Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Динамика культуры (культурные процессы) 11 глава

И, наконец, культура смерти. В социальной жизни существует и такая культура, подвергающая социальной регуляции уход из жизни, как достойный или недостойный, и все процедуры, сопровождающие этот уход или способствующие ему (война, казнь, уголовное убийство и т.п.)*.

От первого по третий уровни функций культуры связаны уже с дифферен­­циацией культуры на специализированные функциональные сег­менты (эко­номическая культура, военная культура, культура торгов­ли, религиозная культура, педагогическая культура и т.п.) и системы критериев качества осуществления тех или иных социальных функций (культура труда и потребления, куль­тура быта, культура языка, культура научного мышления, культура художественного творчества и пр.). В обоих случаях здесь имеется в виду прежде всего уровень соответ­ствия применяемых технологий (а отсюда и качественные параметры ре­зультатов) в той или иной сфере жизнедеятельности общепринятым тех­нологическим нормам в соответствующей сфере, которые сложились в про­цессе исторического отбора такого рода технологий по призна­кам их приемлемости и допустимости с точки зрения социальной цены и долго­временных социальных последствий (критерий утилитарной эффективности в данном слу­чае менее значим) и закрепились в ценностных комплексах специфического свойства, называемых обычно профессиональной культурой и культурой образа жизни.

Таким образом, во всем многообразии функций культуры можно выделить такие «профильные» направления, как социально-интегративное, орга­ни­за­ционно-регулятивно-нормативное, познавательно-коммуникативное, рек­­­­­ре­­­­­а­­­­ционное и оценочное.



КОНСОЛИДАЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ – процесс объединения людей и спло­чения их в устойчивую группу на том или ином основании.

Склонность к консолидации социальной люди унаследовали от своих животных предков, большинство видов которых стремиться к групповому су­ществованию по причинам: а) облегчения поиска брачного партнера. б) во­з­­­мож­ности коллективной самозащиты, в) возможности внутрипопуляционного взаимодействия и взаимовыручки г) у мелких хищников коллективная охота является основным методом пропитания. По всей видимости, консолидация общин времен первобытной эпохи строилась на аналогичных основаниях.

По ходу истории и развития культуры круг оснований для консолидации постепенно расширялся. С объединением родовых общин в племена начал фор­мироваться протоэтнический тип объединений, который со временем развился в этнический. При этом сохранились и чисто родственные объединения – во всем многообразии форм от семьи до клана. В процессе «неолитической революции» появились поселенческие общины, которые со временем разделились на сельские и городские. Процесс разделения труда и социальных функций со временем привел к образованию социальных сословий и про­фес­сио­наль­ных констелляций. При этом процессы консолидации (как этнической, так и профессиональной) сопровождались процессами локализации консолидировавшихся групп. Этническая и социальная консолидация/локализация быстро дополнились и религиозной, поскольку каждое племя, городская общи­на или профессиональная констелляция обзаводилась своим богом-покровителем. С образованием этнических государств эти боги объединялись в этнические пантеоны, со временем возникли монотеистические и мировые религии, которые превратились в важнейшее основание для консолидации. Появление государства породило и соответствующие типы политических объединений сограждан.

Все эти события происходили на этапе поздней первобытности и ранней агра­рной стадии развития общества. С переходом к индустриальной стадии раз­вития в существующей структуре консолидированных групп произошла не­ко­торая трансформация. Этносы трансформировались в нации, сословия в клас­сы, родственно-клановые объединения превратились в социальные атави­змы традиционалистски ориентированных групп. Вместе с тем про­цесс социаль­ной консолидации дополнился новыми типами образований. Таковыми стали политические партии, профессиональные союзы, криминальные группировки, клубы по интересам и т.п.

В середине ХХ в. острота политического противостояния разделила мир на «социалистический лагерь» и его военную составляющую – Организацию Варшавского договора, с одной стороны, и западный «демократический мир» и его военную составляющую – блок НАТО, с другой. Позднее появились Со­­­вет Европы, Азиатско-Тихоокеанский союз (здесь перечисляют­ся лишь на­ибо­лее устойчивые образования). На этом пути самыми важными событиями стали попытки объединения всего человечества в рамках каких-то согласительных организаций. Сначала это была Лига наций (1919-1946), а с 1949 г. Организация объединенных наций, действующая и по сей день.

