Пиши Дома Нужные Работы

Обратная связь

Динамика культуры (культурные процессы) 8 глава

Та­ким об­ра­зом, на­циональная куль­тура явля­ется уже син­тети­че­ским типом культуры (с точки зре­ния доминантных основ соци­аль­ной соли­дар­но­с­ти), где смеши­ва­ют­ся са­мые различные основания инте­грации лю­дей, но от­ныне основой их органи­зации и регуляции становится наци­о­нальное го­су­дар­ство с повышен­ной (по сравнению с прежними временами) стандар­ти­зи­ро­ван­­­но­с­тью основ­ных ин­фор­мационно-символических компонентов куль­туры, образа жизни, модой, потребительским спросом и существенно повы­си­в­шей­ся эффек­тив­но­стью трансляции культурных образцов следующему поколе­нию, т.е. социаль­ному воспроизводству общества.

В отличие от этноса – преимущественно социокультурного образования, нация – это уже в большей мере политическое об­разование (хотя такое же территориальное по компактности своего разме­ще­ния), которое кроме этнического ядра (государствообразующего этноса) обычно вклю­­­­­­чает в себя и некоторое число иноэтнических групп. Хотя изна­чаль­но еще Наполеоном Бонапартом был провозглашен принцип «один народ – од­но государство», но реализация этого принципа состоялась далеко не вез­де и продолжается по сей день (характерные примеры, начало ХХ века: распад Российской, Ав­стро-венгерской и Османской империй, отделение от Китая Монголии и Непала; середина века: распад Бри­тан­ской Индии; 1960-е гг. – распад мировой колониальной системы; конец века: распад СССР и Юго­­­­­­­­славии, раз­де­л­е­ние Чехословакии, отделение Эри­треи). В течение всего XIX и XX вв. в Европе шло перекраивание границ с целью их большего соот­ветствия пределам национального расселения. Иногда этот вопрос решался и методом массовой депортации (например, немецкого на­се­ления из СССР, Польши и Чехословакии после II мировой войны) или изгнания под угрозой уничтожения (евреев из нацистской Германии и коммунистической Польши, индийцев из Пакистана, значительной части арабского насе­ления из Израиля, белого населения из Родезии).



В каких-то случаях государство-нация при­обретает полиэтнический ха­рактер потому, что исторически сло­жилось как многоэтничное (например, Ки­­­­­­­­­­­тай, Индия, Афганистан, Рос­­сия, Испания, Великобритания) или потому, что в наиболее раз­ви­тых странах постепенно скапливается значи­те­ль­­­ная по численности много­на­ци­ональная диаспора (арабская и сенегальская во Фран­ции, индо-па­кистанская и кенийская в Великобритании, турецкая и югославская в Германии). Особый случай – Соеди­ненные Штаты Америки – на­ция, сформированная из эмигрантов, где нет террито­ри­ального размеже­ва­ния между этническими группами, но истори­че­с­­­­ки преоб­ладают английский язык и трансформированный вариант англо-голландской куль­ту­ры. Близки к этой мо­­дели Канада и Южно-Африканская респуб­ли­ка.

Следует отметить, что формирование наций вклю­­­­­­­­­чило в себя и элементы этнического и даже кровно-родственного типов. Например, французская нация образовалась из объединения полутора десятков феодальных народнос­тей: соб­ственно французов (Иль-де-Франс вокруг Парижа), бретонцев, гасконцев, провансальцев, лотарин­г­цев, пикардийцев и др., многие из которых (преимущественно в сельской местности) сохранили немало специфических этнокультурных черт. Просто эти культурные атавизмы заняли маргинальное положение, сконцен­т­рировавшись преи­му­щественно в сфере приватной жизни граждан. Все перечисленные сос­та­в­ляющие французской нации уже фактически сли­лись в единое национа­ль­ное образование, и только на уровне семейных обычаев сохраняют некоторые эле­­­менты исторической этнокультурной традиции. Показа­тельно, что среди национальных движений, ведущих борьбу за политическое самоопределение, к числу высокоразвитых народов можно отнести только ир­­­­ландцев и каталон­­­цев; уже баски и корсиканцы – это сравнительно от­ста­лые этничес­кие группы, не говоря уже об этническом составе остальных на­ционально-ос­во­бо­­ди­тельных дви­же­ний (в том числе и в бывшем СССР), от­но­­­ся­­щих­ся по пре­­­имущественно к категории традиционных культур (см).

