками и текстами имеют единую семиотическую природу. Семиотическая сущность игры – отображение знака посредством другого знака. Необходимость самого факта указания на референт и его отображения составляет неизменный инвариант любой игры. Вариативный же ее момент (авторский) составляет выбор референта и семиотического способа его отображения: по индексальному, иконическому или символическому типам. Иконизм направлен на воспроизведение и определенную степень удвоения знака, т.е. на сохранение модели. Символизм – это уже в большей степени игра с референтом по правилам самого субъекта. В таком игровом моменте создается семантика нового знака. Далее мы можем играть в аспекте синтактики, воспроизводя готовые комбинации знаков, строя новые комбинации по конвенциям грамматики или создавая неожиданные сочетания знаков, выводящие текст за пределы освоенного языка.

Игра есть процесс создания возможного мира как альтернативы актуальному существованию. Эта игра всегда протекает в языковой / текстовой форме. В тексте происходит конструирование других способов существования, к которым не надо применять проверки на истинность, или верификацию.

Интерпретация есть игра с уже созданными текстами. Но эта игра также отмечена «авторским» почерком. Положения о тексте как системе закрытой и одновременно открытой позволяют уточнить замечание о том, что интерпретация выступает оборотной стороной процесса текстопорождения:

o Каждая совершаемая интерпретация обеспечивает тексту следующее рождение. Так обеспечивается развитие культуры во времени.

o Если интерпретация и есть оборотная сторона процесса авторского текстопорождения, то она не повторяет его в обратном порядке. Интерпретация всегда асимметрична по отношению к авторскому процессу написания текста. Так обеспечивается нелинейное (многомерное) развитие культурного пространства.

Говоря о критериях интерпретации текста, мы сталкиваемся скорее не с вопросом о конечности ее границ, а с проблемой неизбежной относительности любых интерпретирующих описаний.

 






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2020 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.