Таким образом, мы можем насчитать довольно много оснований для кон­солидации социальной: кровно-родственное, этно-культурное, социально-профессиональное, социально-сословное, политическое, религиозное. Причем каждое из них может воплотиться во множестве различных форм. Более того, иногда появляются объединения, имеющие под собой сразу несколько разных оснований (например, ООН). Так или иначе, но любая консолидация социальная реализует собой общность тех или иных интересов составляющих ее людей, государств, социальных организаций.

ОРГАНИЗАЦИЯ СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ – ценностно-норматив­ный ас­пект социальной организации сообществ и их сегментов, задающий мировоззренческие, идейные и нравственные основания для их социальной консолидации, регуляции, ком­муникации и воспроизводства. Под социальной организацией понимается форма устой­чивого объединения людей, преследующих некие групповые цели и удовлетворяющих связанные с их коллективным существованием интересы и потребности, что обеспечива­ется относительно стабиль­ным уровнем упорядоченности в структурном постро­ении, разделении функций и согласованности действий субъектов сообщества. Такого рода упорядоченность в формах сосуществования и коллективной жизнедеятельности людей детерминируется не только сходством их социально значимых целей, интересов и по­требностей прагматического характера (жизнеобеспечение, обо­рона, размножение и пр.), но и близостью (или единством) их наиболее важных ценностных установок, элементов социального опы­­­та, миропредставлений, верований, образов самоидентифика­ции, идео­ло­гии, нравственных принципов и иных экстраутилитарных скреп социальной консолидированности, пред­ставляющих собой идеациональную составляющую их соци­альной организации.

Становление и изменчивость социокультурной организации сообществ ба­зиру­ется на исторически обретенном и селектированном социальном опыте коллективного общежития и взаимодействия людей, которым и определяются преобладающие черты системно-структурной упорядоченности процессов и про­цедур осуществления социально значимой деятельности, преобладающие технологии социокультурной регуля­ции, которая прямо или опосредствованно способствует поддержанию необходимого уровня консолидированности сооб­щества, наиболее эффективному разделению социально-де­ятельностных функ­ций между людьми и их взаимодействию, а также соци­альному воспроизводству сообщества как устойчивой культурной общности. Эмпирически наблюдаемые формы социокультурной организации выявляются прежде всего в преобладающих в сообществе методах социальной регуляции, реализуемых как в деятельности регулятивных институтов (политических, правовых, религиозных и др.), так и в системах обычаев, социальных стандартов, стратифицирован­ных образах жизни, типологии мировоззрения, нормативных «культурных текстах» и др.

Поскольку социокультурная организация так или иначе связана с целями, пресле­дуемыми людьми в их коллективной жизнедеятельности, и ре­гу­ли­рующими их социальную практику ценностями, то разные типы соци­о­куль­тур­ной организации могут классифицироваться по детерминирующим их целевым и ценностным основаниям. При этом могут быть выделены типы социокультурной организации, ориентированные на мемориальные, актуальные или прогностические ценности и соответственно на цели прямого воспроизводства тра­диции, эффективной адаптации к актуальным условиям существо­вания или интенсификации развития.

К социокультурной организации с мемориальной ценно­стной ориентацией могут быть отнесены устойчивые общности людей, преследующие цели и отстаивающие ценности прямого и по возможности точного воспроизводства ис­торической традиции, обычая, канона и т.п. Это прежде всего общности этнические и конфессиональные, консолидирующиеся главным образом вокруг идей общего генезиса (рода, этноса, вероучения) и общности исторической судь­бы сородичей, этнофо­ров, еди­новерцев.