Таким образом, национальный тип культуры представляет собой более или менее полиэтничное образование, однако, как правило, благодаря наличию одного социально доминирующего государ­ст­во­­­образующего этноса, использует его язык и культуру как основу для создания общенациональных стандартов, охватыва­ю­щих большинство сфер соци­окультурного бытия. В случаях, когда такого доми­нирующего этноса нет (например, в Бельгии, где фламандцы и валлоны при­мерно равны по численности и социальной значимости), процессу на­ционального слияния сопутствуют большие сложности.

КОНФЕССИОНАЛЬНЫЙ ТИП КУЛЬТУРЫ представляет собой один из высоко специализированных типов культуры. Совершенно очевидно, что в основе этого типа лежат те или иные религии и наборы их мировоззренческих и социальных установок. Однако главная особенность религии как типа солидар­ности заключается в том, что она объединяет людей не столько проблемой жиз­ни (хотя вопрос о «правильной» жизни ради грядущего спасения в любой религии остается предельно актуальным), сколько проблемой смерти, психологической адаптацией к ее неизбежности и возможной компенсацией за страдания, перенесенные человеком при жизни, перспективой какой-то формы счастья (спасением) после смерти. Любая религия, так или иначе, – это учение о смерти и посмертии. Не вдаваясь в философскую дискуссию по этому поводу, нельзя не отметить чрезвычайно важную психико-ком­пенсатор­ную функ­цию любой религии по отношению к проб­ле­ме смерти.

Разумеется, в основе всякой религии лежит прежде всего вера в существование Бога или других высших сил, создавших видимый мир и управляющих им. Важнейшим элементом является и вера в ту или иную форму посмертия, благоприятный вариант которого требуется заслужить религиозно поощряемым поведением при жизни. При этом многие религии признают и существование антипода Бога – дьявола, представляющего собой совокупность всего греха и ответственного за несовершенство реального мира.

Играя на этой дихотомии Бог/дьявол, вечное блаженство/ве­чные муки, ре­лигия в существенной мере регулирует «посю­сторон­нюю» жизнь человека, задает ему свои определенные нормы бытового аске­тизма, презрения ко всему тварному (в предельном случае, ко всему материальному) во имя приобщения к высшим духовным ценностям. В разных религиях имеет место различный подход ко всем этим проблемам, в пределах дистанции между абсолютным преклонением перед всякой биологической жи­знью и ее проявлениями (в джай­низме, а так же са­крализацией репродуктивных фун­к­ций человека в тантризме и некоторых других религиях и культах) и существенным биологическим аске­тизмом, целибатом, мно­­­­­­­­­­­­гочис­лен­ными постами и т.п. (как, например, в иудаизме и исламе, но в наибольшей мере – в христианстве, особенно для монашества).

Религиозные культуры принципиально отличаются от всех других типов культур­ных систем иным способом упорядочивания мира и представлений человека, выделением во всем этом зоны сакрального, принципиально непостижимого рациональным интеллектом, более того – зоны, запретной для рационального размышления и интерпретации человеком, не посвященным в таинство священства (в христианстве) или не прошедшего специального обучения (в ряде иных религий и осо­бенно сект).