Другим типом социокультурной организации, связанным в большей мере с це­лями поддержания практической эффективности процедур актуальной жизнедеятельно­сти и отличающимся большей адаптив­ной пластичностью к меняющимся условиям бы­тия, являются общности со­циально-сос­ло­в­ные, классы, профессиональные констелляции и вся система функционально-деятель­ностной организации и специализации людей. Ра­зумеется, и в их ценностных установках большую роль играют традиции, но все же – это прежде всего актуально-ориентированные типы социокультурной организации, регулиру­емые потребностями сиюминутной адаптации к складывающимся обстоя­тельствам существования, производства и пр.

К третьему типу – прогности­чески ориентированным образцам социокуль­турной организации, нацелен­ным на борьбу за обретение еще не достигнутых социальных благ, поло­жения вещей, истори­ческих условий и т.п., – от­носятся общности в основ­ном политического характера – на­ции, политичес­кие партии, институты власти, силовые структуры и пр. Они решают и актуальные задачи, а также связаны множеством традиционных ценностей, но все это так или иначе подчинено движению к прогностической цели, выраженной в политиче­ской программе или идеологии, плане войны, национальной идее и т.п.

Разумеется, всякое, самодостаточное сообщество людей (по крайней ме­ре пост­первобытное) включает в себя элементы различных типов социо­куль­турной организа­ции. Оно, как правило, одновременно и этническое, и со­циаль­ное, и политическое, со всеми связанными с этим вариантами целевых и ценностных установок. Однако на раз­ных стадиях истории общества доминирующий тип социокультурной организации мо­жет быть разным. Если оно проходит несколько этапов социокультурного развития, то одним из на­иболее выраженных признаков такого рода эволюции становится усложнение структуры и функциональности прежде всего социо­культурной организации, изменение про­порций, общей композиции сочетания элементов мемориального, актуального и прогности­ческого характера.

Например, в первобытных обществах в системе черт социокультурной ор­ганизации заметно явное преобладание мемориальных установок в организации и регуляции форм жизнедеятель­но­сти людей, ориентированных на непосредственное воспроизводство тра­диционных технологий в любых видах социальной практики. При этом на­блюдается и некоторое развитие актуальных (функционально-адаптивных) ви­дов деятельности при практиче­ском отсутствии прогностических ориен­таций в картинах мира и параметрах образов жизни. В социокультурной организации аграрных обществ, судя по всему, имеет место относительно сбалансированное сочетание этно­конфес­сиональ­ных, соци­ально-сословных и политических составляющих, хотя в каждом конкретном историческом случае композиция этих элементов отличается су­щественной при­хотливостью. Что же касается сообществ, находящихся на индустриальной и постин­дустриальной стадии развития, то здесь явно преобладают актуальные и прогностиче­ские ориентации жизнедеятельности при заметной локализации мемориальных регулятивных установок преимущественно в приватной сфере жизни людей или в осо­бых церемониальных ситуациях (праздники, свадьбы, похороны и т.п.).

Важным основанием для выстраивания типологии социокультурной организации сообщества являются доминирующие методы социального воспроизводства личности и трансляции образцов социально адекватного поведения и предпочтительного мировоззрения: обучение казуальным, теоретически почти не рефлектированным пове­денческим актам и образам миропонимания «на все случаи жизни» в обрядах и ритуалах первобытного общества; демонстрация сакральных эталонных образцов поступков и су­ж­дений богов, героев, святых и пр. в религиозно-политических системах аграрных сообществ; и наконец, трансляция абстрактных принципов социальной и интел­лектуальной адекватности в правовых политико-идеоло­гических, философских, худо­жест­вен­ных и иных «культурных текстах» индустриальной и постиндустриальной эпох.

Сравнительно небольшое число наблюдаемых в истории вариантов соци­о­куль­турной организации позволяет использовать эту систему параметров как основание для культурно-исторической типологизации сообществ (наряду с формационным, цивилизационным и иными концептуальными подходами) по характеристикам доминирующих в них черт экзистен­циальных ориентаций, типам институтов и методов социальной консолидации, регуляции и коммуникации, а также технологиям их социального воспроизводства.

РЕГУЛЯЦИЯ СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ – одна из основных функций куль­туры, связанная с обеспечением коллективных форм жизнедеятельности людей. Социокуль­турная регуляция осуществляется в рамках организации социокультурной (см.) как процесс установления и поддержания определенной упорядоченности во взаимодейст­вии людей для удовлетворения ими групповых и индивидуальных интересов и потребностей, снятия противоречий и напряжений, возникающих при совместном обще­житии, для определения общих целей социальной активности и критериев оценки ре­зультатов де­ятельности. В отличие от собственно социальной регуляции, ориентирован­ной на решение прагма­тических задач организации коллективной деятельности, куль­турная регуляция основывается на ценностно детерминированных нормах упорядочения совместного существования людей, хотя реально оба типа регуляции представляют со­бой неделимый синтез, где социальное и куль­турное начала взаимообусловлены и пол­ностью сращены в единой функ­циональной целостности. В зависимости от уровня со­циокультурного развития сообщества, его социально-функциона­льной стратифициро­ванности, пре­об­ладания экстенсивных или интенсивных технологий в различных видах со­циальной практики и т.п., в формах социокультурной регуляции могут складываться разнообразные композиции конвенциональных и институциональных механизмов упо­рядочения форм коллективной жизнедеятельности с разной степенью их доминирования и взаимодополнительности. Регуляция социокультурная относится к тем функциональ­ным подсистемам культуры, где, как и в подсистемах адаптации культурной и коммуникации культурной (см.), а также в некоторых других наблюдается опре­деленная избыточность способов и средств по реализации соответствующих функций, часть из которых в каждый данный момент задействована в актуальной практике, дру­гие же остаются в некотором «культурном резерве» сообщества и актуализируются в экстра­ординарных ситуациях.

Основные функциональные задачи социокультурной регуляции – сохранение определенного уровня социальной консолидированности сообще­с­тва, не­обходимого для эффективной реализации требуемых в существую­щих условиях форм деятельности, взаимоинформирование о своих намерениях, согласо­вание целей, задач, принципов и технологий совместных действий, разделение функций и пространственных «площадок», согласование во вре­ме­ни и про­цес­суальной последовательности осуществляемых дейст­вий, вза­имокор­рек­тиров­ка в процессе совместной или взаимодетерминированной де­я­­тельности, выработка критериев оценки достигнутых результатов, их утилитарной эф­фектив­ности и социальной приемлемости последствий этой деятельности и т.п. Все это имеет отношение не только к материально-производ­ственной практике, но в равной мере и к любым формам социальной, интеллектуальной, коммуникативной, художественной, религиозной, политичес­кой и др. деятельности, осуществляемой кол­лективно или индивидуально, но с социально значимыми результатами, последствиями, влияниями.

Социокультурная регуляция осуществляется, во-первых, на основе пра­г­ма­тиче­ских целей, преследуемых действующими субъектами, проектирования и планирования процедуры исполнения, что включает в себя среди прочего и определение порядка взаимодействия исполнителей, и, во-вторых, на основе на­копленного (а отчасти и заимствованного) социального опыта по реализации задач такого рода, за­крепленного в ценностях, обычаях, нравах, законах, нормах, правилах, идеологии, верованиях, умениях и навыках, допустимых тех­нологиях и прочих установлениях, определяющих при­­­­­­­­нятый в данном сообществе порядок осуществления соответствующих действий и достижения соответствующих целей. Таким образом, ос­новными механизмами социокультурной регуляции являются разнообразные виды и типы социальных конвенций (отчасти институционализированных в виде писанных законов), упорядочивающих процедуру и фор­­­мы коллективного общежития и взаимодействия людей.

Хотя воздействие социокультурной регуляции распространяется на все сферы групповой и индивидуальной практической и интеллектуальной активности людей и вы­ражается не только в непосредственных регулятивных установлениях (ценностях, нор­мах, законах, обычаях), но и опредмечивается в специфических чертах технологий и продуктов любой целеориентированной деятельности людей, вместе с тем, во многих случаях нормы социокультурной регуляции не отличаются чрезмерной жесткостью, оставляя субъектам деятельности возможности для творческой импровиза­ции, варьирования, поиска, инноваций и т.п., что имеет чрезвычайно важное значение и с точки зрения адаптивной пластичности форм социальной практики, и в интересах разви­тия технологий в различных специализированных сферах деятельности.