Хотя в религиоведческой традиции принято тесно смешивать происхождение и функционирование религии с мифологией, представляется, что сле­ду­ет отметить и различие этих явлений. Мифология (см.) – это одна из форм позд­непервобытного социального сознания, где «правила игры» по вполне зем­ным и актуальным проблемам дополнительно аргументировались мисти­ческими образами, легендарными нарративами и эталонами. «Социальная конвенция», воплощенная в мифе, была в основном обращена в прошлое, к «золотому веку», и в меньшей мере касалась проблем смерти (хотя существует и про­тивоположная точка зрения – М.Элиаде, К.Армстронг). В последующем многое из мифологии было заимствованно позднейшими религиозными практиками (но не учениями). В целом происхождение религий, по на­шему мнению, с мифологией связано очень опосредствованно (мифология – это «объединяющее», холистическое мироощущение, а религия пост­роена на оппо­зиции сакральное/мирское), но в гораздо большей мере – с философией и особенно на­турфилософией середины 1 тысячелетия до н.э. – начала 1 тысячелетия н.э. Во всяком случае, мифологический тип сознания с его синтезом реального и во­ображаемого очень далек от ре­лигиозной культуры, где о синтезе сакрального и мирского не мо­жет быть и речи (единственное исключение – двуединая природа Христа). Другое дело, что нам приходится все время различать высоко специализированную рели­ги­оз­ную культуру клира и обыденную «народную религиозность», в которой дей­ст­вительно сохранились многие традиции пер­вобытной мифологии.

Исторически происхождение проторелигии (в первичных ее формах) и соответствующего типа культуры связано с появлением интереса к феномену смерти, первым захоронениям и украшением могил, что зародилось еще в эпоху неандертальцев. Затем, по мере развития родовой общины в ней стали формироваться анимистические и тотемистические культы, связанные с верой в духов и сакрализованную фигуру первопредка. Этап поздней первобытности и ранней стадии аграрных цивилизаций был связан с развитой мифологией (т.е. нарративами космогонического и эпико-героического характера), различными мистериями и разнообразными формами бытовой магии. Это был особый период «предрелигиозной культуры», характер­ной тем, что в религиозных обрядах принимали участие только жрецы; прочие присутствовали лишь как зрители. И только после периода осевого вре­мени, относимого к первой половине 1 тысячелетия до н.э., началось формирование собственно религий (в современном понимании этого слова), как си­стематизированных теологических культур, отличавшихся системным теологическим мировоззрением, развитой догма­тикой, социальными установ­ками, специфическими организационными фор­мами и обрядовыми комплексами, а также (по мнению А.А.Пелипенко, разделяемому нами) более или менее выраженной дуалистичностью. Эти религии были рассчитаны уже на массовое непосредственное участие паствы в различных обрядах, а так же на соблюдение людьми определенных предписаний в их бытовой жизни и социальной практике.

Поэтому, хотя понятие конфессиональный тип культуры охватывает все описанные исторические формы, только с появлением систематических ре­ли­гий мы можем говорить о развитом многокомпонентном культурном ком­­­­­­плек­се, включающем в себя своеобразную философию (богословие), социальную доктрину, сложную организацию, развитую обрядово-риту­альную сис­тему (культ), систему подготовки кадров, отработанную методику работы с паствой и многое другое.

Обобщая, можно перечислить в числе составляющих конфессиональной куль­туры следующие: собственно вера; корпус «священных тек­с­тов» и основанной на них догматики; богословие, представляющее собой по преимуществу комментарии к «священным текстам»; богослужебные про­цессы, проводимые в храмах; прочие культовые процедуры, осуществляемые как в храмах, так вне их; территориальную и должностную конфессиональную организацию; храмовые и иные культовые постройки; церковные одеяния и утварь; религиозное искусство; процедуру инициации приобщаемых к религии; систему погребальных обрядов и сооружений; корпус священнослу­жителей, систему его подготовки, иерархии и предписаний, регулирующих образ жизни; монашество и разнообразные его уставы; систему предписаний для паствы, регулирующих ее социальную жизнь и участи в различных культовых действиях; мисси­онерство и систему поведения священнослужителей в среде неверующих; а так же некоторые иные составляющие.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ТИП КУЛЬТУРЫ. В рамках процессов разделения труда, проявившегося в выделении социальных функций, статусов и ролей, длящихся со времен неолита (10 тыс. лет тому назад), происходила и все бо­лее углубляющаяся их специализация в самых различных областях мате­ри­ального, интеллектуального, художе­ственного и иного производства, ком­му­ни­кации и пр. Эта тенденция углубления специа­лизиро­ван­ности различных об­лас­тей деятельности есть объективная составляющая об­щего соци­окуль­тур­но­го прогресса.