На разных исторических стадиях социокультурной эволюции человеческих сооб­ществ, как правило, доминировали разные виды и формы социальной регуляции с различ­ным уровнем жесткости императивных и запретите­льных установок, а также свободных пространств социальной жизни, где человеку предоставляется право совершать действия и выражать суждения по собственному усмотрению. На первобытной стадии преобладали в основном конвенциональные регуляторы в виде комплекса обычаев и традиций с до­вольно жесткими ритуальными установлениями (по крайней мере, в области практических действий индивида), относящиеся главным образом к сфере непосредст­венного жизнеобеспечения, кровнородственных и соседских отношений, мифо-ритуальной табуированности некоторых взглядов и действий (прежде всего по отношению к феномену смерти) и т.п., при сравнительно низком уровне теоретической обобщенности и абстрактности принципов, ле­жащих в основе этой социокультурной ре­гуляции, неразделенности в сознании материального и идеального начал (синкретизм сознания) и т.п. Этому сопутствовало терпимое отношение к индивидуаль­ным интерпретациям той или иной установки социальной регуляции, мифологемы и пр. (различия в индивидуальном жизненном опыте самих интерпретаторов были столь незна­чи­тельны, что и число вариантов подобных интерпретаций, как правило, было крайне ограничено). В это время появляются и первые формы нормативных рефлексий социального опыта в виде мифов, играющих немаловажную роль в социальной регуляции, социализации и инкультурации индивидов и пр.

На аграрном этапе развития (рабовладельческом и феодальном) описанный выше тип социальной регуляции не исчезает вообще, а локализуется прежде всего в среде сельских производителей (в несколько трансформированном ви­де под воздействием городской куль­туры). В городской же среде формируется совершенно иной тип социальной регу­ляции, включающий в себя уже и постепенно развивающуюся институциональную ком­поненту, регулирующую прежде всего идеологические составляющие общественной жи­зни (религиозную и политическую), имущественно-правовые и сословные от­ношения. Это эпоха порождения разнообразных «сакральных текстов», лежащих в основании ре­гулятивной практики сообществ, частично дополняемых кодифицированными законами гражданского права. В рамках норм, определяемых этими институциональными тек­стами, пространство ин­дивиду­аль­ных интерпретаций социального опыта резко ограничивается (религиозным каноном, процедурой исполнения закона и т.п.). Одновременно происходит и становление некоторых светских институтов социальной регуляции – политической власти, бюрократии, армии, суда, школы. Весьма расширяется и палитра средств нормативных рефлексий социального опыта: появляются философия и богословие, этические и эстетические теории, профессиональное искусство, зачатки светской литературы и гуманитарных наук. При этом такие важнейшие сферы социальной практики людей, как технологии специ­ализированных об­ластей дея­тель­но­сти, формы общественной самоорганизации, социальной регуляции коллектив­ного общежития на микросоциальном (муниципальном) уровне, процессы воспитания, общего и специального образования, социализации личности и т.п., оста­ются в зоне чисто конвенциональной саморегуляции и самовоспроизводства на основе обычая и массовой традиции.

Переход к индустриальной стадии социокультурного развития характерен посте­пенным расширением зоны институциональной социальной регуляции и интенсифика­цией ее технологий. Прежде всего в сферу институ­тов социальной регуляции попадает такая важнейшая область, как норми­руемые по своей утилитарной эффективности и уровням социальной приемлемости техно­логии, формы и порядок осуществления раз­личной специализированной де­я­тельности (массовое и серийное производство социально значимой продукции), которая начинает регулироваться типовыми уставами, правилами и пр. нормативными документами, а также типовыми программами профессиональной подготовки специалистов и квалификационных требований к ним. Институционализация методов социальной регуляции все больше охватывает разные ас­пекты экономической деятельности людей и их обыденного общежития, стандартизируя их социальные интересы и потребности на основе рекомендуемых образцов, содержание работы социализирующих институтов (воспитательных, общеобразовательных). В от­личие от предшествовавшей стадии, где основным инструментом социальной регуляции было идеоло­гически санкционированное насилие, на индустриальном этапе все большую значимость приобретает принцип материальной заинтересованности субъ­­­­­­ектов, их вознаграждение за социально адекватное поведение расширенным доступом к социальным благам. Функции стихийной саморегуляции оттесняются преимущественно в область обыденных межличностных взаимодействий (и то с существенны­ми ограничениями со стороны кодифицированных норм социального обще­жи­тия). Вместе с тем сама процедура выработки институциональных текстов социальной регуляции ста­новится более демок­ра­тичной, учитывающей социальные интересы различных страт; эти тексты во многом утрачивают характер им­перативных распоряжений власти и стано­вятся добровольно принятыми сообществом социальными конвенциями коллективной жизнедеятельности. Одновременно происходит заметная либерали­зация в вопросах индивидуальной реф­лексии и интерпретации личностью эле­ментов социального опыта сообществ (прежде всего на уровне свободы суждений), раз­вивается система институтов культурных рефлексий и выработки специальных нормативных текстов.

Постиндустриальный этап развития сообществ характеризуется резкой интенси­фикацией тенденций социальной регуляции, начавшихся на ин­дуст­ри­альной стадии. Принципиальной важным становится появление массовой культуры (см.), как особого меха­низма социальной регуляции, выполняющего функ­цию мак­сималь­ной стандартизации не только норм социального общежития и дея­тельности, но и идейно-мировоззренческих установок лю­дей, их социальных притязаний, потребительского спроса и т.п. В этих условиях общество допускает высокий уровень либерализации интеллектуальных и об­разных ин­терпретаций социальных норм, регулируя их практическое исполнение высокоэффективным манипулированием сознанием, интересами и потребнос­тями людей.

ХХ век породил и такую специфическую форму социальной регуляции как тоталитаризм, при котором ос­новной инструментарий социальной регуляции возвращается к формам грубого насилия над человечес­кой личностью, ее свободной волей и интересами. Формируется сложная си­стема сочетания массовых репрессий с изощренным политико-идеологи­чес­ким воспи­танием людей, массированной пропагандой ненависти к классовому или национальному врагу, культа социальной аскезы во имя идейной «чистоты» и своеобразной массовой культуры тоталитарного типа. Историческая практика показала, что социальная регуляция тоталитарного типа, будучи высокоэффекти­вной при решении задач экстраординарной мо­билизации общества, мало эффе­ктивна в режиме спокойного ус­тойчивого развития. На рубеже ХХ-XXI вв. либера­ль­­ный тип социокультурной регуляции прак­тически повсеместно доказал свою на­и­­боль­шую приемлемость в условиях индустриальной и постиндустриальной социальной организации и технологий.

Таким образом, формы и механизмы социальной регуляции в наиболее выражен­ном виде отражают специфику достигнутого сообществом уровня соци­окультурного развития, воплощая особенности практикуемых технологий по производству материальных благ и интеллектуальных цен­ностей в соответствующих чертах и способах социальной консолидации и упорядочения форм коллективной жизнедеятель­ности людей, а также методов социального воспроизводства их сообществ.

КОММУНИКАЦИЯ СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ – процесс взаимодей­ст­вия между субъектами социокультурной деятельности (индивидами, груп­пами, организациями и т.п.) с целью передачи или обмена информацией посредством принятых в данной куль­туре знаковых систем (языков), приемов и средств их использования. Социокультурная коммуникация выступает как один из базовых механизмов и неотъемлемая составляю­щая социокультурного процесса, обеспечивая саму возможность формирования социальных связей, управления совместной жизнедеятельностью людей и регулирования ее отдельными областями, накопление и трансляцию социального опыта.