Подобное разделение культуры на профессиональные сегменты началось с разделения функций (и культуры) бродячих охотни­ков и оседлых земледельцев, затем с выделения функций (и культур) ско­то­во­дов, шаманов, вождей, во­и­­нов, ремесленников и т.п. Вопрос не в том, какая профессиональная культура выделялась раньше или позже, а в том, что такое профессиональная культура вообще, как тип культурной системы.

Понятно, что в основе профессиональной культуры лежат не столько социально-бытовые элементы образа жизни (как в этнической культуре), а не­­ко­торые принципы со­циального сознания и поведения, диктуемые особенностями технологии деятельности по правилам той или иной профессии, зафиксированные в учебниках и навыках профессиональной подготовки. Сюда же входят элементы социальной этики, целей и со­циальной ответственности за последствия данной деятельности, профессиональные традиции, статусные роли, профессиональный язык и т.п.

Уже в античную эпоху появились первые объединения ремесленников и торгов­цев, воинов и жрецов, в среде которых начали вырабатываться определенные специфические ритуалы поведения и этикета, внешние атрибуты принадлежности к та­кому объединению и пр. Еще большее развитие все это получило в эпоху средневековья, когда начали складываться специфические ремесленные цеха и гильдии, рыцарские и церковные ордена, существенно углубив­шие символико-ритуальные особенности своего быта, начавшие постепенно вли­ять и на обыденную сторону культуры подобных объе­динений, на их язык (профессиональный жаргон), стиль поведения и пр. В эпоху нового времени система цехов и гильдий, а также большинства орденов (за исключением цер­ковных) преимущественно распалась, но понятие «професси­ональной культуры» (воен­ного или священника, финансиста или инженера) еще больше углубилось. Перечень по­добных профессиональных культур вырос до многих сотен, особенно, если учесть и то, что на статус подобных субкультур с полным правом могли претендовать и десятки криминальных «профессий» (воры, грабители, террористы, проститутки и т.п.). В каждой из этих субкультур складывалась своя специфическая система поведения, этика отношений, суждений, оценок, статусно-ро­левых положений, языка, символики и пр.

Но самое главное, – это то, что практически каждая из этих профессиональных культур со временем обрела свою систему профессионального воспро­изводства, обуче­ния, трансляции профессиональных и культурных навыков и образцов (начиная от сис­темы профилированных вузов: военных, духовных, дипломатических, технических, ме­дицинских, гуманитарных, художественных и т.п., а также профессиональных школ среднего звена и кончая «народными университетами» воровских притонов, тюрем и ла­герей, ночлежек, лагерей наркоманов и пр.), где человек получал более или менее про­фессиональную подготовку по соответствующей специализации. Появилась та­­­­кая кате­гория изданий, как учебник по специальности, на страницах которого собственно и за­фиксирован в достаточно систематизированном виде (наряду с фундаменталь­ными и технологическими знаниями), комплекс знаний, образцов и эталонов соответствующей профессиональной культуры, к тому же хорошо «проиллюстрированный» описанием ис­тории становления и развития профессии, эволюцией социального заказа на нее, опи­саны биографии и деяния корифеев дан­ной области деятельности и т.д. Более убедительную картину и систему признаков выделения специальности в самостоятель­ную профес­­сиональную культуру трудно себе представить. Сравните описанный про­цесс со становлением религии как культуры и вы увидите фактически аналогичную картину.

Другое дело, что в отличие от религиозных конфессий, профессиональ­ные куль­туры, как правило (за исключением «силовиков»), не связаны с дей­ствием каких-либо централизованных органов управления ими. Вне зависимо­сти от наличия каких-либо го­сударственных министерств соответствующе­го профиля (управляющих результатами деятельности специалистов, но не их про­фессиональной культурой), происходит более или менее стихийный процесс культурного самоуправления на основе общественного мнения, суждений экспертов и прежде всего корифеев профессии (как например, это происходит у музыкантов или ученых).

СОЦИАЛЬНО-СОСЛОВНЫЕ ТИПЫ КУЛЬТУРЫ. Иссле­дова­ние этого вопроса ведет традицию еще со времен классиков социологии се­ре­дины XIX – первой половины XX вв. (К.Маркса, Г.Спенсера, Э.Дюркгейма, М. и А.Вебе­ров, П.А.Со­­­­­ро­ки­на). В по­следние десятилетия разработкой этого вопроса зани­мались К.Поп­­пер, Т.Пар­сонс, Э.Тоффлер, Э.А.Орлова и др. В научной и публи­цис­ти­че­ской ли­тературе последних десятилетий приходится сталкиваться со все нара­с­та­ю­щим пото­ком новых определений тех или иных соци­аль­ных суб­культур – элитарная, народная, массовая, национальная и т.п. При этом в геомет­ри­чес­кой прогрес­сии воз­растает путаница в вопросах их взаимосоотнесенности. Ра­зумеется, все это многообразие определений разнообразных социальных суб­культур имеет право на существование, но нуждается в каком-то упоря­до­че­нии, разведении по разным типологическим рядам, бази­рующимся на различ­ных основаниях.

Наиболее операциональное основание для типологизации субкультур за­­­­дает методология структурно-функционального анализа. Система социал­ь­ных функций и порож­даемых ими субкультур базируется на объективных по­треб­но­стях общества. (Разумеется, за скобками остаются первобытные обще­ства с их принципиаль­но неразделенными функциями и мифологическим соз­нанием людей, а имеются в виду сообщества эпохи развитых городских цивилизаций с бо­лее или менее раци­о­нальными ми­ро­представлениями). Основываясь на этом, можно выделить, по крайней мере, пять такого рода со­ци­ально-фун­к­ци­ональ­ных субкультур (ча­с­то называемых сос­лов­ными).

Во-первых, это субкультура сельских производителей (крестьянская), ре­­­­­шающая первостепенную задачу обе­с­печения людей продук­та­ми пи­та­ния, адапти­рованная главным образом к эко­ло­гическим усло­ви­ям суще­ство­ва­ния сель­ского насе­ления и сравнительно мало под­вер­жен­ная изме­не­ниям под воздействием различных исторических коллизий жиз­ни эт­но­са. Исто­ри­чески эта субкультура сфор­ми­ровалась в эпоху поздней первобыт­ности (на «варварской» стадии развития) и, не­смот­ря на по­сле­дующие трансформации под вли­я­нием городской культуры, в наиболь­шей мере со­хра­нила этно­гра­фи­ческую куль­тур­ную специфику своего этноса, и поэто­му мы обычно отож­де­ствляем ее с народной.