Термин «коммуникация» появляется в научной литературе в начале ХХ в. и весьма быстро, наряду с общенаучным значением (как средство связи лю­­­­­­­бых объектов), приобретает социокультурный смысл, связанный со специ­фи­кой обмена информацией в социуме. Необходимыми условиями и струк­тур­ны­ми компонентами социокультурной коммуникации являются наличие общего языка у субъектов коммуницирования, каналов передачи информации, а также правил осуществления коммуникации (семиотичес­ких, этических).

В определенном плане каждое социальное действие может быть рассмот­рено как коммуникативное, как содержащее и выражающее определен­ную инфор­мацию. Однако собственно коммуникативными (в узком смыс­ле) являются лишь действия, имеющие специальную ориентацию на передачу информации и осуществляемые с использованием адекватной этой цели знаковой системы.

Различные интерпретации социокультурной коммуникации основанные на раз­личных методологических парадигмах, акцентируют ее суть либо как со­во­купности средств передачи социальной информации, образующих базу для становления и развития «информационного общества» (технократически раци­о­налистический подход), либо как способа достижения понимания одного чело­века другим, как механизма «вживания», «вчувствова­ния» (феноменологическая интерпретация).

Значимое место теория коммуникативного действия занимает в работах Ю.Хабермаса и Н.Лумана. По их мнению, все участники коммуникации ори­ен­­ти­руются на обобщенные, интерсубъективно понятые нормы коммуникации, что в совокупности с коммуникативной компетентностью и наличием рациональ­ных мотивов делает возможным сам этот процесс. Коммуникативное действие является мегатипом всех ти­пов социальных действий. Оно не является стра­тегическим, не ориентировано на успех и, тем не менее, направлено на об­щую для всех участников цель, в качестве которой рас­смат­ри­ва­ется понимание.

Типология процессов социокультурной коммуникации может быть построена по следующим основаниям:

- по характеру субъектов коммуникации (межличностная, личностно-групповая, межгрупповая, межкультурная и др.);

- по формам коммуникации (вербальная, невербальная);

- по уровням протекания коммуникации (на уровне обыденной культуры, в спе­циализированных областях социокультурной практики, в кон­тексте трансляции культурного опыта от специализированного уровня к обыденному и т.п.)

Специфической сферой социокультурной коммуникации выступает массовая коммуникация, которая может быть определена как культурная область, состоящая из открытых, упорядоченных процессов трансляции со­циально значимой информации, поддающихся целенаправленному порож­дению и регулированию посредством СМИ.

В содержательном отношении социокультурная коммуникация может быть диф­ференцирована на четыре основных информационных направления: новационная, при­общающая потребителя информации к новым для него знаниям о свойствах и признаках явлений, объектов и процессов, о технологиях и нормах осуществления какой-либо дея­тельности, актов поведения и взаимодействия, о языках, знаках и средствах социокуль­турной коммуникации, обучающая его социальному опыту сообщества или человечества в целом и т.п.; ориентационная, помогающая потребителю информации ориентироваться в системной структуре природного и со­циального пространства, в иерархической соот­несенности его элементов, социализирующая и инкультурирующая индивида в сообществе его проживания, фор­мирующая его экзистенциальные и ценностные ориен­тации, задающая критерии оценочных суждений, приоритетов выбора и пр.; стимуляци­онная, воздействующая на мотивационные основания социальной активности людей, ак­туализирующая знания человека об окружающей действительности и технологиях дея­тель­но­сти, а также стремление к получению недостающих знаний ради удовлетворения его социальных притязаний и пр., и корреля­ционная (уточняющая или обновляющая от­дельные параметры перечис­ленных выше видов знаний, ориентаций и стимулов). Собст­венно культурную специфику эта информация приобретает постольку, поскольку регу­лирует представления людей об уровне социальной приемлемости тех или иных спосо­бов осуществления любого вида деятельности, интеллектуальных оценок и позиций, чем в конечном счете и определяется функциональная нагрузка этих знаний и представлений как инструментов обеспечения социального взаимодействия людей.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2022 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.