Во-вторых, это субкультура городских материальных производителей (торгово-ре­ме­­сленная, буржуазная, пролетар­ская и пр.), выполняющая важ­ней­шую фун­к­цию обеспечения об­щества ма­те­риальным инструментарием со­ци­аль­­ной деятельности (оружием, оруди­ями труда, сред­­­ствами связи и транс­по­рта, системами фиксации, хранения и распространения ин­формации, ин­ф­раст­руктурой ос­военных территорий, городами и городской средой, пре­д­­мета­ми бы­та и роскоши и т.п.), вещами и услугами бытового потребления, а также осуществляющая функции обмена и оборота денег. Эта суб­культура адапти­ро­вана, прежде все­го, к по­треблению возрастающего по­тока собственной про­дук­ции и ре­гулиру­ется потребитель­ским спросом, торговлей, модой, научно-тех­ни­че­с­ким и иным про­­грессом, рекламой и пр. Исто­рически она возникла на очень ран­ней стадии разделения труда, с появле­нием первых специа­ли­зи­ру­ю­щих­ся на ремеслен­ном производстве деятелей (гончаров, до­мо­стро­и­те­лей, резчи­ков по кости и камню), бурно развилась с появлением городов и госу­дар­ств, но со­ци­аль­но возобладала, начи­ная с эпохи буржуазных революций и пе­рехода к ин­тенсивному промышленному произ­вод­ству, и ныне называется субкультурой финансово-предпринимательских кругов (в верхушечной части) и ра­бот­ников го­род­ской промышленности, сфер тор­­го­в­ли и обслу­живания (в ни­зовой части).

В-третьих, это субкуль­тура городских интеллектуальных про­из­во­ди­те­лей (научная, кле­ри­каль­ная, интеллигентская, гума­ни­тарная, художест­вен­ная, образователь­ная, информационная), вырабатывающая ра­циональ­ные и образ­но-чувст­вен­ные знания и представления о мире и интеллекту­альные техноло­гии, обес­печи­вающая психологическую адаптацию чело­ве­ка к самому себе, соб­ственной смертности, сложности и многообразию ок­ружающего мира, тем или иным способом систематизирующая эти знания и образы, хранящая и тран­­­­слирующая их следующим поколениям. Исторически эта субкультура во­зникла также на исходе эпохи первобытности в ли­це первых ша­­ма­нов, жре­цов, мудрецов, старейшин и пр. На раннеклас­со­вом этапе она ре­ализо­выва­лась пре­имущественно в формах мифологии и религии, а так­же обслужи­вав­шего их ис­кусства. Появление философии и естественной науки ознаменовало переход к более рациональным методам мироосмысления и мироотражения, современному образованию, информационной культуре и пр. Очень часто имен­­­­но эту суб­культуру называют эли­тарной, что в корне не­верно; это сугубо интеллектуально-информа­ци­онная субкульту­ра, деятели которой, как правило, состо­ят на слу­­­­­­жбе у пра­вящей элиты, но ре­ально к ней не принадлежат.

Собственно элитарная (в-чет­вертых) – это суб­культура про­­­­­­­­­­­­­­­­из­­водителей социального порядка – тех, кому реально при­­­надлежат вла­­ст­­ные полномочия над обществом, право судить и регули­ровать соци­альную жизнь, законно приме­нять вооружен­ное насилие, про­водить вне­ш­нюю и вну­т­реннюю политику, распределять общественное бо­гатство меж­ду теми или ины­­­­­ми социальными сло­ями и т.п. Исторически эли­тарная суб­куль­ту­ра ведет свой род от военно-администра­тивной верхушки вар­­вар­­ских пле­­­мен, ближне­восточных царьков и их армий, «солдатских изб­ранников» – рим­ских импера­торов, феодальной земельной ари­стократии, ры­царства, дво­рянства. Мы при­выкли к тому, что элитар­ная культура является осо­бенно утонченной, эсте­ти­чной и т.п. Это дей­ст­ви­­­тельно характерно для образа жизни ев­ро­пейской ари­сто­кратии античной и пост­ре­нес­сансной эпохи, которая активно привлекала на службу раз­­ночинцев-ин­тел­лек­туалов и даже сама отчасти участвовала в художест­вен­ной жизни (преиму­ще­ственно в литературной). Но мы дол­ж­ны помнить обо всей исто­рии челове­че­ства, а в ней полуграмотные (или совсем не грамотные) воины и их командиры никак не со­став­ляли интеллек­ту­альный цвет на­ций. Да это и не тре­бовалось. Социаль­ные за­дачи элитарной куль­ту­ры все­гда состо­яли в поддер­жании и воспроизводстве существующего порядка (по­ли­ти­ческого, идео­ло­гического, социального и иного). А это с равным успехом осу­ще­ст­вля­ли как «утон­чен­ные» аристо­кра­ты, так и негра­мот­ные ландскнехты.

И, наконец, в-пятых, это суб­куль­тура наруши­те­­лей социального по­ря­д­ка, которую принято на­зывать маргинальной, кри­ми­нальной и т.п. Име­ется в виду не только суб­культура уголовно-лагерных кругов, но в равной мере и мир проституции, наркомании, бомжей, поли­ти­­ческого терроризма, револю­ци­онного и на­ционально-освободительного подполья и прочих про­явлений не­­­­­­­легитим­ных в дан­ном обществе спо­со­бов существования, обо­гащения, зах­вата по­лити­чес­кой власти и пр. Понят­но, что эта субкультура появилась на свет од­­­­новре­мен­но с субкультурой ус­­­та­­но­в­ления порядка и является ее зер­каль­ным отражением. Многие, наверное, предпочли бы называть это явле­ние «контр­культурой» или «ан­ти­куль­турой». Но, увы, по всем показателям и ха­ра­к­­теристикам вид­но, что это вполне «нормальная» субкультура лю­бо­го общес­тва, обладающая не мень­шей упорядоченностью, нормативнос­тью, эти­кой и эстетикой, не­же­ли лю­бая из рассмот­ренных выше социально-функцио­наль­ных субкуль­тур.

Таким образом, социальная стратификация субкультур в суще­ст­вен­ной мере отражает отношения той или иной социальной группы (сословия) с гос­подствующей в обществе системой порядков, совокупность которых и сос­та­вляет его культуру в наиболее широком смысле.

ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА – обыденное выражение, харак­те­ри­зу­ю­щее культуру обществ (или их локальных сегментов), не прошедших или от­стающих в процессах индустриальной модернизации. Понятие традиционная культура не является общепринятой научной категорией с четко выраженными атрибутивными границами и поэтому никогда не изучалось в теоретическом аспекте в качестве специального феномена. К традиционной культуре принято относить общества позднепервобытного и аграрного уровней развития, но эти феномены обычно изучаются раздельно, а выражение «традиционная культура» чаще используется в публицистическом контексте. Так или иначе, под этим словосочетанием имеются в виду все общества доиндустриальной стадии развития или архаические проявления, встречающиеся в культурах и более развитых обществ.

В принципе элементы традиционной культуры присутствуют в культурных комплексах любых, даже наиболее развитых культур (язык, рели­гия, ментальности, на­ци­ональные традиции, нравы и обычаи, памятники истории и культуры, исторически сложившиеся ценност­ные предпочтения и т.п.). Точно так же в комплекс традиционной культуры могут быть интегрированы и отдель­ные элементы прогрессирующей цивилизации (самое современное оружие, средства СМИ, отдельные высокодоходные отрасли экономики и пр.), что мало отражается на общей традиционности данного общества в целом (классические примеры: Иран и Саудовская Аравия). Поэтому традиционной обычно называют ту культуру, в которой архаичные традиции общественного уклада и образа жизни доминиру­ют над совре­менными, модернизированными, характерными для индустриального или постиндустриального общества культурными чертами.

В числе наиболее характерных признаков традиционной культуры могут быть перечислены:

- преобладание экстенсивных технологий материального, социального и интеллектуального производства (за исключением отдельных областей – военной, нефтедобывающей);

- низкий уровень развития современной науки, образования и наукоемких сфер деятельности;

- низкий уровень разделения труда и дифференциации в спе­циа­ли­за­циях;

- большой процент иностранных специалистов, замещающих отсутству­ю­щие национальные квалифицированные кадры;

- преобладание традиций и обычаев как основных механизмов социальной регуляции, соци­ализации и транс­ля­ции социального опыта;

- отсутствие или формальная имитация основных институтов современ­ного гражданского общества, сохранение выраженных сословных, кон­фес­сио­нальных или этнических ограничений;

- преобладание авторитета исторической укорененности над культом инноватики и креатива почти во всех сферах социальной прак­тики;

- преимущественно патриархальный семейный уклад и образ жизни населения;

- преобладание коллективистских форм сознания и поведения над пер­сонально-личностными;

- отсутствие гражданской­ свободы личности, честной конкуренции, приоритета знания над статусом и пр.

Наиболее сложную картину представляют общества, находящиеся в про­цессе модернизации, где элементы индустриальной культуры (сосредоточенные преимущественно в крупных городах с наиболее современным произ­вод­ством) соседствуют с традиционной культурой, доминирующей в сельс­кой местности, небольших городах, среди малообразованного населения и этничес­ких меньшинств. Характерными примерами таких обществ могут служить Индия, где уровень политической демократии не уступает западноевропейскому, но подавляющая часть населения неграмотна и живет по законам традиционной культуры; и Китай, где население крупных городов в куль­турном отношении готово к модернизационным процессам, но отсутствуют политические условия для их проведения. По своему специфична ситу­ация в России, где уже сделаны значительные шаги в сторону политической и экономической модернизации, но значительная часть даже хорошо об­ра­зо­ванного населения психологически не готово к модернизационному рывку и откровенно саботирует лю­бые шаги в этом направлении.

Впрочем, в любом, даже самом развитом обществе всегда наличествует часть населения (постоянно пополняемая иммигрантами), которая активно поль­зуется всеми благами, предоставляемыми развитыми странами, но живет по установкам культуры традиционной.

По всей видимости, эта культура по определению неустранима, и речь может идти только о мас­штабах ее распространения или локализации.

МАССОВАЯ КУЛЬТУРА – своеобразный феномен социальной диф­­ференциации современной культуры. Хотя функциональные и формаль­ные ана­логи явлений массовой культуры встречаются в истории, начиная с древнейших циви­лизаций, под­линная массовая культура зарождается только в Новое время в ходе про­цессов индустриализации и урбанизации, трансформации сословных обществ в национальные, становления всеобщей грамотности населения, дегра­дации многих форм традиционной обыденной культуры аграрного типа, развития технических средств тиражирования и трансляции информации и т.п. Особое место в жизни современных обществ массовая куль­­­тура заняла в результате процессов соци­о­культурной модернизации вто­рой половины XX в. и перехода от индустриаль­но­го к постиндуст­риаль­ному (информационному) этапу технологического раз­вития.

Феномен массовой культуры начал изучаться еще с конца XIX в., однако, как чисто социальное последствие бурной урбанизации: факт появления мно­го­миллионных армий, электоратов, массовых политических партий и дви­­­­же­ний, СМИ и т.п. В XX в. основным предметом исследования стала пси­хо­логия то­л­пы (Х.Ортега-и-Гассет, С.Московичи и др.). Этому вопросу уделяли внимание и исследователи проблем массовой коммуникации (М.Мак­люэн, Ю.Хабермас, Н.Луман). Собственно культурологическое изучение феномена массовой культуры пока что имеет фрагментарный характер и ведется преиму­щественно в рамках общих исследований современного постиндус­т­риального общества (Э.Тоффлер, Д.Белл и др.). В России этим вопросом занимаются К.Э. Разлогов, Е.Н.Шапинская и некоторые другие.






ТОП 5 статей:
Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем...
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ - На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона...
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях - Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента...
Схема построения базисных индексов - Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) - относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления...
Тема 11. Международное космическое право - Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию...



©2015- 2022 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.